Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

МИНОМЁТЧИКИ Проза |
Владлен Ивановский
МИНОМЁТЧИКИ

Гордый город
Отваги и славы –
Этой славе
не меркнуть века

Павел Беспощадный

Об авторе
Известный луганский журналист Владлен Ивановский (1931-2004) всю жизнь прожил в любимом городе, и посвятил её созданию глубоко правдивых исторических очерков, рассказывающих о героизме своих земляков во время Великой Отечественной войны. Именно он был инициатором возведения у стен школы №39 Жовтневого района Луганска памятника с именами погибших учащихся в период войны. Через 20 лет после Победы в Великой Отечественной войне, в 1965 г. В.Г. Ивановский совместно со строителями обнаружил при ремонте дома №12 по улице им. Расковой в Жовтневом районе под старой штукатуркой на стенах подъезда надписи «Смерть фашистам!», «Мы вернемся», «1942». Они стали темой многолетних поисков по установлению их происхождения и авторства. Имея уже некоторый опыт подобной работы в период сотрудничества с газетой «На страже» во время прохождения службы в Советской Армии, Вл. Ивановский с присущими ему упорством и настойчивостью вёл журналистское расследование, пытаясь найти ответы на вопросы: «Кто автор этих надписей? Что о нём или о них известно»?
…17 июня 1965 г., через 20 лет после Победы, луганчане, да и вся страна из статьи Владлена Ивановского «569-й мінометний…», напечатанной в газете „Молодогвардеец”, узнали: в доме №12, где обнаружены надписи, располагался штаб и личный состав формировавшегося в Луганске в апреле-июне 1942 года отдельного минометного полка АРГК. В его оснащении миномётами принимал участие коллектив паровозостроительного завода. Из последующих публикаций стало известно, что полк за мужественную и героическую оборону Северного Кавказа был удостоен наименования «Ворошиловградский», освобождал Кубань, Правобережную Украину, города и села Польши, дошел до Берлина и Праги. Полк был удостоен орденов Александра Суворова, Михаила Кутузова, Александра Невского, Богдана Хмельницкого.
Это был гражданский подвиг журналиста, приоткрывшего новую славную страницу истории Луганска. Повесть «Письма, не убитые войной», опубликованная в молдавском журнале «Горизонт» (№6, 1987 г.), очерки «Малиновый звон», «Дездемона из легенды», «Ключ-трава» и другие полноценно представили писательский талант В.Ивановского. В них проявилось его умение раскрыть правду образов, объединив её с исторической достоверностью.

И как итог – решение Ворошиловградского городского исполнительного комитета об увековечивании подвигов минометчиков: сооружение монумента на месте формирования полка в сквере «Победа» Жовтневого района, который был открыт в год 30-летия Победы в Великой Отечественной войне.
За десятилетия поисков им установлены личности около 400 ветеранов-минометчиков, многие из которых неоднократно были гостями Луганска. Публикации Владлена Ивановского по общественно-политическому резонансу стали настоящим открытием и в истории Великой Отечественной войны, и в журналистике, войдя в число ярких страниц военной мемуарной литературы.
Им также найдены и идентифицированы захоронения советских воинов на территории Польши и Германии, возвращены семьям затерявшиеся боевые награды их отцов и сыновей. Он принял активное участие в издании историко-мемориальной книги Памяти Украины, а также аналогичных книг во многих республиках бывшего Союза, в Польше. Хорошим подарком луганчанам явилось создание режиссером А. Киселевой и оператором Д. Шестухиным документального телефильма «Один из многих…» об истории 569-го миномётного полка. Фильм неоднократно демонстрировался на голубых экранах, был тепло принят телезрителями.
Владлен Ивановский преподал всем урок щедрости, доброты, человечности. Неизмеримо горе людей, потерявших родных, друзей, близких, знакомых. Благодаря его многолетним, настойчивым поискам стали известны подвиги минометчиков, найдены места их захоронения и получены фотографии. Это, оказалось, пожалуй, самым главным в его гражданском подвиге. Многие матери, жены, дети погибших воинов, оставшиеся в живых ветераны полка, сумели побывать у святых холмиков, увезти священную горстку земли с могил героев, имена которых навечно останутся в памяти народной. А те, кто не смогли приехать и поклониться могилам, прочитали о своих родных в публикациях Владлена Ивановского и, возможно, им стало спокойнее на душе.
Какую же надо иметь любовь к людям, терпение, чтобы через многие годы после войны по крупицам собирать и восстанавливать дорогие имена защитников Родины. Сотни теплых откликов на его выступления – лучшее доказательство того, что Владлен Ивановский оправдал высокое доверие и надежды фронтовиков, многих семей… Тревога за судьбы людей, желание восстановить историческую правду и справедливость, не ради личных благ – на правах гражданского долга отправляла его за многие версты на неведомые поиски. И это удалось автору – он вернул нам славные имена, едва не превратившиеся в тлен. Сегодня эти имена фронтовиков с нами! На века!
В ШИНЕЛИ ГОДИНА БЫЛА…
Ворошиловград встретил командование и прибывающий состав будущего полка весенней прохладой и дождями, переходившими в запоздалый снежок… На улицах прифронтового города – противотанковые ежи из рельс, глубокие канавы, на центральной улице - баррикады, на крышах – счетверенные пулеметы, на стеклах окон – крестообразно наклеенные газетные полосы, на заборах – карикатуры на Гитлера, в кинотеатрах - сатирические киносборники. У памятника Ленину, возле мемориала Борцам Революции проходили митинги, выступали трудящиеся… Говорили коротко, клеймили врага, просили направить на фронт, здесь же и записывали (кое-то уже был с котомкой за плечами).
На цеха знаменитого завода «ОР» будущие минометчики смотрели с болью. Там, где недавно стояли станки – ямы. У полуразрушенных стен – битое стекло, кирпичи, обрывки кабеля, исковерканный металл… Проемы окон наполовину забиты досками, листовым железом, в потолках дыры от снарядов, в полу – огромные воронки от бомб. И все же, несмотря на внешний хаос, каждый, даже малолюдный цех, казалось, продолжал трудиться в своем ритме. За станками в большинстве стояли пожилые рабочие, рядом с ними - парнишки и девчушки. Под ногами у одних деревянные ящики, у иных – сбитые подставки: они ведь по росту де доставали до станков. Защемило сердце даже у бывалых воинов… Но вот они задержались у станков с прикрепленными на них небольшими красными флажками, читали мелковые надписи на небольших фанерках: «Бикетова Таня – 25 – 138%», «Волков Игорь – 24 – 130%». Светлели лица воинов, они обнимали юных станочников… Выветривалось первоначальное впечатление от увиденного: значит, и в условиях эвакуации оставшийся коллектив завода трудился в прифронтовом городе. Заводчан осенял ими же написанный, полоскавшийся на месте снятого крана под потолком красноречивый лозунг: «Все для фронта! Все для Победы!». И минометчики убеждались в этом, проходя по другим цехам.
В цехах и прямо под открытым небом шел ремонт поступивших с фронта танков. Под парами стоял первый отремонтированный паровоз. Оригинальным приспособлением для установки крупнокалиберного пулемета на самолете У-2 заинтересовались командиры полковой батареи. А бригадир Стовбур В.П., который вместе с коллегами занимался освоением производства противотанковых ружей, в присутствии руководителей города пообещал подарить полку оружие против вражеских танков. В небольшом цехе на столах уже лежали автоматы.
И все же сами по себе напрашивались тревожные вопросы: «Кем, из чего и каким образом будут изготовлены минометы в почти пустых цехах»?
В планах германского командования основной задачей войны на 1942 год ставилось подорвать материальную базу вооруженных сил СССР, лишив ее Донбасса, донской и кубанской пшеницы, кавказской нефти. Для выполнения этой задачи противник сосредоточил на юге значительные силы пехоты, танков, авиации. Шахтеры, металлурги, паровозостроители, химики – все трудящиеся Украины, Донецкого бассейна делали все возможное для обороны. Они сформировали стрелковые шахтерские дивизии, полки, батальоны, послав в них своих сыновей и дочерей, вооружали их оружием, сделанным здесь же, на предприятиях Донбасса.
