Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Сами с усами Проза |
Елена Журавская 

Сами с усами

Сказать, что я намерено ищу приключения на свою распрекрасную… голову, так нет. Они почему-то сами на нее сваливаются, причем оттуда, где им вообще делать нечего.
Ну вот какое приключение может таиться в почтовом ящике? Правда не в моем, в соседском… Но я ж не виновата, что это письмо так некрасиво торчало из прорези, что мне захотелось аккуратненько вложить его в почтовый ящик, для чего, конечно же, пришлось его вначале вынуть. А на адрес я взглянула машинально.
Взглянула… и застыла в оцепенении. Вместо адреса отправителя было написано по-английски: «Wait for me. I am coming. Your death», что означало: «Жди меня. Я иду. Твоя смерть», причем, все это было набрано на компьютере, как и адрес получателя.
По штампу я определила, что письмо пришло 4 дня назад. В квартире №19 прямо надо мной на пятом этаже жил бывший майор в отставке по имени Павел Игнатьевич. Почту он мог не взять только по причине своего отсутствия.
Я простояла еще минут 5, тупо уставившись на более, чем странное послание, пытаясь найти разумное толкование, но мозги как-то слиплись в кучку, и просвет не мерцал.
Но тут хлопнула входная дверь, и я в мгновение ока вознеслась на свой четвертый этаж с пресловутым письмом в руке. Когда уже открывала свою дверь, услышала, что, этажом ниже остановился лифт. Оказавшись в своей квартире и запершись на все замки, приложила ухо к двери. Тишина.
Ну вот скажите, оно мне надо? Мне что ли больше делать нечего, как с шести до восьми вечера мерить комнату шагами с перерывами на кофе и сигарету и прощупывать конверт, пытаясь обнаружить в нем 5 зернышек апельсина.
Ладно, решила я, спущусь к соседу, отдам письмо, (скажу, что по ошибке в мой ящик попало), а заодно и выясню, что к чему.

- Я на минутку! – Мой возглас вызвал улыбку у Павла Игнатьевича, и он широким жестом пригласил меня войти.
- Никто не будет Вас задерживать, вот только чайком побалуемся.
С майором в отставке мы были в добрососедских отношениях, и я частенько к нему заглядывала: поболтать, чайку попить, в библиотеке порыться, угостить своими кулинарными шедеврами. Человеком он был безобидным, приветливым, да к тому же, одиноким.
Действительно, подумала я, поглаживая конверт в кармане халата. Надо зайти. Не в коридоре же мне допрос с пристрастием устраивать.
Я прошла в зал и чинно уселась за стол. Сосед хлопотал на кухне.
Внезапно раздался резкий звонок в дверь, а потом еще и еще.
Меня, как ветром, сдуло. Причем сдуло конкретно. В шкаф-купе, в котором могло поместиться еще трое таких, как я. Из коридора доносились грубые голоса, шум, возня, а потом все стихло.
Я поторчала в шкафу еще минут 10, но любопытство просто пожирало и, высунув в створку вначале нос, а потом и все остальные части тела, я медленными шажками направилась в коридор.
Меня слегка потряхивало, потому что по законам жанра, там меня должен был ждать труп, но такового не оказалось. В коридоре никого не было… Вообще никого. И судя по одиноко висевшей на вешалке ветровке и стоящим на полке паре туфель и паре кроссовок, Павла Игнатьевича умыкнули в том, в чем он был: в синем спортивном костюме и мягких домашних тапочках.
Мысль о том, что сюда могут вернуться мне в голову не пришла, что спасло меня от нервного пожизненного паралича и полной потери разума от всеобъемлющего страха.
Я довольно спокойно констатировала тот факт, что дверь была прихлопнута, но не заперта, хладнокровно взяла с гвоздика в коридоре ключи и, заперев дверь, поднялась к себе.
Чашка горячего кофе и две сигареты подряд вернули мне способность мыслить логически.
Итак, что мы имеем.
Первое. Письмо с необычным адресом. Но это понятно. Просто убить мало. Надо, чтобы перед этим еще от страха помучился.

