Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Страшнее кошки зверя нет… Проза |

Сергей Зарвовский
Страшнее кошки зверя нет…


Знакомые часто удивляются, как на протяжении стольких лет мы умудряемся сохранять мир в нашем доме? Они не знают, что стоит только нависнуть над семейным покоем какому-нибудь хмурому облачку, как тут же произносится фраза, ставшая уже сакраментальной. Обычно тот, кто считает себя обиженным, в сердцах говорит: - Страшнее кошки зверя нет! - И тут же под общий смех облака тают, и лучи открывшегося солнца опять согревают наш семейный очаг.
* * *
Как это ни странно, но кошки меня любят. Вы спросите – почему странно? Да потому, что я к ним абсолютно равнодушен. Тем не менее, если прихожу в дом, где есть кошка, она обязательно считает своим долгом если не залезть ко мне на колени, то, хотя бы, потереться об ногу, засвидетельствовав свое почтение. Хозяева часто удивляются, особенно если их питомцы даже с ними не позволяют такой фамильярности. Я тоже удивляюсь, потому что никогда не выражаю свои чувства как некоторые барышни, стремящиеся потискать любую живность. Терпеть не могу сюсюканья и обцеловывания мохнатых морд. Из всех домашних животных мне нравятся большие собаки, которые, обладая чувством собственного достоинства, не лезут лизаться и не тявкают по пустякам. В моем маленьком дворике кошки появляются довольно часто. То домашние соседские, которые, как известно, любят гулять сами по себе, то просто бездомные, забегающие в поисках пропитания. При таком количестве дырок в заборе, я не удивляюсь даже появлению собак. Гонять их не гоняю, но и особенно не привечаю, скорее просто не обращаю внимания. Они сами по себе, я сам по себе. Подкармливать и не пытался, бегают себе, ну и пусть - природа придумала естественный отбор не для того, чтобы мы в него вмешивались. Не могу сказать, что она меня сразу покорила, просто обратил внимание на окраску – трехцветные кошки встречаются не часто. А эта еще и какая-то особенно пушистая, чистенькая, производила впечатление ухоженной, не похожей на одичалых сородичей. Со временем, при ближайшем рассмотрении оказалось, что она не трехцветная, а еще круче - четырех – белая, черная, рыжая и коричневая. Такое впечатление, что ей делала мелирование практикантка-авангардистка из парикмахерского ПТУ. Как и у людей, смешение разноцветных рас дает красивое потомство, так же, видимо, и у семейства кошачьих. Когда я выходил на крыльцо покурить, она не только смело подходила, но и устраивалась рядом, требовала, чтобы я ее погладил, после чего пыталась проникнуть в дом. Но попытки давить на сентиментальность, ни к чему не приводили, поскольку, как уже было сказано, кошек не уважаю, да и перспектива убирать за ней особой радости не вызывала. Тем более, я где-то слышал, что такими многоцветными бывают только кошки, ну а уж разводить котят и подавно не собирался. И еще один аргумент: вдруг придется куда уехать - что случалось достаточно регулярно? Не брать же ее с собой в командировку, и на улицу не выгонишь… Как объяснить неразумной животине, что после теплого домашнего уюта ей на некоторое время придется вспомнить навыки выживания в экстремальных условиях? Да и я продолжал находиться в полной уверенности, что она домашняя, а ко мне забредает исключительно из любопытства. Причем это существо, всегда отличалось непривычной даже для кошачьих «дам» молчаливостью - ее глаза были выразительнее любого мяуканья. Когда появлялась рядом - так смотрела, что всякие там «кис-кис» или «брысь» тут же вылетали из головы. Общаться мы сразу начали на человечьем языке, по крайней мере, что касается меня. Но с наступлением зимы я понял, что ее аристократическая манера быть всегда в форме, ввела меня в заблуждение. Видимо, желание постоянно хорошо выглядеть, отличительная черта не только представительниц человечества. А дело было так. Когда грянули особенно сильные морозы, я напротив крыльца повесил кормушку для птиц и несколько раз в день подсыпал туда зерно и крошеный хлеб. Тусовались там, в основном, воробьи да изредка залетавшие сойки, синицам же подвешивал на ветку куски несоленого сала. И вот однажды утром, выйдя подкормить подопечных, я обнаружил старую знакомую, которая так жалобно смотрела на блюдце с хлебом в моих руках, что я заподозрил, что она все-таки ничья. Когда я вслух посетовал на ее нелегкую судьбу, показалось, что разноцветная красавица все понимает. Но меня на мякине не проведешь, поэтому решил устроить ей небольшое испытание а, заодно, проверить некоторые подозрения. Несколько дней назад бросилось в глаза, что синицы уж больно шустро управляются с салом, подумалось, что им явно кто-то помогает. Пообещав вернуться, я зашел в дом и отрезал кусочек батона. Нынешние домашние кошки не сильно жалуют такую еду, уж больно их разбаловали всякими яствами заморского изобретения. На удивление гостья накинулась на простой хлеб так, будто дня три ничего не ела. Стало ясно, что она не комедию разыгрывает, а действительно оказалась в сложной ситуации, да еще на морозе. В общем, при всем непочтении к кошачьей породе, деваться было некуда, я, что называется, влип. К тому же не в моих правилах отказывать дамам, которые обращаются в тяжелую минуту. В общем, пришлось пустить ее в комнату.
* * *
Прошло несколько дней, моя квартирантка, на удивление, совершенно не доставляла никаких неудобств. Сразу облюбовала себе место рядом с креслом, где я обычно смотрел футбол и новости (другие передачи как-то давно приелись). Иногда она так внимательно смотрела на бегающих футболистов, что казалось, болеет вместе со мной. Во всяком случае, с ней переживать за исход матча было даже интереснее, чем с одной барышней, которая как-то наведалась во время очередной игры. Всеми силами пытаясь изобразить на лице заинтересованность, она выдала фразу, которая сразила меня наповал.
- Смотри, смотри, - завопила она во время хорошей комбинации. – Смотри, как красиво!
Я уважительно на нее покосился, рассчитывая, что, наконец-то, нашел родственную душу, да еще противоположного пола, разбирающуюся в футболе. Ага, не тут-то было.
- Обрати внимание, - продолжала «болельщица», - как красиво смотрятся синенькие и желтенькие на зелененьком!
На этом наши совместные просмотры матчей закончились. Здесь же был совсем другой случай. Кошка не вопила, и не вскидывала лапы кверху, когда мяч летел мимо ворот соперника, а просто брезгливо отворачивалась и смотрела на меня, как бы сочувствуя. Весь ее вид выражал презрение к ничтожному мазиле, умудрившемуся с одиннадцатиметровой отметки пробить метров на пять выше ворот! Если же мяч влетал в ворота моей команды, она забиралась на колени и успокаивающе мурлыкала, давая понять, что будет еще праздник и на нашей улице. Когда я усаживался за компьютер, она устраивалась рядом на диване, внимательно следя за мелькающими на мониторе картинками. Особенно ее привлекали летние пейзажи, в этом я убедился, когда просматривал фотографии, снятые в отпуске. При появлении же зимних видов, кошка просто отворачивалась – видимо натерпевшись на улице, не хотела смотреть на это «безобразие» даже в теплой комнате. Короче говоря, я понял, почему с самой первой встречи я начал разговаривать с ней не на привычном кошкам языке (уже упомянутые «кис-кис» или «брысь»), а чуть ли не на «Вы». Более того, скоро я убедился, что она хорошо понимает фразы: «уйди с дороги», «пошли есть» или «не сходить ли нам погулять?». Позже заметил, что она реагирует не только на простые команды, как хорошо обученная собака, но и на достаточно сложные предложения. Зачастую ответный взгляд зеленых глаз выражал согласие, иногда всем видом кошка давала понять, что ей сейчас не до меня. Порой даже становилось жутковато от такого взаимопонимания. Но когда я однажды с досадой возопил: «Да куда же подевалась эта чертова мобилка!» - через секунду вообще остолбенел. Моя подруга, подойдя к креслу, стянула на пол газету, под которой лежал искомый предмет. Естественно, первой мыслью было: «Совпадение!», тут же появилось желание проверить, так ли уж случайно газета оказалась на полу. Довольно долго я развлекался, отдавая разные дурацкие приказы: «Подойди ко мне», «Покатай мячик», «Выйди из комнаты» и нес еще какую-то белиберду, совершенно ошалев от результата. Когда же сгоряча ляпнул: - «Принеси носок» - (весьма некстати оказавшийся за креслом) она, понюхав его, так на меня посмотрела, что продолжать эксперимент сразу расхотелось. Да и моей подруге, похоже, это беспредметное занятие надоело. Она с видом полного презрения к слабой фантазии хозяина, разлеглась в моем любимом кресле перед телевизором, явно не желая уступать место, попутно смахнув с журнального столика пульт. На экране мелькали «Вечера на хуторе близ Диканьки». Я же поплелся на кухню курить и переваривать произошедшее.
