Бабушка Настя и Дашины пальчики

Контактный адрес:
vassiljeva@onego.ru


Надежда Васильева.
Бабушка Настя и Дашины пальчики.
(Повесть в рассказах)


Даша лежала в постели и внимательно разглядывала свои пальчики. Если бы не бабушка Настя, она бы и не знала, что у каждого из них своя тайна. Бабушка никогда не говорила Даше: «Отстань! Поиграй в игрушки!», как это обычно делала мама, когда Даша подходила к ней с вопросами, или «Иди, малышка, погуляй! Я хочу фильм досмотреть!» – любимая папина фраза. Бабушка знала всё! Про каждую травку и букашку, про звёзды и луну, про то, чем питаются медведи, почему птицы летают, а люди нет. Знала даже, откуда берутся дети. Вот и пальчики взять…


Указательный.

Как-то Даша прищемила в двери палец. Сколько ни предупреждала её бабушка Настя: «Не висни на дверях! Прищемишь когда-нибудь руку!», Даша, как бабушка говорит, и «в ус не дула». И вот прищемила. Да так сильно, что от боли даже сначала не могла плакать, а просто открыла рот и, как выброшенная на берег рыбёшка, беззвучно глотала воздух. Взглянув на Дашино лицо, мама так вскрикнула, что щенок, Крезик, от страха сделал лужу на паласе в прихожей, а кот Пушок взобрался по дверной занавеске до самого потолка. Мама схватила Дашу на руки, прижала к груди и стала носить по комнате, раскачивая из стороны в сторону, словно Даше было не шесть лет, а полтора года. Тут у Даши изо рта, наконец, вырвались такие пронзительные вопли, что бабушка выскочила из кухни, не успев даже смыть тесто с рук.
- Что тут у вас случилось?!
Мама усадила Дашу на диван, стала дуть ей на пальчик, обливая его слезами. Бабушка сразу догадалась, в чём дело, и принесла из холодильника чашку со снегом, которого нарастало на морозилке всегда очень много.
- Суй пальчик в снег, - спокойно велела бабушка. – А ты, Лена, уйди в спальню и не накаляй страсти. Ничего страшного не произошло. Все через это проходили. В другой раз Даша будет осмотрительней.
Пока Даша держала пальцы в чашке со снегом, бабушка вымыла руки, сняла кота с занавески и вытерла лужу на паласе. Потом усадила Дашу к себе на колени, прижала её голову к своей щеке и сказала:
- Пальчик, который ты прищемила в дверях, называется указательным. Если у тебя с ним проблемы, значит, ты кому-то позавидовала или на кого-то обиделась. Было такое?
Даша пожала плечами.
- А ты вспомни, - лукаво улыбнулась бабушка, заглядывая Даше в глаза. – Что ты мне сегодня в обед говорила?
- Про Катькин велосипед? – сообразила Даша, быстро хлопая глазами.
- Про него. Разве ты ей не позавидовала?
- Зато ей всегда всё покупают! И она воображает после этого, - обидчиво отвернула лицо в сторону Даша. - Я тоже давно велосипед хочу! Так у папы вечно денег нет! Хоть бы у Катькиного велосипеда педали отвалились, что ли!
- Вот, вот! Потому и палец прищемила. Завидовать и обижаться на людей – великий грех! - с укором покачала головой бабуля - Теперь давай по-другому рассудим. Покатается, покатается твоя Катька на велосипеде, и он ей надоест, потому что одной играть скучно. Она позовёт кататься и тебя. А мама недавно тебе светящийся мячик на резинке подарила. Вот и обменяйтесь на время. Ты ей мячик, она тебе велосипед. И обеим весело. Скажи теперь, разве плохо, что кому-то во дворе игрушки новые покупают?
Даша сморщила лоб, надула губы и молчала, думала. В общем-то, бабуля, конечно, права. Так же было и с детской посудой. Сначала Катька перебирала свои кастрюльки и сковородки одна, а потом предложила Даше: «Давай играть в столовую?» И стали варить вдвоём. Одна - суп из одуванчиков, другая – рагу из песка и камней. Тут Даша снова вспомнила про палец. Ноготь на пальце почернел. Смотреть на него было страшно, но палец уже не болел.
