Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

ЛЕГКОСТЬ БЫТИЯ Проза |
Сережа любил Леночку больше, чем кого бы то ни было. Он полюбил ее совершенно случайно, на дне рождения у бывшего одноклассника, куда совсем не собирался идти. Но в тот вечер Эля почему-то не позвонила, или позвонила, но как-то неудачно, и поэтому Сережа оказался абсолютно свободен.

У Леночки были большие изумленные серые глаза и копна густых русых волос с милыми завитушками на кончиках. Она забавно морщила носик, когда смеялась, и, рассказывая что-то длинное и интересное, слегка приседала, как будто ей нужно было сходить в туалет «по-маленькому». Все это очень импонировало Сереже, как и то, что Леночка почти не красила глаза и одевалась изысканно и просто. А вкус у Сережи был, можно сказать, художественный.

Вообще, Леночка обладала многими талантами. Она немножко рисовала, в основном, женские силуэты, изящно сидящие у окна или красиво лежащие на поверхности Земли. Писала стихи где-то раз в неделю по вечерам, примерно такого содержания:


Ветер-бродяга застонет печально в трубе,
Я больше не верю мыслям своим о тебе.


У Леночки также был очень неплохой голос, потому что она пять лет успешно пела в хоре вторым сопрано, когда училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Особенно ей удавались старинные романсы «На заре ты ее не буди» и «Белой акации гроздья душистые», которые она вдруг и с большим чувством иногда исполняла а капелла.

В общем, Леночку, безусловно, было за что полюбить, и Сережа сделал это с первого раза. В тот же вечер он провожал Леночку домой. Стояла на удивление теплая майская ночь с пятницы на субботу, разговор шел легко и непринужденно. Леночка много говорила, смеялась и грациозно перегибалась через парапет набережной; Сережа улыбался, сдержанно отвечал и держал руки в карманах, всем своим корпусом как бы выказывая неподдельное восхищение Леночкой и ее талантами.

Где-то в районе разведенного Дворцового моста Сережа вдруг остановился, задумчиво посмотрел на темные невские воды и тихо сказал:

− А ведь меня вообще не должно было быть на этом дне рождения. Я должен был быть совершенно в другом месте с совершенно другими людьми. А я оказался там, и познакомился с тобой. Мне кажется, это судьба.

Сережа долгим пронзительным взглядом посмотрел на Леночку, словно она с прошлого года задолжала ему три с половиной тысячи рублей, и взял ее за руку.

− Я тоже, вообще-то, не собиралась, − смущенно запнулась Леночка. − Как-то в самый последний момент…

Но руку не одернула. Они немного постояли, молча и многозначительно. Ветер-бродяга развевал их волосы, где-то на заднем плане звучала тихая музыка, а щекастый проказник Купидон целился в них прямо из окон Эрмитажа своими коротенькими стрелами с резиновыми присосками. Все складывалось как нельзя лучше.

Неделя пролетела в приятных мыслях, ощущениях и переписке. Сережа чувствовал, что любит Леночку все больше и больше, да и она благосклонно приняла цветы в среду, а в пятницу с нескрываемым удовольствием разрешила себя проводить пешком до Нарвской, где она жила в съемной квартире с большим рыжим котом по прозвищу Вольтер.

Пару раз звонила Эля, и опять неудачно. Один раз Сережа даже не подходил к телефону. Эля очень обиделась: просила не звонить ей больше никогда и написала гневное прощальное послание с восклицательным знаком и нехорошим словом. Надо сказать, что Сережу такое положение вещей устраивало, но он, как человек прямой и честный, все-таки ответил Эле: им, мол, требуется перерыв, чтобы разобраться в себе и подумать. «Я тебе обязательно позвоню», – добавил он в конце и поставил три многозначительные точки.

Эля немного напрягала Сережу, несмотря на свои красивые ноги и неплохие душевные качества. У нее была крайне неприятная привычка отвечать вопросом на вопрос.

− Почему ты мне не позвонила? − к примеру, спрашивал Сережа.

− А ты почему не позвонил? Почему я всегда должна звонить первой? – тут же взвивалась Эля.

Или даже:

− Ты не видела мои ключи от машины? − нейтрально интересовался Сережа.

− А почему я должна была их видеть? – поджимая губы, вскидывала голову Эля. − Я тебе кто, жена что ли, чтобы знать, где у тебя все лежит?

