Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Жить будем, Майя! Проза |
Жить будем, Майя!

Майкин отец обитал в памяти некрепко. Он уехал на север, когда девочке едва исполнилось восемь. Два или три раза она видела его после. Это были удивительные, незабываемые встречи. Отец привозил диковинные сладости, замысловатые игрушки и импортные вещи. А затем перестал приезжать. Писал (а тогода бумага была чуть ли не единственным информационным носителем), что пришлось углубиться в тайгу, где много кедровых деревьев. Осел, строил добротный дом, все обещал позвать и исправно слал деньги. А через три года «добрые люди» передали, что у Майки родился сводный брат.
Мать не спасали ни хорошее положение в обществе, ни стабильные доходы ее молодого бизнеса, который она открыла на отцовские деньги, ни житейские хлопоты. В один злосчастный день она зашла в ванную, закрыла за собою дверь и выпила то ли средство для прочистки труб, то ли другую «помощницу в быту», в общем, жидкость, сделавшую ее инвалидом.
С тех пор, они с Майей словно поменялись местами. Теперь вселенская забота сменила вектор. Майя любила ее, как любят больных детей – еще больше, чем здоровых.
Но не уберегла. Видимо, карма этой женщины не очистилась от содеянного, а усугубилась.
Не зная, как распоряжаться финансовыми потоками «точки» на одном из самых центральных мест города, Майя, будучи подростком, послушала тетку, продала все и положила деньги в банк. Нет, это была уже далеко не пресловутая перестройка, но деньги, замерев на сомнительном счету, в дом так и не вернулись.
Шли годы, в 2008-м миру явился финансовый кризис. Трудно назвать более употребляемое когда-либо человечеством словосочетание. Он был как сетевой червь: незрим, заразен, всеобъемлющ. Рядовой обыватель не мог соотнести степень его опасности с ажиотажем вокруг. Через СМИ он пробрался в каждый дом, в каждую голову. Раньше в шкафу хранили скелеты, секреты и непроворных любовников, теперь и там был кризис. Пролез, пробрался и дышал в спину. Чтобы не замечать дыхание кризиса, люди стали больше ходить в кино и заниматься сексом – об этом гласила статистика. Кризис стал членом почти каждой семьи. Он заставил отречься от новых кредитов и завести «заначку». В некоторых домах впервые за долгие годы стали появляться денежные сбережения. В высвободившееся от шопингов время женщины стали печь пироги и готовить натуральные продукты. В мире тоже было единение. Кризис стал музой для модельеров и кинематографистов. Но все проходит, прошло и это.
Говорят, снаряд не бьет дважды в одну воронку. Но тут ударил. Сейчас, гладя на обмякшее волосатое тело, Майя не могла припомнить, когда точно Аслан появился в их жизни… Теперь это не важно. Важно лишь то, что он забрал самое дорогое, что у нее было. Мать, ставшую за десять лет ее ребенком: беззащитным, наивным, беспомощным. Она твердила о чувствах к Аслану, словно оправдываясь в несостоятельности своего, бабского счастья. Он не раз поднимал на нее руку. А однажды, в порыве ярости толкнул, не рассчитав силы. Через четыре дня ее не стало.
Еще через месяц Аслан объявился, пришел «просить прощения», шаря большими глазами по дому в поисках своих вещей. Принес водки, помянуть. Звонить в милицию Майя не стала. Она достала три граненых стакана – себе, Аслану и, почему-то, отцу. Тот не приезжал на похороны, лишь прислал денежный перевод. Во внешней тишине и при яростном внутреннем диалоге с этими двумя мужчинами Майя налила три стакана, а, когда Аслан полез в диван за заначкой, сыпанула ему маминых лекарств – то ли снотворного, то ли обезболивающего. И вот – ни агрессии, ни грубой мужской силы. Нестриженые ногти, рваные кроссовки на ногах… Пожалеть бы, но кто теперь пожалеет ее – далекий северный сводный брат, ни разу не лицезревший Майю, или подруга Светка, которую она видела вчера в 145-й маршрутке со «своим» парнем?! Каким-то чудом заползший в руку кирпич глухо опустился на обвисшую черноволосую голову…
_________
Новенькие зимние шины упорно цеплялись за оледеневший мост. Все-таки хорошо иметь возможность баловать и себя, и железного друга! Серебристый Prado уже был на середине моста, когда Олег разглядел два красных пятнышка на ограждении. Перчатки. Ну, этого еще не хватало! Решать чужие проблемы – вот то, чего он не любил больше всего в жизни. Он мысленно (еще очень давно) подписал «контракт» с жизнью. Не тревожить человеков, а они, по возможности, не будут тревожить его. Впрочем, можно ведь и не останавливаться…