- Бабуль, а мама вчера тоже указательный палец ножом порезала! – склонила голову на бок Даша.
Бабушка засмеялась.
- Ишь ты, ушлая какая! Значит, и у мамы те же проблемы были.
- А она кому позавидовала? – не унималась Даша.
- Тёте Зое, - шепнула ей на ухо бабушка.
- А ты откуда знаешь? – так же шёпотом продолжала допытываться Даша.
- Она мне сама об этом сказала, - прикрыла дверь в спальню родителей бабушка. - Вот, говорит, соседка даёт! Чуть не каждую зиму шубу меняет. Везёт людям! А я, мол, своё пальто четвёртый год ношу! И на папу твоего обиделась, почему денег мало получает. Помнишь, ссорились вчера вечером?
Как же! Даша помнила. Всякий раз, когда родители ссорились, её всегда отправляли в спальню читать книжки, словно это она, Даша, была во всём виновата. И, конечно же, ни на какие её вопросы не отвечали. И спать укладывали рано-рано, хоть у Даши сна не было ни в одном глазу.
- А у тебя, бабушка, проблемы с указательным пальцем бывают? – с интересом разглядывала Даша указательные пальцы бабушки.
У той от смеха глаза превратились в щелочки, и мягкий живот заколыхался, словно поднявшееся тесто.
- А как же! И у меня бывают. Как только ценные указания кому-нибудь давать начну, так и пораню этот палец обязательно.
- Бабуль! А наша воспитательница всё время стучит этим пальцем по столу. А иногда и по голове Кольке Степанову, когда тот не слушается. Вот так! – И Даша показала, как это делает воспитательница.
- У неё, наверное, этот палец уже плохо гнётся! – засмеялась бабуля. Даше очень нравилось, когда бабушка шутила. На щеках у неё появлялись две упругие ямочки. А насчёт пальца воспитательницы, бабуля точно подметила. И откуда она всё это знает?
Тут из спальни вышла мама.
- Даша! Давай я тебе косы расплету.
Даша сморщила курносый нос. Не любила, когда мама прикасалась к её волосам. У мамы пальцы, конечно, красивые - тонкие, длинные. Но крашенные ногти больно цепляются за волосы. Всякий раз Даша пищит и вырывается из маминых рук. На помощь приходит бабушка. Пальцы у неё пухлые, со вздувшимися косточками. И всё равно Даше нравится, когда бабуля гладит её по голове. Да и разве одной Даше? Пушок вон тоже сам не свой, стоит бабуле провести рукой ему по спине. Сразу замурлычет, спину выгнет, а потом и вовсе развалится на полу, вытягивая в струну задние и передние лапы. И Крезик туда же! Так и подставляет бабуле свой лысый живот, чтобы та его почесала. От ласковых прикосновений бабулиных рук и Дашу, и Пушка, и Крезика почему-то всегда клонит в сон. Вот и сейчас, Даша спрашивает про другие пальчики, а сама зевает.
- Про другие расскажу в другой раз. Хорошего понемножку. Пойдём-ка в твою комнату, я тебя спать уложу. На ходу дремлешь уже.
Забираясь под одеяло, Даша думала: «Права бабуля. Пусть всем покупают хорошие игрушки. И велосипеды, и куклы, и скакалки. Она никогда не будет больше никому завидовать.
Игрушки, и правда, надоедают очень быстро. У неё вон в кладовке в коробках всяких полно. А хочется почему-то именно ту, которой нет. Правда, есть у неё одна любимая кукла, Фёкла, которую они сшили из тряпок вместе с бабулей. А, кстати, где Фёкла-то?».
Даша заглянула под подушку, достала свою любимицу, уложила рядом с собой, заботливо укрыла её одеялом по самую пуговицу, которая была пришита на то место, где должен был быть нос, и очень быстро заснула.