Второе. А собственно и все. Кто? Зачем? Почему не убили, а похитили? Может, хотели какую информацию вытрясти? А дома опасно – вдруг, кто из сослуживцев в гости вздумает прийти. Зачем лишняя морока? Ну, с этим вроде понятно. Непонятно, кому мой добрый сосед дорогу перешел.
А собственно, почему я до сих пор письмо не распечатала? Это же во благо делу. Так, сейчас мы все узнаем!
А ни фига! В письме оказалось распечатанная на принтере фотография. Какой-то мальчуган, лет 8-9-ти, босоногий, в затрапезных шортах, грязной майке, явно не русский, в лице просматривалось что-то восточное. Запечатлен на фоне какого-то строения - не то сарая, не то летней кухни. По всей видимости, это какое-то село и снимок сделан довольно давно.
Ничего это мне не дало. Что это за пацан? Какое отношение он имеет к бывшему военному? Зачем ему прислали это фото и кто?
Ага. Бывший военный. Что я о нем знаю? Да практически ничего. Ну, воевал в Афгане и еще где-то на Ближнем Востоке. Мы о таких вещах не разговаривали.
А может их отряд совершал акцию, как это у них там называлось – зачистку? и его команда расстреляла всех жителей села, в том числе и родителей этого мальчугана? А теперь он вырос и решил отомстить? А что, эта версия мне показалась вполне реальной.
Вопрос в том, что делать дальше? С момента похищения прошло не более 40 минут, а у меня ни в одном глазу.
Наверное, надо осмотреть квартиру. Вдруг там есть что-то, что натолкнет меня на мысль. Ничтоже сумяшеся, я схватила ключ и мобильный и поскакала вверх по ступенькам.
Скакать пришлось очень осторожно, потому что в подъезде было темно в связи с постоянным выкручиванием лампочек, а лестничный пролет слабо освещался уличным светом из окошек в подъезде.
Я уже вставила ключ в замочную скважину, как услышала шум поднимающегося лифта. Седьмым чувством я поняла, что не одинока в своих намерениях. Времени у меня было – молниеносно выдернуть ключ, метнуться на свой этаж и спрятаться в проеме за мусоропроводом, где, как я помнила, стояла огромная плетеная корзина, куда жильцы сбрасывали строительный мусор.
Почему я спокойно не открыла свою дверь и не вошла в квартиру – это не ко мне. Это к моим инстинктам. И потом, из квартиры я вряд ли бы что-нибудь услышала.
Не раздумывая ни секунды, я высыпала содержимое на пол и, опустившись на корточки, надела эту корзину на себя, полностью под ней уместившись. Все эти манипуляции отняли секунд 7-8, как раз, чтобы успеть к тому моменту, как из лифта вышли трое. Это я поняла по количеству разных голосов, которые матерились возле запертой двери.
- Будем дверь выбивать или замок вскрывать? – голос был почти в ярости.
- Как эта клятая дверь вообще оказалась запертой? – второй голос звучал недоуменно. – Я точно помню, что она не захлопывалась, я ее аккуратно прикрыл.
- Не о том базарим, чуваки, держи отмычки, Клык , - третий голос не скрывал нетерпения и раздражения.
Знаете, о чем я молилась в тот момент? Чтобы у меня не зазвонил мобильный телефон. И он, конечно же, зазвонил! Кто б сомневался.
От ужаса у меня помутилось в голове, и ума хватило только на то, чтобы высунуть руку и катнуть аппарат к противоположной квартире, где он громко и благозвучно продолжал петь голосом Патриции Каас.
Через секунду я услышала нецензурную брань и топот нескольких сбегавших по ступенькам ног.
-Смотрите, вот он телефон! – Это недоуменный голос. – Наверное, обронили нечаянно. Что будем делать?
- В карман себе положи. Потом разберемся, - приказал раздраженный голос. - И пошли уже. Времени мало.
Все трое поднялись наверх. А я молилась, чтобы они поскорее закончили, потому что я не йог, столько времени на корточках сидеть.
Но не тут-то было.
