Рассказы


 НИКОЛАЙ ПОЛЕХИН
 ЩЕНОК ГРАФ

Я люблю своего щенка Графа. Он очень красивый и умный. У него белый животик и чёрная спинка, кончики лапок и хвостик – серые, глазки голубые.
Когда я ухожу в школу, щенок провожает меня до дверей. Дома ему одному не бывает скучно. Граф всегда веселится, прыгает, играет сам с собой, крутится, пытаясь укусить свой хвост. Наигравшись вдоволь, он ляжет, склонит голову на лапки и задремлет.
Когда я возвращаюсь из школы и открываю дверь, он, виляя своим серым озорным хвостиком, встречает меня счастливым, радостным лаем. Я раздеваюсь, пью чай, делаю уроки, отдыхаю, а потом включаю музыку. В это время мой щенок подлаивает и танцует на задних лапах…
Однажды он стащил со стола скатерть, и сам испугался, потому что не хотел набедокурить, а пытался лишь достать кость, которую я забыл ему дать. Увидев скатерть на полу, я сказал: «Ах ты, шалунишка!» Он виновато опустил глаза и, отойдя от стола, лёг на дорожку. Из глаз его по-детски обильно текли горькие слёзы. Мне стало жаль маленького Графа. Я взял его на руки и погладил. Он поднял на меня свои просветлевшие от радости глаза, поняв при этом, что я простил его.
После этого каверзного случая я никогда больше не ругал своего любимого щенка. И он за это отвечал мне своей доверчивой дружбой.

20 апреля 2003 г.


 ПРОХОЖИЕ

«Мы в ответе за тех, кого приручили»
Антуан де сент. Экзюпери.

Виктор Иванович Прохоров был рядовым строителем. В середине пятидесятых работал на одной из комсомольских строек в Сибири, где его очень уважали за искренность, за чуткое участие к людям, когда беда приходила в их дом...
Проработав там много лет, вышел на пенсию. Провожали, как говорится, «всем миром».
Просидев несколько месяцев дома, без привычной работы, он заскучал по своей бригаде. Да и здоровье всё чаще стало пошаливать – сказывались годы тяжелого, непосильного труда. Лишь изредка выдавался тот день, когда ничего не болело – это и было для него счастьем...
Поднявшись, однажды, утром с постели и радуясь наступившему дню, Виктор Иванович вспомнил строчки из стихотворения, которое сам когда-то написал:

«Счастья мне в жизни, Господь, подари
И не отнимай ты его у меня.
Пусть оно вместе с рожденьем зари
Станет мелодией вешнего дня…»

И, мысленно, как молитву, прочитав их, он сказал сам себе:
– Вот и новый день настал! Дай, Бог, в согласии с душой, прожить его.
Собрав последние силы, мужчина, в очередной раз, отправился в поликлинику на приём к терапевту. По дороге Виктор Иванович внезапно почувствовал резкую боль в груди. Всё произошло так быстро, что он даже не успел дойти до ближайшей лавочки. В глазах потемнело, голова закружилась, ноги, словно окаменев, стали подкашиваться. Потеряв равновесие, мужчина упал на землю и стал звать на помощь, умоляя: «Помогите кто-нибудь, пожалуйста!» Но люди отчуждённо и торопливо проходили мимо. Они будто не слышали его, – а тем временем ему становилось всё хуже и хуже. Подняться самостоятельно мужчина не смог. Перед глазами молниеносно, как в калейдоскопе, проносились дорогие ему эпизоды из жизни. Виктор Иванович знал, что это происходит перед самой смертью. И уже, ни на что не надеясь, смирился с этим. Он вновь увидел свою деревню, где родился и рос, родителей, школу, любимую жену... всё это добавляло ещё больше нестерпимой боли.
Вдруг, словно молнией, пронзил его ослепительно-белый свет. В голову закралась мысль: «А может, это ангел спешит мне на помощь?» С трудом, открыв глаза и, немного приподняв голову, мужчина неподалёку увидел женщину в светлом осеннем пальто. Рядом с ней шёл мальчик, лет шести, которого она держала за руку. Они приближались очень быстро: видно куда-то спешили. Остановившись в нескольких шагах от Виктора Ивановича, мальчик, потеребив женщину за рукав, сказал:
- Мама, давай поможем дедушке! Ему, наверно, плохо?
- Тебе это надо? – ответила она. – Будешь ещё всяким алкашам помогать! Пошли отсюда!
- Ну, нас в садике этому учат!
- Мало ли чему вас в садике учат! Я сказала, пошли отсюда, значит пошли! Нечего тут делать!
После этого они стали отдаляться. Но мальчик ещё долго оглядывался. На глазах у него были слёзы, он плакал. Виктору Ивановичу стало больно на это смотреть – сердце обливалось кровью и он просто, потеряв последнюю надежду, закрыл глаза. Он больше ничего не просил, даже не плакал. Вот так и умер человек, среди людей. Тихо, ни на что уже не надеясь.
…Да кто же мы такие? – Хозяева новой жизни, перечеркнувшие основополагающие законы бытия? Или бездушные существа, живущие в своём собственном безумном мире, где нет места людским чувствам?