* * *
Увиденное не только поразило, но и опять всплыл вопрос, мучавший меня с самого начала нашего более близкого знакомства. Я никак не мог сообразить, как же ее назвать. Всякие «Мурки» и «Баськи» не лезли ни в какие ворота, «Жизели», «Марго» и «Виолетты» для такого интеллекта были явно претенциозны, называть же ее привычным для русского уха каким-то другим человеческим именем язык не поворачивался. И не по причине неуважительного отношения к животине, а наоборот – боялся ее обидеть, подобрав неподходящую кличку. Это несмышленому младенцу родители дают такое имя, какое самим хочется (и нередки случаи, когда подросший индивид его меняет, потому что данное при рождении не нравится), а здесь надо было придумать что-нибудь соответствующее, чтобы не попасть впросак. Но в голову ничего не приходило. Поэтому, когда она смотрела на меня, явно выпрашивая кусочек колбасы или рыбы, я говорил: «Слушаюсь, Ваше величество, будет исполнено!» Складывалось впечатление, что такое обращение было ей вполне по душе. Я понимал, что здесь откровенно проявлялся не просто интеллект животного, а какой-то непонятный разум. Причем брата именно по разуму, а не по недоразумению, как иногда бывает между людьми. Выкурив три сигареты подряд и чуть очухавшись от стресса, я вернулся в комнату. Моя подруга слегка подвинулась, явно приглашая присесть рядом. Она тронула меня лапой, всем своим видом показывая, что она понимает мое состояние, но помочь ничем не может и эту загадку придется разгадывать самому. На следующий день, который, весьма кстати, оказался выходным, я решил продолжить эксперимент, слегка его усложнив. Купив в магазине для детей разноцветные кубики и большую игральную кость, по возвращении домой разложил их на полу. Вначале просил ее повернуть кубик определенным цветом вверх, потом найти на игральной кости нужную цифру. По мере безукоризненного исполнения моих приказаний, я все больше начинал чувствовать себя идиотом. Наверное, я выглядел так же, если бы попросил какого-нибудь известного математика, лауреата нобелевской премии, сложить два и три. Утрирую, конечно, таких знакомых у меня нет. Разве что пара академиков в моем институте. Кстати, а почему их считают по членам, а не по головам? Но я отвлекся. «Их величеству», судя по всему, игра стала надоедать. Она разлеглась в своем любимом (бывшем моем…) кресле, и опять ее кошачья мордашка явно выражала разочарование примитивизмом мышления хозяина. Обладай даром речи, наверняка бы презрительно выдавила пару слов типа: «Куклачев хренов…» Чтобы не утвердиться в своем дебилизме окончательно, я отправился курить, по дороге вознеся к потолку риторический вопрос: «Кто же ты?» Когда я вернулся после традиционных «антистрессовых» трех сигарет, то застал подругу в той же позе, правда, один глаз хитро щурился на компьютер. Автоматически взглянув в ту сторону, я офонарел – на мониторе было написано: «Потом…» По всей вероятности, мой вопрос оказался не таким уж и риторическим, раз я получил хоть и уклончивый, но все-таки ответ. Видимо время, проведенное вместе со мной за компьютером, не прошло напрасно. Вот теперь я уж точно почувствовал, что диагноз, который врачи поставили Швейку, не выдумка остроумного писателя, а реальное определение моего состояния. Какой диагноз? Перечитайте Гашека, там ясно написано: «Слабоумный кретин». Именно таким я себя и чувствовал…
* * *
После всего произошедшего наши отношения резко изменились. Неведомое существо окончательно оккупировало кресло, вытеснив меня на диван. Кормить теперь «Их величество» остатками супа или рыбьей требухой стало как-то неприлично. Приходилось покупать не какую-нибудь ординарную кильку, а филе лосося, не ливерную колбасу, а салями. Не могу сказать, что это сильно ударило по моему бюджету, кошка ела совсем немного - видимо, как истинная дама, берегла фигуру. Более того, дошло до того, что я начал более тщательно убирать в квартире, и скоро она заблестела, как уютное гнездышко старой девы. Мы стали вместе гулять, и почти ежевечернее обозревание местных достопримечательностей вошло в привычку. Сначала мы прогуливались по окрестным улицам, но городской шум и интенсивное движение мешали размышлениям, которым я предавался. И согласитесь – подумать было о чем… Неподалеку от моего дома был заброшенный парк с небольшим озерцом, он то и стал местом нашей релаксации после четырех домашних стен. По улице я нес свою таинственную подругу в корзинке и выпускал на волю, как только мы достигали ближайших деревьев. Надо заметить, что это уединенное место давно было облюбовано владельцами собак, среди которых попадалось немало так называемых «новых русских» (среди владельцев, а не собак, хотя и собачье поведение мало отличалось от хозяйского…). Вначале я беспокоился о безопасности кошки в такой сомнительной компании, но довольно скоро заметил странную закономерность. Мое четырехцветное чудо, вместо того, чтобы вызвать приступ извечного собачьего стремления его погонять, навевало на доберманов, догов, и прочих бультерьеров явное желание побыстрее свалить куда-нибудь подальше. Буквально через несколько минут после прибытия, мы уже прогуливались по парку в гордом одиночестве. Излюбленным нашим местом стал берег озера, возле которого стояло заброшенное строение непонятного назначения. За многие годы бесхозности оно стало напоминать если не руины средневекового замка, то какие-то «графские развалины» точно. Маршрут, чаще всего, уверенно прокладывала кошка, следуя только ей известными путями. Разве что иногда она поглядывала, не отстал ли ее спутник. У нас даже сложились определенные знаки, которые она подавала хвостом, извещая, в каком направлении нужно двигаться. Иногда моя подруга ныряла в пролом одного из полуподвальных окон и тогда приходилось некоторое время ее дожидаться. Уж что она там делала – не знаю, но вылазила всегда с весьма довольной мордочкой, после чего тут же прыгала в корзину, намекая на возвращение домой. Но все тайное рано или поздно становится явным, и наш случай тоже не стал исключением. Как-то вечером ко мне зашел приятель, с которым мы иногда перекидывались несколькими партиями в настольный теннис. Уже сложив спортивный костюм и ракетки, я обнаружил, что куда-то запропастился шарик. Вспомнил, что вчера мы с моей «сожительницей», пытаясь выяснить кто дольше продержит его на носу, загнали шарик под диван. Заглянул туда и сообразил, что рукой дотянуться не смогу, а искать подходящую палку было лень. И тут черт меня дернул ее попросить:
- Сделай одолжение, достань, пожалуйста.
