Маленький бизнес

Николай РЕМНЕВ

Маленький бизнес 

Автобус медленно тронулся. Александр Васильевич облегченно откинулся на спинку сиденья. Снял шапку-ушанку, обнажил темно-русые непокорные волосы, расстегнул защитного цвета куртку.
Наконец-то слегка улыбнулся тонкими губами так, что показались крупные желтые зубы:
— Не протолкнуться за этими спекулянтами... то есть предпринимателями.
Его сосед Сергей Иванович — полный светловолосый мужчина — уже давно расслабился, блаженствовал, закрыв глаза. Его абсолютно не волновали ни предстоящая нелегкая дорога, ни суматоха в салоне.
Александр Васильевич в такой поездке впервые. У него воспитывали презрение к торговле на рынке, к деятельности, которая называлась "купи-продай”. И вот на склоне лет нежданно-негаданно вынужден заниматься постыдным делом.
После окончания института Александр Васильевич более тридцати лет работал на крупном предприятии. Считался грамотным инженером. Обязанности выполнял легко и быстро.
Имел свободное время. Подобно известному герою, вел бесконечные разговоры, как государство богатеет, зачем и почему не надо золота ему, когда простой продукт имеет. Абсолютное большинство этих рассуждений уходило в песок. К тому же, государство уже не богатело, а хирело, потом начало быстро разваливаться. Некогда сильный и крепкий Союз враз рухнул. Глазом не успели моргнуть, как на его руинах выросло множество отдельных государств. У всех "крыша поехала”.
Дела на заводе, где и раньше еле сводили концы с концами, пошли из рук вон плохо. Почти каждый месяц приносил неприятности. То поставщики не могли обеспечить комплектующими, то потребители не платили за продукцию, то отключали или лимитировали электроэнергию, то вдруг резко поднимались цены...
Руководство завода, которое уже получило полную самостоятельность, уйдя от министерства, превратив предприятие в личную собственность, тоже растерялось. Но и до этого Александр Васильевич пространно и основательно критиковал свое начальство за реальные упущения. И не только в курилке. Написал несколько докладных на имя директора, где указывал на недостатки и называл конкретные пути их устранения.
Его записки поражали новизной и нестандартным решением проблем. Вначале увлекали тех, кто с ними знакомился. Директор давал поручения специалистам разобраться и использовать мысли Александра Васильевича. Но те неизменно наталкивались на невидимые рифы, мелочи, на первый взгляд.
Несколько раз прорабатывали его бумаги, прокручивали высказанные им мысли в разных ситуациях, потом — сознавали. Из этой писанины ничего не выйдет. Все в ней было вроде верно. Но она не учитывала одного — игра должна подчиняться одним правилам. Она не учитывала сложившейся системы.
Последнего не мог понять Александр Васильевич. Инженер, который решал сложнейшие технические проблемы, не мог осознать простой истины. Ни он, ни руководство предприятия, ни даже министр не смогут изменить порядок вещей, который складывался годами.
Он упорно стоял на своем, чем завоевал репутацию демагога. С ним перестали считаться. А вместе с тем система, которую он пытался поколебать, начала рушиться. Причем, независимо от его разговоров в курилке.
Сергей Иванович работал в больнице. Не увлекался ни философией, ни экономическим анализом. Когда перестали платить зарплату, несколько раз поехал со знакомыми в ближнее зарубежье. И понял, что может получить больше денег, тратя на это значительно меньше сил и времени. Ушел с основной работы. Вскоре купил новую квартиру и уже мечтал об автомобиле.
Жена Александра Васильевича всегда ставила в пример свата. Сергей Иванович умеет крутиться, впустую слов не тратит.
Красавец "Икарус” выехал за город. Мужчины осмотрелись. Они занимали задние сиденья. Все пассажиры были у них на виду. До боли знакомая публика — "сникерсы”. Везли за границу все, что можно продать.
Несколько молодых парней прятали под сиденьями картонные коробки. Одна из них разорвалась. По салону покатились баночки майонеза.
Пожилая женщина, рядом с которой стояла прямо в проходе большая сумка, оправдывалась перед соседями, что везет уже бывшие в употреблении вещи.
Среди этой публики обращала на себя внимание группа учителей — человек семь-восемь. Об их профессии Александр Васильевич догадался из разговора. А Сергей Иванович уже не раз ездил с ними, знал почти всех по имени и отчеству.
Больше всех суетился невысокого роста лысый мужчина — учитель физики. Он вез около десяти меховых шапок. И теперь изощрялся, как обмануть таможенников.