Формирование 569-ого отдельного минометного полка согласно приказу войскам Южного фронта №0147 от 18 апреля было организовано Ставкой именно в Ворошиловграде не случайно. Во-первых, подобных отдельных самостоятельных минометных частей в Красной Армии до этого момента не было. Во-вторых, предстояло не только осваивать новую боевую технику, ее необходимо было сначала еще и изготовить, и, конечно, быть первопроходцами в разработке тактики новой воинской части и ее уставных положений. Учиться воевать и побеждать предстояло непосредственно в боевых условиях. Отсюда необходимо было подбирать соответственно не только командный, но рядовой и сержантский состав: большинство почти не знали конструкцию минометов.
И наконец, не менее важное: Ставка и, естественно, Военный совет Южного фронта хорошо знали, что при формировании в Ворошиловграде еще в прошлом, 1941 году в мае-июне 214-й, а в августе-сентябре 395-й стрелковых дивизий коллектив паровозостроительного завода имени Октябрьской революции изготовил в кратчайший срок немало боевого оружия. Но то было, когда фронт находился далеко от города, и завод работал на полную мощность. Сейчас положение было иным… При знакомстве командования полка с первым секретарем Ворошиловградского обкома КПбУ А.И. Гаевым, возглавлявшим комитет обороны, и членами комиссии по осуществлению связи фронта с тылом, директором завода В.А. Веллером, парторгом ЦК ВКПб завода М.Н. Хахаревым, главным механиком завода Б.А. Ененко стало известно о значительном сокращении производственной мощности…
В связи с ухудшением положения на фронте и даже угрозой гитлеровской оккупации в сентябре 1941 года началась экстренная эвакуация промышленных предприятий, важных объектов, населения и материальных ценностей города на восток. Только по одному паровозостроительному заводу в тыл было отправлено более 65 эшелонов с оборудованием и различным имуществом. Было эвакуировано до 8000 инженерно-технических работников и рабочих, которые были освобождены от призыва в Красную Армию.
Конец 1941 года – первые ощутимые победы Красной Армии над фашистскими полчищами: разгром над Москвой, Ростовом, Тихвином. Первой на Южном фронте 395-я стрелковая шахтерская дивизия остановила оккупантов на ворошиловградской земле!
Готовясь к новому наступлению, войска неприятеля приступили к перегруппировке, подтягивая резервы. Несколько стабилизировалось положение на Юго-западном фронте, хотя враг находился в 50-ти километрах, а на отдельных участках и еще ближе от Ворошиловграда… Но несмотря на прифронтовое положение, предприятия города продолжали самоотверженно круглосуточно трудиться во имя победы. Паровозостроительный завод даже прекратил эвакуацию и приступил к обслуживанию нужд фронта, к освоению… 120-миллиметровых минометов!
Первую партию грозного оружия заводчане передали подшефной 395-ой стрелковой дивизии. Вместе с 383-й стрелковой шахтерской дивизией, сформированной в г. Сталино, они первыми остановили продвижение противника на юге в районе р. Миус и г. Красный Луч, и удерживали рубеж более 8 месяцев!
Ворошиловградский обком КПб Украины поддержал патриотическую инициативу трудящихся города взять шефство над первым в Красной Армии Отдельным минометным полком, который был зачислен в Резерв Главного Командования. Ставка и Военный Совет Южного фронта (командующий генерал-лейтенант Малиновский Р.Я., члены Военного Совета начальник штаба генерал-лейтенант Антонов А.И., член Военного совета дивизионный комиссар Ларин И.И.) дали право командиру полка майору Зильбербергу привлекать по его выбору любых специалистов из частей фронта, кроме того, туда направлялись лучшие силы из военных училищ и курсов. Из резерва артиллерии Южного фронта в полк прибыли выпускники Одесского артучилища – лейтенанты Голумян, Куликов, Новицкий, Баскаков, Кулагин. За полтора года учебы они приобрели знания, необходимые в любой командирской должности (от артиллерии особой мощности до дивизионной, а также звукового разведчика).
Формирование Отдельного Минометного полка относится ко времени создания в Красной Армии мощной тяжелой артиллерии резерва Верховного Главнокомандования дивизий, корпусов. К такому разряду был отнесен и 569-й Ворошиловградский минометный полк – подобных в Красной Армии не было. Он должен был быть оснащен мощными 120-миллимекровыми минометами, которые только стали поступать на вооружение. И не случайно Ставка, и в частности, начальник артиллерии Красной Армии генерал Воронов Н.Н. в секретных приказах возлагал на эти миномёты большие надежды.
О миномётах более подробно:
… Миномет. Военные, особенно кадровые фронтовики, повидавшие на своем веку немало самых различных видов оружия, пожалуй, сразу по достоинству оценили этот вид вооружения еще до Великой Отечественной войны. Это один из самых простейших видов оружия и вместе с тем, ставший сразу грозным поражающим средством сопровождения пехоты и танков, весьма эффективным при самостоятельном ведении огня. Сегодня далеко не все знают, что приоритет этого уникального в своем роде оружия принадлежит нашим соотечественникам, которые создали и применили минометы в боях при обороне Порт-Артура еще в 1904 году. Это были мичман Власьев С. и капитан Гобято Л. Последний, к сожалению, в чине подполковника погиб спустя 10 лет под Перемышлем. И наименование своему удачному детищу они дали такое обыкновенное, по его назначению: мину метает…
Миномет не только отличается сравнительно высокой скорострельностью, небольшим весом, но легко и быстро разбирается и собирается на три части, легко переносится на новые позиции всего тремя солдатами. Миномет надежен и практически безотказен в бою. При всех перечисленных достоинствах это единственное огнестрельное оружие, которое благодаря большой крутизне траектории мины позволяет вести огонь по закрытым сверху целям противника, не досягаемым и не поражаемым другими видами оружия. Он даёт возможность стрелять не только из глубоких укрытий (оврагов, рвов), но и через посадки, возвышенности и даже через боевые порядки своих войск. В предвоенные годы под руководством Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской и Государственных премий, доктора технических наук Шавырина Б.И. были созданы минометы различных калибров. Среди них 82-миллиметровый батальонный и 120-миллиметровый полковой. Как видим, миномет Власьева и Гопято претерпел многие изменения, но, по-прежнему, служил своему назначению. Благодаря простоте конструкции, уже в начале Отечественной войны массовое производство миномётов без особого труда осваивали гражданские машиностроительные заводы. Ни в одной иностранной армии не было миномета, по своей боевой активности сравнимого с нашим 120-миллиметровым полковым!
О командире полка с любовью:
С каждым днем раскрывались разносторонние способности личности командира полка, майора Зильберберга… В 23 года он – курсант школы Красных командиров, затем командир взвода, батареи артполка, слушатель академии имени Дзержинского. С первых дней войны командовал артдивизионом. Сочетание в нем высоких человеческих и командно-боевых качеств дало право высшему командованию доверить ему формирование минометного полка Артиллерии резерва Главного Командования. Можно только догадаться о той огромной ответственности, которую возложили на командира формируемого полка командование. А ведь ему только исполнился 31 год. Здесь и проявился его дар организатора, умение находить людей и заставлять их наиболее полно проявлять свои способности, точно определяя их качества и возможности. Эти навыки позволили ему рационально расставить командно-политический и административно-технический состав, назначить командиров отделений, расчетов, укомплектовать штаб, тылы и распределить функциональные обязанности по боевому и строевому расчетам.