- Не понял? - обалдел приятель, посчитав, что я обратился к нему, солидному доктору наук с увесистым брюшком. Не успел он придти в себя после первого шока, как тут же последовал второй - из-под дивана вылетел шарик, а вслед за ним вылезла кошка с паутиной на носу и с выражением крайнего недовольства моей просьбой. Я тут же клятвенно пообещал по возвращении пройтись там пылесосом и вытолкал остолбеневшего друга за дверь. Объясняться с ним при «посторонних» мне совершенно не хотелось. Понятно, что после такого - теннис сегодня не светил. Мы зашли в ближайшую кафешку и я весь вечер рассказывал другу о приключениях, свалившихся на мою голову. Даже попытался выудить из него какой-нибудь дельный совет, поскольку давно задумывался над тем, как жить дальше, но самому в голову ничего путевого не приходило. Нет, то, что «так жить нельзя», нам объяснили уже давно, вот только не сказали как можно и нужно. Особенно в моей ситуации… Но и приятель, несмотря на докторскую степень, ничего оригинальнее, чем подготовка номера для выступления в цирке порекомендовать не смог. Совершенно ошарашенный, он откровенно заявил, что вряд ли мне поверил, если бы сам не стал свидетелем необыкновенных способностей обычного, на первый взгляд, животного.
* * *
Но, прошло не так уж и много времени, как мне пришлось вспомнить кажущуюся бредовой идею насчет цирка. В институте, где я заведовал лабораторией, начались проблемы с хоздоговорами и, соответственно, с финансированием. Начальство, не долго думая, перевело нас на двухдневную рабочую неделю, пропорционально уменьшив оплату. Вот тут я и ощутил все «прелести» если не безработицы, то, по крайней мере, острой нехватки денег. В былые времена моего оклада старшего научного сотрудника более-менее хватало. Конечно, вести роскошную жизнь не получалось, но и жаловаться было грех – другим доставалось и похлеще. Теперь я был вынужден экономить буквально на всем – на работу и обратно добираться пешком, вместо лосося перейти на кильку, сигареты сократить до минимума. Допустим утренне-вечерний променад и умеренное курение, может пойти только на пользу, но ограничение в еде, я вам скажу, штука пренеприятнейшая, особенно если учесть, что она коснулась и моей подруги. Мужское самолюбие добытчика напоминало о себе, а что толку? Иногда в карманах было просто нечего делать, разве что погреть руки в холодную погоду… Более оборотистые друзья начали заниматься кто ремонтом автомобилей, кто изготовлением табуреток, кто подался в мелкую торговлю. Поскольку проблемы с руками у меня были всегда (нет, не в прямом смысле, просто росли они явно не из нужного места), а коммерческая хватка напрочь отсутствовала, то пришлось призадуматься. Вот тут-то и припомнился совет старшего друга. Правда к директору ближайшего цирка я не побежал – совковое воспитание, и реноме научного работника в этом случае явно мешали. Возможно, мои менее закомплексованные коллеги и пошли бы на такой шаг, но мне всегда в подобных ситуациях вспоминался дедушка по маминой линии, потомственный дворянин. И, хотя я себя к дворянам не относил даже тогда, когда стало модно выпячивать свою родословную, тряся семейными архивами (или покупая их оптом и в розницу), тем не менее, «запах арены» меня привлекал только как зрителя. Возникла другая идея, которой я поделился со своей «спутницей жизни», как назвал мою красавицу приятель. К тому времени мы уже переговаривались совершенно свободно – я обращался к ней на нормальном языке, она отвечала мне хвостом, лапами и выразительной мимикой. Конечно, вопросы диалектического материализма и политические новости мы не обсуждали, но на бытовом уровне общались без проблем. Зато теперь настала пора перейти к политэкономии и обсудить наше незавидное положение. Вечером, выбрав удобный момент после скромного ужина, я объяснил ситуацию и поделился своими соображениями. Перспектива туманная, на зарплату рассчитывать не приходится, надо пытаться выживать собственными силами. Для начала я собирался использовать связи одного знакомого, который выгуливал своего чау-чау в нашем парке и был близок к «новым русским». Правда, было непонятно, он сам им стал, или на них работал, но, как я подметил, общался с ними постоянно и запросто. Впрочем, для разработанного плана его статус большого значения не имел. Приближались праздники и я хотел попросить, чтобы он устроил нам выступление на каком-нибудь корпоративчике. Программу мы с моей красавицей обсудили: выступление «а ля Куклачев» - дрессированная кошка с повышенными интеллектуальными способностями. Понятное дело, ей найти шарик нужного цвета или перевернуть кубик заданной цифрой вверх никакого труда не составляет. Я объяснил, что за это заплатят и наш макаронный рацион должен стать несколько разнообразнее. Последний аргумент, видимо, оказался достаточно весомым, поскольку подруга давно стала брезгливо морщить носик при виде мучных «деликатесов». Так и случилось. За определенные проценты от гонорара мой деловой знакомый согласился устроить выступление на вечеринке в некоей фирме типа «Intershtanы». - Коллектив, в основном составляют девушки среднего возраста, всяких животных, да еще дрессированных, очень уважают, примут хорошо, - уверял он. Мне же было все равно перед кем позориться – перед дамами, слесарями ЖЭКа или собранием протоиреев, деньги то кончились… К счастью женщины оказались весьма приятными, а наша премьера прошла так, будто мы отрабатывали номера денно и нощно. На самом же деле, я просто объяснил, что надо делать и в какой последовательности буду подавать команды, на этом вся «дрессура» и закончилась. Гораздо больше времени заняла подготовка к дебюту - пришлось тщательно отутюжить почти новый костюм, старый галстук и до блеска начистить туфли с дырявой подошвой. Ну не выглядеть же на ответственном выступлении бомжом, добывающим себе пропитание эксплуатацией ни в чем не повинного животного…
* * *
К моему удивлению премьера прошла «на ура». Нас вставили между сопрано из местной филармонии, с придыханием простонавшей: «Только раз бывают в жизни встречи…» (интересно, как это «встречи» могут быть «только раз»?) и самопальным фокусником, у которого кролик застрял в цилиндре. По некоторым признакам он видимо когда-то был моим коллегой. Понятно, что на таком фоне мы блистали, и дуэт был принят с восторгом. Особенно их поразило то, что команды выполнялись только после того, как я обращался к напарнице:
- Ваше величество, не соблаговолите ли сделать то-то или то-то?
Я и сам чуть было не обалдел от ее наглости, когда вначале на простые просьбы она не реагировала, а отворачивала хитрую морду и притворялась глухой. Положение спасло только моя находчивость – я вовремя сообразил, какими словами умилостивить эту бестию, чуть не сорвавшую выступление. К счастью все обошлось, дамы даже решили, что это «недоразумение» отработано заранее и входит в программу. Они пришли в экстаз от увиденного, усадили нас за стол и наперебой начали пичкать дебютантку химическими бисквитами из ближайшего супермаркета. Барышни не знали, что такое она не ела, предпочитая, пусть хоть и кильку, зато натурпродукт, в крайнем случае макароны, но без стойкого запаха дешевой парфюмерии. По возвращении домой, я попытался внушить «коллеге по сцене» правила поведения не просто в приличном обществе, а во время появления перед публикой, ответом же был только зевок клыкастой пасти и явное безразличие к моим увещеваниям впредь вести себя хорошо. Если бы это была не кошка, я сказал бы, что она состроила мне «козью морду». Зато благодаря инциденту, обращение: «Ваше величество…» стало фирменной фишкой наших номеров. Впоследствии, вспоминая некоторые детали общения, как дома, так и на людях, я не раз задумывался над вопросом: «Кто кого, в конце концов, дрессирует?» Зачастую ответ был не в мою пользу. Второе наше выступление состоялось в еврейском центре. Не так давно я даже не подозревал, что находится в ухоженном особняке, расположенном за кованой оградой. Как-то проходя мимо с одной дамой, я поинтересовался, что это за красивое старинное здание. Ответ я запомнил на всю жизнь:
- Это какая-то еврейская организация. Я вчера проходила мимо, во дворе евреи-шахиды бегали.
- Кто-о-о? – изумился я.
