Ирония Жнеца, или С легкой смертью! (1 часть)

Игорь Паршин

 

 

       Город сверху казался россыпью разноцветных стразов на  черной бархатной подушке ночи. Еще чуть-чуть, и наступит последний день в этом году. Но пока еще 30 декабря, до конца рабочего дня остается совсем немного, а план еще не выполнен. Об этом мрачно думал Жнец, стоя на краю крыши многоэтажки и наблюдая с высоты за неспешной жизнью города. Длинный плащ из плотной черной ткани скрадывал его фигуру, делая похожим на замершего в ожидании вещего ворона. Изысканно-готичное бледное лицо под капюшоном плаща было бесстрастным, но пальцы с длинными угольно-черными ногтями нетерпеливо процарапывали бороздки на бетонной корзине с фруктами, украшавшей угол крыши.  Нужно еще готовиться к завтрашнему корпоративу, который по традиции устраивал Шеф, потому Жнец жалел, что не может управлять временем, чтоб подогнать то, что скоро должно случиться. Он знал обо всем, что тут произойдет в ближайшие пять минут и готовился закончить свою работу на сегодня.

 

      Вот за пару улиц отсюда вдоль домов идет, шатаясь, пьяный бомж. У него в кармане лежит заточенная отвертка - он собирается убить охранника круглосуточного супермаркета за то, что тот прогнал его прочь от магазина: отвратительного вида попрошайка отпугивал покупателей. Но Жнецу это было не интересно - охранник, отец двухмесячного ребенка, выживет, хотя и останется инвалидом на всю жизнь.

      Рядом с тем фонарем скоро появится молодой человек, которого собьет машина, но это тоже не то: парень почти не пострадает, отделается испугом и парой ссадин.

        А там, по тому проспекту, вдали едет легковушка, в которой сидят мать и ее маленькая дочь. Это уже гораздо интересней. Женщина-водитель - клиентка Жнеца. Его длинные изящные пальцы поглаживали песочные часы с черным песком, висящие на серебряной цепочке у пояса. Время истекало. Осталось 2 минуты 10 секунд. Последнее дельце на сегодня будет выполнено. Жнец встал поудобней, собираясь с интересом наблюдать за тем, что уже нельзя предотвратить.

 

*          *          *

 

        - Проклятый охранник, падла! Я что, лично ему мешал? Сука магазинная! Мне тоже жрать надо! Ну, я тебе покажу "В Бобруйск, животное"!

      Бомж зло бормотал себе под нос проклятия, с трудом находя дорогу к нужному супермаркету. Водка, выпитая у беляшной со случайным собутыльником, зло нашептывала ему самые зверские способы расправы с недавним обидчиком. Бормотание становилось все неразборчивей, а рука в кармане рваной промасленной фуфайки все крепче сжимала рукоять старой заточенной о бордюр отвертки. Яркие картинки мести в воображении радовали бомжа, да и свет из магазинных витрин, уже заметный издалека, заставил его ускорить свои заплетающиеся шаги. Еще немного, и он поравняется с местной достопримечательностью - Домом с башенками, а там до супермаркета рукой подать. Борясь с законом всемирного тяготения, бомж остановился передохнуть у ближайшего столба, когда из-за угла дома до его притупленного злостью и алкоголем слуха донесся странный скрежет и металлический звук удара. Передохнув пару минут и продолжая подогревать в себе обиду и ярость, он продолжил свой извилистый путь к мести.

 

 *          *          *

 

        В 70-ти километрах отсюда в небольшом городе люди уже готовились ко сну. В сквере на скамейке возле неработающего фонтана сидел молодой парень в дорогой светло-серой дубленке. На его темно-русые непокрытые волосы серебристо опускались легкие снежинки, взгляд был - тоскливым и одиноким, а мысли - мрачнее темного ночного неба. Утром он снова поругался с отцом и теперь решал, как жить дальше. От одного только осознания того, что он оказался для отца лишь средством воплощения родительских неудавшихся планов, парень так стискивал кулаки, что аккуратно подстриженные ногти чуть ли не до крови врезались в его ладони. После гибели восьмилетней сестры несколько лет назад, парень ощутил, что в этом мире не осталось никого, кому бы он был дорог или даже просто небезразличен. А теперь и отец стал для него совершенно чужим. Да и в семейном бизнесе сейчас складывалось не все гладко. У парня было незавершенное задание, от которого зависело его дальнейшее положение на фирме. До конца года ему необходимо найти себе помощника. Отец в отчаянии уже согласен на все - помощник может быть любого пола и возраста, но появиться он должен до наступления 1 января нового года.  А значит времени осталось совсем мало. Парень уже решил, где будет искать помощника, потому для скорости решил воспользоваться спецтранспортом фирмы. В кармане гулко загудело вибро телефона. В трубке прозвучал молодой незнакомый голос:

        - Здравствуйте. Транспорт готов, мы можем отправляться прямо сейчас. Подтвердите выбор места назначения.