Товарищи по учебе волновались за Зильберберга: удержится ли в академии?! Удержался! Хотя и там шла чистка от «врагов народа». Прекратили и даже запретили изучать Полевой устав Красной Армии – итог многолетнего военно-научного исследования советских военачальников, теоретиков и историков М.Н. Тухачевского, В.К. Блюхера, А.А. Свечина, И.Л. Уборевича и других. Они оказались «врагами народа». Из академии исключили и отдали под суд нескольких человек, у которых обнаружили их труды.
Трудности были не только в скорейшем налаживании производства минометов и другого оружия, а также снабжения обмундированием. Изъятие литературы «врагов народа» по военному искусству и стратегии лишило командиров не только возможности самим овладевать военными знаниями, но и учить подчиненных – военный опыт предполагалось приобретать в тяжелейших условиях отступления и страшных потерь. И это уже испытывали на себе командиры и красноармейцы… Изданная и «слепленная» наспех, едва уже не в ходе войны «военная наука» была далека от истины и походила на обычные уставные пособия. Еще будучи юношей, Иосиф восхищался смелыми рейдами летучего отряда Дениса Давыдова и нанесенного им урона тылам неприятельской армии. Читал он и о том, с каким рвением Давыдов изучал сообщения об успешных действиях испанских гверильясов (так нарекли в России испанских партизан, сражавшихся против французов-оккупантов). И, наконец, о партизанских налетах самого Дениса Давыдова, с такой яркостью описанных Толстым в «Войне и мир»… У него тоже зрела эта идея при первых же боях с фашистами. Капитан Зильберберг даже приспособил две грузовые автомашины (на каждой по три пулемета «максима») в «кочующие» огневые точки, которые немало наломали дров во вражеских тылах. Но Зильберберга тогда не поддержали… Да и сам он мечтал применить для «кочующих», как минимум, «малую артиллерию». Сейчас судьба сама повелевала осуществить его мечту… внедрить «кочующие» минометы!
Познакомимся с некоторыми его боевыми друзьями:
- Батальонный комиссар, майор Рыжов Н.И., 34 года, член ВКПб с 1928 года, партийный работник, служил в рядах Красной Армии, слушатель артакадемии им. Дзержинского;
- Парторг полка старший политрук Зайцев А.С., слушатель артакадемии им. Дзержинского, кадровый офицер, ленинградец;
- Секретарь комсомольской организации полка, политрук Пташный М.И., служба в РКРА, секретарь Заводского РК ЛКСМУ г. Николаев, кандидат ВКПб;
- Начальник штаба полка капитан Родионов П.Р., кадровый офицер, слушатель артакадемии им. Дзержинского.
Командиры батарей капитан А. Карпов, старшие лейтенанты Г. Галумян, И. Паненко, А. Попцов, Л. Плотников…
Подробнее о них и других из личного состава узнаем по ходу боевого пути полка.
МЕЧТА ОЧНУЛАСЬ, ПОКАЧНУЛАСЬ…
Формирование полка шло по рассчитанному и строго выполняемому расписанию. … Первого мая с утра накрапывал дождь, но настроение личного состава было приподнятое. Начальник связи полка капитан Чечкин установил два рупора радио: один на плацу, во дворе дома №12, где в квартирах жильцов расквартирован офицерский состав, второй - рядом, в небольшом скверике. Голос Москвы было слышно не только в палатках скверика, но и в частных домах Нового городка, заложенного незадолго до войны. В 10.00 личный состав с песней прошел парадным строем перед командованием полка, заслужив похвалу и щедрые аплодисменты трудящихся. Под дождем выехали к Острой Могиле на стрельбища из личного оружия и для освоения фактора маскировки на местности. Плохие погодные условия командир полка компенсировал праздничным обедом там же, на полигоне, в палатках. Суворовские принципы: «Тяжело в учении, легко в бою» майор Зильберберг применял в повседневной жизни полка. Его энергия и уважительная требовательность исполнения приказов были поразительны. Все были заняты, все настойчиво готовились к походу на фронт. А обстановка была тяжелой: противник начал наступление в районе Харькова и на Изюмо-Барвенковском выступе. В первые дни пребывания во фронтовой полосе полк занимал боевые порядки на тыловой оборонительной позиции 12-й армии генерал-майора Гречко, который вместе с секретарем ЦК КПб Украины Коротченко дважды побывал в расположении полка. Неоднократно переподчиняясь соединениям армии, перемещаясь вдоль линии фронта, полк напоминал некий заградительный надежный щит. Находясь в условиях артобстрела и бомбежки, Зильберберг использовал для учебы личного состава оборудование окопов, землянок и укрытий. Бойцы учились маскировке, связисты и разведчики получали опыт при обрывах связи и ее восстановлении. Командир учил штаб оперативной, разведывательной работе, а работников тыла – решать вопросы обеспечения во время бомбежек. Нацеливал политработников на выполнение боевых задач, стоящих перед полком. Он вывозил командиров батареи и офицеров штаба в стоящие на передовой артиллерийские части, где в условиях сдерживающих боев практически показывал, что каждый из них должен делать при обеспечении поддержки пехоты или танков.
Не раз бывали на дальних аэродромах, знакомясь с новой авиационной техникой. Личный состав полка отвечал на отеческую заботу четкостью выполнения приказов и заметным повышением воинского мастерства. Особенно были благодарны учению, которое было названо: «Не боимся танков!». По согласованию с танкистами «организовывали» дневное и ночное «наступление прорвавшихся» танков на огневые позиции полка. Учения были настолько «страшными» по эффективности восприятия и полезными, что личный состав сам попросил повторить «нападение танков».
Был такой бой…
Полк находился в обороне, когда под селом Широкое Краснодонского района огневые позиции двух минометных расчетов были внезапно атакованы превосходящими силами противника. Близкое расстояние к нему не давали возможности применить огонь минометов… Малочисленный состав расчетов принял решение дать бой… Но в случае гибели личного состава противник мог завладеть минометами. Командир взвода управления, участник войны с 1941 года, сталинградец лейтенант Александр Локтев, рискуя жизнью, вызвал огонь соседних минометов на себя. Снайперский огонь по координатам лейтенанта не только приостановил продвижение рассчитывавших на легкую победу фашистов, но и, рассеяв их, обратил в бегство. На поле боя осталось убитыми и ранеными до 40 гитлеровцев, разбито два станковых пулемета с прислугой. Настойчивая учеба принесла положительные результаты – первые благодарности перед строем и рукопожатие командира полка. Короткий победный бой вдохновил бойцов.
Возвращаясь к началу войны
Год войны не стер в памяти воинов и 24 июня 1941 года, когда у газетных киосков всех городов страны собирались огромные очереди. Накануне вечером радио сообщило: «Газеты «Красная звезда» и «Известия» опубликовали стихи Лебедева-Кумача «Священная война».
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой,
С фашистской силой темною
С проклятою ордой!
Читали, не отходя от киосков. Останавливался автотранспорт, водители глушили моторы, взбирались на капоты, прохожие забирались на деревья, ухитрялись и на крыши частных домов и кричали:
- Громче-е-е-е!
А из другой толпы, как перезвон колоколов, доносилось:
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная
Священная война!
Слушали все жадно, и губы каждого повторяли те впервые услышанные, но сразу принятые сердцем понятные слова – они звали, как гимн, выдавливали слезы.
Пойдем ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую
За наш Союз большой!
Через несколько дней слова те стали песней. С нее страна начинала каждое утро. Вот уже год… А сколько ещё впереди?
Первое пополнение
Вскоре прибыло первое пополнение к старшему врачу полка Безбородько –это была девятнадцатилетняя ростовчанка младший лейтенант медслужбы Елизавета Радченко. Она произвела приятное впечатление, с каждым днем ее скромность и серьезность завоевывала симпатию личного состава. Главное – выпускница медучилища была уже фельдшером в санитарной авиации Южного фронта, где получила превосходную рекомендацию. Вскоре подтвердилась ее энергичность, деловитость и настойчивость. Она объездила еще не успевшие эвакуироваться из прифронтового города аптеки и медбазы и, конфисковав лекарственные травы, возвратилась в полк довольной: санитарная часть значительно пополнилась продукцией «зеленой аптеки». По штату в полку необходимы были санинструктора. Кандидатур было немало: в часть приходили не успевшие эвакуироваться медсестры, даже врачи, те, кого не взяли на фронт по состоянию здоровья или имевшие бронь. А тут звонок из Обкома комсомола «Приезжайте в Обком Красного Креста…».