Молодая девушка-преподаватель, видно, из интеллигентной семьи, которая привыкла зарабатывать на жизнь своим основным делом и любила свой настоящий шоколад, а не какие-то заморские «сникерсы”, сидела в полной растерянности. Она не знала, как себя вести в данной ситуации. Благо, друзья не оставили девушку одну, рассовывали ее вещи по разным укромным местам.
Буквально до границы в автобусе все двигалось, пряталось, утрясалось. Александр Васильевич со сватом тоже повозились порядком, пряча увесистые сумки.
Вот автобус остановился у шлагбаума, где образовалась небольшая очередь автомобильного транспорта. Александр Васильевич часто проезжал границу Украины с Россией. Как правило, ни автобусы, ни автомобили не снижали здесь скорости. Только иногда пассажиры останавливали транспорт, чтобы полюбоваться аллеей Дружбы или большим самоваром, который стоял на постаменте у дороги. И лишь надпись на столбе, которую никто не воспринимал всерьез, напоминала, что здесь проходит граница двух государств.
Теперь все поменялось. Шлагбаумы с одной и другой стороны, многочисленные вагончики и временные сооружения для таможенников и пограничников.
Люди "при исполнении” долго и дотошно проверяли багаж, паспорта, некоторых пассажиров даже пытались высадить.
Александр Васильевич вглядывался в лица проверяющих, внимательно осматривал их форму. Все казалось ему ненужным, надуманным. Когда молоденький таможенник пытался проверить его багаж, возмутился.
Паренек также вспылил. Он исполнял свои прямые служебные обязанности, а здесь какой-то торгаш вздумал возмущаться новыми порядками.
Сергей Иванович успокоил свата словами:
— Раз положено, пусть проверяет. Зачем возмущаться!? Или ты наркотики везешь, а, может, взрывчатку?
Это как-то повлияло на таможенника. Он улыбнулся, махнул рукой и прошел дальше.
Почти часовая проверка закончилась. Они проехали временный городок, обнесенный сеткой. Он вырос за считанные месяцы на пустом месте.
Пассажиры свободно вздохнули. Кто-то даже запел вполголоса. В салоне продолжалась суматоха. Но сумки уже не прятали, а доставали. Искали еду. До конечной остановки предстояло ехать еще несколько часов. Надо обязательно перекусить,
Так приятно после переживаний успокоиться, даже в тесном, переполненном людьми и вещами салоне, на ходу съесть припасенный еще дома бутерброд.
Сваты тоже достали кульки с продуктами. Разложили их на коленях. Принялись за еду. Сергей Иванович раскрывал свату свой опыт.
Маленький бизнес — дело нехитрое. Сергей Иванович занял у хороших знакомых деньги. Стал ходить по магазинам, скупать ходовые продовольственные и промышленные товары. Потом отвез и продал их в соседней стране. Результаты превзошли все ожидания. Ему хватило рассчитаться с долгами и закупить такую же партию нового товара.
После второй ходки уже рассчитывал только на свои финансовые возможности.
Александр Васильевич в это время настойчиво трудился на своем предприятии. Рассуждал о высоких материях, пытался навести порядок в стране и на заводе, а дома не делал ничего, чтобы улучшить жизнь. Несколько лет в квартире протекала крыша, вода просачивалась через потолок и расплывалась по стене.
Александр Васильевич не мог отремонтировать крышу собственными силами, а жэк не реагировал на его жалобы.
Не так давно сломался холодильник. Пытались отремонтировать его. Но не нашли нужных запчастей. Здесь жена уже совсем рассвирепела. Не сидеть же без холодильника. Надо покупать новый.
Пришлось Александру Васильевичу брать пример со свата. Стали они с женой ходить по магазинам. Насмотрелся он в очередях и наслушался! Один раз брали несколько килограммов колбасы. А старушке не хватило. Наскребла денег на маленький кусочек. Не удержался, уступил ей очередь.
Жена его потом как следует отчитала.
— Посмотри вокруг,— учила. — Машинами вывозят, не стесняются. А ты очередь уступать.
Александр Васильевич и сам видел, как из подсобки магазина молодые крепкие парни выносили этой колбасы десятки килограммов. С жадностью, с каким-то нечеловеческим азартом на лицах тащили ее на глазах многочисленных покупателей.
А он стыдился стоять в очередях, чувствовал себя преступником за то, что обкрадывал соотечественников. Ничего. Исправился. Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. Жизнь и великих мыслителей заставляет заниматься маленьким бизнесом...
