ЗЕМЛЯЧКА

Юрий Петраков 
ЗЕМЛЯЧКА

 Глава первая


В тот день мне необычайно подфартило. Задумавшись, я шагал по Кронштадтскому бульвару на встречу с детьми от первого брака, и чуть было не залетел под крутую иномарку, которая сворачивала во двор школы. Автомобиль резко затормозил и из него, к моему изумлению, выскочил мой добрый приятель по прежней работе – Юрка Баранов.
-Фу ты черт! Живой?
-Живой!
-Ну, ты, брат, и напугал меня! Садись, заедем ко мне. Тут рядом.
Минут через пять я уже сидел в Юркином офисе и пил кофе с печеньем.
Юрка был сыном известного писателя. В детстве я зачитывался детективами, написанными его отцом, смотрел фильмы, снятые по его сценариям. Теперь Юрка стал книгоиздателем. Похоже, не обошлось без отцовских знакомств.
В разговоре о том, о сем, как-то незаметно подошли к главному. Дело в том, что я давно уже пописывал рассказики, а теперь вот выяснилось, что Юрка стал издавать книги. К счастью, в сумке у меня, словно рояль в кустах, оказалась рукопись моего нового рассказа. Ее то я и предъявил Юрке. Бегло просмотрев рассказ, он воскликнул:
-Слушай, старик, давай издадим твою книгу. Только не эту. Понимаешь, тема не та! Не будут брать. Теперь публике подавай, что-нибудь про глупых ментов и благородных бандитов.
-Не сомневайся, гонорар получишь. Хочешь, хоть сейчас выпишем аванс. Давай так – я тебе выписываю аванс на два месяца. А ты мне приносишь свой роман. Тему я тебе задам. – почувствовав мою нерешительность, напирал Юрка.
-А сколько это будет? – спросил я.
-Не бойся, старик, не обижу, ответил Юрка, - и нажал кнопку вызова секретаря.
-Пригласите к нам Зою Витальевну, - попросил он заглянувшую в дверь секретаршу.
Минуты через две в комнату вошла немолодая, со вкусом одетая женщина.
-Вызывали, Юрий Адамович? – сказала она скорее из вежливости, уверенно проходя к столу
-Зоя Витальевна! Выдайте, пожалуйста, аванс нашему давнему другу.
-Сколько?
-Ну, где-нибудь пару штук.
-Но, Юрий Адамович! А как же договор, документы, - удивленно спросила Зоя Витальевна.
-Не волнуйтесь, документы сделаем позже. Ну же, под мою ответственность, - явно красуясь передо мною своим служебным положением, заверил ее Юрка.
Через полчаса я уже был обладателем солидной суммы – целых двух тысяч долларов. Признаться, таких денег я еще не держал в руках отроду. И потому всю дорогу домой бдительно прижимал руку к карману, проверяя, там ли еще эта словно с неба свалившаяся кругленькая сумма.
Глава вторая.
Добравшись до дома, я в тот же вечер засел за книгу. Но работа не пошла. Мысли о счастливом будущем не давали мне сосредоточиться на романе.
«Ладно, начну с завтрашнего дня». – подумал я, и отправился смотреть телевизор.
Но и наутро все мои попытки начать работать, закончились ничем. Так было и на следующий день. И еще, и еще на следующий…
Через неделю я уже с ужасом думал о том, что будет, если я не смогу написать в установленные сроки книгу, заказанную Юрием.
Тогда-то мне на помощь пришел мой приятель Сергей, который понимал толк в бизнесе. Сам он занимался металлоломом. Купил машину, построил коттедж. Жена Сергея жила и работала на Кипре в Никосии. Там же в колледже училась и его дочь.
-Послушай, - сказал Сергей, узнав о моих неприятностях, - тебе необходима перемена мест. Поезжай на Кипр. Сними апартаменты и трудись. Позабудь о России, о своих проблемах. Твори, выдумывай, пробуй. Я уверен, у тебя получится. На Кипре совершенно безопасно. Там у тебя будут все условия для работы.