- Ну эти, в шляпах и с пейсами… Я что-то не то сказала? –
Оказалось, что совсем даже и нетрудно перепутать хасидов с шахидами… Чтобы загладить промашку моей знакомой, я решил сделать еврейскому обществу что-нибудь приятное и предложил наши услуги к ближайшему празднику. Ребята оказались компанейскими, только предупредили, что выступление может быть в любой день кроме субботы. А тут у них и повод повеселиться подвернулся - они как раз через пару дней открывали во дворе восточное кафе. Когда мы пришли, меня изрядно повеселила надпись над его входом: «Кошерная китайская кухня». Даже подумать не мог, что такое может быть, хотя, наверное, попадаются и китайцы, сменившие родную религию на иудаизм, но не пожелавшие отречься от национальных блюд. Хотя это так, лирическое отступление. И второй наш спектакль прошел с успехом, мы вернулись домой не только с деньгами, но и пакетами набитыми кошерными китайскими деликатесами. На ближайшие дни сытая жизнь была обеспечена.
* * *
Дальше все покатилось, как по маслу. Слухи о необыкновенной сообразительности моей напарницы разошлись по городу с космической скоростью. У меня брали интервью для газет, снимали наши выступления на телевидении. Признаюсь откровенно, журналистов я возненавидел практически сразу. Они перевирали наши имена и факты, несли полную чушь и отсебятину, короче говоря, писали не то, что я рассказывал, а то, что им хотелось услышать. На страницах их статей так и мелькали красивые слова типа реинкарнация, параллельный мир, искривление пространства и другое наукообразие. Каждый стремился показать, что именно он самый умный и один знает разгадку феноменальных способностей моей кошки. А телевизионных ведущих вообще больше интересовала не тема разговора, а то, как они выглядят в кадре,. Особенно красовался самый настырный и бестолковый. Задавая вопросы, он не утруждал себя выслушиванием ответа, а тут же начинал излагать собственную версию происходящего. Создавалось впечатление, что собеседник ему только мешал показывать свою, как ему казалось, эрудицию. Тем не менее, я им благодарен хотя бы за бесплатную рекламу. А что, вы ведь понимаете, что в наше время такая халява – уже редкая удача! Дела пошли на лад, у публики мы пользовались спросом, более того, иногда приходилось даже отказываться от некоторых выступлений, поскольку поспеть сразу в три места было физически невозможно. Появились деньги, и не малые. Я приобрел сценический костюм, соответствующий нашему статусу местных знаменитостей, завел приятелей среди тех самых новых русских, которые щедро платили за возможность почувствовать, что их интеллект не уступает кошачьему. Дома моя напарница вела себя вполне прилично, на удивление никакой звездной болезни не наблюдалось. От хорошей еды, которую она честно заслужила, густая шерсть залоснилась и все четыре цвета стали казаться более яркими. Хотя я заметил, что частые выступления были ей не по душе и когда я говорил о расписании на следующую неделю, ее настроение слегка портилось. Угадывать его я научился по едва заметным движениям хвоста, выражению глаз и нервному постукиванию лапой по подлокотнику кресла. Создавалось странное впечатление, что иногда у нее намечались какие-то свои планы… Как-то вспомнились слова, что трехцветные кошки приносят удачу и деньги, ну тогда моя четырехцветная вообще должна меня озолотить! Конечно, я весьма скептически относился к подобным приметам, но факт был налицо. Просто мне не приходило в голову связывать неожиданно свалившуюся удачу с расцветкой кошки, понимая, что все дело в ее феноменальном, как для животного, интеллекте.
- А жизнь-то налаживается, - иногда говорил я ей, сидя вечером за чашкой хорошего кофе с коньяком. - Вот и на нашу улицу пришел праздник. – Скоро разбогатеем, может быть, в новую квартиру переедем. Ты не против? – Но, если к хорошей рыбе и куриной печенке она была откровенно неравнодушна, то намеки по поводу квартиры ее совершенно не трогали. Вот в таком расслабленном состоянии мы с ней и попали в полосу, которую принято называть черной.
* * *
Вначале ничего не предвещало беды. Налаженная спокойная жизнь, достаточный запас денег, перспектива выступить в столице, куда нас уже неоднократно приглашали, а там, глядишь, и заграничные турне пойдут… Я даже не заметил того момента, который круто изменил наше размеренное существование. Только задним числом понял, что все началось тогда, когда одному из местных олигархов приглянулась моя красавица. Через своего помощника он предложил ее продать. Звали любителя животных Сергей Николаевич, хотя еще недавно он был более известен под кличкой Шплинт. Бывший рэкетир, державший в страхе местный рынок, теперь подался в депутаты. Точнее сам бы он, видимо, до такого не додумался, это братва захотела приколоться и посмотреть, как Шплинт будет заседать и принимать законы, поднимая руку, украшенную наколками. Тем более, что выборы совпадали с его днем рождения и рэкетиру решили сделать коллективный подарок. Выдвинуть его кандидатуру особой сложности не представило, поскольку отцы города были в «доле» от его налетов, подельникам осталось только организовать «правильные» действия электората на его участке. Десяток ящиков консервов сомнительной свежести и определенное количество водки сделал свое дело. Именно этот «народный избранник» и положил глаз на мое «чудо природы». Она поняла его намерения еще раньше, чем я. В тот вечер мы выступали в местном Дворца культуры. Как только Шплинт появился на пороге гримерки, сразу началось что-то непонятное. Обычно скромно ведущая себя «артистка» выгнула спину и стала похожа на маленького цветного ягуара. Ее шипение перекрыло грохот дискотеки, и было слышно, наверное, даже в коридоре. Хотя в тот вечер депутат всего лишь поздравил нас с успехом и преподнес вместо цветов большой пакет «Вискаса», который моя красавица на дух не переносила. Ее неожиданную реакцию я отнес на счет нелюбви к кошачьему корму, даже не предполагая, что на самом деле этот визит будет чреват очень серьезными последствиями. Появился «хозяин жизни» и на следующем выступлении. На третий раз прислал «полномочного представителя», как тот представился, явившись в сопровождении двух амбалов. Не размениваясь на вступление, сразу взял быка за рога:
- И не надоело клоуна из себя строить? Хорошие деньги хочешь?
Признаться, я не сразу понял, в чем дело. Вот тут-то и выяснилось, что его хозяину настолько понравилась четырехцветная красавица, что он решил приобрести ее любой ценой. Я не оговорился - в последствии выяснилось, что действительно, не «за любые деньги», а именно «любой ценой». Хотя, считая себя уже достаточно цивилизованным, депутат от рэкетиров торги поручил начать с купюр, причем не малого достоинства. Поскольку расставаться с моей подругой и коллегой по сцене я не собирался, то так откровенно и заявил. Но парламентер, размахивая пачками с портретом первого американского президента, настаивал на своем, поскольку поражение в его убогий менталитет не вписывалось. Кроме того, что он был искренне уверен – за деньги можно купить все, так тут еще строгий наказ от босса - без желаемого товара не возвращаться. Видимо хозяину в трехэтажном особняке не хватало для украшения интерьера последней детали. В конце концов, сумма дошла до цены среднего бунгало на островах Фиджи, но я не поддавался. Посредник с взмокшей лысиной, метался между мной и невозмутимыми амбалами, рассчитывая, что на меня подействует их внушительный вид, но до консенсуса дело так и не дошло. Расставаться со своей подругой, я не собирался ни за какие деньги, хорошо понимая, что ее ждет в доме бывшего бандита. - Ну ладно, - в конце концов прошипел не хуже кошки полномочный представитель, - ты еще пожалеешь, но будет поздно. Амбалы молча посмотрели на меня как на неразумное дитя и вся троица удалилась. Пара дней прошла спокойно, правда вечерами я замечал какие-то странные тени, следовавшие за нами, но счел это плодом разыгравшегося воображения, подогретого неприятным разговором. К сожалению, я ошибался. Это оказалась настоящая слежка, и ее целью было выяснение моего адреса. Когда наше местонахождение было вычислено, началась стандартная процедура запугивания - звонки с угрозами сменялись подброшенными записками. И в том, и в другом случае текст разнообразием не отличался, сводился он к простой мысли: «Не отдашь добром – пожалеешь!» Я начал подумывать о смене места жительства – заработанных денег уже хватало на небольшую квартиру в другом городе, где мы бы чувствовали себя в относительной безопасности. Но простым переездом не обошлось.