        Парень посмотрел на золотые часы на запястье и что-то прикинул в уме.

        - Я готов.

        Он встал со скамейки, отряхнул дубленку от снега и начал свое перемещение к месту назначения. Через пару минут парень ощутил странную тревогу. Темнота вокруг него внезапно взорвалась вспышкой яркого слепящего света, раздался визг тормозов и что-то огромное и сильное мощно отшвырнуло его прочь, жестко приземлив спиной на промерзший скользкий асфальт.

 

*          *          *

 

      В машине было тепло, и дочка задремала на заднем сиденьи. Женщина вела машину быстро, но осторожно - надо успеть перепрятать подарок из багажника в квартиру, пока девочка не проснулась. Завтра - Новый год, еще один праздник, который они проведут только вдвоем. Мать кинула беглый взгляд на девочку и поджала губы. Она чувствовала вину перед своим ребенком, который родился от случайной связи и никогда не знал своего отца. Во всем этом большом мире у нее была лишь мать. Женщина выросла в интернате без семьи и всегда хотела со временем выйти замуж и завести большую и дружную семью. Но вышло все не так, как она мечтала. А теперь женщина, даже занимающая хорошую доходную должность и имеющая свою машину и квартиру, оказалась никому не нужна с балластом в виде ребенка. Красивая и молодая, но одинокая, она находила утешение в своей дочери.

      Эта ночь была такая же, как обычно, но женщину не покидало странное тревожное ощущение.  Машин на дороге осталось мало - наверное, многие уже сидели дома и наряжали елки, потому она слегка расслабилась и снова мельком взглянула на дочь. Дальнейшее произошло настолько неожиданно, что женщина даже не поняла, откуда вдруг прямо перед машиной появилась человеческая фигура. Прохожий словно свалился откуда-то сверху. Стараясь избежать столкновения, она вдавила педаль тормоза и резко вывернула руль к обочине, но столкновения избежать не удалось - машина задела правым крылом человека и отшвырнула его на несколько метров вперед. Резкий визг тормозов и грохот удара спугнул задремавшую на теплом канализационным люке собаку - она стала единственным свидетелем того, как машину вынесло на обочину и впечатало левой стороной бампера в некстати подвернувшийся чугунный фонарь. Девочка, пристегнутая ремнем безопасности, проснулась и испуганно заплакала, не понимая, что произошло. Ее мать сидела на своем месте, упиралась головой в крышу автомобиля, прогнувшуюся от упавшего тяжелого фонаря. По лицу женщины стекали ручейки крови, а широко раскрытые глаза неподвижно смотрели на растрескавшееся лобовое стекло.

 

      Жнец довольно улыбнулся, щелкнул ногтем по песочным часам, в которых вниз упала последняя искрящаяся песчинка, и плавно слетел с крыши. На сегодня с него все. Возле машины уже стоял светящийся полупрозрачный силуэт женщины и с недоумением озирался по сторонам. Жнец опустился на землю прямо перед ней и с легкой улыбкой протянул ей руку.

      - Не волнуйся, милая, все хорошо. Пойдем со мной.

      И лишь та самая разбуженная собака видела, как черный силуэт Жнеца растаял в бездонном  небе, унося с собой молодую женщину, освободившуюся от земной жизни .

 

*          *          *          *          *          *          *          *          *

 

      Этот день не задался у меня с самого утра. Начиная со скандала с отцом и заканчивая этим путешествием в соседнюю область. Наша фирма уже лет 20 пользуется услугами местного провайдера по телепортации. Их телепортационные туннели никогда не работали стабильно, но сегодня это был сущий ужас. Наверное, потому что к концу года они набрали в штат необученный молодняк. Но нам не приходилось выбирать - наш район обслуживал только один провайдер - печально известный "ТелепортNET". У нас, демонов, не принято пользоваться людским общественном транспортом, даже не смотря на то, что наши виды сосуществуют рядом довольно давно. Так давно, что с первого взгляда нас не отличишь от нормального человека. Оно и к лучшему - люди до сих пор не знают о нашем существовании и, надеюсь, так и будет в дальнейшем. Но нам все же приходится время от времени тесно взаимодействовать с людьми. Чтоб получить более высокий статус в сообществе и занять более выгодное положение в демоническом бизнесе, приходится брать себе помощников из числа людей - дань древней традиции. Это мне и нужно сделать до наступления нового года.

