Главная > Проза > Кадры решают всё

Кадры решают всё


12 июля 2019. Разместил: Редактор
КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ
«Кадры решают все!» - эти слова, сказанные Сталиным в пору индустриализации, верны во все времена, как бы ни относиться к «вождю всех времен и народов». Судите сами:

1.
Как-то в конце 70-х поехал я проведать отца, который жил в сельском районном центре вблизи Азовского моря. Каждое утро мы отправлялись автобусом в Мариуполь, доезжали троллейбусом до привокзального пляжа, где до самого полудня предавались волнам и солнцу. Потом посещали диетическую столовую и отправлялись домой все тем же автобусом. Надо сказать, что путь от автобусной станции до отцовского дома пролегал через самый центр поселка, мимо типового административного здания, в котором в ту пору располагался райком партии, райисполком и райком комсомола. Как-то раз, проходя мимо этого самого здания, мы буквально столкнулись с первым секретарем райкома, поджидавшим машину, чтобы ехать куда-то. Пользуясь, случаем, отец поспешил представить меня главному районному начальству.
После обычных в таких случаях любезностей, первый коммунист района спросил меня:
- Ты, кажется, работаешь на оборонном предприятии?
- Да, ведущим конструктором!
- Сделай милость, помоги. Понимаешь, у нас авария случилась в одном рыбацком хозяйстве. Током там рабочего долбануло. Слава Богу, что не убило! Но, теперь он электричества, как огня боится.
- Помоги, а. Я тебе машину дам. Заодно и скупаешься. Там вода, знаешь какая?! Чистая! Просто парное молоко, да и только! Не то, что в Мариуполе.
Последний довод показался мне убедительным, и я согласился.
На следующее утро, мы с отцом уже мчались в видавшем виды газике навстречу тому самому рыбхозу, в котором с нетерпением ожидал нас чудом оставшийся в живых рабочий.
Минут через сорок мы уже въезжали на территорию рыбхоза, расположенного на песчаном берегу моря. У самых ворот нас радостно встречал здоровенный детина, с забинтованной по локоть правой рукой. Он-то, как выяснилось, был тут и за директора, и за главного инженера, и за рабочего.
Поначалу я не мог понять объяснений пострадавшего. Думал, что он попросту шутит. Настолько они граничили с пещерным невежеством. Оказалось, что этот самый детина, который сам себе и начальник, и исполнитель, изобрел новый метод включения электродвигателя насоса, откачивающего воду из градирни холодильной машины. После того, как катушка электромагнитного пускателя перегорела и перестала срабатывать от нажатия пусковой кнопки, этот новоявленный кулибин, наловчился включать насос при помощи швабры, удивительнейшим образом используя ее в качестве распора между стеной помещения электрощитовой и контактами вышедшего из строя пускателя.
Поразившись такому решению, я спросил бедолагу, как долго он пользует, таким образом, уважаемую швабру, и получил ответ: года три - четыре.
Походив вокруг и рассмотрев свежие потеки от дождя на стенах электрощитовой, я попросил жертву технического невежества рассказать о том, как часто идут дожди в этой местности.
Его ответ уже не удивил меня.
- Да, почитай года три – четыре было сухо, а вот в этом году распогодилось к дождям».
Его ответ убедил меня в правоте моей догадки.
В сухую погоду и ручка швабры оставалась сухой. А когда пошли дожди, она намокла. И после того, как этот специалист «золотые» руки попытался привычным движением включить насос, получилось короткое замыкание и кулибина, что называется, долбануло.
К его и своей радости, тут же в каком-то рабочем хламе, валявшемся в углу электрощитовой, я отыскал новехонькую катушку пускателя. Через пятнадцать минут насос уже включался и выключался, как ему и было положено - кнопками «Пуск» и «Стоп».
А еще через пару-тройку часов, сидя у первого секретаря райкома, я рассказывал ему о коварной судьбе рыбхозовского передовика.
- Слушай! – прервал меня секретарь, - а ты часом не знаешь, чем промывают отопительные батареи?
- Понимаешь, мой председатель райисполкома совсем меня замучил. Есть у нас в поселке больница. Так там, сам понимаешь, отопительные батареи стоят и своя котельная. Так вот он повадился каждый год их менять, чтоб засора не было. Парень он, понимаешь, хороший, но по образованию - учитель. Что с него возьмешь, историю преподавал, директором годик посидел - вот и выдвинули!
Устав перебирать вслух все способы промывки отопительных батарей, я посоветовал ему купить «Справочник энергетика», который видел в книжном магазине поселка и не заниматься изобретательством велосипедов.
- Послушай! – воскликнул секретарь, - Иди ко мне председателем. Я тебе 180 рублей платить буду! Будешь, почти, как я получать.
И он еще долго убеждал меня в прелестях районной жизни, а мне было неловко сказать ему о том, что я и так уже получаю зарплату, которую со всеми другими выплатами, дай Бог ему иметь такую же.