* * *
Через несколько дней, возвращаясь после очередного выступления, я заметил три подозрительных фигуры, упорно следовавшие за нами. Концерт проходил в клубе недалеко от дома, погода была хорошей и, несмотря на позднее время, такси брать не хотелось. На этом мы и попались. Хотя думаю, что настойчивые «покупатели» все равно нас нашли бы, не в этот вечер, так в другой. Расстояние сокращалось, при свете одинокого фонаря я заметил пару уже знакомых амбалов и еще одного – небольшого роста, судя по жестам, он и командовал «операцией захвата». Блеснула приметная лысина. Попытка ускорить шаги ни к чему не привела, фигуры приближались явно с намерением попросить закурить. Тогда я решил сбить их с толку и резко рванул в сторону нашего парка, надеясь затеряться в темноте среди деревьев. Но преследователи оказались готовыми к такому маневру – три мощных луча уперлись мне в спину. Бежать мешала корзина с кошкой, пришлось на ходу ее открыть и выпустить перепуганное животное. Видимо понимая, чем все может кончиться, она рванула впереди меня. Петляя по кустам, я пытался вырваться из лучей, как летчик из прожекторов, вцепившихся в истребитель. На каком-то вираже это удалось, и мы приблизились к заброшенному зданию, возле которого любили гулять. Моя артистка, почуяв опасность, почему то сама направлялась именно к нему. Завернув за угол, оказались перед полуподвальным окном, в которое она часто ныряла. Проем давно был заложен, и только два-три вывалившихся кирпича образовали небольшое отверстие, в которое могла пролезть только кошка. Именно это она и сделала, но, не исчезла, оставив меня самостоятельно разбираться с «покупателями», а призывно мяукала из темноты подвала. Отблеск фонарей становился все ближе, за углом слышался топот и убедительный мат преследователей. Можно было отчетливо разобрать, что они мне оторвут, когда поймают. Делать было нечего, я пнул ветхую кладку и, не жалея кожаного пальто, стал протискиваться в образовавшийся пролом. Разворачиваться было некогда, лезть пришлось головой вперед. Нырнув в дырку, я приготовился грохнуться на какие-нибудь железяки, или другой хлам, обычно скапливающийся в подобных местах, но приземление оказалось на редкость удачным. Перевернувшись через голову, в кромешной тьме я на мгновение потерял ориентацию, но подруга пришла на помощь. Она потерлась и тихонько заурчала, явно соблюдая конспирацию – фонари преследователей светили возле самого окна. В их отблесках можно было заметить, что внутри никаких полагающихся такому помещению коммуникаций или кладовок не было, мусора тоже. Кошка еще раз напомнила о себе, явно намекая, что пора и подняться. Когда я встал, она двинулась в глубину подвала, как бы предлагая немедленно следовать за ней. Полагаясь на кошачье зрение, я пошел, на всякий случай, вытянув руки. Пол, на удивление, был ровным, стены, на которые я периодически натыкался, на ощупь были странно мягкими, как будто сделанными из латекса. Скоро показалось, что подвал явно вышел за пределы здания. Сзади посыпались кирпичи, судя по всему, преследователи сообразили, куда мы пропали. Хорошо еще, что окно было маловато для массивных фигур, обрюзгших на хозяйских харчах. Но если они все же протиснутся, да еще с фонарями, нам не сдобровать. Не успел я об этом подумать, справа послышалось мяуканье, приглашающее свернуть в сторону. За поворотом, судя по всему, коридор заканчивался – в конце забрезжил свет. Он показался довольно странным, только несколько мгновений спустя я понял, что меня смутило – свет был, похоже, дневной. И еще одна непонятная особенность бросилась в глаза – по мере приближения к предполагаемому окну, оно поднималось все выше, пока вообще не оказалось на недосягаемой высоте в несколько моих ростов! Но рассуждать было некогда. Неожиданно одним прыжком я вскочил на подоконник.
* * *
За таким же заложенным кирпичом окном, в какое мы влезли ночью, действительно был день. Но это оказался не последний сюрприз. Я был в полной уверенности, что мы оказались с другой стороны дома, который во время прогулок не раз обходили вокруг. Но передо мной был незнакомый пустырь, окруженный какими-то гигантскими строениями, обращенными к нашим развалинам тыльной стороной. Их ободранные стены уходили куда-то в небо. Присмотревшись внимательней, я с изумлением заметил, что эти небоскребные конструкции напоминают обыкновенные гаражи. Кому понадобился такой архитектурный авангардизм? Да и вообще вокруг творилось что-то непонятное. Спрыгнув с широкого подоконника, я почти с головой погрузился в жесткую траву. Рядом громоздилась мусорная куча, размерами своего содержимого сразу напомнившая Свифта, отправившего Гулливера в страну великанов. Здесь была стеклянная бутылка, горлышко которой нависло над моей головой, рваный ботинок, в котором, при желании, можно было переночевать, консервная банка из-под тушенки, больше напоминавшая ведро и прочая, удивительно громадная бытовая всячина. Неожиданно возникшее чувство голода толкнуло меня к банке, в которую я влез с головой. И только когда начал вылизывать ее содержимое, меня охватил неописуемый ужас. Я в панике выпрыгнул из банки и зашипел! Это было последнее, что отложилось в голове… Очнулся я в уютной, со вкусом обставленной комнате. С трудом сообразив, что за напасть на меня свалилась, я уже не удивлялся гигантизму предметов, давящих со всех сторон. Но как могло произойти мое превращение в кота? Куда я попал? И как теперь из этой ситуации выпутаться? Вопросов куча, а ответа ни одного. Голова соображала плохо, соответственно ничего путевого в нее не приходило. Я решил оставить бесполезное напряжение мозгов до более подходящего случая, по крайней мере, до тех пор, пока не соберу больше информации. - Ну что, очнулся? – раздался довольно приятный женский голос, и мягкая рука погладила меня по голове. Над гигантским креслом, в котором я лежал, склонилась голова, мелированая неопытной практиканткой. – Очень жаль, что так получилось, но я не хотела. Даже подумать не могла, что этим кончится. Да и на размышления времени не оставалось, надо было оторваться от этих… Ситуация постепенно прояснялась, но легче от этого не стало. Несколько вечеров незнакомка посвящала меня во все перипетии, в которых я оказался. Ей было проще, она знала, кто я, и не было необходимости ломать голову, как со мной обращаться. Правда с кличкой у нее тоже не сложилось, хотя быстро нашелся выход проще некуда - она стала называть меня моим собственным именем - Васей. Зато я узнал, что в этом мире ее зовут Машей. Я не преминул отметить, что как Маша она была гораздо привлекательнее, чем как кошка - очень симпатичная, как раз в моем вкусе – правильные черты, слегка курносая, зеленоватые глаза, да и фигурка была что надо…
* * *
Оказалось, что рассуждения ученых эрудитов о параллельных мирах, вовсе не досужая выдумка и не повод для защиты очередной диссертации. Именно в таком мире, куда я попал, и жила моя подруга. Ее цивилизация шагнула чуть дальше, чем наша и уже достаточно давно они соорудили несколько порталов для проникновения в нашу реальность. Конечно, пользоваться этими сооружениями разрешалось далеко не каждому, для этого надо было пройти особую подготовку. Посвященных посылали для наблюдения за жизнью в нашем мире. Отбор был жесточайший, требования к кандидатам почти такие, как у нас для зачисления в отряд космонавтов. С целью соблюдения секретности порталы были замаскированы под «типовые развалины», в которые я и попал. Во избежание соблазна что-то у нас изменить, и тем самым вмешаться в ход чужой истории, в определенной точке перехода добровольцы превращались в разных домашних животных. Причем каждый портал был специализированным и настраивался на один определенный вид: собак, кошек, обезьян (для работы в жарких странах) и т.п. Так и наблюдение вести было проще, и отпадала надобность сочинять какие-то легенды. Какому работнику любой госбезопасности придет в голову интересоваться биографией бездомной кошки или собачонки, копошащейся на помойке? Моя теперешняя хозяйка не так давно закончила обучение и попала по распределению именно на кошачий портал. Ее задачей было пристроиться в какой-нибудь дом, а, когда «легализация» пройдет благополучно, дать о себе знать и получить конкретное задание. Она долго присматривалась и остановилась на мне. Как впоследствии объяснила, ее привлек не только мой интеллигентный вид, но и то, что я работал в НИИ, что само по себе могло гарантировать доступ к необходимой информации. Правда, уже гораздо позже проговорилась, что плюс к этим объективным обстоятельствам, добавилось еще и субъективное - я ей сразу понравился. Именно эти три слагаемых и предопределили резкий поворот в моей жизни, произошедший в результате того что я, изменив твердым принципам, приютил кошку. Моя хозяйка принялась было извиняться за причиненные мне неудобства (ничегошеньки себе «неудобства»!!!) но я, как истинный джентльмен, лизнув ее ухо, дал понять, что совершенно не в обиде за это маленькое приключение.