-Да, но ведь это безумно дорого! - возразил я
-Нисколько, - заверил меня Сергей, - дело к осени. Тысячу – полторы уйдет за жилье. Возьмешь студию, а не апартаменты. Это спальня, объединенная с кухней. Остальные на харчи. На пару месяцев тебе хватит. Ну и две сотни на билет. Ну, в крайнем случае, проживешь не два, а полтора месяца.
Последний довод показался мне наиболее убедительным.
-Но как я смогу там жить, не зная языка? Где найду эту самую студию?
-Не бойся! Я позвоню жене и все устрою. А с языком все просто. Поезжай в Лимассол. Там половина жителей говорит на русском. Не боись! Все будет тип топ!
Глава третья.
Через неделю я уже томился в аэропорту «Шереметьево» в ожидании своего рейса. А еще через три часа лета на Иле-76 из московской осенней слякоти, перенесся на цветущую землю Кипра.
На выходе из небольшого аэровокзала Ларнаки, меня уже ожидала Вика, жена Сергея.
Кто сказал, что тоска по Родине возникает в момент пересечения границы? Во всяком случае, ни тогда, ни позже я этого не заметил.
Старенький «Сааб-9000» нес меня навстречу новой, неведомой и загадочной заграничной жизни. Дорога от Ларнаки до Лимассола была пустынна. Ландшафт, простиравшийся за окном, оказался на удивление скуп на растительность. Вика что-то с увлечением рассказывала про Армагеддон и Иегову, но мне, вкусившему сполна россказни Кашперовского и Чумака, это было совсем не интересно.
К моему удивлению, Вика ничего не спрашивала о Москве, хотя, как выяснилось, не была в России около шести лет. Еще в Ларнаке, усаживаясь в машину, она сообщила мне, что здесь я буду, неотрывен от России. В каждом отеле смогу смотреть передачи ОРТ на русском.
Справа по ходу машины показались античные раскопки, напоминающие иллюстрации из школьных учебников. Вскоре машина свернула налево, к видневшемуся вдали морю и не спеша, въехала на окраину Лимассола. Повернув на приморский бульвар, «Сааб» поехал еще медленнее. Вика отыскивала нужный поворот направо. Наконец, еще раз повернув, машина подъехала к небольшому пятиэтажному отелю.
Войдя внутрь, мы остановились у стеклянной двери с надписью «Рецепшен». Через пару минут к нам спустилась женщина лет пятидесяти с небольшим. Это и была та самая хозяйка отеля, с которой Вика через Интернет договорилась о сдаче «студии».
-Валя, - представилась хозяйка на чистейшем русском языке.
Разговор сразу же принял деловой характер. Как выяснилось, Валентина была родом из Екатеринбурга. Там когда-то работала в городском управлении торговли. В годы перестройки взяла в аренду самый большой гастроном уральской столицы. За короткий срок пережила все прелести предпринимательской жизни. Мужа убили рэкетиры. Саму ее похищали и избивали. Грозили убийством детей. В конце концов, плюнув на бизнес и на пустые обещания властей о помощи, она, распродав свое имущество, выехала на Кипр, где взяла ссуду в банке и построила с нуля вот эту самую гостиницу на окраине Лимассола. Правда с осени по весну гостиница пустовала. Поэтому, к нашей обоюдной радости, мы договорились на тысячу долларов за два месяца.
-Тысяча долларов совсем недорого, - как бы извиняясь за назначенную сумму, сказала Валентина.
-В сезон она стоила бы всех двух. Ну, да ладно. Англичанам я бы не сдала за такую сумму ни в жизнь! – подытожила она.
После этого Вика, выполнив свою миссию по моей доставке в Лимассол, распрощались с нами, обещая, если что отвести меня в Ларнаку к аэропорту, и отправилась к себе в Никосию.
После ее отъезда, я разобрал вещи и еще раз осмотрел свое новое жилище. Включив телевизор, отыскал российскую программу. Затем, освоив механизм открытия и закрытия входной двери в номер, спрятал оставшиеся доллары в сейф и отважился выйти на улицу.

Глава четвертая.
В ближайшие день – два я свыкся со своим новым положением.