      Я как раз сидел на лавке в парке и размышлял, когда позвонил какой-то новенький из "ТелепортNETа" и сообщил, что они готовы перебросить меня в город, где мне предстоит в короткий срок завербовать человека к себе на работу. Встав со своего места, я сразу же ощутил, как вокруг меня невесомо сомкнулся невидимый коридор и меня медленно втянуло в телепортационный канал, растворив мою физическую сущность и начав трансфер в точку назначения. Вибрирующее иссиня-черное пространство вокруг непривычно гудело, и меня ощутимо трясло в тоннеле. Раньше тоже были всевозможные помехи во время перемещений, но на этот раз явно что-то шло не так. Внезапно стены тоннеля побагровели, подернулись волнами, и прямо перед моими глазами высветилась голографическая надпись: "Ошибка 800"1, после чего тоннель еще раз мигнул и исчез. Мое материализовавшееся тело начало падать куда-то вниз, но падение было недолгим - мне удалось приземлиться на ноги, и тут же глаза ослепили два огромных световых пятна, раздался невероятно громкий в морозной тишине скрип, что-то огромное со зверской силой отшвырнуло меня назад и раздался глухой удар. Я несколько раз перекатился по скользкой поверхности и замер лицом вверх.

      Боль в голове и левой руке не давала четко осмыслить, что произошло, но первая мысль была, что провайдер "упал" и отключился канал телепорта. Только что я несся растворенной в пространстве субстанцией, и вот я уже лежу на холодном, покрытом тонким ледком асфальте, а надо мной в небе перемигиваются острыми лучами крошечные яркие звезды. Теперь надо осторожно подняться с асфальта. Кажется, ничего серьезного, но стоило мне встать, как по лбу что-то щекотнуло, скользнуло по брови, ресницам, стекло по щеке и закапало темными каплями на дубленку. Механически теранув рукой по лбу я сморщился от боли и посмотрел на пальцы - кровь. Левая рука тоже ныла - рукав дубленки задрался и на руке от  кисти до локтя  темнела длинная кровоточащая ссадина. В кармане как раз оказался завалявшийся платок, который я сразу же прижал к ране на лбу. Осталось осмотреться и понять, где я оказался.

      Первое что бросилось в глаза - машина в пяти метрах от меня, врезавшаяся в фонарный столб. Столб подломился в месте удара и упал всей своей массой на крышу машины. В машине кто-то громко плакал, но из нее никто не выходил. Поднявшись с дороги, я осторожно направился к машине. Из соседнего дома высунулся какой-то пожилой низкий мужчина в тапках и длинном пальто на спортивный костюм, оценил обстановку и, с трудом обогнув парочку сугробов, скользя, засеменил к водительскому сиденью. Мы почти одновременно с ним открыли передние дверцы авто и заглянули внутрь. За рулем сидела молодая женщина и сразу было понятно, что она мертва. Вогнутая часть крыши машины вдавилась в левую часть ее головы, остекленевшие глаза неподвижны, а по лицу и шее течет кровь, пропитывая пушистый сиреневый воротник пуховика. На заднем сидении, сжавшись, сидела плачущая девочка лет пяти-шести. Кажется, она не понимала, что произошло, и от шока не знала, что ей делать - теребить сидевшую впереди женщину, требуя объяснений, или бежать прочь. Мужчина засуетился, кивнул на девочку:

      - Осторожно уберите ее из салона, не показывайте! Я сейчас вызову "скорую".

      И я остался наедине с этим человеческим детенышем. Не могу сказать, что люди мне неприятны, скорей, мне неуютно рядом с ними, потому я не горел желанием даже прикасаться к девчонке. Но тут она вышла из ступора и вцепилась руками в плечо женщины:

      - Мама! Мамочка! Что это было? Ты в порядке? Что с тобой?