* * *
Понятно, что при их знаниях, в промышленном шпионаже надобности не было, вряд ли наши ученые могли сообщить что-то принципиально новое. Как объяснила Маша, в этом мире больше интересовались нашей историей, биологией и экологическими проблемами. Раз уж мы существуем на одной планете, хоть и в разных измерениях, то возможные природные катаклизмы, спровоцированные нами, не могли не затронуть их мир. Тем более, что развитых параллельных миров не два, а гораздо больше и между ними происходили даже стычки, иногда переходящие в войны. Правда, в последнее время вооруженные конфликты удалось прекратить дипломатическим путем, зато началась «холодная война». Их недруги, не имея возможности действовать напрямую, предпринимают попытки вести подрывную деятельность через наш мир. Дело в том, что «параллельные» (будем так называть реальность, в которую я попал) и мы – это два практически одинаковых мира, только как бы вывернутых наизнанку по отношению друг к другу. Если что-то глобальное происходит у нас, то это событие обязательно аукнется у них. Помните, когда два-три десятка лет поднялась шумиха по поводу того, что Каспийское море начало мелеть? Так вот именно в это время их аналогичный водоем начал заполняться. Затем наше море стало пополняться, а у них убывать, и так будет продолжаться до тех пор, пока не восстановится равновесие. То есть нормальное состояние какой-нибудь точки одного мира невозможно подержать без наличия такой же ситуации в другом. Пока еще мы не совсем понимаем, что природа все уравновешивает сама, не надо только пытаться ей «помогать», но как же без этого жить? А кто тогда будет доказывать, что именно он «царь природы»? Более того, и способы такого доказательства нами выбираются обычно весьма сомнительные. Да еще оказалось, что плюс к собственным проблемам, существуют силы, тоже имеющие доступ в наш мир и стремящиеся расшатать стабильную систему, чтобы перекачать какой-нибудь ресурс из одного мира в другой. Зачем им это надо? Это долгая история и Маша пообещала суть сложных взаимоотношений объяснить позже, пока же вернулась к примеру с Каспием. Оказалось, это именно был тот случай, когда дестабилизировали обстановку именно третьи силы, стремящиеся заполучить для своих целей громадные водные ресурсы. Именно они, орудуя в нашем мире, спровоцировали спад воды, затем подняли шумиху в прессе и пытались инициировать компанию по повороту сибирских рек (текущих, как известно, на север) в обратную сторону, направив их, якобы в Каспий. На самом же деле, их целью было организовать переброску громадного количества нашей воды для того, чтобы создать глобальную катастрофу в «параллельной» реальности. Проблемы, которые могли возникнуть после поворота рек у нас, их не волновали, главной задачей было изменить природу того мира, вызвав на некоторых территориях сильнейшую засуху. В такой обстановке им было удобнее обвинить правительство во всех смертных грехах и, соблазнив народ демагогическими лозунгами, захватить власть. Оказалось, что во всех мирах и у всех народов методы действия контры абсолютно одинаковы. Но эти планы были вовремя раскрыты, а определенное вмешательство «позитивных» сил, заставило нас отказаться от навязываемой безумной идеи. Таким образом, были спасены целых два мира, о чем мы даже не подозревали. Надо сказать, что такие серьезные вопросы поначалу усваивались моей кошачьей головой достаточно слабо. Все-таки голова кошки или собаки значительно меньше, соответственно и информации вмещает не столько, сколько человеческая. Ведь не зря же «параллельные» проводили такой жесткий отбор добровольцев – самое основное для них было заставить мозг животного работать гораздо продуктивнее. А это достигалось путем изнурительных тренировок, которые далеко не все выдерживали.
* * *
Мне кажется, настало время рассказать о моих ощущениях в кошачьей шкуре. Возможно, это будет интересно, тем более, нельзя сбрасывать со счетов вероятность того, что кто-то еще может оказаться в аналогичной ситуации. Надо отметить, что чуть освоившись, я стал чувствовать себя в этом облике достаточно комфортно. Возможно, это произошло благодаря тому, что с приобретением новой внешности, в меня вселились и некоторые кошачьи повадки. Например, я стал с удовольствием поглощать корм для кошек, который у них тоже изготавливали. Думаю, это случилось не потому, что я пробовал его и раньше, будучи еще человеком. Давным-давно, с появлением у нас «Вискаса» мы с приятелями как-то решили похрустеть им под пивко. Сделали это ради прикола, вспомнив, как советская пропаганда вещала, что у капиталистов безработные докатились до того, что вынуждены питаться собачьим кормом. Потом-то мы отметили, что у тех безработных вкус был ничего – вряд ли мы смогли бы отличить собачьи или кошачьи консервы от другой буржуйской еды. Ведь в те времена мы и понятия не имели об изысках западной кухни. Поди, разберись – то ли это мясо для собак, то ли деликатес типа консервированных жаб. То ли это кошачьи «хрустики», то ли нечто вроде чипсов или попкорна. Кстати, Маша, зная с кем имеет дело, старалась не только разнообразить мой рацион, но сделать его более питательным. Иногда, я вспоминал, как вел себя дома, и мне становилось стыдно за некоторые моменты нашей совместной жизни. Во всяком случае, моя хозяйка не прохаживалась по утрам голой, а даже в ванную шла в легком халатике. Да и вещи по квартире не валялись, где попало. Меня оправдывало только то, что я не имел ни малейшего понятия, с кем живу под одной крышей. Впрочем, это детали. Про голову я уже говорил – вроде все соображал, но варить она стала явно медленнее. Тем не менее, преподанный «ликбез» по внешнеполитической обстановке усвоил. Что касается инстинктов, то что-то человеческое, конечно, осталось, но в каком-то притупленном виде. Я мог объективно отметить, что привлекательность моей хозяйки была явно выше средней, но когда мурлыкал у нее на животе, положив голову на грудь, то мысли были совсем не о том, о чем вы подумали. Просто на этом месте было тепло, мягко и как-то необыкновенно уютно. Особенно приятно было, когда она чесала меня за ухом, часто я даже специально ввинчивался ей под руку, чтобы потереться о мягкую, приятно пахнущую кожу. Хотя, зная, кто я на самом деле, она всякий раз смущалась и старалась деликатно отвлечь от столь увлекательного занятия. В общем, никакой эротики между нами не было, хотя нельзя было не отметить стройность хозяйских ножек, которые было так удобно обозревать снизу. Да, представьте себе, оказалось, что и в «зверском» существовании можно найти свои плюсы. Естественно, кошачьи инстинкты тоже срабатывали. Когда Маша выводила меня погулять, я с удовольствием лазил по деревьям, которые ничем не отличались от наших. А вообще, пора уже отметить некоторые детали касательно их жизни: в пивбарах такие же мужики шумно пили пиво, и такая же детвора с воплями носилась по улицам. Точно так же их собаки не торопились за мной гоняться, а, почему-то, скромно старались держаться подальше. Возможно потому, что в прошлой жизни я был брюнетом, соответственно теперь стал совершенно черным котом, с которым, как известно, лучше не связываться? Одевались «параллельные» практически, как и мы, разве что преобладали еще неведомые у нас блестящие ткани, которые светились в темноте, что было очень удобно при движении рядом с оживленными магистралями. Ну и автомобили своими причудливыми формами напоминали концепт-кары, до которых у нас дальше опытных образцов руки пока не дошли. Еще одной особенностью их техники (как движущейся, так и стационарной) было то, что работала она, в основном, на солнечных батареях. Вот, пожалуй, и вся разница. Да, еще на кухнях использовались такие прибамбасы, по сравнению с которыми наша микроволновка казалась бабушкиной русской печкой. Архитектура, правда, большим разнообразием не отличалась – такие же коробки, как и у нас.