Вполне естественно, что общение с Элей не всегда доставляло Сереже приятные ощущения. Его очень часто расстраивали Элины замечания и претензии. Еще Эля частенько пускала слезы по поводу и без, и при этом ее пухлая нижняя губка капризно дрожала. Сережина ранимая внутренность не переносила женских слез, если, конечно, они не были вызваны романтичностью момента и взаимными чувствами. Поэтому пока Сережа с удовольствием перестал думать об Эле: зная ее характер, он с уверенностью дал себе целую неделю спокойствия.

И вот, в субботу утром Сережа лежал на диване перед телевизором и думал о Леночке. Он прикидывал, будет ли логично позвонить ей сегодня и пригласить в кино, или все-таки следует только позвонить, а в кино пригласить завтра. Не успел он определиться со своими намерениями, как вдруг позвонила Марина.

Марина была высокой приобретенной брюнеткой с раскосыми зелено-желтыми глазами. Ее красивое крупное тело всегда обтягивали разного цвета платья с провокационным декольте, и она любила красить губы ярко-красным. Талантов особых у нее не было, кроме одного, крайне редко встречающегося среди представительниц столь прекрасного пола: она лихо разъезжала в трехдверном красном Пежо и очень ловко умела парковаться.

− Ку-ку! Я тут на твою улицу поворачиваю. Не хочешь прокатиться?

Сережа на мгновение задумался, но решение принял быстро, по-мужски.

− А с удовольствием. Отлично! Через пять минут спущусь.

У Марины было много друзей в разных концах города, что вполне естественно для девушки в облегающем платье с глубоким вырезом. К двум часам дня субботы она получила уже три приглашения: выпить кофе на Крестовском острове, сходить на выставку музея Прадо в Эрмитаж и поехать на шашлыки в Ольгино. Посоветовавшись, они с Сережей решили ехать на шашлыки в Ольгино, тем более, что погода была соответствующая. Они сели в машину и открыли окна: ветер трепал им волосы, они курили и весело болтали о чем-то постороннем.

На шашлыки в Ольгино собралось человек пятнадцать, не меньше. Марине все были очень рады, с Сережей − добродушно приветливы. После второго стакана красного вина Сереже стало хорошо, и он, оглянувшись по сторонам, вдруг заметил Олю. У Оли был очень грустный вид и короткая, почти мальчишеская стрижка вокруг миловидного круглого личика. Как выяснилось, Оля работала дизайнером, а в свободное время занималась фотографией. Марина шепотом сообщила Сереже, что Олю только что бросил ее парень, красавец, конечно, но большая сволочь. Сережа сразу пожалел Олю, потому что натура у него была тонкая и сочувствующая, как Флоренс Найтингейл.

– Очень приятно познакомиться, – тихо и проникновенно сказал Сережа и по-старомодному поцеловал Оле руку.

Оля, кажется, даже немного испугалась, но виду не подала, и лишь моргнула своими большими грустными, как у Буренки, голубыми глазами. Они немного поговорили о приятности погожих ясных дней и их прямой связи с человеческим настроением, пока Марина заливисто смеялась где-то на другом конце дачного участка.

Ближе к вечеру Сереже застенчиво и коротко звонила Леночка. Еще несколько раз долго звонила Инга, настойчивая девица с пирсингом в губе, с которой Сережа познакомился три недели назад, будучи в изрядном подпитии, и какой-то совсем неизвестный номер. Но глаза Марины пронзительно блестели в закатном солнце, а изгиб ее бедра так пружинисто рвался из-под платья, что Сережа решил не отвлекаться на посторонние предметы.

Наутро Марина отвезла Сережу домой.

– Чмоки, дорогой! Будет что-нибудь интересное, я позвоню, – и она махнула ему на прощанье из окна машины своей красивой ручкой с золотыми кольцами и швейцарскими часами.

Выйдя из душа, Сережа позвонил Эле и убедился, что та по-прежнему на него обижается и даже уехала на целую неделю к маме в Зеленогорск. Сережа энергично почистил зубы и позвонил Леночке. Она взяла трубку сразу, но в голосе проскользнули хорошо скрываемые нотки обиды. Да, она тоже рада. Да, конечно, она совершенно свободна сегодня и да, с удовольствием пойдет в кино. Хотя вчера ей было одиноко, а он, видишь, не взял трубку.