2.
Помнится, в лаборатории, в которой я начинал когда-то трудиться рабочим, был электрослесарь, что называется от Бога. Любую работу мог выполнить с блеском, хоть мотор перемотать, хоть телевизор с холодильником починить. А то, бывало, и часами не гнушался. Ходили! Звали его, дай Бог памяти, толи Сашкой, толи Володькой. Молодой еще был, но хваткий. Мимо такого ни одна женщина не пройдет. Вмиг окрутит! Вот и поженили. Как водится во время шефских выездов в колхоз. Там грядки пропалывали, там и познакомились. И девица подобралась под стать ему – работящая, А тут еще они в одной общаге жили. Только на разных этажах. Сами понимаете, общежитие смешанное, хотя были комнаты и для семейных. Но мало, две или три. Месяца через два и им помогли. Да и как не помочь – когда пополнение не за горами. Но все ж общага есть общага. Помыкались они после рождения ребенка, помыкались, да и подались в образцово-показательное село, при птицефабрике. Было у нас такое. Сам видел. Жили – не хуже чем в городе. Хочешь однокомнатную квартиру? Пожалуйста! Хочешь двухкомнатную? Будьте добры! А нет, забирайте коттедж в двух уровнях с приусадебным участком.
Но они жировать не стали, взяли двухкомнатную. И зажили себе. Жилье есть! Зарплата хорошая! Чего ж не жить?
Ну, и мы за них порадовались. Да, только недолго. Через полгодика поползли слухи о том, что они собираются возвращаться - в ту самую общагу.
Что случилось? Почему? – никто ничего не знал, пока этот толи Сашка, толи Володька не пришел к нам в мастерскую и сам не раскрыл загадку своего возвращения.
А на поверку все вышло очень просто. Мастер он был и впрямь «золотые руки». Техника новая, заграничная. Кругом семисторы, полупроводники, диоды, триоды. Но, для нашего мастера – все нипочем. Все отладит, все запустит. Автоматика крутится, куры растут. Начальство такого мастера пуще прежнего ценит. А тут еще и приварок – тому телевизор почини, тому холодильник, а то и часы с фотоаппаратом. Да что там часы? Магнитофон на раз плюнуть! А у нас сами знаете как. Починку обмыть надо. Вот и пошло-поехало. А тут и завистники встрепенулись. Сашка закирял, Володька накуралесил!
Поглядела, поглядела на это дело жена толи Сашки, толи Володьки, да и говорит ему:
- Давай–ка, мил друг, собирай вещички, да поедем назад в общагу. А не хочешь? Живи здесь один, без меня. Ешь, пей, похмеляйся себе на здоровье.
Так и уехали.
3.
В самый разгар перестройки вызывает меня главный инженер.
- Просьба к тебе, Юрий Алексеевич! Тут недалеко наши ребята затеяли кооператив. Ну, там рамы, двери, мебелишка какая-то. Купили агрегат для наклейки шпона, а он возьми и сгори. Теперь не знают, как рассчитать спираль нагревательного элемента. Вспучивается шпон, зараза!
Помочь – дело не хитрое. Только не знаю, смогу ли! Давно этим делом не занимался. Все у кульмана с карандашом стоять приходится.
В кооперативе, к своему удивлению, я встретил немало знакомых ребят, которых трудно было заподозрить в глубокой приверженности к столярному делу. Но, кто в те времена не занимался тем, в чем не понимал, ни бельмеса? Платили бы деньги, и ладно!
Хмурый бригадир сунул мне в руки витую нагревательную спираль из нихромовой проволоки.
- Вот, достала уже! И укорачивали, и удлиняли! Ничего не помогает! Вставишь ее в гнездо металлического стола агрегата, прижмешь этим самым столом заготовку с наложенным на нее шпоном, включишь: под спиралью обугливается, в других местах вздувается. А шпон-то дорогущий, из ореха.
Поглядел я, помороковал над спиралью – что-то здесь не то. Все вроде бы правильно делают, а результат один и тот же! Горит, зараза!
Тут уже и ребята на меня с ухмылкой глядят: «Тоже мне, специалиста прислали!» Тычут меня в буквальном смысле мордой о стол. Может быть, отверстие под спираль рассверлить, да диаметр ее увеличить?
А как про это самое отверстие начали говорить, да в ейную физиономию тыкать, тут меня и осенило. Теперь моя очередь пришла над ними потешаться.
- Ну, что, ханурики, ракеты с самолетами конструируете, а тумбочку сварганить не можете?
- Это какой-такой элемент у вас?! – кричу я на них и потрясаю спиралью.
- Какой, какой? Нагревательный!
- А агрегат у вас, какой?
- И агрегат нагревательный!
- Эх вы, лапотники! То-то и дело, что не нагревательный, а индукционный! И не спираль в эту дырку совать надо, а обычный электропровод. Греться должна не спираль, а стол. Что-нибудь про сердечник в электрическом поле из физики помните? Потому стол этот такой гладкий и широкий, чтобы нагревать деталь равномерно, по всей поверхности. А провод, ему что? Он-то как раз греться и не должен.
Вскорости мы запустили этот агрегат, но дело все одно не пошло. Не те мастера оказались.


Вернуться назад