22.
Попадались и старые – обшарпанные, с отвалившейся плиткой, ну а новые были покрупнее, отделанные современными разноцветными материалами. А вот что меня удивило, так это их футбол. Нет, с виду вроде бы все одинаково – мяч катают не хуже и не лучше нашего, если бы организовать матч сборных моего мира с «параллельными», еще неизвестно, чья бы взяла. Меня поразил такой момент, как судейство, хотя правила тоже не шибко отличались. Дело в другом, у нас скоро вокруг поля судей будет не меньше, чем милиции возле трибун - бегают и зыркают, где мяч линию пересек, кто кого не так зацепил, даже за воротами прыгают и гол фиксируют! Тут же все цивилизовано, никакой толпы – один парнишка только между футболистами бегает, больше так, для порядка, чтобы игроки не расслаблялись без должного надзора. Все остальное делает электроника: вышел мяч за линию - она сама же и свистнет, попал в ворота – целая пароходная сирена воет. А уж если кто подножку подставит, по рации набубнит чего-то парнишке в ухо, тот моментом за карточкой соответствующего цвета лезет! Короче говоря, никакой субъективности, поскольку бездушную железяку в особом «волюнтаризьме» не обвинишь и рогом на нее не попрешь… Вот игра и идет чинно-благородно, без хамства и грубости. Наоборот, игроки, в случае непредвиденного столкновения так норовят наперегонки друг перед другом расшаркаться: - Простите, - мол, - великодушно -, сам не знаю, как моя нога здесь оказалась…
- Да нет, что Вы, что Вы, это я тут некстати пробегал и за нее зацепился…
Я поначалу думал, что железяка эти казусы фиксирует и самым вежливым поблажки делает. На самом деле, все оказалось гораздо проще – она им бонусы ставит, которые после игры обмениваются на деньги! Как у нас в мобилке – накопил, послал сообщение, а тебе какие-то минуты за это начислили! В общем, материальная заинтересованность в действии… На дорогах тоже за порядком следила электроника. Хитроумные устройства фиксировали малейшие нарушения и тут же отправляли штрафные повестки в суд. Часто бумага приходила раньше, чем нарушитель успевал добраться до дома. За сплошными линиями следили лазерные прожекторы, за правилами обгона – развешанные повсюду видеокамеры. Здесь, как и на футбольном поле, спорить с роботами было попросту бесполезно. Своих «продавцов полосатых палочек» (были когда-то такие и у них …) «параллельные» давно отправили в глубинку - тракторы из грязи выталкивать, да иногда, штрафы вручную выписывать, но это уже совсем в глуши, куда камеры не достают. В политическое устройство я не вдавался, хотя иногда смотря телевизор, обращал внимание на то, что глобализация у них зашла гораздо дальше нашего. Границы между государствами постепенно стерлись, а крупные предприятия давно стали международными концернами. Но это никого не тревожило и демонстраций в защиту «национальной собственности» не наблюдалось.
* * *
На досуге, которого было предостаточно (понаблюдайте за своей кошкой и вы поймете, что большую часть времени она проводит в раздумьях), я размышлял о некоторых парадоксах моего мира, возникновение которых теперь становились более понятными. Например, вспомним известные русские сказки. Вдумайтесь в некоторые детали, и вы поймете, что древним «фантастам» выдумать их было практически невозможно, просто реальные истоки дошедших до нас мифов затерялись в пыли веков. Ну, скажите пожалуйста, чем пара Иван-дурак и царевна-лягушка отличаются от нас с Машей? Да тот же самый случай! Один в один! Естественно, в то время не оперировали такими понятиями как «параллельный мир», «портал» и т.п., вот и обрела вполне реальная история в устах средневекового обывателя сказочную форму. Вспомните злых гусей-лебедей, которые уносят парнишку «за моря, за леса»! Это же типичные «отрицательные» из других миров, стремящиеся наделать каких-то гадостей! Зачем это было нужно, мы уже не узнаем, но сам-то факт остался в памяти свидетелей... Ну а сколько еще таких примеров можно накопать в преданиях других народов? Злые духи и добрые феи, которые появляются из ниоткуда и исчезают в неизвестном направлении, крысы превращаются в лошадей, кот натягивает сапоги и совершает человеческие поступки, всемогущие джины творят чудеса. Кстати, лампа или бутылка, вполне остроумный пример портала - и действенно, и древнего крестьянина или рыцаря не напугаешь знакомым ему предметом. Это не то, что какие-то диковинные летающие тарелки с серебристыми человечками внутри… Или не будем далеко ходить, возьмем сегодняшнюю действительность. Сколько шума наделали в нашем мире разговоры о пресловутом снежном человеке! Хотя даже старшекласснику, изучающему биология ясно, что для его существования (точнее для продолжения рода) нужны целые стада снежных мужиков и баб, иначе они просто вымрут… Встречаются же, почему то, исключительно одиночки! В крайнем случае, семья из двух-трех человек, что все равно не дает возможности нормально размножаться ввиду межродового скрещивания. Нет, правда, шум шумом, а до сих пор ни кусочка шкуры, ни какой завалящей косточки никто не нашел! Уж на что редкий и осторожный зверь снежный барс, и то я с ним как-то на Памире столкнулся, а тут туристы и разные экспедиционщики все горы давным-давно истоптали, но никакого вещественного доказательства до сих пор не доставили. Одни рассказки шутников, желающих произвести впечатление на провинциальных барышень и жен отставных офицеров. Но, вскорости, мои доморощенные догадки по этому поводу уступили место научному обоснованию. Из последующих рассказов Маши я узнал, что на самом деле, после открытия порталов это были первые, не совсем удачные попытки заслать к нам биороботов. Вполне естественный научный процесс, ведь в наше время космос тоже начали осваивать автоматы, например, вначале на спутнике Земли побывал все-таки луноход, а только потом человек. Просто какой-то недотепа из ихнего НИИ неправильно рассчитал время засылки, определив, что нашей цивилизации на несколько сот тысяч лет меньше, чем на самом деле и каждого робота решили замаскировать под питекантропа. А запас прочности у них закладывался достаточно большой, вот и бродят до сих пор по нашему миру волосатые киборги, время от времени пугая местных жителей. Так и будут бродить, пока у них батарейки не сядут… Впрочем, это естественные издержки, неизбежные на пути первопроходцев. И еще одна интересная деталь – на первых порах «параллельные» пытались наладить контакт, засылая в наш мир тоже роботизированных пресловутых «зеленых человечков» (ну, вы меня поняли…). Они из своего далека, приняли затуманенное алкоголем сознание некоторых индивидов за раскованное парение мысли и решили, что именно такие люди первыми достойны выйти на связь с более высоким разумом. Понятно, что и этот проект оказался тупиковым, но, в науке отрицательный результат тоже результат, это я как ученый утверждаю (никакого значения не имеет, что сегодня я больше смахиваю на ученого кота…). В общем, с тех пор «параллельные» решили больше не рисковать, предварительно досконально не изучив обстановку. Ну а наши алкаши до сих пор стряхивают с себя всякую «нечисть», божась психиатрам, что зеленые человечки отнюдь не плод белой горячки.