- Что-то мне все это не нравится. Пойду-ка я еще раз все внимательно осмотрю, - из-за полуобморочного состояния я не сумела определить характер голоса.
Я вся сжалась в комок и хотела только одного – превратиться в маленькую мышку, но моим мечтам сбыться было не суждено. Я почувствовала, как с меня медленно снимают мою «шапку-невидимку».
Перед моими глазами едва различимые были видны две ноги в старых кроссовках. Не ведая, что творя, я протянула руки и изо всех сил, схватившись за обе лодыжки, дернула ноги на себя.
Естественно, их обладатель не удержался и хряпнулся на пол вначале задницей, а потом еще и откинувшейся головой.
Форы у меня было секунд 5-6, пока до взломщиков должно будет дойти, что случилось и они бросятся в погоню.
По перилам я съезжала бесшумно и молниеносно. Когда я докатилась до первого этажа и бросилась к входной двери, между нами было пролета полтора-два.
Но я не так глупа, как кажусь в профиль. То, что на улице меня схватят, не успею я и глазом моргнуть, я сообразила, еще когда по перилам скатывалась. А сделать вид, что я ничья тетечка и просто прогуливаюсь медленным шагом, так для этого домашний халат и тапочки никак не годились, я уже не говорю о присыпанных известкой волосах, в которых застряли крошки от пенопласта и другой мусор.
Что делать я поняла уже между третьим и вторым этажом.
Напротив входной двери прямо в подъезде у нас подвал. И уже месяц я возмущалась, что дверь его открыта и все хотела к слесарям пойти, чтоб они ее закрыли. А вдруг там живет крыса и ей захочется выйти?
Днем дверь заперта не была. Поэтому я, громко хлопнув входной дверью, юркнула за подвальную дверь и закрыла задвижку. Через пару секунд услышала, как громко хлопнула входная дверь
Фонаря у меня не было. Телефона с подсветкой тоже. Зато в кармане я всегда держу сигареты и зажигалку.
Вспыхнул огонек и осветил лестницу, ведущую вниз. Но мне туда не надо. Мне и здесь хорошо. Я и тут покурю. Будем надеяться, что крысы не курят и на сигаретный запах не прибегут. Не то я за себя не ручаюсь. От моего визга смогут рухнуть стены и меня возьмут тепленькой.
Я бы еще постояла, но сигареты закончились, и голова жутко чесалась. «Лучше быть убитой, чем ходить с мусором в голове», – здраво рассудила я и отодвинула задвижку. Прислушалась. Все тихо. Вышла. Медленно и почти беззвучно поднялась на свой этаж. Зашла в квартиру. Душ. Кофе. Сигарета.
На четыре карточки разных операторов у меня два телефона. Закадычная подруга забита в обоих.
- Светка-а-а… - замогильным голосом произнесла я.
- Уже лечу!
С такими интонациями я разговариваю не каждый день, и они послужили сигналом к быстрому реагированию.
Обычно Светуська приезжает с тортиком и шампанским, но в этот раз в пакете оказалась бутылка коньяка, лимон и конфеты с ликером.
Рассказ занял минут 15. Бутылка за это время опорожнилась наполовину. Конфет тоже значительно поубавилось. Лимон остался невостребованным.
- Ну и? - Светкин лексический запас расширился на одну букву. «И».
- Что ну, думать надо.
- Я придумала, - Светка почесала переносицу. – Нужно в милицию пойти и все им рассказать.
- Ага. Не я ли это так быстро бегу? Совсем рехнулась. Я про нашу милицию не понаслышке знаю! Я телесериалы смотрю! Туда только полоумные вроде тебя обращаются. Они вначале нас на смех поднимут, потом похищение пришьют и еще пару не раскрытых убийств повесят. Так что думай в другом направлении.
- Собака!- спустя какое-то время воскликнула Светка.
- Что? Кто собака? Я собака? – моему возмущению не было предела.
- Причем здесь ты! – подруга покрутила пальцем у виска. - Надо у кого-нибудь одолжить служебную собаку, дать ей понюхать носок твоего майора и пусть она возьмет след.