Вставал в шесть утра. Шел в приморский парк, где между многолетних акаций делал пробежку от городского бассейна до грузового порта и обратно. Тут же на пляже окунался в море и шел домой, к своему кухонному и одновременно рабочему столу.
Отовариваться едой пришлось в «Папасе», куда меня каждые два дня на собственном авто возила Валентина. По деньгам я укладывался с лихвой. И это придавало мне уверенности в том, что роман будет закончен. Хорошим подспорьем в моей работе оказался и старенький американский «лоп-топ», который я приобрел перед отъездом из Москвы за двести баксов. И кто знает, чем бы закончилась моя творческая поездка, если бы не случай, изменивший мою жизнь на долгое время.
Как-то раз, после утренней пробежки, когда я уже готовился приступить к водным процедурам, мое внимание привлекла русская речь. Вернее не она сама, а ее содержание. Повернувшись на голоса, в тени акаций я углядел трех довольно привлекательных женщин.
- Ну и дура ты, Нинка! – говорила одна из них.
- Подумаешь, дашь ему пару раз. Глядишь, и поможет тебе в чем-то.
- Всего то и делов, - вторила ей другая, - Подумаешь, грек! Ну, и что?
- Ну, что вы, девочки! Как я могу вот так сразу. Я уже и так надавалась. Сыта по горло.
- Да что ты равняешь, бордель с булочной. Ну и жди своего прынца.
- Пойдем лучше окунемся. А то вон хмырь какой-то следит за нами. – И она кивнула головой в мою сторону.
- Эй, мужик, пошли, что ли скупнемся, или ты по-русски не понимаешь? – крикнула самая бойкая из них. И, смеясь, и дурачась, девушки, пробежав мимо меня, с разбегу плюхнулись в море.
- Откуда вы, девочки? – крикнул я в ответ.
- Откуда, откуда? От верблюда!
- Ну, а если серьезно?
- С Украины.
- Тю-ю-ю! И я с Украины. – решил я прикинуться валенком.
- Украина большая?
- С Донбасса.
На этот раз девушки как-то сразу перестали шутить, а затем спросили:
- А откуда из Донбасса?
- Из Бахмутска, - решил я слегка запутать их.
- Вот те на! – удивленно воскликнула та, которая совсем недавно была объектом нравоучений своих подружек, - Я там училась!
- А где?
- В музыкальном!
- Вот те раз! Я тоже там когда-то работал.
- Ну да! – искренне удивилась женщина.
- Вот тебе и готовый прынц! – засмеялись девушки в ее сторону, и стали собираться к отходу.
- Послушай, землячка! Это дело надо бы обмыть, но я не знаю даже, как тебя зовут.
-Нина! - при этом девушка широко улыбнулась мне.
- Так как? Где тебя найти?
- Ну, так вам и скажи. Больно быстрый.
- В булочной. – засмеялись ее подружки.
- Так я приду. К скольки и куда?
- Здесь недалеко. Прямо и налево!
Смеясь и переговариваясь о чем-то своем, девушки отправились вверх по улице.
Вернувшись в номер, я еще долго вспоминал о случайной встрече.
«Нина! А она – ничего, красивая! И судя по всему без комплексов. А фигурка – блеск! К тому же землячка».
Глава пятая.
Не дожидаясь вечера, я отправился на поиски нужной мне булочной. Но ни в одной из них Нины не увидел. И только выходя на улицу из последней, почувствовал, что меня кто-то взял за руку.
- Что, мужик, запал таки на Нинку?
Передо мной стояла одна из двух ее подружек, с которыми я сегодня познакомился на пляже.
- Мы тут в пекарне работаем. Живем тоже неподалеку. Освободимся в десять вечера. А Нинка девка стоящая! И красивая, и умная. Только не везучая. Ты ее зазря не обижай. Ей и так несладко в жизни. На мать с сыном зарабатывает. Так, что смотри!
Посоветовавшись с Валентиной, я решил привести Нину в кафе при гостинице. Валентина обещала взять с меня за все про все не больше 10 фунтов.