11 октября – 9 ноября 2009 года.


 КОРЕННЫЕ ЖИТЕЛИ СИБИРИ

На улице идут затяжные осенние дожди. В воздухе стало промозгло и холодно. На дворе никого не видно. Деревья оголились. Ветер гоняет листья и скомканную бумагу по лужам. От этого на душе не весело…
В такое время одни птицы готовятся к отлёту на юг, другие утепляют свои гнёзда, чтобы перезимовать. Это коренные жители Сибири. Они никогда не покидают родных гнездовий, пытаясь сменить место обитания на более теплые края.
У жителей южных районов России, бывающих в студёную пору в наших регионах, это часто вызывает недоумение:
– Почему зимующие птицы не улетают отсюда?
… Видимо, потому, что родились здесь, выросли, научились летать, вывели свое пернатое потомство… и не смогли оборвать, как это делают часто люди, связующей нити с родителями. Для этих птиц тут – Родина, вскормившая и научившая их первому житейскому опыту.
Перезимовав не одну суровую и голодную зиму, они не покинули родных сибирских мест, а своим щебетанием наполняли и оживляли закуржавевшие от инея улицы.
Чтобы добыть себе пропитание в такое неприветливое для них время, птицы часто шумными стайками налетают на опустевшие сады и дачные участки…
Дрозды, синицы, воробьи и другие мелкие птахи доклёвывают уцелевшие на верхних ветках гроздья рябины, ягоды ирги и облепихи… Более крупные птицы: сороки, вороны и голуби срывают с яблонь, сохранившиеся еще от собранного людьми урожая, оледеневшие плоды и, притаившись где-нибудь в дачном затишье, наслаждаются непродолжительным фруктовым пиршеством… Так они коротают сибирские зимы и первыми из пернатых шумно встречают весну…
Некоторые люди не понимают красоты и жизненной сути птиц… Но почему? Ведь они беззащитные – и им нужны наша забота и ласка.
Посмотрите, например, на голубей. Насколько разнообразна с лёгким отливом их окраска, и как они по-своему красивы и величавы. Прислушайтесь к их воркованию – это так они переговариваются друг с другом… Если голубь увидит накрошенный хлеб или рассыпанные на автобусных остановках семечки, то своим особым воркованием подаст знак своим пернатым друзьям, и они вместе склюют этот нехитрый завтрак, не оттесняя и не обижая при этом маленьких птах. Да и птахи наши тоже не промах. Воробьи зачастую хватко выдёргивают из-под самого клюва голубей лакомые крошки, и те, смирившись, принимают их дерзкие выходки как должное…
Поэтому мы в лютые зимы должны заботиться о маленьких крылатых друзьях, строить им кормушки в своих дворах, подкармливать их остающимся у нас после еды хлебом…
А они за это в знак благодарности подарят нам радость общения и свои звонкие песни.


СУТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СЧАСТЬЯ

– Андрей, - садись за стол, будем чай пить, - произнесла Евдокия Петровна.
Мальчик неторопливо подошел к столу. Отодвинув стул, он сел и, склонив голову на колени, заплакал. Мама, услышав плач сына, присела рядышком и с испугом в голосе спросила:
– Сынок, что случилось? Тебя кто-то обидел?
Андрей, приподняв голову и утерев слезы, сказал:
– Мам, вот почему жизнь так не справедлива? Хорошие люди зачастую бывают бедными, а многие из тех, кто побогаче, – злыми и жестокими. Вот сегодня, например, подхожу к школе, а мимо меня проезжает серебристая иномарка и останавливается прямо у крыльца. Из неё выскакивает Витька Барышников и самоуверенным жестом захлопывает дверцу машины. Заметив меня, он злобно выкрикнул: «Привет, Огарок! Как дела? Надеюсь, не шлёпнешься от голодного обморока!» - и, ехидно усмехнувшись, вихлястой походкой поднимается по ступеням. От такого унижения ровесника у меня невольно возник вопрос: «Почему он меня так назвал? За что? Ведь я ему ничего не сделал, не успел даже слова сказать! – И тут на глазах у мальчика выступили слезы. Но Андрей, переборов себя, чтобы не расплакаться, продолжил. – А бывает еще так: «Иду по школе, никого не трогаю, прохожу мимо небольшой компании сверстников – и вдруг слышу, позади меня шепчутся: «Смотри, смотри нищий праведник-то, приоделся. Небось, мама попрошайничала!» Но я-то знаю, что ты никогда ничего не просила. Вы с папой с утра до вечера работаете на износ, а денег нам на жизнь не хватает…
Евдокия Петровна взяла кружку, налила себе чай и хотела что-то сказать сыну, но он опередил её:
– Мам! Почему мы так несчастны? Можем купить себе только самую недорогую одежду и обувь. – Даже иной раз приходится экономить на питании.
В этот момент на кухню вошел Владимир Николаевич, отец Андрея, и, услышав слова сына, сказал:
– Здесь я с тобой категорически не согласен.
– Пап, ну почему? – спросил мальчик.
– Сынок, счастье ведь не меряется деньгами, – приобняв сына, произнес Владимир Николаевич. – Вот ты, например, посмотри на себя! – Какой ты у нас добрый и вежливый.
– А самое главное – умный, – продолжила Евдокия Петровна. – Ведь не каждому в десять лет дано понять, что такое честная бедность. Но это не мешает тебе любить младшего братика, сестренку, бабушку с дедушкой, да и меня с отцом.
– Да! Я вас всех очень люблю! – С гордостью произнес Андрей.
– Так вот, сынок, знай, что и мы тебя любим за твою отзывчивость, чистую и открытую душу, – сказал Владимир Николаевич, – и, немного погодя, продолжил. – Каждый родитель должен вкладывать всего себя в развитие ребенка, а не бросать его воспитание на произвол судьбы и позволять ему делать все, что вздумается, – как это случилось с твоим одноклассником. Из таких детей и вырастают люди, в душах которых нет места для сострадания чужому горю. Личный эгоизм сделал их сердца равнодушными и жестокими.
– Андрей! – перебивая мужа, произнесла Евдокия Петровна. – Я советую тебе взять на письменном столе книжку с закладкой, открыть её и прочитать то, что подчеркнуто простым карандашом.
Мальчик медленно слез со стула, спинка которого оказалась, чуть ли не выше его. Окинув уже повеселевшим взглядом Евдокию Петровну и Владимира Николаевича, он вышел из кухни и направился в сторону прихожей. В коридоре, на столе, среди стопок тетрадей и канцелярских принадлежностей Андрей заметил ту самую книгу с пожелтевшей от времени закладкой. Мальчик, открыв том на указанной странице, начал читать строчки, подчеркнутые карандашом.
«Жизнь – очень тяжелая штука, – сняв очки и положив их в футляр, сказал Афанасий Павлович.
– Пожалуй, не соглашусь с Вами, – допивая свой кофе, произнес Александр Серафимович. – Вот я, например, человек состоятельный. У меня для беззаботной жизни есть всё: машина, несколько супермаркетов, а также крупные банковские счета и множество всяких связей…
– Но это не говорит о том, что Вы счастливы, – прохаживаясь от двери к столу, сказал Афанасий Павлович. – Счастье – это когда рядом с тобой родные и близкие, которые любят тебя и готовы помочь в любой ситуации.
– Но у меня много таких людей, – возразил Александр Серафимович.
– Да знаю я этих, знакомых! Они бросят Вас, как только узнают, что в Вашем бизнесе возникли проблемы.
– Почему Вы так считаете? – спросил Александр Серафимович.
– Да, потому что Вы думаете только о деньгах, о карьере, – а людей, не Вашего круга, – просто не замечаете: так как у Вас все основано на материальной выгоде. – Остановившись возле секретера и взяв с полочки какую-то безделушку, произнес Афанасий Павлович.
– Пожалуй, Вы правы. Стоит действительно над этим задуматься, – с кем я общаюсь. Видимо, не зря гласит пословица: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей»…
Дальше не было подчеркнутых слов. Андрей, закрыв книгу, положил ее на прежнее место и повторил первые слова, сказанные Афанасием Павловичем: «Жизнь – очень тяжелая штука».
В этот вечер мальчик больше не обращался со своими грустными мыслями к родителям. Зайдя в свою комнату, Андрей сел на полурасправленную кровать и задумался над словами родителей и над поучительным диалогом литературных героев. Поразмышляв немного, он понял, что счастье, особенно детское, в первую очередь измеряется не богатством, а взаимопониманием и дружбой со сверстниками, на которых он может рассчитывать даже в самую тяжелую минуту.
После этого мальчик лег на кровать, положил руку под голову и заснул крепким сном.