Снег штукатурил лобовое стекло. Но дворники упорно вырывали из действительности две ярко красных перчатки. Полночь. Машин мало. Олег даже не заметил, как остановился. Что-то внутри него (наверное, в предках не без быков) заворожило его в этом зрелище. Каким-то чудным образом он знал – кричать нельзя. Молодой мужчина не без сожаления покинул теплый салон и поспешил к перилам метров за двадцать от ярких пятен. Легко перенеся тело через ограждение, Олег злился на обладательницу перчаток так сильно, что скрежетал зубами.
Ненакрашенная. Бледная как только выпавший снег. Девушка повисла на вытянутых руках лицом в черноту и качалась из стороны в сторону, будто колышимая ветром. Но ветра не было.
Олег подошел довольно близко, зафиксировался туфлями за ограждение и положил ладонь на казавшиеся детскими руки.
- Ты обдолбанная?
- Да… Жизнью.
- Да ты пьяна!
- Хуже. Я убила человека. И, наверное, одним не ограничусь! – при этих словах внешне хрупкое создание рвануло руки с такой силой, что Олег потерял равновесие, лаковые туфли предательски скрипнули на льду, и тело юзом отправилось вниз.
Майя пришла в сознание от жуткого холода, пронизывающего поясницу. Она лежала на снегу, возле трассы, проходящей по мосту, без брюк, а в ее ногах сопела и сквернословила черноволосая голова.
- Аслан? – выдавило сознание и предательски ретировалось.
- Олег! – ответил Олег и обнаружил, что его никто не слышит.
Адреналин колотил виски. Три минуты назад, вися над смертью на рвущихся под его тяжестью женских брюках, он испытал в меньшей степени страх, чем любопытство. По крайней мере, ему теперь так казалось. А еще отчаянную злость от того, что под рукой не было рабочего снаряда – фотокамеры. Вот это бы сюжетик получился! Был бы рейтинг и на Твиттере, и в Фейсбуке!
____________
Запрокинув голые белые ноги через плечо вместе с тем местом, откуда они росли, Олег поспешил к внедорожнику.
- Оставь меня, - запротестовало тело, - у меня все равно нет будущего.
- А зачем тебе будущее? Живи настоящим! – с назидательной целью мужчина аккуратно опустил белое тело рядом с машиной прямо в пушистый снег.
- Ау!
- Ага, боль – признак живой материи, а я уже было подумал, что ты – зомби. Ты хоть представляешь, как больно было бы моей матери, если бы ей поутру сообщили о трупе, найденном под мостом?!
При слове «матери» у Майи перехватило все внутри, и жизнь пронеслась перед глазами пестрым калейдоскопом – и детство, и родители, и три стакана с водкой на столе, и незнакомец, отчаянно цепляющийся за ее брюки над пропастью. Под анестезией нахлынувших чувств, не слыша холода на оголенных ногах, Майя как полугодок на четвереньках поползла к краю моста.
- Опять? Да неужели!!!
Олег уже собрался на спасательный дубль, когда услышал характерные звуки. Из девушки с рвотой выходило отчаянье. Но, не зная этого, Олег пошел ва-банк.
- Ну, не хочешь эту жизнь, подари ее кому-нибудь. Сдай тело на органы!.. Или… Или подари ее мне.
Последнюю фразу оба услышали не без удивления.
- Что я несу?! – подумал Олег, но вслух признался, - я давно ищу невольницу. Будешь жить, как в раю! Хочешь – контракт подпишем.
- Возвращаться мне все равно некуда, а жить ли дальше… Я подумаю об этом завтра, - промолвила Майя, вспомнив известную кино-героиню.
___________
В салоне авто было тепло и вкусно пахло. В феврале уже так хочется весны, а здесь все усыпано мандаринами.
- Как тебя зовут?
- Майя.
- А я-то думаю, чего это ты торопишь конец света, пусть даже только своего… Вон, бери пример у своих «предков» - Майя.
- У кого?
- Мексиканцев. Это их год. Апокалипсис-2012 – одно из самых раскрученных шоу за всю историю человечества. Племена Майя жили на территории современной Мексики, и мексиканцы под лозунгом: «Жизнь так коротка, что ее нужно не проживать, а праздновать!» понастроили супер-отелей для тех, кто хочет разделить их точку зрения. Создали роскошную шоу-программу о конце света. С песнями, плясками, в общем, затмили бразильский карнавал. А ты тут по-тихому!.. Замерзла? Ничего, сейчас примем экстренные меры. Там, на заднем сиденье, есть бутылка коньяка, глотни пока.
Майя нащупала под собой округлый предмет, откупорила, глотнула.
- Почему мы едем так долго? Вы живете за городом?..

Проделжение 12 августа



Ключевые теги: рассказ о жизни, о любви
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Мышка и Майя
  • Майя Кристалинская: Царевна-несмеяна
  • Унылая, пора!
  • Не понимаю
  • Не понимаю


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Февраль 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    242526272829 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    25 февраля 2020
    СОNТRА SРЕМ SРЕRО!

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.