Я задумалась
- Видишь ли, Света, если его похитили, то наверняка у дома ждала машина, и его туда запихнули и увезли. Я не знаю, возьмет ли собака след.
- Так узнай.
- У кого?
- В интернете. Он все знает.
- Интересно, как ты себе представляешь формулировку вопроса? Любой уважающий себя интернет меня просто пошлет. Нет, я лучше позвоню одному своему знакомцу. Он умный, почти как интернет и привык к моим неожиданным вопросам.
- А скажи мне, Вова, - пропела я и тут же поправилась. – Володя. (Приятель терпеть ненавидел, когда его называли Вова). – А если человека погрузить в багажник машины и отвезти в неизвестном направлении, собака возьмет след?
На том конце провода задумались. Наверное, Вован пытался понять, куда я опять вляпалась, но ответил в свойственной ему манере, когда непонятно, или он прикалывается или серьезно.
- Так вот. След она возьмет. Но только в том случае, если терпилу будут совать в багажник при ней, а ехать потом медленно, чтобы она за ними поспевала. Иначе – нет.
- Спасибо. Ты мне очень помог. – Я обиженно бросила трубку.
- Собака отпадает. – Передавать содержание разговора не было желания. - Давай думать дальше.
Минут пять усиленно думали.
- Так значит твой мобильный у них? – неожиданно подала голос подруга.
- Ну да, – подтвердила я.
- Значит, они могут вычислить владельца, – глубокомысленно заметила эта мисс Марпл.
- Могут, - опять согласилась я.
- И могут установить его адрес.
Мы обалдело уставились друг на друга и, не говоря ни слова, бросились к двери, схватив по дороге сумки. Очутившись на лестничной клетке, метнулись к лифту, но его уже кто-то вызвал. Мы наперегонки, перепрыгивая через две ступеньки, поскакали наверх.
Лифт остановился на четвертом этаже. Кто б сомневался? Мы к тому моменту доскакали до шестого и замерли. Снизу раздалась приятная мелодия. «Элизе». Бетховен. Это пел мой дверной звонок.
Позвонили раз пять, а потом начали колотить кулаками и ногами.
В этот момент Светка подошла к лифту и нажала кнопку вызова. Мои глаза округлились до неприличия. Что она себе надумала?
- Поставь мобильник на вибратор и жди звонка, - с этими словами, произнесенными едва слышно, подружка скрылась за затворяющимися дверцами лифта. Я осталась стоять с открытым ртом.
На автомате выполнила ее просьбу. Крепко зажала телефон в руке и прислушалась. Колотить в дверь перестали. Вызвали лифт. Вроде уехали.
Минут через 10 ощутила вибрацию в руке. Нажала кнопку, прижала телефон к уху.
- Спускайся,- зазвенел жизнерадостный голос этой сумасшедшей. – Прыгай в такси. Оно у подъезда.
Моему удивлению не было предела. Такого я от Светки не ожидала. Она превзошла саму себя по части смекалки и прыти.
Такси погнало по направлению к ее дому.
- Я тут подумала, – (это уже у нее на кухне, под бокал вина), стала она объяснять свое поведение, что меня-то они не знают, а я подсмотрю, кто да что.
Выхожу. Смотрю – тачка возле подъезда. Отошла. Номер в мобильный переписала. А тут двое вывалились из твоего подъезда, быстро погрузились и уехали. Точно твои знакомцы.
- И ты решила, что дома мне оставаться опасно, а у тебя как у бога за пазухой?
- Ну да.
- Конгениально! Ты моя спасительница!
Спасительница зарделась от удовольствия и налила по полной. Закусили дольками апельсина.
- Ну а дальше-то что? – Светуська вопросительно уставилась на меня.
- Без помощи не обойтись. - Зависшее молчание.
- Без чьей?
- Да вот думаю, придется первому бывшему звонить. Колоться по полной. Все-таки эсбэушник, хоть и дрянь редкая.
- Давай не будем думать об этом сегодня. Давай подумаем об этом завтра.
