Антисказка

Юлия Дубчак
Антисказка

Вместо эпиграфа:
- Девушка, можно я прочитаю вам стихотворение?
- Нет.


Часть первая. Теоретическая

Итак, задача «Х» на сегодня – написать повествование о большой любви. Чтобы все красиво, побольше признаний и слез (меньше, чем организовал Бог во время всемирного потопа, тем более что он обещал больше такого не делать) и свадебное платье в хеппи-энде. Ибо, как вещал классик, все истории больших чувств заканчиваются словами «Я тебя люблю», а все серьезные книги с них начинаются (что интересно, с ходу на ум ни одна такая не приходит, разве что прочитанный в нежном возрасте роман о горбатом графе и его жене-горничной, но это тот самый классический вариант). Из примитивного курса психологии мы все знаем, что миром правят любовь, авторитет и деньги. Первое плавно перетекает во второе и далее по накатанной. Порядок предпочтения выбирается самостоятельно каждым индивидуумом.
В нашем случае главное – придумать замысловатое имя героине. Августа или Василиса. Если фантазии не хватит, можно обойтись просто Машей, но коса обязательно должна быть русая, помыслы чистые, лицо без косметики и мозги без масла. А да, принципы. Как же я о них забыла. Им придется посвящать отдельную главу (основные, конечно же, гордость и предубеждения). Непременно добавим в схему провинциальное происхождение, рюкзак с кабачковым вареньем, вязаные мамой варежки и владение какими-нибудь экзотическими знаниями типа произведений Криштофа Пендерецкого.
Далее он. Если не принц, то хотя бы президент международной консалтинговой компании, владелец глянцевого журнала или на самый крайний случай – талантливый хирург (только очень талантливый и еще слегка талантливее). Чуть или сильно за тридцать/благородная седина (если монаршая особа окажется возрастной), квартира в центре, сознательный выбор одиночества, отсутствие связей с внешним миром (бывшие жены и дети все как один корыстолюбцы и бессовестные паразиты), любовница-блондинка (обычно выгоняется в один присест с появлением Августы или Василисы) и, само собой тугой, бумажник. Обязательное условие – владение теми же экзотическими знаниями, иначе как еще спутнику состыковаться с Луной? Да и автору меньше заморачиваться. Именно поэтому принц априори не может быть женат. (См. раздел «Принципы героини»).
Далее место встречи. Тут все просто. «Улица, фонарь, аптека», дождь (снег), Москва (Питер, Киев, командировка героя в село Фуфелькино), пара случайных взглядов, во время которых он успевает понять, что искал ее всю жизнь. И героиня уже ночует на диване у героя (естественно, никакого разврата не предвидится, даже не надейтесь). И так до самой свадьбы или смерти одного из персонажей второго плана (очень положительного персонажа, сама каждый раз плачу).
В начале конца героя просто необходимо заслать на родину подружки, потому что она неожиданно активирует программу «Ах ты, скотина лживая, так не доставайся же я никому», соберет вещички, капитулирует и обидится. Обидится на все. Обидится навсегда. Обидится как Ленин на буржуазию. Как некрасивая девочка на подписку Cosmopolitan. Чем сердце успокоится, не мне вам рассказывать. Fin.
Покажите мне место, где здесь блевать, пока героиня не вывалила на голову герою все подробности того, как именно она страдает, в мельчайших деталях, и чувства не вынудили бедолагу припасть к ее ногам в жарких лобзаниях с кольцом на дрожащей ладони (размер камушка можно выбирать самостоятельно, это же какая-никакая сказка).
Девочки, вы не находите, что они нас дезориентируют? Да и много ли вас осталось, кисейные рефлектирующие барышни? А если остались, тогда я иду к вам подтирать розовые сопли. Кстати, словарь Word не знает прилагательного «розовый» и настойчиво подчеркивает его красным. Создатели программы, вероятно, оказались более реалистичны. Да и все, как один, мэнчики.