Краснокрестовцы… Это именно то, что нам сейчас необходимо, - даже обрадовался командир полка, майор Зильберберг, пожимая руку врачу Безбородько, когда они ехали на приглашение. Гостей встретили секретари Климовского и Октябрьского райкомов Комсомола Надежда Фесенко и Галина Серикова, комсомольские работники Мария Сердюк, Елена Исатова, сотрудник Красного креста И.Ф. Павлова.
Хотя они жили в Ворошиловграде, встречаться им не доводилось. Оля Андреева после школы работала в фотоателье, Маша Трегубова училась в медтехнике, Таня Ивонина, окончив десятилетку, трудилась в прокатном цехе паровозостроительного завода, Оля Гапонова водила трамвай. А где-то рядом ходили улицами родного города Катя Авдюгина, Марийка Назаренко. Какие прекрасные мечты у них были в 18 лет! У каждой - свои заветные планы…
Военным представили рвущихся на фронт молоденьких девушек-саниструкторов, примостившихся на трех стульях. Командир полка некоторых сразу узнал - с ними уже была встреча в одном из госпиталей города, где девушки ухаживали за ранеными. А ещё командование полка присутствовало в госпитале на девичьем самодеятельном концерте. Улыбка майора послужила как бы сигналом для девушек: они оживились, но молчали.
- А вас представили бойкими, смелыми… – нарушил молчание командир полка.
- А знаете, что такое фронт? Война? – и сам ответил: - Это – страх, тяжесть, без воды, пищи, жара, холод. Сутки без сна. Словом – лишения на каждом шагу. Это когда навстречу свист пуль и осколков, а тебе надо поспеть к раненому, который откуда-то подал голос: «Сестра-а!». А может и самой его отыскать. Ведь боец верит, что его не оставят на поле боя. Война беспощадна к тем, кто бросается в атаку, и к тем, кто будет спасать атакующих. Война, это, дочки, трудная работа, и не знаешь, вернешься ли… Фашисты не щадят и родных, и знакомых, тех, кто ушел в армию.
Но девушки были далеки от доводов майора, который своим «отцовством» пытался удержать их. И они стали «наступать»: они владеют оружием, сумеют оказать первую помощь, уже около года работают в госпиталях. На столе перед военными стала расти горка удостоверений: Красного Креста, Осовахима, «Ворошиловский стрелок». Затем появилась «Комсомольская правда» за прошлый год. В мартовском номере красным карандашом было обведено обращение ЦК ВЛКСМ о подготовке санитарных дружин при райкомах Красного креста. Девушки то и дело поправляли на груди блузки и платья – заметят ли на них значки «Готов к санитарной обороне». Пока командир полка с врачом Безбородько, фельдшером Радченко, парторгом полка, страшим политруком Зайцевым и комсоргом полка Пташным «изучали» все это, одна из девушек (подруги называли ее Машей) положила на стол листовку. Такие же минометчики уже видели расклеенными по городу. То было обращение ЦК ВЛКСМ Украины к молодежи подыматься на вооруженную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
- Не смотрите, что мы… молодые - наступала девушка.
- Не примете… Пойдем в ЦК комсомола Украины. Он сейчас в нашем городе. Да и здоровы мы…
Минометчики переглянулись. Зильберберг подумал: «Правильно порекомендовали…». Посмотрел на врача, фельдшера. Лица строги. Но глаза… В их глазах было сказано все! «Ведь тут и готовые санинструкторы. Святое их решение от сердца. Ведь на войне, ой, как нужна их профессия!!»
Старший врач уже видел их работу – тяжелую, опасную и с риском для собственной жизни: вырывать у смерти сотни, тысячи жизней. Он, сын медика, сам врач, уже испытал это на себе. В боях под Харьковом был ранен. Не тяжело, правда. И хотя сам себе стал оказывать первую помощь, все же потеплело на душе, когда около него вскоре заохала санитарка. Тогда подумал: «А если тяжело ранят, заметят ли, не попаду в руки врага? Ведь сам в кромешном аду искал раненых».
Вот и решается само собой, какая роль на войне санитарок, санинструкторов. Эти не подведут. В «Севастопольских рассказах» Лев Толстой писал ведь не о святых медиках. Хотя спасители воистину святые». Предчувствуя, что девушки готовят новое наступление, командир полка возразил: «А мы вам и не отказали. Приезжайте в полк. Познакомимся ближе…».
Девушки сорвались со своих мест и с радостными возгласами поспешили к майору: «А-а-а, можно сейчас?!».
Записавшись в полк, девушки уже видели себя с санитарной сумкой и белой косынкой с красным крестиком на ней: они ищут раненых… А если не отыщут, их белую косынку увидят раненые и, возможно, откликнутся. Получалось у девушек, что белая косынка как парус милосердия…
Милосердие… Как же санинструкторы были крайне удивлены, когда узнали, что их фантазия далека от истины: медперсонал на поле боя не носил белых косынок. Они демаскировали медиков и были хорошей приманкой для снайперов неприятеля…
- Но белые косынки носили в госпиталях, мы видели их на поле боя в кино…! – недоумевали санинструкторы.
- Плохой пример подали режиссеры, сняв такой эпизод. – отвечал старший врач полка Безбородько. – Неправдоподобен такой эффект. Вот артист Николай Крючков подал молодежи правдивые жизненные примеры. Сыграл он тракториста, и садилась молодежь за тракторы. Его роли дали путевки многим парням в танкисты, в авиацию… Вот это достойно подражания.
Не менее удивились санинструктора, когда узнали, что у медперсонала форменные косынки – зеленые (их, конечно, не было при формировании полка) и девушкам подсказали: марлю красили акрихином – поэтому сейчас у них на голове косынки желто-зеленого цвета. Но их носят в расположении санчасти полка, но не на поле боя…
Получилось недоразумение (в понятиях девушек) и с личным оружием.
- А личное оружие нам выдадут? – спросила Катя Авдюгина.
- Оружие санинструкторам, медсестрам не положено. – ответил помощник начальника штаба по оперативной разведке лейтенант Баскаков. – Тем более, его сейчас недостает и у офицеров. Действительно, девушки, конечно, обратили внимание, что у некоторых офицеров кобуры были пустыми.
- Лев Толстой в «Севастопольских рассказах» умолчал о наличии у медсестер личного оружия.. – не-то успокоил, не-то узаконил «не положено» Баскаков. Но и поспешил обнадежить:
- Смотря какой бой… А то будут и у вас личные «наганчики». Мы об этом позаботимся…!
Легендарные Надя Фесенко и Галя Серикова
Как-то в полку побывали две молодые девушки с короткими прическами: секретари райкомов комсомола: Климовского – Надежда Фесенко, Октябрьского Галина Серикова. Они передали воинам книги, альбомы с фотографиями Ворошиловграда, тетради, ручки, карандаши… И папку с листками стихотворения Константина Симонова «Жди меня».