К десяти вечера я уже стоял возле булочной. Вскоре из дверей подсобки стали выходить женщины. Наконец-то показалась Нина. Ласково улыбаясь, она подошла ко мне. Светлые волосы, серые глаза, стройная фигура показались мне верхом женской красоты.
- Ну, что, земляк, приуныл? Куда ж ты меня поведешь? Или сразу в постель?
- Так уж и сразу? В кафушку. Посидим, поговорим, музыку послушаем, Потанцуем. А тебе что ж, в постель не терпится?
- Ну, если покажешься, то, может, и не устою, - игриво сказала она.
- А поначалу скажи, кавалер, хоть как тебя зовут.
- Александр, - ответил я.
- Пойдем, Нина, тут недалеко. Ты уж извини за скромность, подруга, я не олигарх.
В пустынном кафе мы уселись за дальний столик под финиковой пальмой у самого бассейна. Как-то так случилось, что наше общение с Ниной перешло от пошлых фривольностей в дружеское общение друг с другом. Отыскались знакомые по училищу. Вспоминались известные случаи из прошлого нашего родного городка.
Между делом выяснилось, что ее отец с матерью в годы войны были угнаны в Европу, работали в Бельгии. Там познакомились, полюбили друг друга. После возвращения на Родину трудились на заводе.
На последнем курсе училища Нина, по ее словам, «выскочила» замуж за «духовика». Позже выяснилось, что он запойный. Пошли скандалы, драки. Нина думала, что рождение сына поможет перевоспитать мужа. Но этого не произошло. В конце-концов, муж погиб от «горячки» и Нина осталась втроем с сыном и матерью.
После объявления самостийности Украины работать стало негде, денег не хватало, и мать Нины вспомнила о своей старой товарке по лагерю, которая осталась в Антверпене, вышла замуж и жила там с мужем и дочерью.
- Вот что доченька! Видать, нам доля такая по белу свету мыкаться. Нас гоняли, как скот, и тебе теперь черед пришел. Поезжай в Германию на заработки. Мы тут как-нибудь без тебя перебьемся. А там, глядишь и ты, как и Тамарка, свою судьбу найдешь. Но дорога обернулась несладкой. Вместо обещанной работы няней, Нина попала в публичный дом в Германии, лишилась паспорта, была на грани самоубийства. И кто знает, что было бы нею дальше, если бы не помог бывший фольксдойч из Казахстана. Он-то и выкупил ее из борделя. Помог с проездом до Антверпена. Но дочь материной товарки встретила ее не ласково. Да, и не принято там, в Бельгии кормить чужих за ради Христа.
Вспомнив о том, что ее немецкий заступник собирался перебраться на Кипр, Нина при первой же возможности отправилась в Ларнаку. Но отыскать своего немца ей пока что не удалось.
- Вот так и мыкаюсь. Зарабатываю гроши. Живу под угрозой депортации, без разрешения на работу. Отсылаю на Украину по триста долларов. Этих денег, слава Богу, пока хватает на жизнь и сыну и матери.
Узнав, что я тоже приехал сюда на заработки, Нина очень удивилась, тому, чем я собираюсь зарабатывать себе на жизнь.
- Неужели четыре тысячи баксов за книгу?
- Чистыми – две вперед и две по окончании.
- Все одно много! – подытожила она.
- Поели, попили. Пора и честь знать!
- А как же постель, - попробовал пошутить я.
- А ты все еще хочешь? Ах, да, ты ведь разведенный. Тогда пойдем. Только скажи - ты без вредных привычек? А то смотри!

Глава шестая.
То, что произошло в ту ночь, не передать словами. Нина одарила меня такими ласками, о каких можно было только мечтать. Она не давала мне уснуть и расслабиться. Зажигала и опустошала всего до полного истощения.
Я был буквально очарован ее любовью, хотя под утро и был не в состоянии подняться с постели, чтобы проводить ее на работу.
Она же, как ни в чем не бывало, приняла душ, привела себя в порядок и, поцеловав меня на прощание, спросила:
Если хочешь, будь моим бой-френдом. Здесь без этого нельзя. Вдвоем легче.