На автовокзал приехали поздно вечером. Недалеко от него находилась квартира, где обычно останавливался Сергей Иванович. Брали там за ночлег дороговато, но зато товаром. А он здесь стоил почти вдвое дороже, чем дома.
Рано утром мужчины пошли на базар. Еще до перестройки Александр Васильевич на нем часто бывал. Но такого обилия людей и товаров не видел. Казалось, весь город вышел на рынок.
— Это и есть капитализм, — уловив его мысли, улыбнулся Сергей Иванович. — Покупай, что душе угодно.
— К сожалению, нам не покупать, а продавать придется, — ответил ему Александр Васильевич.
Продавцы стояли плотными рядами. Мужчины с трудом нашли свободное местечко рядом со знакомым Сергея Ивановича — смуглым, в спортивных брюках, куртке и шапочке — парнем. Вернее, тот сам немного потеснился, уступив часть своей крошечной территории знакомому.
Александр Васильевич и Сергей Иванович расстелили бумагу, разложили на ней образцы своего товара. Сергей Иванович занял место рядом со своим знакомым Иваном.
Александр Васильевич присматривал за сумками, которые поставили немного подальше. Он стеснялся торговать.
Ваня работал на местном заводе. Уже несколько месяцев там не давали зарплаты. И токарю не оставалось ничего иного, как воровать все, что под руку подвернется, включая выточенные самим детали. Потом все это продавать.
Дул резкий ветерок. Покупатели шли сплошной чередой, внимательно рассматривали товар и ... уходили. Часа через полтора мужчины порядком промерзли. Ваня вытанцовывал в белых кроссовках, тер руками свое пунцовое лицо, жаловался Сергею Ивановичу на покупателей:
— Смотрят, а ничего перед собой не видят. Встать встали, но еще не проснулись, глазенки свои как следует не раскрыли. Смотри, какие морды тупые. Видно, после вчерашнего не прохмелились.
Предприниматели ругали покупателей, видя в них причины своих неудач. Александр Васильевич стал опасаться, что придется везти товар обратно.
Его опасения не оправдались. Вот пожилая женщина взяла палочку колбасы, подвыпивший мужчина купил бутылку водки. Постепенно сумки опустели.
Если что и останется, не страшно, половину товара уже продали — воспрял духом Александр Васильевич.
— Наконец-то они проснулись, зеньки свои продрали, — улыбнулся Ваня.
Шли в ход и его железки.
Часам к двум очень промерзшие, но довольные, они продали почти все, что принесли с собой. Даже Александр Васильевич не испытывал такого азарта несколько лет, с тех пор, как последний раз играл в шахматы.
Почти не сговариваясь, мужчины направились в ближайшую пивную, прихватив бутылку водки.
В тесной пивной было накурено, грязно, но тепло.
Взяли по пару кружек пива, поесть. С трудом нашли один стакан. Пустили его по кругу, наполняя прозрачной согревающей жидкостью.
Выпив водки и закусив, принялись за пиво, закурили.
Оживленно делились впечатлениями от торговли. Благо, они еще были свежи. Вспоминали первого покупателя, где спустили в цене, где продали нормально и т. д. и т. п.
Однако, вскоре приподнятое настроение сменилось усталостью. И Александр Васильевич уже чувствовал себя так, точно находился в заводской курилке.
— До чего нас тупые чиновники довели, — рассуждал он. — Разделились границами, понастроили таможен, а цены уравнять не могут. Думают, таможни и границы остановят людей.
— Они не тупые. Им тоже выгоден такой беспорядок, — вставил свое Ваня. — Только они занимаются не маленьким бизнесом, как мы, а большим.
Тепло распрощавшись с Ваней, Александр Васильевич и Сергей Иванович отправились на автовокзал. Билеты они купили заранее в предварительной кассе.
Ехали обратно с теми же пассажирами, с которыми добирались вчера. Сияли счастливые лица. Видно, поездка оказалась удачной. Оживленнее всех был все тот же учитель физики.
Сваты почти всю дорогу проспали. На перроне автовокзала их встречали жены. Сергей Иванович остался поездкой довольный.
— Вот что значит капитализм, — шутя обратился к женщинам. — Отвезли товар, привезли деньги.
— И социализм у нас был какой-то непутевый, — не удержался Александр Васильевич, — но и такого капитализма не нужно. Каждый должен заниматься своим делом. А то превратили страну в сплошной базар.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.