- Это чтобы не забывали нас… Писали. А когда домой писать будете, непременно вложите стихотворение «Жди меня»… Пусть вас тоже ждут… После победы непременно нас навестите. Тоже будем ждать вас – пожелали комсомолки-щебетушки. Вместе с парторгом полка страшим политруком Зайцевым и комсоргом политруком Пташным девушки совершили не одну поездку по предприятиям прифронтового города, и минометчики могли убедиться, как молодежь их уважала и выполняла в срок заказы для подшефной части. С каждым днем все небезопаснее становилось не только ездить по городу и его окрестностям, но и ходить по улицам: город часто бомбили и обстреливали из орудий. Были жертвы. Часто на рассвете жителей города и минометчиков будили сирены и залпы зениток. Комсомольские вожаки внесли определенную живинку в боевую жизнь полка: частыми гостями стали концертные бригады, был организован просмотр воинами в помещении Дома культуры имени Ленина репетиции спектакля «Фельдмаршал Кутузов», премьера которого вот-вот должна была состояться. Покорили зрителей спектакли в ТЮЗе «Снежная королева», «Иван-Царевич» - минометчики преподнесли артистам корзину цветов и приветствовали их стоя.

Командование полка, как и весь личный состав, искренне полюбило неутомимых Надю Фесенко и Галину Серикову – своими действиями они не давали возможности воинам забывать о своем народе, его величии духа, несгибаемой воле, беспримерном мужестве в его смертельной схватке с оккупантами. Ведь именно Фесенко и Серикова вместе с работниками областной организации общества Красного креста рекомендовали девушек-комсомолок, пожелавших записаться добровольцами санинструкторами и уйти на фронт… Титулы девушек «секретари райкомов», казалось, не могли попросту «приблизить» их к солдатам… Но доверительно простое девичье обращение, их необыкновенно кипучая энергия, прямые и честные натуры уже после нескольких посещений рассыпала в воинах прежнее мнение. И они даже меж собой делились своим «раскаянием»…
Стали понятны и уважаемы их должности «секретарей» - им доверили роль воспитателей молодежи! Влюбленные в жизнь, скромные и доброжелательные, они покорили солдатские сердца….
Каждое воскресенье Надежда Фесенко и Галина Серикова привозили в расположение полка фильм, чем доставляли радость не только воинам, но и жителям Нового городка, дальним домам. По их инициативе были изготовлены на заводах десятки длинных лавок, которые, конечно, задолго до фильма, занимала детвора. А после фильмов будущие фронтовики с песнями провожали девушек, непременно обмениваясь адресами. Как-то по предложению комсомолок минометчики посетили Ворошиловградский клуб служебного собаководства. Здесь, оказывается, животные знали их, встречали радостным лаем, виляли хвостами, откликались на свои клички. Девушки сожалели, что воины не приняли их предложение взять собак в полк. И во всем этом раскрывалась глубина их души, сердец, дышащих мужественным достоинством. И воины полюбили девушек той чистой, искренней любовью, которой наделены только идущие в бой, и потому дорожили каждой встречей на их пути…
Всегда ждали их прихода и жители Нового городка, где проживали минометчики. Конечно, жители понимали, что вот-вот в город ворвутся фашисты, и присутствующих своим безжалостным крылом окутывала грусть… И тут комсомолки переводили грусть на свой лад. Заводили песни, что подарили поэты и композиторы в это грозное время.
Мы развеем вражьи тучи,
Разметем преграды на пути.
И врагу от смерти неминучей,
От своей могилы не уйти.
…Наконец, настал день, когда девушки поверили, почувствовали, что они красноармейцы… В период учебных занятий, приближенных к бою учений девушки еще находились в своей гражданской одежде. Их блузки, кофточки, платья и юбчонки изрядно поизносились. На обуви висели обрывки кожи, и трудно было понять, что это: туфли, босоножки или просто тапочки, и были ли на них когда-нибудь каблуки. Лейтенант Радченко замечала, что девушки теряли веру: будут ли они зачислены в полк. И тут их предупредили: завтра баня, получение красноармейской формы и принятие присяги. Девичьей радости не было предела.
А вышли санинструкторы из бани и не узнали друг друга. Восклицаниям, удивлениям не было конца. Но главное, Радченко уловила в них нотки гордости. Подворотнички, конечно, сразу видно, что пришиты девичьими руками. А вот воротнички гимнастерок болтались на девичьих шейках, как обручи на рассохшихся бочках. Да и юбки расходились как карусель. Лиза увидела в девушках еще недавнюю себя и, улыбаясь, сказала:
- Подгонете…
А вот с сапогами… Сапог в Красной Армии, как и обмундирования на таких юных девушек не шили. Одной Тане Ивониной (да и то на три портянки) подошли. А остальным - хоть с туфельками в сапоги. И громыхали санинструкторы, натирая ноги в «семимильных». А возвратились как-то каждая на свою батарею, и увидели «золушкины» сапожки из плащпалатки – маленькие, по девичьей ножке. «Кто? Кто?» А волшебником был полковой сапожник старшина Павлов. Когда дело дошло до стрижки, девушки чуть не заплакали - не хотели лишаться пышных локонов. А Оля Андреева, ухватившись за косу, все твердила:
- Не отдам… Лучше…
И окончательно почувствовали свою принадлежность к военной службе, когда, после принятия присяги, получили красноармейские книжки. Предупредили: «Дома скажете: «До свидания… Будете жить пока в палатках. Родных проведаете по воскресеньям в виде исключения…»
Защемили юные сердца. Только сейчас поняли, что они все еще продолжали оставаться почти детьми…
Окуджава напишет затем:
Ах, война,
Что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб –
Разлуки и дым,
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим
Сапоги –
Ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верит вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки!
Девочки,
Постарайтесь вернуться назад!
Заводчане не подводят
…Попасть снова на паровозостроительный завод в связи с прибытием большого пополнения, командиру полка майору Зильбербергу, замполиту Рыжову, начальнику штаба капитану Родионову, старшему политруку Зайцеву, политруку Пташному, начальнику арттехснабжения Кириченко, командирам батарей Паненко и Попцову удалось лишь через несколько дней.
По дороге на завод майора Зильберберга не покидало приятное воспоминание от задушевного прощания несколько дней назад с главным механиком завода Борисом Алексеевичем Ененко. Налет вражеской авиации прервал тогда осмотр цехов завода и обсуждение обоюдных задач. Но Ененко задержал его и, обводя присутствующих взглядом, сказал, чтобы все они слышали:
- Заводчане никогда и никого не подводили… Жаль, вы спешите… Но время пока терпит… Приезжайте снова…
А тут еще и сегодняшний телефонный звонок главного механика:
- Ждем…
Из машины еще увидели Ененко: разговаривал с часовым у ворот проходной завода. Часовой движением руки с винтовкой приветствовал вышедших из машины, и Зильберберг пожал ему руку. Убедившись, что гости тогда, в бомбежку, добрались благополучно, главный механик нахмурился:
- А у нас один ранен, а девушка в тяжелом состоянии. Собирали кровь. Не пожелала в бомбоубежище… Выразив сочувствие, гости прошли через открывшиеся массивные створки ворот и, пройдя по двору, вошли в помещение, вовсе не походившее на те, что им довелось видеть несколько дней назад. В окнах, в основном, были стекла, само помещение ухожено, не видно хлама, да и воздух чист. Над длинными столами у стен – дюжины рабочих, каждый занят своим делом. Жестом руки главный механик предложил военным гостям пройти дальше к трем рабочим. Его голос сзади:
- Узнаете-е?!
По мере того, как военные приближались к рабочим, лица их светлели в улыбке.
- Минометы-ы-ы! – вырвалось почти одновременно радостное из уст майора Зильберберга и командиров батарей Паненко и Попцова.
У стен они увидели свежеокрашенные в зеленый цвет минометные стволы и опорные к ним плиты, казенники, попахивающие ацетоном. На длинных, грубо обтесанных столах рабочие собирали детали к минометам: механизмы наводки и коллиматорные прицелы. Подойдя вплотную к стволам, минометчики потянулись руками к ним, поглаживали, понимающе переглядывались….
