Булочка с огурцом

Благодарность Марьяне из пгт. Летичев Хмельницкой области
за рассказанную историю.
Низкий Вам поклон и тёплый привет из далёкой Карелии.



глава 1***

Его звали Саид. Он знал, что его имя – Саид. Мама показывала, как пишется его имя. И если поднести губы к его уху, и громко произнести, то он мог даже услышать, как оно звучит.

«С-А-И-Т!» - повторял он вслух по букве и улыбался радостно, когда видел по маминым глазам, что она довольна его стараниями.

«СА-ИТ!» - кричал он громко, чтобы услышать и самому волшебные звуки собственного имени. Звуки, набор которых говорит всему свету о том, как сильно мама любит его. Это был пароль, которым мама сообщала ему каждый день по нескольку раз, как дорог он ее сердцу. Он смотрел на ее губы, произносящие неслышно его имя, - и смотрел в глаза, придающие смысл тому, что она хотела сообщить еще, кроме того, что очень сильно любит его.

«Нет, сыночек мой, моя кровиночка, ты делаешь неправильно, и это огорчает меня. Но я же люблю тебя, поэтому научу тебя, мой хороший, как делать правильно, чтобы тебе было хорошо…» - говорили мамины глаза. А руки уже тянулись к его рукам, чтобы показать, как правильно держать ложку или карандаш, или иголку, или молоток…. Мама была рядом, за его спиной, и можно было в любой момент откинуться и лечь на ее теплую, мягкую грудь, источающую аромат любви: нежной и бесконечно понимающей, как Сам Бог…

Саиду было уже шесть лет почти. И он очень много видел, замечал… Звуки не отвлекали его внимания, и он слушал тишину.… И в тишине этой – слышал голос Бога. Он сам еще до конца не осознавал, что то, что он слышит, и есть голос Бога, - но чувствовал, что слышит нечто великое, мощное, правдивое.… Этот Голос нельзя было обмануть, ибо он всегда сообщал только истину. И где бы Саид ни был, - дома ли, на улице ли, в храме ли, - он всегда знал, что таится в сердце того, на кого Саид сейчас смотрит.

И он видел, что церковный сторож лукавит перед батюшкой, думая, что тот не знает, как нынче он грубо вытолкал нищего за ворота, пнув напоследок ногой под копчик; а вчера – что-то зло сказал девушке, вошедшей в храм без платка… У девушки и до этого были заплаканными глаза, но после слов сторожа она отшатнулась сперва испуганно, инстинктивно заслоняясь ладонями, словно боялась, что он ее сейчас ударит, - а потом, низко наклонив голову, чтобы спрятать раскрасневшееся лицо, выбежала вон из храма, за ворота, и больше не вернулась…

Саид очень боялся церковного сторожа. И старался не попадаться ему на глаза.

А еще при храме были сестры в черных одеяниях. Некоторые из них были очень добры сами по себе, и всегда всем ласково улыбались, особенно Саиду. Он знал их имена лишь на пальцах: мама показывала ему, как выглядят их имена в сурдопереводе. И когда одна из таких сестер, махнув ему рукой в знак приветствия, звала его к себе – то он знал, что сейчас он получит только проявление любви. Иногда его звали для того, чтобы дать ему какое-то мелкое поручение: отнести ли что-то кому-то, или подержать что-то, или помочь. И при этом всегда ласково проводили ладонью по его жестким курчавым волосам, и это ему было приятно. А часто – звали для того, чтобы просто угостить чем-то вкусненьким. И снова грели его глазами, ласково прикасались к его упругим темным щекам, и это тоже было очень приятно.

Иные сестры были к нему не настолько ласковы, как первые. Были ли они к нему равнодушны? Нет, он бы так не сказал. Они тоже любили его, но сдержанно, не выказывая эмоций. Они никогда не прикасались к нему и почти никогда ничем не угощали, но относились к нему все равно хорошо, не делая никакого различия между ним и всеми другими взрослыми. Бывало, что он мог сесть на другом конце лавочки с одной из таких сестер, она поднимет на него глаза лишь на миг и ничего не скажет, не кивнет, а у него возникало внутри теплое чувство, что она с ним поздоровалась. Потом они так, вот, сидели тихо, она снова поднимала на него глаза лишь на миг, и у него возникало чувство, что она сейчас с ним делится чем-то глубоко сокровенным, душевным….

Они продолжали сидеть молча, не двигаясь, несколько минут или даже полчаса, и потом она, бросив последний прощальный взгляд, - короткий, как фотовспышка, - уходила. А он был полон чувства, что сейчас между ними произошла очень содержательная и доверительная беседа, в ходе которой он чувствовал себя нужным... И что он сейчас сидит, «слушает», и что он просто есть на белом свете – всё это очень важно для тех, кто рядом…

В такие минуты он чувствовал себя особенно взрослым и необходимым.

Но он был ребенок. Ему было всего шесть лет. Почти. И когда он видел на улице играющих в мяч ребят, то ему тоже хотелось примкнуть к ним. И он пытался к ним примкнуть, но из-за того, что он почти не слышал, его движения и реакции были заторможены и нелепы, и мешали всему ходу игры. Настроение ребят портилось, - хотя они и старались быть к нему терпимыми, - и у Саида пропадало желание играть. И он огорченно отходил в сторону, либо же вовсе уходил. Бежал к монастырю, садился под ивой над крохотным прудиком, смотрел на водоросли в воде и плакал. Смотрел на рыбок, плавающих средь этих водорослей у самой поверхности воды, и плакал, захлебываясь и размазывая обильные слезы на темных щеках. Ибо даже рыбкам есть с кем играть, а ему – не с кем….

И, глядя, на играющих рыбок, громко и нечленораздельно мычал, жалуясь Тишине о своем одиночестве.

Он был не таким, как все, и он это ощущал всю свою жизнь. Он не знал точно, хорошо ли это, или плохо само по себе, - но ему было очень плохо, когда он чувствовал себя совершенно оторванным от общества. Было такое чувство, словно он находился в какой-то стеклянной колбе, сквозь которую он мог видеть кино чужой жизни, но не мог прикоснуться ко всему, что наблюдал.

И у него сама собой вызревала мечта. Ему очень хотелось испытать чувство единения со всеми сразу, испытать в самом себе чувство командности, осознав себя частичкой единого целого в системе мироздания, частичкой одного огромного организма….

И он жаловался об этом Тишине.… И она слушала его с огромным пониманием, обещая ему безмолвно, что этот шанс у него будет еще, и будет возможность: испытать то, чего ему так сильно хочется.…


продолжение: http://www.stihi.ru/2013/03/06/6781



© Copyright: Братислав Либертус На Русском, 2013
Свидетельство о публикации №113030606759
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.