      Значит, это была ее мать. И хоть они – люди, но все же они тоже любят друг друга и держатся своих родственных связей, потому я не стал дожидаться, пока ребенок поймет, что случилось. Открыв заднюю дверцу, я схватил ее за широкое синее пальтишко и потащил прочь из машины. Девчонка вырывалась и продолжала звать мать, потом вцепилась руками в дверцу машины, как маленькая обезьяна, и заплакала еще громче:

      - Отпустите меня! Отпустите! Мама! Я хочу к маме! Пусти-и-ите меня-а-а!

      Мне пришлось выкинуть платок и обхватить ребенка двумя руками. Только так удалось отцепить ее от машины и, захлопнув ногой дверцу, оттащить малявку на тротуар. Она продолжала попытки освободиться.

      - Дядя, пусти к маме!

      Ее меховая шапка сбилась на глаза, шуба топорщилась, шарф выбился, и сейчас девчонка казалась похожа на испуганного истеричного зверька. Это немного раздражало, учитывая, что я теряю время с этим происшествием. Тут я уже ничем не могу помочь, но и бросить этого ребенка рядом с разбитой машиной было бы слишком даже для старого бесчувственного демона. А уж мне точно следовало дождаться приезда "скорой" и сдать ее на руки врачам, пусть дальше сами разбираются; сброшу ее и попытаюсь выяснить, что за прикол отмочил сегодня провайдер и как мне умудриться закончить свои дела.  Чтоб немного ее успокоить, я присел рядом и обхватил ее руками:

      - Перестань! К твоей маме сейчас нельзя, она крепко спит. Давай немного подождем тут, скоро все уладится.

 

      "Скорая" приехала довольно быстро. Все это время я просидел на корточках возле дома, сжимая в руках девочку. Она немного успокоилась и просто тихонько всхлипывала, прижимаясь к моему плечу. Врач сперва осмотрел женщину в машине и попросил своего водителя вызвать милицию, а затем подошел к нам и мельком глянув на мою голову, пригласил меня в машину. Я взял девчонку за руку и зашел с ней в "скорую". Врач посмотрел на нее с легким недоумением, но я сразу усадил малявку на сиденье:

      - Ее надо бы осмотреть, мало ли что... Она находилась в разбившейся машине, могла пострадать.

      Мне не столько нужна была медицинская помощь, сколько хотелось как можно скорей убраться с места происшествия, тем более уже где-то выла сирена милицейской машины. Так что пришлось воспользоваться официальным поводом спрятаться от ментов в медицинской машине. Мельком скользнула мысль: "Хорошо, что у нас кровь красная, как и у людей".

      - Ага, - ехидно отозвалось мое подсознание, - главное, чтоб в больнице анализ крови не сделали.

      Дорога в больницу заняла не так много времени. Вскоре мы уже заходили в приемное отделение. Это был большой длинный холл с кушетками, парой разукрашенных бумажными снежинками стеклянных шкафов и несколькими каталками вдоль стен. Дежурная усадила нас на изодранную древнюю "банкетку" и попросила подождать. Вскоре к нам вышла пожилая крупная врачиха. Не смотря на свой явно избыточный вес, она подплыла к нам довольно тихо и сперва собралась осмотреть меня, но я кивнул на свою мелкую спутницу:

      - Я потерплю, осмотрите сперва ребенка, она была в машине, врезавшейся в столб. Волнуюсь, не случилось ли с ней что.

      - Ваша девочка? - Женщина сняла с шеи фонендоскоп и протянула к девчонке пухлую ладонь.

      "Еще чего не хватало!" - но вслух я ответил иначе.

      - Нет, она дочь женщины, которая меня сбила.

      Врач смягчилась и с жалостью посмотрела на малую:

      - А, я поняла. Со "скорой" мне сообщили о происшествии. Хорошо, пойдем, золотко, присядем на кушетке, я на тебя посмотрю.

      Не то, чтобы я был таким жалостливым к людям, просто планировал под шумок, пока осматривают девчонку, смыться из больницы. Но не тут то было, я слишком замешкался, наблюдая за ребенком. Не успел я сделать и пары шагов, как входная дверь открылась и внутрь зашли двое милиционеров. Они сразу подошли к дежурной и та кивнула в нашу сторону. Быстро же они приехали! Врачиха как раз закончила осмотр, встала со своего места и заметив новых посетителей, направилась к ним. Мне оставалось лишь присесть на другую кушетку и ожидать своей участи. Они долго о чем-то бормотали, единственное, что мне удалось расслышать, была обрывочная информация. Хоть они и старались говорить, как можно тише, но мой слух все же гораздо острей, чем положено людям.