Средний.

Средний пальчик Даша занозила в детском саду. Занозу вынимала бабушка. Чтобы лучше видеть, она нацепила на лоб сразу двое очков. Иголку обтёрла одеколоном, чтобы грязь в ранку не попала. Даша морщилась, то и дело выдергивала руку из бабушкиных ладоней. Бабушка сердилась, прикрикивала на неё. Наконец, злосчастная заноза была удалена. Бабуля помазала ранку йодом, усадила Дашу рядом с собой на диван и строго велела:
- Рассказывай!
- Что?! – не поняла Даша. - Кому позавидовала?
- Нет. Что и кому пожалела дать? – лукаво прищурилась бабушка.
- Да ничего я не жалела! Что ты придумала?!
- Ну, ладно, ладно, иди во двор гуляй, а я пока тебе оладьи испеку с яблоками.
Бабуля достала из шкафчика пакет сушёных яблок.
- Бабуль, дай попробовать! – взмолилась Даша.
- Пробуй, жалко, что ли. Ребят во дворе можешь угостить. У нас таких яблок много. Да смотри, раздели всем поровну. И про пальчик средний не забывай.
- Ладно, - пообещала Даша и тут же принялась грызть сухие дольки. Они были такими вкусными, что Даше было от них никак не оторваться. Пакет с яблоками уменьшался на глазах. Даша села во дворе на скамейку и давай уминать яблоки, «только за ушами пищит». К ней подошел Федька Журавлёв по прозвищу Журавль. Федька действительно походил на журавля. Нос у него был длинным, как клюв. Федька ходил уже во второй класс.
- Дашка, ты что там жуёшь? Угости!
- Да-а?! Как бы не так! Перебьёшься! Катьке дам, а тебе - фигушки!
Подошёл Ромка Иванов. Ромка Даше очень нравился. Он был похож на мальчика Кая из
фильма «Снежная королева».
- Дашь! Что ты ешь? Угости!
- Не-а!
- Дашь, ну дай!
- А ты полай!
Ну, кто ж будет лаять? Кто не знает поговорки: «Зачем хозяина облаяла? Не дам!» Ромка обиженно отошёл в сторону и пробормотал:
- Смотри, Дашка, не лопни!
Тут и Катька подскочила.
- Дашка! Что у тебя там?
Даша пощупала пакет. Яблок оставалась одна горсточка. Жалко Катьке давать.
- Да так, ничего, - сказала Даша, запихивая в рот последки.
- Жадина-говядина, сухая шоколадина! – стала дразниться Катька. И только она это сказала, как в животе у Даши начались такие боли, хоть криком кричи. Она за живот схватилась и домой. Еле взобралась на четвёртый этаж. До звонка рукой не достать, спину не разогнуть. Кулаком в дверь забарабанила.
- Бабушка! Открой!
А у самой от боли слёзы градом. Бабуля тут же догадалась. Руками всплеснула:
- Ты никак одна все яблоки съела? С ума сошла! Вот они у тебя и распухли в животе! Говорила ведь, угости ребят! Ах ты, горе ты моё луковое!
Уложила Дашу на кровать и принялась живот ей гладить. Гладит да приговаривает:
- Господи! Прости её, неразумную. Избавь от боли! Не будет она жадничать больше!
И вот чудо! То ли от бабулиных молитв, то ли от массажа, но боли стали стихать. А бабуля ей ласково так:
- Папе с мамой про яблоки не говори, ладно?
- А почему? – удивилась Даша.
- «Почему? Почему?» Да потому, что окончание на «у»! – заворчала бабушка. - Это наши с тобой секреты. Зачем родителям лишний раз расстраиваться? У них других забот полно. Всё, что было – ушло да быльём поросло. А каждый урок – впрок! И про средний пальчик не забывай!

Большой.

С большим пальцем Даша мучалась несколько дней. Палец стал нарывать ни с того, ни с сего. Сначала Даше было просто больно до него дотрагиваться. Потом палец стал мешать спать по ночам. Ныл, как больной зуб. Чего только не прикладывала бабушка к пальцу: и мазь пахучую какую-то, и сало, и листок столетника. Ничего не помогало. Бабуля сокрушённо качала головой:
- Случись это летом, мигом бы помогла. Сколько трав целебных кругом: и подорожник, и капустный, и свекольный лист. А зимой выбор не велик.
- Бабуля! – со слезами на глазах спросила Даша. – А большой пальчик за какие недостатки отвечает?
Бабуля посмотрела на Дашу так, словно, наконец-то, нашла разгадку трудной задачи.
- Вот молодец, что помнишь про корень зла! У большого пальца и ответственность большая - гнев, раздражение, уныние, страх.
- А у меня что? – с мольбой смотрела на неё Даша.
- А мне почём знать? Думай сама!
Легко сказать! Даша стала вспоминать. Раздражал в детском саду Славка. Всё ей кнопки на стул подкладывал остриём вверх. Даша во гневе его книгой по голове стукнула. Стукнула изо всех сил. Он упал. Воспитатели всполошились, забегали. Даша в туалет забилась. И долго там дрожала от страха. А вдруг убила? Потом Елена Ивановна заложку выбила, из туалета её выдворила. И всё допытывалась, за что она Славку книгой стукнула. Даша призналась. И даже кровь на попе, что от кнопок осталась, показала. Но брови воспитательницы
нахмурились ещё больше.
- Никогда не смей самосуд чинить! Нужно было мне сказать. Я бы его наказала по-другому. А что если у Славы сотрясение мозга? Как перед родителями ответ держать? Возьмут да и подадут в суд, и на меня, и на тебя.
- Так он же встал! – показала на Славку пальцем Даша.
- Это ещё ни о чём не говорит. А вдруг у него дома рвота откроется, синяки под глазами проявятся, голова болеть начнет?
Даша стояла, опустив голову. А в животе от каких-то недобрых предчувствий так всё и бурчало. Это было в пятницу утром. А вечером у неё воспалился большой палец. Все выходные этот Славка из головы не выходил. Может, в больницу попал? И даже представляла, как её милиционеры на суд ведут. А палец всё нарывал и нарывал. И уже не просто ныл, а дёргал, словно нарыв из кожи лез. Всю ночь Даша не спала, ходила по комнате, плакала да руку, как куклу, перед собой качала. Бабуля тоже извелась вся. Но маму с папой будить не велела. Им рано утром на работу. А вот в детский сад Дашу не повела. Как только за родителями закрылась дверь, она Дашу за руку и – в детскую поликлинику. Высокий дядька в белом халате, колпаке и марлевой повязке на лице внимательно осмотрел Дашин палец и строго сказал:
- Отвернись! Созрел твой нарыв. И палец не дёргай, а то больней будет!
Даша даже ойкнуть не успела, как он проткнул ножницами нарыв и приложил к ранке бинт, пропитанный каким-то жёлтым раствором. Медсестра быстро забинтовала Даше руку.
Придя домой, Даша, наконец, расплакалась по-настоящему. Так жалко себя стало! Плакала и рассказывала бабушке про Славку.
Бабуля прижала её к себе и прошептала:
- Славка твой жив, здоров и невредим. Я в садик воспитательнице звонила. Успокойся и поспи немного. Сон – он все хвори лечит.
Палец еще подергивало, но уже без распирающей боли. Даша немного похлюпала носом и заснула, прямо на диване, прижавшись к мягкой бабулиной груди.