- А Павел Игнатьевич? Ему же наверняка срочная помощь нужна. Может, его где в подвале держат. Ты об этом подумала, Скарлетт, блин!
- Ну, тогда звони.

- Что случилось, дорогая? – до чего же противный голос. Как я могла выйти за него замуж?
- Ты не поверишь, но мне нужно с тобой встретиться. Сегодня, не смотря на поздний час. Ты можешь приехать к Светке? Адрес помнишь?
- Я все помню, дорогая. Чайник ставьте.
Спустя 20 минут дверной звонок оповестил нас о том, что ЧеКа не дремлет.
Слушал меня бывший благоверный, слегка прищурившись и опустив подбородок на скрещенные пальцы рук, что свидетельствовало о крайней степени внимания.
Когда я закончила, он еще минуты две помолчал и попросил долить кипяточку.
- Вот если бы кто другой рассказал, не поверил бы, а с тебя станется. Номер машины продиктуй, – обратился он к Свете. – Письмо!- это ко мне.
Я сунула руку в карман и, выудив оттуда письмо, протянула служителю закона.
Боже ж мой! Только сейчас до меня дошло, что на мне - домашний халат. Я оглядела себя с ног до головы и жалобно скривилась. Светка хихикнула и легкомысленно махнула рукой, что означало, что шматьем она меня обеспечит.

- Надеюсь, ты будешь держать нас в курсе, твердо заявила я. – Это моя тема.
- Надеюсь, до моего звонка ты не станешь брать приступом бандитское гнездо, а затем гоняться за теми, кто останется в живых.
- Очень смешно, - фыркнула я. – Вообще до твоего звонка из дома не выйду.
- Ой ли? Кто б это говорил. Но все же уповаю на твое благоразумие. Живой ты мне нравишься больше.
Сотрудник секретных служб поправил неизменный галстук и чинно откланялся.


Судя по тому, как Светка напряженно изучала потолок, она усиленно думала.
Интересно, что за мысли роятся в ее хорошенькой головке? Направление потока ее сознания я представить себе не могла. Неожиданно она подошла к встроенному шкафу и широким жестом его распахнула.
- Ты предлагаешь мне какое-то время пожить в шкафу? – честно говоря, меня такая перспектива не очень устраивала.
- Я предлагаю тебе выбрать прикид на вечернее время, с учетом, что ночи стали прохладнее. – Она удивила меня во второй раз.
- А ничего, что уже двенадцатый час ночи?
- Самое время! – Искательница приключений не только на свою, но и на мою голову довольно потерла руки. – Ну чего ты стоишь? У меня там полно вещей, которые я еще ни разу не надевала.
Вряд ли на этом свете есть женщина, которая откажет себе в удовольствии покрутиться перед зеркалом в новых обновках.
Пока я занималась любимым женским делом, Светуська с кем-то говорила по мобильнику в кухне, а потом принялась делать себе лицо, предложив и мне заняться тем же. Кто ж откажется? Косметика у нее что надо! А зачем все это, я и так скоро узнаю.
Где-то после второй чашки кофе и третьей сигареты раздался звонок в дверь, и хозяйка поспешила впустить ночного гостя.
- Знакомьтесь. Это мой бойфрэнд Руслан, а это моя лучшая подруга Наталья.
Я протянула руку парню лет тридцати, вполне привлекательного, стильно одетого и с осмысленным выражением лица. Но главное было то, что на мою подругу он взирал с немым обожанием.
- Знаешь, Натусь, я тут подумала, что пока твой эсбэушник отдуплится, Павел Игнатьевич может дуба врезать. Мы себе такое позволить не можем. Правда же?
- Ну и? - похоже, мы со Светкой поменялись словарным запасом.
- Русик в курсе, извини, но пришлось все ему рассказать. Без подробностей, конечно, - добавила она, увидев, как я недовольно на нее зыркнула.
- И? – других букв в богатом и могучем русском языке для меня в тот момент не существовало.