10 декабря 2007г. – 2 февраля 2008 г.

«ВОЛШЕБНЫЕ МЕСТА, ГДЕ Я ЖИВУ ДУШОЙ…»

Хранитель милых чувств и прошлых наслаждений,
О ты, певцу дубрав давно знакомый гений,
Воспоминание рисуй передо мной
Волшебные места, где я живу душой.
А.С.Пушкин.

Многие из тех, кто любит поэзию Александра Сергеевича Пушкина, несомненно, мечтают посетить псковскую землю – Михайловское и Святогорский монастырь, где Великий поэт нашел свое пристанище.
В 2004 году, будучи участником VI Всероссийского фестиваля «Мой Пушкин», мне посчастливилось осуществить свою давнюю мечту – побывать на Псковщине, в Пушкиногорье: ибо они, по2 словам Семёна Степановича Гейченко, директора музея-заповедника «Михайловское», «живут в нашем сознании неотъемлемо, как родной дом, родная земля, родная история».
Из прочитанных мной произведений А.С.Пушкина, периода его ссылки в эти места, я вижу, насколько глубоко органично сочетается природа с душой поэта. Кажется, что и до наших дней она сохранила те живописные уголки, которые описывал нам Александр Сергеевич.
… И снова воспоминания уносят меня в те заповедные края, на малую родину поэта, где перед глазами предстает, во всей своей красе и мощи, величественный дуб, так красочно описываемый Пушкиным в одной из его сказок. Чуть поодаль – светлеет вереница белоствольных берез, среди которых, петляя, вьётся маленький родник, постепенно на расстоянии превращаясь в шумный говорливый ручей, впадающий в небольшой глубоководный пруд.
Посреди Михайловского, «под сенью ив густых», через перешеек пруда, в узком его месте, перекинут дугообразный деревянный мостик, доски которого слегка поскрипывают под ногами посетителей, издавая звуки, сплетающиеся с шепотом листьев и разноголосицей птиц, напоминая нам таинственные осенние мелодии.
На островке, в осушенной его части, неподалеку от пруда, стоит заветная скамья поэта, сидя на которой Александр Сергеевич любил размышлять о героях своих будущих произведений, вспоминать друзей, с которыми разлучила его ссылка, а также воскрешать в памяти и переосмысливать задушевные разговоры с няней Ариной Родионовной о закрепощенном, но духовно не сломленном народе.
Необыкновенная деревенская простота и, в тоже время, архитектурная оригинальность домика Арины Родионовны, наполненного ароматом сушеных трав и предметами деревенского обихода, поразили мое воображение. Неповторимые теплота и уют, исходящие от незатейливой крестьянской обстановки, напомнили мне детство и дом моей старенькой бабушки.
В прихожей комнате домика няни, возле стены, стоит русская печка с широким закопченным зевом, выпекающая запашистые хлеба и духмяные пироги, которые, наверное, очень любил Александр Сергеевич.
Центр комнаты занимает просторный деревянный стол с отшлифованными дубовыми плахами столешницы. К нему, по обе стороны, приставлены такие же прочные деревянные скамьи. На столе, по-хозяйски важно, расположился пузатый медный самовар. От него, кажется, и сейчас исходит тот неповторимый аромат чая, рецепт которого из всей дворовой прислуги знала только Арина Родионовна. Возле окна стоит прялка. Рядом, на подоконнике, лежат клубок шерстяных ниток и спицы. Отшлифованные пальцами Арины Родионовны, за долгие зимние вечера, во время кропотливой работы с шерстью, они и сейчас поблескивают в лучах солнечного света.
Очарование деревенского труда, которым в усадьбе занималась Арина Родионовна, мысленно сближало поэта с крестьянами, наполняло его творчество новыми образами из народа, питало самобытным говором исконно русской речи. Так, позднее, у него родились произведения: «…Вновь я посетил», «Зимний вечер», «Барышня крестьянка» и многие другие…