Безымянный.

Катьке кто-то подарил перстень с очень красивым камушком. Камушек был зеленовато-голубым. Даше так захотелось померить колечко, что спасу нет!
- Кать, дай померить, а? – стала подлизываться она к подружке. – Я только надену и сразу сниму.
Вредная Катька долго не соглашалась.
- У тебя пальцы толстые! Не влезет!
- Влезет, Кать! Вот смотри! – Даша выхватила у Катьки из рук перстень и принялась напяливать себе на безымянный палец. Перстень шёл туго. Застрял на косточке.
- Сними! Он тебе мал! – потребовала Катька.
- Да нет же! Смотри! – ярче перстня сияла Даша, махая рукой перед самым Катькиным носом. Но тут пальчик стал краснеть и надуваться. Даша испугалась, стала скорее стягивать колечко, но не тут-то было! Палец начал синеть. Его стало покалывать так, словно в него разом воткнулась сотня маленьких иголок. Даша – с рёвом домой к бабушке. Та сразу потащила Дашу в ванную, сунула руку под кран с холодной водой, намылила руку мылом и принялась скручивать перстень с пальца. Хоп! И перстень звякнул о раковину. Даша вытерла слёзы и побежала во двор отдавать перстень Катьке. Тут, откуда ни возьмись Федька Журавль. Хитро прищурился и загадочно прошептал:
- Девчонки! Хотите что-то покажу?! - И махнул рукой, приглашая следовать за ним. Даша с Катькой переглянулись, и, хихикая, пошли за Федькой. Федька привёл их к яме, что была зачем-то вырыта у забора. На дне ямы что-то шевелилось.
- Жаба! Чёрная! – зловеще прошептал Федька и толкнул в яму Дашу. Даша заорала так, будто её резали. Жаба медленно отползла в сторону от тёплой Дашиной ноги. Даша от ужаса и гадливости стукнула жабу ногой. Та съёжилась и замерла. Даша схватилась за рейку забора и выкарабкалась из ямы.
- Дурак! – накинулась она на Федьку.
- Сама дура! – ударил он Дашу по затылку. – Зачем убила жабу? Теперь твоя мать умрёт!
Даша онемела. Катька тоже смотрела на Журавля, открыв рот. А тот взял в руку комок земли, кинул в жабу. Но та не пошевелилась.
- Видели? – злорадко скривил им морду Журавль, и, отряхнув руки о корманы брюк, победно удалился.
А Даша поплелась домой, хоть Катька и уговаривала её покататься на велосипеде.
- Ты что такая кислая? – встревожилась бабушка. – На тебе лица нет! Что случилось?
- Бабуля! – уткнулась ей лицом в передник Даша. – Как я Федьку Журавля ненавижу! Какой он злой и гадкий! Хоть бы у него язык отсох!
- Что говоришь-то?! – заохала бабуля. – Забыла про палец? Проблемы безымянного – непрощение и ненависть.
- Да-а! – разрыдалась Даша. – Ты не знаешь, что он сейчас сделал! – И она стала рассказывать бабуле о Федькиной выходке.
- Зато нечего вам, девчонкам, за ним таскаться! Играйте в свои игры. – заругалась бабушка. Но от Даши её слова отлетали, как от стенки горох.
- Бабуль! - с испугом и надеждой смотрела на бабушку Даша. - А ещё он сказал, что теперь моя мама умрёт!
- Чушь какая! Просьти ты его, недоумка!
- Да-а! – во весь рот плакала Даша. – А вдруг я жабу, и правда, убила?
- Пойдём! – решительно взяла Дашу за руку бабуля.
- Куда? – размазывала по щекам слёзы Даша.
- На кудыкину гору! – почему-то рассердилась бабушка. – К яме той, где жаба сидит.
Даша послушно дала ей руку.
В яме жабы не было.
- Вот видищь? – утёрла ей слёзы бабуля. – Ничего с твоей жабой не случилось. Выпрыгнула она из ямы. И глупую Федькину угрозу выбрось из головы. Хочешь обрадую?
Даша кивнула.
- Мама с работы звонила. Тебе хомячка купила. Вечером привезёт.
Даша захлопала в ладоши и запрыгала от радости. Мама что мысли умеет читать?
Мизинец.