      "Светлана Кудинова, 24 года... Да, все правильно... документы в машине были... выяснили - мать-одиночка... отец ребенка неизвестен... да... родственников нет... Настенька, бедная девочка... сироткой стала... заберем... нет, приемник-распределитель для несовершеннолетних... Ну а что... дальше - приют... "

      Дальнейший план моментально созрел в моей голове, словно  прямо надо мной загорелась яркая лампочка идеи. Если все пройдет удачно, то мне не придется больше мотаться по городу и искать себе помощника. Говорят, из человеческих детенышей можно воспитать хороших помощников. Главное начать обучение как можно раньше, пока они еще поддаются воспитанию. Теперь осталось приложить максимум убедительности и театрального мастерства.

        Врач как раз закончила говорить с милиционерами и сейчас они все вместе приближались ко мне. Женщина обернулась на них:

      - Сначала мне нужно осмотреть  пациента, а потом уже вы  сможете с ним поговорить.

      Она подтащила стул и села напротив меня.

      - Как вас зовут? Голова не кружится? Не тошнит?

      - Сергей. Самочувствие вроде нормальное, дискомфорта не ощущаю.

      Она заглянула мне в глаза, несколько раз провела перед ними указательным пальцем, наблюдая за моим взглядом.

      - Дважды семь?

      Я на секунду растерялся от неожиданного вопроса, но быстро ответил:

      - Четырнадцать.

      Врачиха собиралась спросить что-то еще, но тут откуда-то из дальней двери выбежала обеспокоенная медсестра и на ходу закричала:

      - Татьяна Дмитриевна, Соколову из пятой плохо!

      Она встала со стула на удивление легко и быстро.

      - Иду, бегу. - И уже ко мне: - Подождите здесь, я как только освобожусь - обработаю вас.

      Сразу же после ухода врачихи, ее место занял один из ментов.

      - Здравствуйте. Я - старший лейтенант Соцков. Вы не могли бы представиться и рассказать, что произошло?

      Надеюсь, в этот момент мой вид был достаточно удрученным.

      - Сергей Белый. Я сегодня только приехал в город, были планы на праздники, собирался сегодня встретиться с одной девушкой. Она обещала встретить меня на машине возле торгового центра. Мне нужно было перейти на другую сторону улицы, но возле пешеходного перехода навалило сугробов и они подмерзли. Я пытался обойти сугроб, но поскользнулся и съехал по льду на дорогу. А тут по дороге машина. Дальше плохо помню, кажется, я пытался уйти с проезжей части, но было очень скользко. Потом меня ослепили фары и я отлетел в сторону от сильного удара, а затем раздался грохот. Мне удалось встать и добраться до машины, въехавшей столб. Открываю дверь, а там... Не могу в это поверить... Как же так?.. Я ведь только сегодня приехал, чтоб с ней увидеться.

      По моей щеке сбежала вниз одинокая горькая слезинка.

      - Светланка... За что?...

      Лейтенант оживился.

      - Постойте, постойте. Так вы знали потерпевшую?

      Вторая и третья слезинки стекли по моим щекам, а плечи горестно опустились.

      - Это Света Кудинова. Мы раньше с ней встречались, но не получилось у нас что-то, хоть я и любил ее тогда, и замуж звал. Пару месяцев назад я приезжал сюда по делам и мы случайно встретились, немного поговорили. Тут-то я и узнал, что у меня доченька от нее...  Малышка... Надюшка... Мы когда-то разбежались своими дорогами, а она и не сказала мне ничего. Не отпустил бы я ее, если бы знал, что она ребенка ждет...

      Утирая слезы рукавом дубленки, я обернулся туда, где оставалась девчонка. Видимо, она очень устала за день, потому что подняла на кушетку ноги, подложила под голову шапку и спокойно спала, свернувшись калачом.

      - Мы договорились пока ничего ей не говорить, сначала познакомиться. Потому я и приехал к ним на праздники, надеялся отношения наладить. Да и Света была не против. Тогда в спешке я ей только свой телефон городской оставил, боялся - вдруг не позвонит. А тут звонок - "приезжай, на дочку посмотришь, Новый год вместе встретим".

