«Чёрная речка» (Из цикла: «Сказания и легенды о древнем Крыме»)

Алевтина Евсюкова
          Родилась эта легенда так давно, что имя человека, придумавшего её, давно стёрлось в памяти последующих поколений.
          Создатель населил Землю многими народами, наверное, желая, чтобы люди нашли общий язык в общении, признавая право на жизнь каждого из народов. Но люди не поняли замысла Создателя и принялись враждовать между собой, безжалостно истребляя друг друга, вовсе не задумываясь о том, что «зло порождает зло и наказуемо руками злых».
          Много способов создавали они для уничтожения соперников: прибегали к клевете и коварству, хитрости и лицемерию, предательству и к помощи всякого рода оружия. Не задумывались люди о том, что, уничтожая всё живое, они тем самым лишали себя покровительства Матери-Природы и Отца Создателя. А это означало одно – не у кого будет искать спасения, когда настигнет возмездие. Негде будет спрятаться от катастроф и стихий, уносящих людей так же безжалостно, как они сами безжалостно уничтожали всё живое вокруг.
          В ту пору, о которой идёт речь, в местах, где ныне находятся Керчь, Черноморск, Евпатория, и Севастополь, были большие городища. Царствовали в них четыре брата. Каждый из них только и думал, как отнять владения у братьев и царствовать единолично. Но не могли они одолеть друг друга, ни кознями, ни атаками, ни местью, ни коварством. Ненависть, в их сердцах, закипевшая однажды, клокотала всё сильней и сильней.

          И вот в царстве одного из братьев, объявился человек по имени Фалассий. Он нашёл способ, как добывать тёмную маслянистую жидкость, которую, если поджечь, то вспыхнет бушующее пламя. Прослышал о Фалассии царь, и, обрадованный вестью об его открытии, призвал его к себе.
          – Фалассий, придумай такое оружие, которое, как из лука, мечущего стрелы, метало бы множество вспыхивающих стрел или камней, чтобы с помощью этого оружия можно было бы одновременно уничтожить целое городище с защитниками и всеми его жителями.
          Обрадовался ли такому поручению Фалассий? Но к делу приступил. Трудился он, не щадя своих сил и времени, чтобы создать новое оружие. Способность людей проникать в область подсознания и считывать полевую информацию об интересующих их сферах деятельности в те времена была не редким явлением. Нашёлся такой человек по имени Протерий в другом царстве. Он угадал не только о намерении Фалассия, но и то, какое он собирался создать оружие по наказу своего царя. Им овладели честолюбивые помыслы, заставившие его поспешить к царю. Царь, выслушав его, приказал Протерию в кратчайший срок изготовить такое же оружие, да не одно, а несколько.
          И в третьем царстве таинственным образом прослышали о замыслах в соседних царствах. И в нём нашёлся мастер, способный изготовить такое же грозное оружие. Но в этом царстве в ту пору не было такой маслянистой жидкости, но было огромное поголовье овец. И велел царь придворным, чтобы поспешили они распорядиться о приготовлении большого количества бараньего жира, чтобы начинять им трубчатые факелы. А Турвону – местному мастеру – царь велел изготовить такое же оружие, как в соседних царствах.

          Тревожные вести достигли и четвёртого городища. Крепко задумался царь. Урожай лепестков роз на плантациях давно убран, а количество розового и иных масел было ничтожно мало. Овец и иного поголовья разводили ровно столько, сколько было необходимо для нужд жителей этого царства. Да и уничтожать животных ради войны было жаль. Надо что-то придумать. Крепко задумался царь и его придворные.
          Пока в этом царстве решали, как защитить свои вотчины, в других царствах уже заканчивались приготовления к военному походу, Да только одно обстоятельство помешало всем троим братьям удержать свои планы в тайне. Во все времена и во всех племенах и народах находились люди, склонные к предательству. Чаще изменники были из среды прближённых царей, нежели среди простого населения. И именно потому все три царя встретились в лесной долине, расположенной вдоль полноводной реки Горный Хрусталь. И действительно, полноводная в ту пору река плавно несла свои прозрачные воды, до того прозрачные, что каждый камушек на дне переливался в извивах её течений под яркими бликами солнца.
          Никто из противников не ожидал этой встречи. Такая внезапность заставила преждевременно начать между собой опасную для них войну. Но воины, едва увидев, какой смертоносный огонь вылетает из трубчатых факелов, выпущенных из катапульт, кинулись врассыпную, прочь от шипящего с треском пламени. Да и понятен их страх. И не мудрено! Отродясь, они не видели такого, чтобы пламя, разбрызгиваемое во все стороны, летело, да ещё и с устрашающим рёвом.
          Кинулись цари за своими воинами в погоню. С трудом собрали они беглецов, да только далеко не всех – так напуганы были люди смертоносным огнём. Огонь, опрометчиво выпущенный из орудий, совершил своё чёрное дело. На беду лето было знойным, и, высушенные жаркими лучами солнца, травы и кустарники мгновенно заполыхали, опаляя ветви деревьев. В страхе и ужасе бежали звери, догоняя и сбивая с ног воинов, убегающих прочь от зловещего места. Долго горели леса, да некому было остановить разгулявшуюся стихию огня.