Сережа, как мог, успокоил Леночку, был мил и тактичен. Перед выходом он с удовлетворением посмотрел на себя в зеркало, потом вернулся на пару секунд к компьютеру, чтобы найти грустную Олю из Ольгино на каком-нибудь социальном сайте. Оля нашлась очень быстро среди Марининых друзей, и Сережа отправил ей «привет» со смайликом.


* * *


Леночка не думала о Сереже плохо. Она вообще старалась о нем не думать, предпочитая довериться судьбе и никогда ни о чем его не спрашивать. Он был во многих отношениях крайне приятным молодым человеком, и Леночке, безусловно, льстило его внимание. Все обстоятельства складывались самым благоприятнейшим образом. Сережа был мил, деликатен, нетороплив и никоим образом не покушался на ее свободу, которую Леночка очень убедительно ценила. Как любая девушка, она обязательно собиралась выйти замуж и завести детей, но только когда-нибудь в будущем, не сейчас, боже упаси, когда все так непонятно и непредсказуемо. Да и с Сережей она пока не определилась: то ли он тот самый единственный, то ли нет.

В жизни Леночки, как водится, не обошлось без определенной доли трагизма. Был печальный роман с женатым мужчиной, имя которого нельзя называть. Тот, которого нельзя называть, был старше Леночки лет на десять, имел двоих малолетних детей и истеричку-жену, которая не понимала его тонкой душевной организации. Леночка понимала, потому что сама была организована очень душевно. В день последнего тягостного расставания, когда разговор о разводе вновь не получил должного развития, Леночка написала стихотворение следующего содержания:


Слов плетет невидимый узор –
Красной нитью сердце не заштопать.
Волос ляжет на прямой пробор,
Ветер будет тихо дверью хлопать.


Одновременно с Сережей Леночке регулярно улыбался официант из кафе, где она любила пить кофе. У официанта были длинные волосы, серьги в обоих ушах и татуировка золотисто-красного дракона на предплечье. Леночка пока совсем не знала, как зовут этого длинноволосого официанта с драконом, но ей нравился его тихий голос, которым он так мелодично и с подтекстом спрашивал: «Вы уже готовы сделать заказ?» Леночка, будучи девушкой широких взглядов и – несмотря на ярко выраженный творческий потенциал – здравомыслящей, понимала, что красавец-официант с татуировкой улыбался не только ей. Честно говоря, она даже на него не рассчитывала. Она пока оставляла его в разряде эстетических удовольствий, тем более, что, конечно, ей он улыбался всегда как-то по-особенному, не так, как другим.

Был еще худощавый коллега по работе, которого она записала в телефон под именем «Боря Офис». Боря Офис, кажется, тоже любил Леночку: во всяком случае, он часто подходил к ее столу, присылал ей на почту веселые картинки и даже несколько раз заплатил за обед в столовой бизнес-центра. Боре также нельзя было отказать в некоторой доле приятности, хотя он и заправлял футболку в джинсы. Так что, Леночка с удовольствием раздумывала, кого из влюбленных в нее и ее таланты молодых людей предпочесть, но пока не спешила определиться с выбором.

В тот вечер, когда Сережа, занятый Мариной и ее платьем, не ответил на звонок Леночки, чаша весов значительно качнулась в сторону Бори Офиса. В отличие от Сережи, Боря не только ответил на звонок, но и оказался дома, совершенно свободный и открытый для любых начинаний. Они встретились на Маяковской, долго гуляли, разговаривали, потом пили зеленый чай с жасмином, согревая о чашки слегка озябшие руки. В конце концов, дошли до набережной, где Леночка грациозно перегибалась через парапет, а Боря с плохо скрываемым восторгом следил за ее движениями. Леночка даже поцеловала Борю на прощание в уголок губ и после посмотрела на него нежным взглядом. Ветер развевал ее роскошные русые волосы. Глаза Бори светились надеждой.


* * *


Оля из Ольгино находилась в состоянии резко прогрессирующей депрессии. И если буквально неделю назад ее приступы накатывали только по вечерам, то сейчас эта мерзкая худосочная дама карябала Олины внутренности своими острыми ногтями уже с утра. Олин телефон предательски молчал; сообщения приходили только от банка с извещением о заранее одобренном кредите и от ресторана «Папа Джонс», который предлагал купить каждую вторую пиццу с пятидесятипроцентной скидкой.