* * *
Не знаю, что Маша рассказывала своим знакомым, но редкие гости относились ко мне с уважением, всячески стараясь его чем-нибудь подчеркнуть. Иногда я догадывался, что среди них были и те, кто посылал ее на задание. Несмотря на досрочное возвращение, работа считалась выполненной, и шла подготовка к следующему «забросу». Но теперь и я стал активным его участником, поскольку уже был посвящен в некоторые детали и мог оказать существенную помощь. Это стало понятно из разговоров, которые хоть и велись подальше от посторонних (т.е. моих ушей), но по обрывкам фраз кое о чем можно было догадаться. Несмотря на некоторый кошачий «тормоз» в голове, о котором уже упоминалось, хозяйка мне нравилась все больше, и я ничуть не возражал против участия в совместной операции. Тем более, что это давало шанс вернуться домой, куда попасть самостоятельно было невозможно. Маша принесла меня в бессознательном состоянии и дорогу к порталу, естественно, я запомнить не мог. Скорее всего, здесь он находился гораздо дальше, чем от моего дома, прогулок в ту сторону мы не совершали и я не имел ни малейшего понятия, как его найти. Это в нашем мире их разведчики должны были «легализироваться» поблизости от места перехода чтобы, в случае чего, можно было быстро нырнуть домой. Именно этот пункт инструкции, тщательно выполненный Машей, если не спас мне жизнь, то, по меньшей мере, сохранил здоровье. Ну а тут их место жительства большого значение не имело, да и транспортное сообщение, надо отметить, было налажено гораздо лучше. Судя по всему, до заброски оставалось не так уж и много времени. Комната была забита какими-то документами, Маша часами зубрила инструкции, выданные для нового задания. Оказалось, что подготовка ведется гораздо тщательнее, чем я мог подумать. Вроде бы, ну что тут такого – спрыгнул в подвал, прошелся по коридору и вылез в другом измерении… Ага, не тут-то было! Надо было заново сдавать правила техники безопасности по прохождению портала и поведению в нашем мире, изучать новое задание практически наизусть, поскольку взять с собой какие-нибудь шпаргалки было невозможно, отработать новые приемы налаживание контактов и т.п. Хотя с последним теперь было гораздо проще, поскольку перевоплощение в человека при возвращении домой давало возможность уже сознательно задействовать мои связи и квартиру. Меня тоже заставили прослушать небольшой курс лекций по теории и практике прохождения портала, а также проштудировать несколько вопросов, интересовавших «параллельных» и на которые я должен самостоятельно найти ответ у себя. Учесть надо было и еще один нюанс – мое достаточно длительное отсутствие дома. Вполне вероятно, что соседи подняли тревогу по поводу моего неожиданного исчезновения, но это еще полбеды. Адрес моих родителей, живущих в другом городе, они не знали, так что побеспокоить могли только милицию. Хотя, думаю, что там не станут особенно утруждаться по поводу пропажи какого-то научного работника – объявят для проформы розыск, развесят мою фотографию на досках, на которые никто не смотрит, да и дело с концом. Ну жилье опечатают пока не найдут наследников. С другой стороны, соседи привыкли к моим постоянным отлучкам, могут и в этот раз решить, что я в очередном походе или командировке. А вот как оправдать мое отсутствие в институте? Но и здесь мне предложили выход. Кто-то из начальства Маши сочинил такую «легенду»: я на выходные уехал к друзьям на дачу, на обратном пути меня сбила машина, и от удара отшибло память. Поскольку документов при мне не было, то и обратиться врачи никуда не могли, а когда меня чуть подлечили, я все вспомнил и самостоятельно вернулся домой. Простенько, без затей, но и придраться будет сложно… Ну не рассказывать же правду? Тогда меня точно в больницу упекут, но уже не в травматологию… Если же начальство потребует документальное подтверждение, то «параллельные» были в курсе, что в нашем мире купить любую справку проще простого. За деньги тебе не только травму припишут, но и засвидетельствуют, что ты тете-инвалиду собственную почку на 8-е марта подарил… Слушая инструкции, я мурлыкал и согласно вилял хвостом, на самом деле в глубине души у меня на этот счет было несколько другое мнение. Зная нашу действительность все-таки лучше них, я больше рассчитывал на то, что, во-первых, по причине мизерного объема работы в институте меня никто не хватится, а если заметят отсутствие, то даже будут рады, что лишние деньги платить не придется. Во-вторых, такие грехи, как длительные прогулы, запои и прочие нарушения трудового законодательства за мной никогда не водились, поэтому начальство любую отмазку примет с удовольствием, поскольку увольнять ведущего специалиста - резона нет. На мое место вряд ли кто позарится, а если такой псих и найдется, то из тех студентов-недоучек, которому папа торжественно преподнес диплом на день рождения. Мне самому не раз приходилось рецензировать дипломников, и было видно невооруженным глазом, что из десятка выпускников, в лучшем случае один лично содрал работу из интернета, остальные тупо купили, причем, иногда даже этого не скрывая. Понятно, что при такой ситуации с нашим, извините за выражение «образованием», специалистов оставалось раз-два и обчелся… В общем, по поводу того, что придется объяснять причину моего длительного отсутствия на работе я волновался даже меньше, чем мои новые хозяева. Можно сказать – вообще не волновался.
* * *
День перехода в наш мир неуклонно приближался. Маша делала вид, что все идет нормально, хотя было заметно, что ей не по себе. Я же старался разными кошачьими способами отвлечь ее от грустных мыслей – терся головой, успокоительно урчал, всем видом показывая, что все будет хорошо. Потом выяснилось, что нервничала она из-за меня. При переходе обратно могли возникнуть непредвиденные осложнения с моим здоровьем, все-таки необходимой подготовки у меня нет, а получить ее в теперешнем, кошачьем образе не представлялось возможным. Пока у них еще не было надобности разрабатывать методику тренировки котов для переброски их в наш мир. Говоря современным языком (хотя, кажется, это еще Маркс изрек…) - нет спроса, не возникает и предложение. Теперь я, в кошачьем обличье, должен был послужить (извините за неуместный каламбур) чем-то вроде подопытного кролика. А поскольку я был не совсем кроликом, и даже совсем не котом, то и тревога «параллельных» была достаточно обоснованной. И вот настал этот самый момент. Заранее меня не предупредили, видимо опасаясь, что от чрезмерного волнения я наделаю каких-нибудь глупостей. Просто однажды утром Маша произнесла гагаринскую фразу, с которой тот отправился в космос:
- «Ну, поехали!»
Знала она ее автора, или это было простым совпадением, но в данном случае это было весьма уместно, ведь по важности наше путешествие мало чем уступало первому космическому рейсу (по крайней мере, в моей, кошачьей ситуации). Хотя, скорее всего, воспринимать сказанное надо было буквально, так как мы действительно сели в машину и поехали. Нас сопровождали два молодых Джеймса Бонда, посадившие меня в огромную корзину (видимо для конспирации), в которой я чувствовал себя достаточно уютно. Наша компания напоминала выпускников престижного университета, отправившихся на природу отмечать получение дипломов. Вот только посторонний наблюдатель, проследивший наш маршрут, был бы весьма удивлен выбором конечного пункта – свалка за гаражами мало напоминала лоно природы, достойное мажорного пикника. Впрочем, такие детали лично меня не волновали – главное, что это была отправная точка на пути к дому и я, выбравшись из корзины, был обрадован не только возможностью размять лапы, но и полюбоваться знакомым пейзажем. Те же гигантские бутылки и ботинки, те же громадные стены гаражей, в общем, все то, чем совсем недавно меня встречал мир, в который занесло по

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • жил-был кот
  • Ты молился светло и неистово
  • Есть сто причин мне от тебя уйти…
  • Читатель, прости...
  • Онегинская строфа


  • #1 написал: adurnaxia (6 марта 2012 05:05)
    Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Могу это доказать. Пишите мне в PM, пообщаемся.
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Февраль 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    242526272829 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:11
    Кёльнская яма
    16 февраля 2020
    РОЖДЕНИЕ БРАТА

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.