Часть вторая. С переходом на личности

…Вчера я обула новые туфли. Внешне (особенно на полке магазина) они казались очень удобными и назывались модным словом «лоферы». Туфли-бездельники в переводе с вражьего инглиша. Туфли с толстым каблуком средней высоты. Туфли периода, когда шпильки утратили свою актуальность, а мокасинам еще пытаешься сопротивляться. То есть никакие. Переходной период между чем-то и кем-то. Предполагалось, что я буду порхать в них, как бабочка с цветка на цветок, с легкостью одуванчика изображая на лице покой и одухотворенность. На деле же к концу второго часа ходьбы ноги стали похожи на два беляша, забытых на сковородке. Когда я говорю слово «ад», вы должны понимать, что это наименьшая из степеней испытанных мной мук. Это как бы тонкая ниточка к теме, как изменчив и обманчив мир, где мужчины и женщины пусть не так часто, но все еще хотят иметь близость с существами противоположного пола.
Изнывая от боли, я вползла в троллейбус и вполуха слушала разговор сидевших передо мной парней в возрастном диапазоне от 25 до 30 (теоретически категория моих потенциальных женихов). Выражение вселенской скорби на лице, вызванное узкой обувью, оказалось более чем уместно.
- Вчера получил зарплату. Купил себе стильные замшевые броги и сумку маме. И все. Зарплате каюк, а эта дура хочет в ресторан.
Собственно, занавес.
А нам, девочки, нужно любви и в Европу. Так вот. Перефразируя байку про гору и Магомета, скажу вам: Европа вошла в нас раньше, чем мы в нее. И если мы еще не каждый раз платим за себя в ресторанах, то уж наверняка все чаще становимся красивыми (или по средствам) декорациями на сцене мужской жизни.
Мне, как и год назад (период несчастной любви и обещаний больше никогда так не делать), мечтается опять сходить с ума от чувств и впадать в размышления о смысле жизни. А пока я иду на кухню жарить котлеты, покупаю себе легенду Крыма (сухое или полусухое) и иногда новые туфли. Раньше они были красивыми, теперь обязательно должны быть удобными. Иначе на помойку, товарищи.
Мужчины в целом стали напоминать обувь на шпильках. Всегда очень хочется, но покупать непрактично да и неудобно – кровянистые мозоли удел мятущихся малолеток. Мы-то уже определились. Или нет, но, по крайней мере, еще сопротивляемся.
В свои двадцать с чем-то сильно там я, имея за плечами бывшего мужа и парочку любовников, чтобы что-то изменить, двигаю мебель, покупаю обувь и жду виртуальных ощущений. Потому что с реальными уже даже не дефицит. Красная книга в истерике. И что особенно страшно – меня начал умилять вид спящего рядом кота, а это главный признак неизлечимой душевной хвори. Или чего, вы думаете, я такая злая?
- Ты толстеешь или худеешь от регулярного секса? – недавно спросила меня приятельница после пары бокалов портвейна.
Я замешкалась, закатила глаза, изображая задумчивость и якобы деловито вспоминая, потом выдохнула:
- Я не помню. А ты?
- А я не знаю.
Всхлипнули, налили, выпили, закурили. Вообще-то я не курю, но иногда тоска обязывает.
Когда наступает тот переломный момент, после которого перестаешь выражать эмоции? Когда заранее знаешь примерный вариант развития событий.
Когда жизнь обрастает набором впечатлений, как замужняя тетка спасательным кругом вокруг талии. Тебе кажется, что они разнообразны. На самом деле – статичны. Один раз сделал глупость, а эмоций на всю жизнь. Мало кто отважится на вторую. Даже змея быстрее переваривает жрачку, чем мы – обиды.
У меня был друг (девочки и мальчики говорят так всегда, подразумевая бывшего любовника или любовницу) с совершенно пустым ноутбуком. Он казался мне сложным и запутанным до тех пор, пока я не влезла в его компьютер, нутро которого оказалось пустым, как желудок дистрофика. Ни тебе папок с фотографиями, фильмами или любимыми песнями. Даже мусора не было. Все чисто и до педантизма упорядочено, никаких постоянных ощущений. Наверняка он и экран протирал салфеткой, пропитанной слабым спиртовым раствором. Может быть, знал, что всякое разнообразие неизменно ведет к скуке и душевным бактериям? Доступные удовольствия и относительно упростившаяся жизнь (гран мерси, о! всемирная паутина) – туда же. Циничными стали не столько одинокие старые девы после сорока, наделенные ценным отрицательным опытом (им-то как раз положено), сколько наши, точнее ваши, дети. В тринадцать лет я играла в куклы. Моя соседка в тринадцать лет устанавливает мудрый статус в контакте («эх, годы, годы» + сопроводительный материал из фоток периода 7-13 годиков, глобальный, е-мое, перепад) и мнит себя прожженной, опытной всезнающей барышней, какую обломишься обвести вокруг пальца. Она защищается. И падая, разобьется насмерть. Я – нет. Я выживу. Я уже сделала положенную мне по графику глупость, хотя тут я, конечно, отличилась, потому что она была не одна, а глупость + мини-упаковка пробников в подарок.
Чувствуете, как пахнет самокритикой? А все потому, что я уже знаю, что такое любовь без гордости. Много любви без гордости. Гекзаметры. Лиги и тонны. И чтобы рухнуть в нее с головой, нужно заново родиться. А хотелось бы просто поверить.