Военные радовались, как дети. Услышав их возгласы, спешили присоединиться остальные минометчики. Минометные стволы встретили, как давно знакомое, близкое и понятное только им. Они почувствовали себя как бы дома, и откровенное ликование с новой силой одолело ими… На миг даже забыли, что минометы – это для войны, которая лютует сейчас не только по всей стране, а уже рядом, под городом, и там, в эти мгновения, гибнут сотни, тысячи людей… Но оружие это как раз и было оружием возмездия! А вот один минометный ствол и части к нему стали передаваться из рук в руки, и поплыли они над головами к середине цеха. Каждый протягивал к конструкции руки, спеша принять участие в сборке. И вот детище рук паровозостроителей с гордо поднятым стволом приняло свой обычный вид… миномета.
Внезапно вздрагивает весь ремонтно-механический цех: зенитки, охраняющие завод от налетов вражеской авиации, салютуют огнестрельному первенцу для 569 отдельного минометного полка!
На миномет сыпятся первые весенние цветы. Снова, нечто подобное выстрелу… Салютует шампанское… Подобно спущенному только что на воду кораблю, миномет провожают в… бой. Большой бой! Счастливо тебе бить вражескую погань! Аплодисменты, торжественные возгласы аккомпанируют мелодии оркестра. Присутствующие пожимают друг другу руки, обнимаются. Обоюдное вдохновение объединило в эти мгновения всех, и еще больше сблизило военных и гражданских. Комсомольские секретари Надежда Фесенко и Галина Серикова преподносят минометчикам розы. Все окунулись в непринужденную, теплую, дружескую беседу, сопровождавшуюся пожатием рук, фотографированием с девушкой-журналисткой из заводской газеты «Октябрьский гудок». Подвели итоги встречи. Было решено, что все минометчики без исключения помогут заводчанам в сборке минометов (это будет и хорошей учебой!), через два-три дня полк получит пять минометов и может начинать учебу на полигоне. А после пятнадцатого мая постепенно остальные двадцать. Сейчас срочно готовится партия для 395-й стрелковой шахтерской дивизии, сражающейся с гитлеровцами на реке Миус. Вооружение планируется передать фронту в середине мая, пригласили и делегацию из 569-го полка.
Капитан Кириченко
Капитану Кириченко довелось, по сути, быть первым учителем и наставником всему личному составу по боевому применению минометов, правилам ухода, сбережения и эксплуатации. Делясь воспоминаниями с товарищами на фронте, он говорил, что, еще будучи юношей, решил посвятить себя военной специальности. Преодолел много трудностей, чтобы попасть в Тамбовское артиллерийское оружейно-техническое училище, так как в предвоенные годы трудно было попасть в военное училище: для учебы в них отбирались абсолютно здоровые, безупречные в политико-моральном отношении молодые, способные по уровню образования освоить обширный курс программы. Училище он закончил по первому разряду (с отличием), и до начала войны имел хорошую возможность накапливать опыт и практические навыки по своей специальности. Кириченко с первых дней войны и до прибытия в полк испытал горечь отступления, боль ранения и тяжелые условия госпитального лечения…
По функциональным обязанностям на начальника арттехснабжения полка капитана Кириченко возлагалось обеспечение материальной частью (минометами) личным оружием, боеприпасами, всеми видами боевого имущества и приборами, а также горюче-смазочными материалами. Начал с того, что из имеющегося и прибывающего контингента подбирал себе рабочий аппарат мастеров, лаборантов, складских работников, шоферов, готовил их к работе в боевых условиях.
На Острой Могиле
Еще 22 февраля 1942 года «Красная звезда» поместила материал о просмотре в Центральном доме Красной армии документального фильма «Разгром немецких войск под Москвой»: это была первая победа. Вспоминали имена кинодраматурга Каплера и кинооператора Кармен. Нескольким воинам, что пришли в минометный полк, удалось увидеть тот фильм. Они делились воспоминаниями о нем. Запомнились им там стихи А. Суркова.

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою –
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим,
Уничтожим врага.
…На картах, которыми располагал штаб 569 Отдельного минометного полка, высота в восточной окраине Ворошиловграда, о которой собирался поведать минометчикам второй секретарь горкома партии Яковенко, именовалась высотой 92,7… Сейчас ее именуют священным курганом – легендарной Острой Могилой.
Из истории Гражданской войны:
… Второй год гражданской войны. Отборные офицерские и казачьи части Мамонтова и Шкуро сосредоточились в районе Луганска. Обещали им помочь и войска Антанты. Военно-революционный комитет города заботился об обороне: оружие изготовляли на всех заводах, особенно на патронном старались как можно больше выдать патронов. На помощь луганчанам поспешила 15-я Инзенская дивизия, прибыла первая Московская рабочая…
Рассчитывая на скорую победу, белогвардейцы начали штурм луганских позиций второго апреля утром на нескольких участках. Буквально горели короткие, но жаркие схватки, в которых участвовали женщины и дети… Защитникам города удалось даже отбросить врага. В последующие дни бои шли с новой силой, таяли ряды защитников. Один за другим разгорались ожесточенные бои с прорвавшимся противником. Об этом возвестили призывные гудки над городом – тогда прямо с митингов, рабочие с цехов, получив оружие, спешили к Острой Могиле. Но у защитников мало было патронов, они заканчивались. А прошедший ночью дождь сделал дороги непроезжими – в них застревали подводы со снарядаами и патронами…
Тяжелая тишина вот уже около час намертво сковала сотни минометчиков, слушавших Ивана Михайловича Яковенко…
- А сейчас мы на машинах направимся к патронному заводу… - По мере того, как машины с личным составом теперь уже отъезжали от ворот завода и поднимались по улице Оборонной все выше и выше на подъем, Яковенко продолжал с помощью громкого рупора:
- Дорога эта в восемь километров приведет нас к острой Могиле… Вот по этой-то дороге и выстроилась тогда, как мы ее называем, памятная и знаменитая «живая цепь» людей: мужчин, женщин, детей, стариков из рук в руки передававших боеприпасы с патронного завода до солдатских рук защитников Луганска. И город наш выстоял! А вот уже и символический монумент защитникам города, открытый в 1934 году…
Гости-минометчики на вершине острой Могилы на мемориальной доске читают: «Здесь на Острой Могиле, в апреле 1919 года героический пролетариат Луганска совместно с 15-й Инзенской дивизией, под руководством большевистской организации отражал нападение белогвардейских банд. Здесь, на острой Могиле, смертью храбрых пали лучшие сыны луганского пролетариата – рабочие заводов, железнодорожники, работницы, жены рабочих и их дети под ураганным огнем защищавшие город. Память о них, героях пролетарской революции, будет всегда жить в сердцах трудящихся».
На помощь сражающемуся Луганску тогда пришли шахтеры, металлурги, крестьяне соседних сел. Батальон в четыреста конников прислал председатель ревкома из села Марковки А.И. Еременко. Секретарь горкома сожалел, что эвакуирован музей, а то бы минометчики могли посмотреть картину «Бой на острой Могиле» художника В. Костяницына.
- Приезжайте непременно после победы, - пригласил Иван Михайлович.
- Мы собирались построить новый музей, помешала войн. Непременно построим!
По возвращению едва ли не каждый увозил с собой горсть земли у священного памятника. Как талисман… А в расположении полка еще много дней продолжался обмен мнениями: восхищались подвигами луганчан. Затем будущие минометчики не раз посвящали свободное время ознакомлению с памятными местами, связанными с героической обороной города, и каждая новая страница подвига вызывала у них законную гордость, что им довелось формироваться в таком городе. Прежде всего, уважение вызывал памятник Борцам революции. То, что он дорог трудящимся, говорило постоянное скопление у него людей. Мраморные колонны обрамляют розовые мраморные плиты с фамилиями… Будто страницы книги-летописи: золотом светятся 320 имен на страницах-плитах тех, кто отдал жизнь за Советскую власть. Там же, в нишах стен – бронзовые фигуры героев Гражданской войны А. Пархоменко и М. Цупова.