- У Руслана машина с тонированными стеклами. Наверняка твои преследователи тебя будут круглосуточно караулить. Мы сейчас подъедем к твоему дому и сами установим за ними слежку. И на соседа твоего они нас сами и выведут.
- Ты что в последнее время читала? – с подозрением задала я вопрос горе-сыщице.
- Я только рецепты молодости и красоты читаю, ты ж знаешь, я сериалы про ментовские войны смотрю.
- А…сериалы… Это в корне меняет дело! – Хотя в словах этой ненормальной авантюристки был резон. А собственно, почему нет! Уже больше двух часов адреналин не выделялся. Да и прикид я себе подобрала очень даже!
- Поехали, - решительно выпалила я, и мы дружно двинулись к выходу.

- Ну, что я говорила! - в крайнем возбуждении заорала Светка, когда мы практически бесшумно подъехали к моему дому. – Это же та самая тачка. Я номер наизусть выучила!
Действительно, чуть ли не впритык к моему подъезду стояла иномарка бутылочного цвета, насколько этот окрас можно было определить при свете уличного фонаря.
- Знаете, девчонки, что я думаю, – подал голос Руслан. - Я думаю, что ваши бандюки еще немножко постоят, подождут, оставят кого-нибудь на стреме, а сами поедут наведать вашего полковника.
- Майора, – поправила я
- Тем более, - отозвался Руслан.
И он оказался прав.
Спустя полчаса из машины вышел один из пассажиров и, усевшись, на лавочку возле подъезда, закурил. Авто стало медленно выруливать со двора. Мы по всем правилам конспирации двинули за ним.
Проехав несколько кварталов, иномарка подрулила к какому-то строению, явно предназначавшемуся под снос.
Мы остановились метрах в тридцати от преследуемого объекта и увидели, как оттуда вышли двое.
- Сидеть и не рыпаться, - приказал наш мужчина. – Я сам прослежу.
Мы послушно сидели в машине на заднем сидении и аккуратно выдыхали дым в чуть приоткрытые окна.
Руслан вернулся минут через 15. Еще через 10 минут двое парней бандитского вида сели в свое авто и укатили.
Светкин бойфрэнд, который с каждой минутой нравился мне все больше, повернулся к нам.
- Насколько я просек ситуацию, вашего Павла Игнатьевича держат в подвале этого строения. Я видел, как эти два друга снимали навесной замок с подвальной двери, а потом исчезли в ее проеме.
Мы со Светкой одномоментно вылетели из разных сторон машины и припустили к старому дому. Прямо Чип и Дэйл спешат на помощь. Руслан с монтировкой едва поспевал за нами.
Навесной замок для умелых рук, вооруженных орудием пролетариата – плевое дело.
Через минуту мы уже сбегали вниз по лестнице, освещая себе путь фонарем. Какой же Русланчик предусмотрительный! Моя душенька не уставала радоваться за подружку.
Бывший майор в отставке являл собой вид весьма плачевный. Левая рука прикована к трубе – все по законам жанра, лицо в крови, правый глаз заплыл и весь он был мокрый.
Видимо его избивали, пока он не отключился, а потом окатили водой. Увидев, что пришел в себя, свалили. Куда? Надолго ли?
Но было не до вопросов – нужно было торопиться. Да к тому же, видимо, от изумления Павел Игнатьевич потерял дар речи, потому как, пока Руслан возился с наручниками, не промолвил ни слова. Надеюсь, что язык ему не отрезали.
Окончательно в себя он пришел, когда уже сидел в машине. Говорить ему было трудно, но слова благодарности ему удалось произнести, а остальное мы пообещали рассказать ему на месте. Сказали только, что едем к моей подруге, а водителем у нас - ее парень.
Спасение друга отняло минут 15, за это время враги, если бы и решили вернуться, то им пришлось бы воспользоваться вертолетом, которого, как мы надеялись, у них не было.
Оказавшись в своей цитадели, привели майора в божеский вид: Руслан помог ему отмыться, Светка выдала комплект свежего белья и спортивный костюм,(девочка она запасливая и имела одежду на все случаи жизни, а случаи бывают разные), накормили, напоили и не только чаем. А потом уже приступили к серьезному разговору.