          А в окрестностях четвёртого царства в ту пору жил оракул Авда, известный далеко за пределами этих мест. И он, встревоженный предчувствием грядущей беды, ярко увиденной им внутренним взором, поспешил к царю и упал ему в ноги.
          – О, царь, большая беда постигла полуостров. Бешенное пламя летит из его сердца, и уже вот-вот достигнет границ наших земель. Огонь не знает милости. Более страшного врага нет ничего на свете. Вот, разве только вода…
Нахмурился царь. Сжалось от ужаса его сердце. Многое осознал он короткий момент – беда пробуждает внутреннее зрение. Опасность гибели обостряет чувства и разум. Соединившись вместе, они воплощаются в истину.
          – Скажи, Авда, что предлагаешь ты? – Царь чувствовал, что прорицатель может подсказать путь к спасению. – Говори же! Я не приказываю, а прошу, умоляю…
          – Хорошо, мой царь, я скажу, как мы можем спасти наши земли. Но времени у нас слишком мало. И потому, срочно собрав народ от мала до велика, ты, о, мой царь, дашь ему клятву, что никогда ни ты, до скончания дней своей жизни, ни твои внуки и правнуки, не поднимите оружия с целью нападения на другие народы, И ты, мой царь, поклянёшься, что завещаешь своим потомкам исполнять эту клятву из рода в род. Оружие можно поднимать только в защиту своих пределов, и в защиту народов, обратившихся за помощью, если на них нападают враги.

          Сказано – сделано.
          – Теперь поспеши, Авда! Скажи, что может спасти наш народ и наши земли?
          – О, царь! Поспеши и ты, – раздай орудия труда и прикажи всем людям немедленно перекрыть русло реки, заодно поднимая её берега. Вели соорудить запруды на всех родниках, а также отводные каналы по сторонам реки и залива. Не забудь – времени осталось мало, надо спешить. Небо с северо-восточной стороны уже темнеет от надвигающейся стихии огня… Вот в ту сторону и сооружайте больше отводных каналов.
          Неутомимо трудились люди, укрепляя берега реки, сооружали дамбу, валы, рыли каналы и направляли в них воды залива, рек и родников. Огонь, достигая окраин этих земель, взметаясь от ярости в небо, тут же падал в бессилии перед преградами из валов и воды, бурлящей от гнева и возмущения за разбой, чинимый им в слепом безумии. В зареве огня почерневшее небо отразилось в, когда-то прозрачных, водах реки. Никогда ещё жители окрестностей не видели воды этой реки такими зловеще чёрными – так сильно была разгневана река стихией огня и безумием тех, кто породил эту стихию.
          С тех самых пор люди и стали называть эту реку Чёрной, а все её окрестности Черноречьем.
          Ну, а что же сталось в царствах трёх братьев, посмевших в своём безумии устремления к единовластию, использовать зловещее оружие? О, многих и многих воинов не досчитались они… А оставшиеся в живых жители этих царств свергли алчных и преступных царей ради мира на землях полуострова.
          До сих пор окрестности, расположенные вдоль нынешнего Салгира, и простирающиеся далеко вокруг, называют степной зоной. И вряд ли кто догадывается, что в давние-давние времена в этих местах большую часть земель занимали многовековые девственные леса.

15.06.2003 г.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.