Вверху, над этим памятным комплексом – макет ордена Красного знамени. Тогда минометчики узнали, что Президиум ВЦИК 6 июня 1924 года за большие заслуги перед страной, проявленные в защите Советской власти от контрреволюционных наступлений, наградил луганских рабочих орденом Красного знамени.
Орден вручал Председатель Всеукраинского центрального Исполнительного Комитета Г.И. Петровский. Прибыл тогда и народный комиссар по военным и морским делам СССР К.Е. Ворошилов. Это известие поднимало боевой дух у личного состава Минометного полка: его история будет связана с Краснознаменным городом, с его славными боевыми традициями. Это ко многому обязывало минометчиков…
Будни формировки
Несмотря на строгий распорядок боевой учебы командование полка, с каждым днем укрепляясь в своей симпатии к комсомольским вожакам Галине Сериковой и Надежде Фесенко, и на этот раз уступило их предложениям. Минометчики поочередно группами побывали на лодочной станции реки Лугани в районе сада Первого мая. Были проведены лодочные соревнования и состязания любителей рыбной ловли. Победителям были вручены призы: шахматы и пластинки к ранее врученным двум патефонам. Эти мероприятия вызвали такой восторг у будущих фронтовиков, что командир полка майор Зильберберг принял распоряжение пригласить к участию в них всех воинов. Были охотники и спуститься на парашютах с вышек Нового городка и Парка Горького. По вечерам в саду Первого мая допоздна звучали мелодии духового оркестра. И, конечно, не мало появилось охотников получить «увольнительные». Там же можно было побаловаться мороженным и газ-водой.
Предусмотрительные финансисты полка даже раньше выдали деньги. Наличие в городе реки с живностью обернулось еще одной доброй стороной: в меню полка появилась… уха. Командованию полка отрадно было узнать от комсомолок, что молодежь области включилась в оказание помощи Красной Армии. На открытом полковом комсомольском собрании секретарь обкома ЛКСМУ Г. Емченко сообщил, что комсомольцы и молодежь активно включились в оказание помощи Красной Армии. Более 60 тысяч ушли сражаться с оккупантами, помощь оказывают госпиталям, строительству оборонительных сооружений, охране городов, сел, промышленных предприятий. В фонд обороны собраны значительные средства на постройку танковой колонны имени ВЛКСМ, самолетов «Комсомолец Ворошиловграда» и танка «Пионер Ворошиловграда». Эти сообщения были встречены аплодисментами личного состава.
…Они пришли в полк в платьях, кофточках, юбчонках длинных-предлинных, туфельках. А когда санинструкторы появились, каждая в своей батарее, в военной форме, хотя еще и не подогнанной, телефонисты разнесли это известие, подобно, боевому донесению. Каждому из расчетов хотелось, чтобы санинструктор заглянула первой непременно к ним: проверила их котелки, вещи, поинтересовалась здоровьем… Учились, оттачивали мастерство минометчики. Учились, отвыкали с трудом от гражданки девушки: то напудрятся, то губы накрасят, то украдкой заглядывают в зеркальце, переговариваются в строю, а то и смехом зальются… А вот форму подогнали – любо посмотреть, стали краше в ней, но строже. По вечерам удавалось покружиться в танцах – в полку немало молодых бойцов, да и песней баловали не только однополчан, но и заводчан, что ковали им оружие уже для совсем близких боев.
Увидев санинструкторов в военной форме, Н. Фесенко и Г. Серикова тут же откровенными улыбками признали-одобрили, что те «смотрятся», похвалили – им идет форма, которая еще больше подчеркивала девичью юность. Для санинструкторов слово «гражданской девичьей команды», конечно, было авторитетным и весомым.
А ПУЛИ БЛУЖДАЛИ В НОЧИ…
Несмотря на круглосуточные сообщения Совинформбюро о положении на всех фронтах, командование минометного полка получало шифровки о боевых действиях на ближних полосах к его расположению, штаб полка скрупулезно и круглосуточно наносил на карту последние данные… Противник находился всего в 50 километрах от города, и изменения могли произойти в любой час. Хотя с начала 1942 года положение как будто стабилизировалось… Однако…
12 мая стало известно о наступательной операции войск Юго-Западного и Южного фронтов против гитлеровских войск на Харьковском направлении. Основной целью операции ставился разгром харьковской группировки фашистов, освобождение Харькова и создание необходимых условий для последующего наступления с целью освобождения западной части Донбасса. Противнику нанесли два удара: один из района Волчанска и второй – с барвенковского выступа. Казалось бы, всё начинается хорошо…



ПОЛНИТСЯ КОПИЛКА

Делегации специалистов и рабочих паровозостроительного завода вместе с командным составом минометного полка возвращались из Красного Луча под хлеставшим майским дождем. Вначале еще обменивались впечатлением, но вскоре одолела усталость, и сейчас в салоне небольшого автобуса было тихо и, несмотря на сумерки, водитель погасил свет…
Миус-фронт… Древняя река Миус… Майор Зильберберг знал, что с именем этой реки связаны победные походы Петра Первого на Азов. В Гражданскую кавалеристы Семена Буденного громили здесь Деникина. Миномётчики с заводчанами побывали на реке Миус, где 383 и 395 стрелковые шахтерские дивизии Героев Советского Союза полковника К.И. Провалова и майора А.И. Петраковского вот уже не первый месяц твердо стояли на своих рубежах и давали решительный отпор гитлеровской армии генерала Клейста. Паровозостроители вручили шахтерским бойцам подшефной 395-й часть обещанных минометов, личного оружия, а вместе с трудящимися города – скромные подарки, выступила самодеятельность. Минометчики в числе других щедро аплодировали самодеятельным артистам. О стойкости и мужестве ополченцев-шахтеров майор Зильберберг прочел недавно во фронтовой газете «Во славу Родины», на страницах которой печаталась повесть Бориса Горбатова «Шахтеры». З95-я была гордостью всей 18-й армии: о ней не раз писала «Комсомольская правда», сообщало Совинформбюро. Сегодня минометчики встречались со снайпером Брыксиным и его учеником, совсем юным Васей Куркиным. Стало известно о подвигах снайперов Ипатова, Фаустова, Ерсуева, командирах минометных снайперских расчетах Ефремова, Власова, наводчика Яковенко, политрука Васильченко. Говорили о подвиге Спартака Железного и разведчицы из Красного Луча Нины Гнилицкой: с группой бойцов они разгромили вражеский штаб и погибли в неравном бою.
С КНП будущие минометчики наблюдали, как шахтеры отбивали атаки наседавших фашистов минометным заградогнем. Долгая беседа командования 569-го полка с командиром дивизии Петраковским А.И. и батальонным комиссаром Санюком В.И. помогут в дальнейшем при формировании – ведь Зильберберг никогда не сторонился опыта других. Не случайно это посещение назовет он настоящим университетом воинского мастерства. 393-й стрелковой шахтерской дивизией, сформированной в Сталино, командовал давний знакомый Зильберберга полковник Константин Иванович Провалов. Этот сибиряк работал на шахте, служил в армии, учился в военном училище. За проявленное личное мужество и храбрость в боях был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Знал Зильберберг, что одна из дальневосточных станций носит имя Провалова. Радостной была их встреча… Полковник Провалов, старший батальонный комиссар Корпяк, начальник штаба подполковник Скачков поведали о боевой жизни в полках дивизии. Очень и очень сожалела делегация, что не удалось свидеться с капитаном Анатолием Софроновым – известным еще до войны поэтом, а ныне военным корреспондентом газеты «Известий». Он был на тот час где-то на переднем крае шахтерских стрелков, отбивающих контратаки фашистов.
Стихи поэта-военкорра, репортажи с призывом громить ненавистных оккупантов воины не раз встречали в газетах еще до того, как их собрал военно-минометный полк. Но и сегодня газеты с его материалами можно было видеть на штабной доске «В последний час», о чем заботились парторги, политруки. На видном месте в штабе, где вывешивались приказы по полку, сообщения Совинформбюро, а также вырезки из газет и литературное творчество личного состава, помещено опубликованное в «Правде» еще 25 декабря приветствие украинскому народу. В нем говорилось о начавшемся освобождении Украины от немецко-фашистских захватчиков и давалась высокая оценка ратного и трудового подвига трудящихся Украины.