Заканчивая свои воспоминания о днях, проведенных мною в Пушкиногорье, я не могу не рассказать о волнительных минутах во время посещения самого святого места, могилы Александра Сергеевича Пушкина в Святогорском монастыре.
Из слов экскурсовода, мы узнали, что в последний путь поэта провожали всего несколько человек, среди которых были: его старый друг, Александр Иванович Тургенев, и дядька Никита Козлов.
… Стоя у могилы поэта, я наблюдал за лицами людей, которых в эти минуты сроднила одна общая скорбь. И даже природа в эти мгновения, подобно людям, оплакивала своего сына.
Небо было плотно окутано темными грозовыми тучами, которые осыпали нас холодным осенним дождем. Казалось, вот-вот сверкнет молния, и небо разразится громом. Но, несмотря на это, никто даже не пытался сдвинуться с места и укрыться от ненастья под сводами монастыря.
Вот и меня в эти минуты связывали невидимые узы с Великим человеком, ради которого я проделал столь долгий путь – из Восточной Сибири до этого заповедного места. Недаром в моем сердце и по сей день живы слова Пущина, друга поэта, обращенные к потомкам: «Поэт не умирает и … Пушкин мой всегда жив для тех, кто, как я, любил его, и для всех, умеющих отыскивать его живого в бессмертных его произведениях».
11 марта 2009 г.