Даша скучала. Отмечала дни на календаре. Мама с папой были в командировке уже целых десять дней. С бабулей ей было хорошо, но всё равно, когда она слышала мамин голос по телефону, губы сами по себе начинали кривиться, и она дрожащим голосом спрашивала:
- Ты скоро приедешь?
- Скоро, Дашенька, скоро, - уговаривала мама, а у самой голос дрожал сильнее Дашиного. И даже папа за слёзы не ругал, а только нарочито бодро обещал:
- Не будешь плакать, привезём тебе куклу Барби! Ты слушаешься бабушку?
Даша кивала, но папа не видел этого и всё допытывался:
- Так слушаешься или нет?
Бабуля брала трубку и подтверждала:
- У нас с Дашей всё хорошо. Никаких проблем. Работайте спокойно.
И всё же проблемы были. Потому как на мизинце образовался заусенец. Что бы Даша ни делала, он мешал и причинял боль. Даша пробовала грызть его зубами. Но заусениц болел ещё больше. Даша хныкала и спрашивала у бабушки, показывая палец:
- А это мне за что?
- Это всё твои привязанности.
- Какие такие привязанности? – не могла понять Даша.
- Вот ты по маме с папой скучаешь, а им передаётся, - тихонько ворчала бабушка. - И у них настроение портится, работа не ладится. Что могли бы сделать за неделю, растягивается на две.
- А что же делать, если скучно?! – канючила Даша.
- Зато не про маму с папой думай, а о том, какой маскарадный костюм к Новому Году сшить.
- Скажешь тоже! Ещё снег не выпал, а ты уже про Новый Год!
- Ошибаешься, - сказала бабушка. - Ко всякому событию загодя готовиться нужно! Доставай-ка марлю.
- Не могу, заусениц мешает! – ныла Даша.
- Ох, ты, Господи! – вздохнула бабуля, доставая из шкафчика маникюрные ножницы. - Закрывай глаза! - Вжик - и нет заусенца. – А теперь дай палец Крезику полизать! – строго велела бабушка. Даша думала, что она шутит. Но лицо у бабули было серьёзным. – Собака языком все свои раны лечит. Слюна у них такая…, раны заживляет. Полизал Крезик палец, Даша и забыла про отрезанный заусениц.
И вот уже строчит швейная машинка. На Новогоднем утреннике Даша будет феей. Марли у бабули припасено много. Платье будет длинным-длинным, со шлейфом и воланами на расклешённых рукавах. Корона у Даши уже есть. Маска на глаза – тоже. А белые пинетки нужно заказать маме.
В эту ночь Даше приснился удивительный сон. Будто летают они с Ромкой Ивановым высоко над снежными сугробами. Но Даша не боится. В руках у них светящиеся шарики на резинках. На небе сияют звёзды. И месяц похож на букву «с», только в другую сторону. На Ромке костюм принца. На ней белое платье феи с длинным шлейфом и воланами на рукавах. Она угощает Ромку сушёными яблоками и показывает ему свои здоровые пальчики.

* * *

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.