Читая «Октябрьский гудок»
Чем дальше читали минометчики помещенную в заводской газете «Октябрьский гудок» статью, тем больше проникались сердечным уважением к паровозостроителям, изготовлявшим сейчас, под артобстрелом и бомбежкой, минометы и другое вооружение. Дивились их бойцовскому мужеству, настоящей героике, приравненной к фронтовому братству. Оказывается, их изготовление началось едва ли не на пустом месте: завод эвакуировался на восток. Да не перевелись, оказывается, как пишет газета, на заводе и «левши». Одни вынуждены были выехать в глубокий тыл, и там уже на своих станках выпускают для страны нужную продукцию. Другие остались на заводе. Когда-то изготовленные на заводе пушки громили неприятеля в Крымской войне и войне с Наполеоном. Сегодня паровозостроители изготовляют оружие для победы над фашистами.
Из газеты минометчики узнали, что заводчане поставили на рельсы бронепоезд «За Родину», укомплектовав рабочими и инженерами его команду. При отсутствии каких-либо технических средств коллектив приступил к изготовлению минометов новой конструкции. Возглавлял эту работу главный механик Борис Алексеевич Ененко… С начальником отдела Гончаровым С. рабочие обследовали все заводы, мастерские и предприятия города и свезли оттуда, независимо от их технического состояния, станки, электродвигатели, механизмы, ключи… Уже эти газетные строки, пересказанные друг другу, вызывали восхищение… Специалисты С. Баркарина, Г. Дегтяренко, В. Зайцев, вместе с рабочими Г. Сидорчуком, П. Павловым и многими другими трудились, преодолевая усталость, приводя станки по возможности в рабочее состояние. Но как и из чего изготовить массивную минометную плиту казенки? Нет ни листа прокатного стана, ни сварочных, ни сверлильных машин, станков, пресс-ножниц и многого-многого другого… Отправились на поиски к горам металлолома. Извлекали давным-давно вышедшее из строя, отслужившее уже не один свой век. Радовались, что не доходили руки сдать металлолом! Чудом смонтировали прокатный стан из частей старых станков! Изобретательский талант проявили В. Поцехин и Г. Дегтяренко: они разобрали, перемыли керосином каждую деталь почти разукомплектованных еще дореволюционных станков, и, выточив для них новые детали, заставили работать на нужды фронта. Примерно в таком же состоянии, - продолжала газета, - почти из небытия был извлечен проржавевший пресс, который вскоре подал свой зычный голос с пристроенными к нему штампами для минометов.
Но вот специальных труб для стволов минометов на заводе, конечно, не оказалось. Это, однако, не поставило заводчан в тупик. Позвонили в пылающий Сталинград – город-побратим. Короткая ответная фраза: «Готовим, приезжайте!». Электричество было временное, часто гасло, вручную крутили станки. Но вот частично восстановлена заводская ТЭЦ – рабочий шум станков, хорошее освещение. Повеселело на душе. Не пугали ни артобстрелы, ни бомбежки, хотя не обходилось без жертв. Работали круглосуточно, без выходных, без перерывов. Здесь же, в цехах, забывались, в коротком сне… А вот и сталинградские трубы! Первый минометный ствол изготовили при переполненном цехе. Всеобщий радостный вздох облегчения, наконец-то! Молчание. Но лица и глаза говорили за себя – бесценный подарок преподнесли заводчане минометчикам.
Песня помогала
Как-то раз вечером «на посиделках» Надежда Фесенко, поднявшись среди воинов, объявила:
- Песня «Синий платочек» исполняется для личного состава третьей батареи, где командиром старший лейтенант Анатолий Попцов, которая сегодня в боевой учебе завоевала первое место по всем показателям… Присутствующий тут же сам Попцов откровенно смутился, под аплодисменты солдат и командиров встал и благодарно поклонился. После проигрыша гармошки в ночную высь взвились девичьи слова:
Помню, как в памятный вечер
Падал платочек твой с плеч,
Как провожала и обещала
Синий платочек сберечь.
И тут продекламировал старшина Геннадий Мальцев:
За них, родных
Желанных, любимых таких,
Строчит пулеметчик за синий платочек,
Что был на плечах дорогих!
… Задушевная песня всколыхнула не только весь полк… У каждого из присутствующих защитников своей Отчизны была, есть близкая, родная, самая дорогая, любимая, проводившая на ратный подвиг. И за них будут сражаться воины… Исполнение песен, посвященных отличившимся воинам, в дальнейшем нашло широкий отклик среди минометчиков. Но та, первая программа, по-настоящему взволновала командира полка майора Зильберберга – он по-отцовски обнял девушек, от имени всех, поблагодарив за такой подарок.
Появление в полку ворошиловградских комсомольских вожаков всякий раз сопровождалось их новой выдумкой, внося разнообразие в повседневное расписание полка. После возвращения с парников пригородного совхоза 8 марта они проявили себя прекрасными стряпухами, по-своему накрывали столы в столовой, и та же обыкновенная снедь приукрашивалась красивыми фигурками овощей, в компот добавляли домашние сухофрукты, придавая ему аромат и красивый цвет. Их кипучая энергия заряжала всех. Командованию полка оставалось только благодарить судьбу, пославшей им замечательных шефов, так накрепко вписавшихся в первые страницы истории будущей войсковой части.

ВАЯТЬ ПРЕКРАСНОЕ
Утро это, будто, ничего не предвещало особенного. Уже с месяц на призывный голос горна выскакивали на зарядку обнажённые по пояс солдаты. Но в тот день, едва направившись сделать пробежку, первые несколько человек, остановив бег, свернули к дому. За ним поспешили все… Под молодыми кленами, в двух металлических тачках на мотоциклетных колесах, в собранном виде лежали два миномета. Молча обходили, оглядывали, касались руками. Всех опередил наводчик сержант Федор Марьин. Поплевав на ладони, он промолвил:
- Разрешаем… спробывать, - ухватился за поручни тачки и под одобрительный гомон товарищей покатил по прямой, сопровождаемый едва ли не всем полком. Затем восторженно по кругу, помахивая навстречу кричащим:
- Дай-ка, дай-ка… и жаждущим, уже ухватившимся за поручни и тянущим каждый в свою сторону. Движение застопорилось ввиду образовавшегося тесного круга. Всех охватил восторженный азарт:
- А ты, браток,… не зазнавайся… - И поглаживание миномета. Дружный смех, подтверждение уважения и откровенной любви к своему оружию.
Так, хотя на миг, сразу приукрасилась солдатская жизнь и открылась радость – миномет, их детище, наконец, обрело «местопребывание» и средства передвижения, чего нет ни у одного вида артиллерии! Счастливые солдаты! Тут только заметили стоявшего в кругу офицеров командира полка майора Зильберберга.
- Смир… - но окрик оборвался со взмахом его руки и негромкого:
- Вольно… - и расступились перед приближающимся командиром.
- Что скажете? – спросил майор, улыбкой встречая откровенную радость бойцов.
- Здорово-о-о-о! Вот это да. Теперь держись, Гитлер! – откликался каждый по-своему и в один голос:
- Спасибо!
- Вас всех надо благодарить за пожелания, когда на учениях переносил
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Ты молился светло и неистово
  • Есть сто причин мне от тебя уйти…
  • Два стихотворения
  • Читатель, прости...
  • Реквием по графоману


  • #1 написал: occubatuiva (20 февраля 2012 07:48)
    Хорошо, что вспомнили историю
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Февраль 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    242526272829 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:11
    Кёльнская яма
    16 февраля 2020
    РОЖДЕНИЕ БРАТА

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.