С той ночи жизнь моя пошла в разнос. Написание романа было заброшено. Пробежки по утрам тоже. Все ночи и свободные от смен дни я проводил с Ниной, встречи с которой граничили с помешательством. Мы отдавались страсти сполна, не думая ни о чем.
Но время шло, и однажды, словно очнувшись от любовного дурмана, я спросил Нину, а что же потом? С чем я вернусь в Россию? Что предъявлю своим кредиторам?
- Послушай, Саша! А ты напиши историю моих родителей. Мою историю. Нашу.
- Мне кажется, что об этом еще никто не писал до тебя. К тому же мы знаем правду и о нашей жизни. Надо только не бояться рассказать о ней.
- Ты права, Нина! Но как я смогу написать об этом здесь, с тобой. Я ведь не могу оторваться от тебя. Как я оставлю тебя?
- А ты поезжай в Москву и пиши. А я буду молиться за тебя, чтобы у тебя получилось. Получишь деньги и вернешься. Я буду ждать тебя. Мы сможем быть вместе еще целый год. А там, как Бог даст!
Ночь, перед нашим расставанием была незабываема. Мы расставались как будто навек. Словно в последний раз безотрывно ощущали друг друга.
Утром меня, сонного и утомленного вконец, Валентина отвезла в Ларнаку к самолету. Через каких-то три часа я уже был в Домодедове.
Глава седьмая.
Прошло время. Я так и не написал роман, заказанный Юрием. Да и сам Юрий оказался жертвой рейдеров, захвативших его фирму. К счастью, возвращать полученный аванс мне не пришлось. Сказалось отсутствие договора. За это время я нашел свое место в новой России. Подзаработал немного денег. Стал жить более-менее достойно, не задумываясь над своим будущим. Но воспоминания о том, что произошло со мною на Кипре, не покидали меня. Я продолжал думать о Нине. Винил себя в том, что не вернулся к ней. Мечтал о новой встрече.
И, наконец, случай представился. Через семь лет после той памятной поездки, мне довелось в составе делегации одной уважаемой общественной организации отправиться на Кипр в командировку. Большую часть времени мы провели в Никосии, и лишь за пару дней до отъезда нас вывезли к морю в Лимассол. За это время город заметно разросся вширь. Вблизи от моря появились новые красивые отели.
Не сразу мне удалось отыскать нужный поворот от Приморского бульвара в сторону гостиницы.
На этот раз на рецепшене меня встретила повзрослевшая дочь Валентины.
- Мама давно отошла от дел, - узнав, в чем дело, сообщила она, - вышла замуж за грека и живет в своих апартаментах.
Она тут же позвонила матери и сообщила обо мне.
- О-о-о! Александр! Как же, как же, помню! И тебя, и кралю твою ненаглядную.
- Где ж ты раньше был? Нашла, нашла она своего немца. Он тут же в Лимассоле отстроил себе коттедж и живет со своей семьей неподалеку от нашей гостиницы. Хороший такой немец оказался. Поначалу она жила у него в прислугах, а потом вышла замуж за местного грека. Любят они стервецы наших баб. Вот и я на старости лет сподобилась.
- Нет! Адреса я ее не знаю. Да если бы и знала, то не дала. Ревнивые все они - греки. И ее грек тоже. Тебе-то что? Хвостиком махнешь, и укатишь в свою Рассею, а ей больше жить негде!
- Раньше надо было тебе приезжать. Баба то она стоящая. Помню тебя, замученного, но счастливого. Честно говоря, завидовала я ей тогда. А потом поняла – не достоин ты ее. Ведь это она сделала тебя счастливым, а не ты ее. Поэтому ты и помнишь о ней.
- Так, что прощай, дорогой земеля! – и положила трубку.
На этот раз, вернувшись в Москву, я выполнил предложение Нины – написал таки сборник рассказов на предложенную ею тему. Теперь вам судить - стоит ли их читать? Жаль, что Нина никогда уже не прочтет моих писаний. А там, кто его знает! Жизнь ведь такая штука, что всего и не угадаешь!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.