Я постаралась, как можно более точно, восстановить быстро сменяющиеся картинки событий этого сумасшедшего дня, который уже давно превратился в глубокую ночь, и подробнейшим образом описала в деталях фотографию, вложенную в конверт.
Павел Игнатьевич слушал очень внимательно, глубоко уйдя в себя, не перебивая, только прикуривал одну от другой.
- Вот оно, значит, как получилось… - рука потянулась за рюмкой,- сколько лет прошло… Этот мальчуган - Рустам Батыров, ему тогда лет 7-8 было.
Отец его – Марат Батыров в свое время личностью был одиозной. Террорист и отъявленный бандит. Сколько наших тогда положил. В Чечне это было.
Нам удалось его вычислить, и при задержании он был убит. Мы его брали прямо в доме. Мать и дети – пацаны мал мала меньше за этим наблюдали. Я видел глаза Рустама…
- А почему… - Светочку, видимо, интересовал тот же вопрос, что и меня.
Павел Игнатьевич понял.
- Рустам со своими боевиками хотели, чтоб я дарственную на квартиру написал. Но я-то понимал, что за этим сразу последует. Держался, сколько мог.
Они сказали, что поедут за нотариусом, и если я откажусь, будут по частям меня расчленять. Так что вы вовремя, – усмехнулся бравый командир, а то еще чуть-чуть и предстал бы перед вашим взором обрубок. Так что, ребята, я вам по гроб жизни…, - бывший военный офицер крепко зажмурился и уронил голову на крепко сжатые кулаки.
- Вашим делом органы государственной безопасности занимаются, - вставила свои пять Светочка, видимо, чтоб разрядить обстановку.
В это время запел мой мобильный. Наверное, органы почувствовали, что о них речь, потому что на экране высветилось имя их представителя.
- Не разбудил, дорогая? – голос звучал бодро, и радостные интонации прямо пронизывали меня насквозь.
- Ты прервал мой сон на самом интимном моменте, - я постаралась напустить в свой ответ как можно больше яду.
- У меня для тебя радостная новость! Взяли мы твоих злоумышленников! Пробил я номер машины, а пассажиры-то, оказывается, уже больше года у нас в разработке. Так что твоими молитвами!
- Поздравляю. Надо же, не прошло и полгода. А Павел Игнатьевич? Вы его нашли?
- Дело ближайшего времени. Уже ведется допрос с пристрастием. Не волнуйся, девочка моя, не таких раскалывали.
- Милый, - нежно пропела я, ты можешь приехать прямо сейчас? Мне нужно сказать тебе что-то очень важное!
Не знаю, что вообразил себе этот напыщенный павлин, но в трубке прозвучало: «Конечно, дорогая, уже еду».
Через 40 минут на пороге нарисовалась знакомая фигура с букетом цветов и бутылкой шампанского. Надо же, не забыл, что это мой любимый напиток.
- Ну что, девчонки, - улыбнулся он нам со Светкой, ступив на порог, - отметим достойное завершение этого безнадежного дела.
- А то, - дружно ответили мы и чинно прошествовали в зал. Павлин - за нами.
Наши гости слегка приподнялись со стульев и кивком головы поприветствовали вошедшего. Тот недоуменно переводил взгляд то на них, то на нас.
- Познакомьтесь, галантно провозгласила Светочка, указывая на бойфрэнда. – Это мой друг, Руслан.
А это, - продолжила я, простирая руку в сторону майора в отставке, – мой сосед, Павел Игнатьевич.
Возникшей паузе позавидовал бы Станиславский.
- Ну ты даешь, Натаха, только и смог выдавить из себя этот внутренний орган.
А то!- гордо произнесла я. А вот не надо было меня по всякому поводу и без повода курицей обзывать
Будут проблемы – обращайся! Порешаю!
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Жизнь неизбежна...
  • ДУРАЦКИЙ КОТ
  • У МЕНЯ ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН
  • Семейная тайна.
  • Дедушка


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 14:30
    Два кольори
    24 мая 2020
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.