 ПИСАТЕЛИ

 Памяти Геннадия Павловича Михасенко

Мой рассказ пойдёт о замечательных детских писателях Иване Ивановиче Лебедеве и Геннадии Павловиче Михасенко. Жили они в провинциальном сибирском городке. В первые годы творчества у них была небольшая комнатка в общежитии, заставленная до потолка книгами, и ещё в ней стояли две кровати и стол со стульями. Писателей объединяла не только давняя творческая дружба, но и та легендарная земля, на которой они создавали свои произведения.
Однажды они задумали написать для ребят приключенческую повесть о Джордже-мореплавателе – выходце из Англии и хотели, чтобы эту историю прочитали на его родине. Поэтому решили написать её на английском языке. Но оказалось, что никто из друзей не знал английского. Так, как они в то время были уже известными писателями, то им на помощь пригласили переводчика, который должен был переводить их будущую повесть.
Стали они работать над сюжетом о произведения. Но материалов о главном герое было мало и тогда, у Ивана Ивановича возникла идея отправить одного из них на остров Туманного Альбиона, в Королевскую библиотеку, для работы с архивными документами, рассказывающими о необычной судьбе бесстрашного мореплавателя.
После долгих, тщательных раздумий и взвешиваний всех «за» и «против», жребий на заграничную поездку выпал Геннадию Павловичу.
Но в последнее время читательский интерес к художественной литературе резко снизился, в связи с увлечением подростков компьютерными играми, резко снизился. Книги подолгу оставались лежать на книжных прилавках, от продажи которых зависело не только материальное благосостояние писателей, но и дальнейшее их существование.
Так, как денег, вырученных за книги, не хватало, то решили они оставить идею, связанную с созданием повести о Джордже-мореплавателе…
«О чём же тогда писать?» - встал вопрос перед ними. Выход из тупика нашёл Иван Иванович.
- А давайте напишем про нашего, русского человека! – И ехать никуда не надо.
Но Геннадий Павлович, подумав над этим, предложил свой вариант:
- Почему тебе всё время хочется писать совместно? Вот я, например, хочу создать повесть о наших сибирских мальчишках.
- Действительно! Я тоже знаю, о чём будет моя будущая книга.
И, чтобы не мешать, друг другу, отвлекаясь на разговоры и рассуждения о своих литературных героях, Иван Иванович решил переехать жить к друзьям, которые имели благоустроенную трёхкомнатную квартиру и неоднократно предлагали ему поселиться у них.
Спустя полгода, писатели встретились на почте, отправляя рукописи своих произведений в издательства. На тот момент у каждого из них были созданы свои оригинальные повести и рассказы, которые принесли им в дальнейшем всероссийскую
любовь и признательность читателей.

10 января 2006 г.

ПОЛЕХИН НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ВОСПИТАННИК ЛИТЕРАТУРНОГО КЛУБА «БРАТСКИЕ РОДНИЧКИ» ПРИ ДВОРЦЕ ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА» ПОС. ЭНЕРГЕТИК Г. БРАТСКА
РУКОВОДИТЕЛЬ клуба КОРНИЛОВ Владимир Васильевич – член Союза писателей и Союза журналистов России, «Почётный работник общего образования РФ».

 ДАТА РОЖДЕНИЯ – 16 ЯНВАРЯ 1991 ГОДА


АДРЕС: Г. Братск, пос. Осиновка, ул. КУЙБЫШЕВСКАЯ, ДОМ № 7, КВ-4

НИКОЛАЙ ПОЛЕХИН – ЛАУРЕАТ VI Всероссийского праздника детского творчества «Мой Пушкин» (г. Псков, 2004) и III и IV ВСЕРОССИЙСКИХ ФЕСТИВАЛЕЙ «Я ВХОЖУ В МИР ИСКУССТВА» (МОСКВА, 2007 и 2009) – НОМИНАЦИЯ «ИСКУССТВО СЛОВА», А ТАКЖЕ ДИПЛОМАНТ ФЕСТИВАЛЕЙ «ЖЕМЧУЖИНА БРАТСКА» – (2004 Г. – ДИПЛОМ I СТЕПЕНИ и 2006 Г. – НАГРАЖДЕН ГРАМОТОЙ ФЕСТИВАЛЯ)

РАССКАЗЫ ПУБЛИКОВАЛИСЬ в книгах «На солнечных полянах Лукоморья» (г. Псков, 2005); «Вдали от богемы» (Иркутск, 2006), а также в коллективном сборнике «Самое главное» (Москва, 2008), опубликованном по итогам III Всероссийского фестиваля «Я вхожу в мир искусства», (Москва, 2007) в международных альманахах «Литературная Губерния», «Русское литературное эхо», в журналах «Истоки», «Северо-Муйские огни», а также звучали по Братскому и Иркутскому радио и телевидению.

Владимир КОРНИЛОВ – член Союза писателей и Союза журналистов России, член Международной Гильдии Писателей, лауреат 4-х международных фестивалей 2010 года, руководитель детского литературного клуба «Братские роднички», «Почетный работник общего образования РФ».

10 марта 2011 г.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.