Часть третья.
Эпичная с жизнеутверждающим финалом


Зачем современному мужчине нужна женщина?
А мужчина современной женщине?
Для того чтобы рассказать о своих проблемах, создать видимость успешной жизни, при этом ничего не делая. Для этого стоит просто зарегистрироваться на сайте знакомств. А чтобы перекинуться парой фраз в социальных сетях, не казаться отверженным в реальности и обрести очередной лайк под фото в купе с одобрительными кивками друзей, не обязательно обзаводиться постоянными отношениями. Внешняя мишура вполне достойно создает видимость сложившейся жизни. Не признавайся сам себе, что ты неудачник. Вдруг и другие поверят, если не удавишься раньше.
Было дело, я из спортивного интереса зарегистрировалась на сайте знакомств. (Вы же понимаете, что я нагло вру. Не из интереса, а от безысходности, естественно.) И, о! ужас, пару раз даже совершала попытки сходить на свидания.
Сначала мужчины писали «Привет. Как дела». Я возмутилась их умственной отсталостью и удалила анкету. Прошло несколько месяцев. В личной жизни ничего не наладилось, и я восстановила ее. Мужчины стали писать просто «Привет» или «Прив». Еще через полгода дело обходилось одними смайликами и виртуальными цветочками. Большой каталог, в котором так сложно найти свою модель, особенно если ее там нет. Один топ-топ менеджер даже показал фотографию своих дочери и жены. А через пару недель после стал приглашать на встречи, но в самый ответственный момент в его жизни случалось какое-нибудь горе-горькое.
«Доброе утро, Ася. К сожалению, меня начальник привязал сегодня финансовым вопросом на офисе. Если вдруг вопрос решится в 13.00 или чуть позже я позвоню - если вдруг затянется до 15.00, то нет. Хорошего Вам дня. Простите меня».
В отчетный период он продолжал активно искать подходящую кандидатку на обеденный секс, но остановился-таки на мне, самооценка прямо на глазах ползет в геометрической прогрессии.
И так – до бесконечности.
Один мой друг любил повторять, что я не героиня своих книг. Я заигралась и примеряю на себя чужие роли. Но если я пишу эти книги, стало быть, я и есть она? Самые уязвимые и наивные люди обычно прикрываются вуалью нигилизма и цинизма. Им больше остальных хочется упасть на родное плечо и окропить его горячими слезами.
Я напустила слишком много туч в небо, и, казалось бы, уже не хочу зажигать никакое солнце. Я хочу страдать, потому что страдания – единственный способ быть счастливым хотя бы в творчестве. Они, как известно, очищают душу. Но, увы, не могу.
Видимо, еще недостаточно обезверена. Потому что есть тот, кого я жду. Каждое утро. Каждый день. Каждый вечер. И, само собой, думаю, что все могло бы быть по-другому. Мы все так думаем, когда с объектом вожделения разделяет непреодолимый барьер в виде расстояний, мужей, жен, детей и прочего бытового хлама. На деле же не всякая птица долетит до середины любви.
Вот он, тот момент, за которым наступает боль, и явно осознаешь, что редкие свидания и белые простыни, робкие стуки в дверь и нерешительные объятия были волшебными, хотя пять страниц назад ты сама хлестала себя по лицу за ночные бдения и откровенные фантазии.
Ты бы сдохла без них, Ася.
Ты хочешь еще и еще, глубже и крепче, а вместо этого моешь посуду и вспоминаешь, как он целовал тебя. Как ты целовала его. И ждешь, что раздастся стук в дверь. Или звонок. Или хотя бы придет письмо. Ты даже загадала себе – если он подаст любой знак, пока ты истекаешь страданиями на бумаге, одно из твоих желаний сбудется. Максимум – нет… Главное – сохраняй интригу, когда он спросит.

Комментарии 2

ELENA от 23 сентября 2012 21:11
Очень понравилось. Спасибо.
codvosem
codvosem от 24 сентября 2012 11:52
Остроумно и легко написано
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.