У Оли не было кота, который бы грелся у нее на коленях, а Олин парень с татуировкой дракона и длинными волосами забрал с собой телевизор, купленный в прошлом году на совместные деньги. Без телевизора, кота, мороженного и с разбитым сердцем невозможно было находиться в квартире. С утра пораньше в субботу Оля положила в сумку фотоаппарат и весь день фотографировала замки в соседнем гаражном кооперативе. Одна из фотографий показалась ей очень удачной: плавный изгиб замка, уходящий в глубину кадра, и завершающий композицию росчерк живописно загнутой жестяной заплатки на двери. Оля сразу назвала свою фотографию «Факсимиле» и, несколько ободренная, поспешила домой.

Дом встретил ее молчаливой пустотой. На фотографию она получила один-единственный отзыв: «Цвета хорошие, но скучно». Олин парень вывалил в сеть кучу фотографий в обнимку с роковой брюнеткой, обтянутой со всех округлых сторон ярко-синим платьем. Телефон не подавал признаков жизни. Симпатичный Сережа с шашлыков так и не объявлялся после того, как прислал свой «привет» со смайликом. Даже мама из Краснодара уже целую неделю не звонила. Оля чувствовала, как в ней скапливается, прессуясь и подступая к горлу, тягостная скрипучая тоска.

В «онлайне» было сто пятьдесят «друзей». Оля, поддавшись внезапному приливу отчаяния, написала на своей странице: «Если в течение получаса никто из вас, сволочи, мне не позвонит, то я выпрыгну в окно!» Сказала так, и действия ее приобрели пугающую осмысленность. Она поправила перед зеркалом прическу, накрасилась, надела свою лучшую футболку и села на подоконник в тревожном ожидании. Сердце провалилось в живот, ухнуло и осталось там.

Вдруг Оля заметила, что старые деревянные рамы в ее съемной квартире заклеены с зимы малярной лентой, и начала судорожно срывать ссохшиеся полоски бумаги. Из-под них сыпалась пыль, сухие чешуйки краски и куски поролона. Наконец, она настежь распахнула окно, встала на подоконнике в полный рост и заглянула вниз. Боже, как было страшно и высоко до асфальта! Оля повисела так несколько минут, вглядываясь в трещины и темные наросты на сером дорожном покрытии двора. Где-то вдалеке раздавался детский смех.

Телефон зазвонил внезапно. Оля разом выпрямилась, ударилась затылком об оконную раму и покачнулась, потеряв равновесие. Правая нога скользнула по карнизу. Оля вцепилась обеими руками в проем окна, в панике нащупывая опору и одновременно опускаясь всей тяжестью тела вниз, к подоконнику. Все, остановилась. «Какая глупость!» – пронеслось у нее в голове. Оля медленно, задом сползла с подоконника и понеслась, спотыкаясь, к компьютерному столу, на котором оставила телефон. Она нащупала кнопку приема звонка, даже не посмотрев на экран:

– Алло!

В ухе у нее зазвучал приятный женский голос:

– Ольга Андреевна? Добрый вечер, это вас из стоматологии «Счастливые зубы» беспокоят. Мы напоминаем вам, что вы записаны в понедельник в девятнадцать тридцать на прием у доктора Ермаковой Юлии Васильевны. Вы придете?

Оля не сразу поняла, чего от нее хочет эта неизвестная женщина с приятным голосом.

– Алло? Ольга Андреевна, вы слышите?

– Да, спасибо, я помню… Я приду.

С последним выдохом слова «приду-у-у» из Оли потоком полились слезы. Спасительные слезы, которые еще долго сотрясали ее тело, очищали разум и смывали обиду.

Ее статус про прыжок из окна собрал тринадцать «лайков».
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Качели
  • ОЛЯ И СТИХИ.
  • Идеальное 8 марта
  • СЫР НА ПОПЛАВКЕ
  • Творческий литературный вечер Ольги Ильницкой прошёл в Одессе


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Август 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    23 августа 2019
    ХОЛОКОСТ

    Новости Союза:

    Сегодня, 00:36
    С Днём шахтёра!
         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.