      Лейтенант Соцков что-то бегло конспектировал в своем блокноте. Вряд ли моя выдуманная история любви была нужна для составления протокола происшествия. У меня сложилось мнение, что он просто испытывал какую-то неловкость от сложившейся ситуации и пытался ее замаскировать напускной сосредоточенностью. Ну а я изображал горе не хуже актера корейской мелодрамы. Лейтенант достал из брюк чистый носовой платок и протянул мне.

      - Спасибо! - От соприкосновения с моими глазами платок наверное потерял половину своей сухости. - А что теперь с девочкой будет? Света говорила, что у Нади никого кроме нее и меня нет. Сетовала, что так и не смогла другого папу ей найти.

      Милиционер закрыл блокнот, молча глянул на своего напарника, затем повернулся ко мне.

      - Не беспокойтесь, пока за девочкой присмотрят в приемнике-распределителе. Но учитывая, что нашелся ее биологический отец, у вас есть шанс стать ее опекуном. Нужно будет только сделать генетический тест на отцовство. Если хотите помочь девочке и вступить в свои отцовские права, то можете заняться этим сразу же после праздников.

      Никогда еще мои глаза не светились такой надеждой, как в данный момент. Но потом я нахмурился.

      - Простите, а до этого времени ее будут держать в приемнике-распределителе, среди множества других детей? Вы разве не понимаете, какой это стресс для ребенка? Она даже не знает еще, что случилось с ее матерью! Вы ведь прекрасно знаете, какие условия в этих приемниках. Завтра будет такой праздник, а девочка проведет его в том жутком месте, в слезах и горе!

      Уже не сдерживая рвущихся наружу отцовских чувств, я вскочил с кушетки.

      - Да вы вообще представляете, каково это! Она же на всю оставшуюся жизнь возненавидит Новый год! Она больше никогда не сможет радоваться и улыбаться.

      Лейтенант отшатнулся от меня и тоже встал, пытаясь что-то возразить, но я вцепился обеими руками в его одежду:

      - Прошу, пожалуйста, пойдите мне на встречу! Я что угодно сделаю - оставлю вам свой паспорт, вы можете связаться с моей фирмой и подтвердить мою личность, заплачу, если нужно, но пожалуйста, разрешите мне провести праздник вместе с дочкой! Я скрашу для нее эти дни и уже потом, в новом году расскажу, что произошло. Умоляю, позвольте мне поддержать ее в эти дни, не отдавайте ее в чужие руки! Я даже останусь в городе настолько, насколько нужно, пока не уладятся все юридические формальности.

      При необходимости я уже готов был зарыдать, но лейтенант и так почти сдался. Он осторожно убрал с себя мои руки и кивнул напарнику, мол "давай отойдем на минутку". Они о чем-то быстро посовещались и второй милиционер спросил:

      - У вас паспорт с собой? Дайте его пожалуйста.

      Хорошо, что столетие назад мы полностью слились с людским населением настолько тесно, что даже завели себе цивильные человеческие имена и настоящие документы. Мент взял мой паспорт и отошел к столу дежурной. Там он долго что-то выяснял по телефону,  переписывал в свой блокнот данные из паспорта, выдрал из блокнота лист, а затем вернулся назад. С паспортом он дал мне и листик с двумя телефонами.

      - Возьмите. Все в порядке, данные удалось подтвердить, сотрудники еще не разошлись. После праздников в первый же рабочий день свяжитесь с нами по этому телефону и будем решать, что делать дальше. Скорее всего, готовьтесь общаться с властью и стать уникальным человеком, удочерившим собственную дочь.

       - Спасибо! Огромное вам человеческое спасибо! - Взволнованно запихав паспорт и листик в карман, я кинулся жать руки то одному, то другому милиционеру.

      - Да, кстати, вам есть, где остановиться в нашем городе?

      Я горячо кивнул головой:

      - С этим проблем нет. У меня с собой достаточно денег и мы снимем комнату в гостинице. Только если девочка проснется, не проговоритесь о ее маме, пусть думает, что она просто лежит сейчас в больнице.

      Тепло попрощавшись, милиционеры, наконец-то покинули больницу. Я тоже решил тут не задерживаться, а как можно скорее рвать когти, пока менты не одумались. Теперь ребенок в моих руках и дальше не должно возникнуть никаких проблем. Мы довольно богаты и имеем множество весьма полезных связей среди людей, потому легко можно будет состряпать тест, подтверждающий мое "отцовство" и подкупить органы опеки и другие службы, которые понадобится. Возня, конечно, предстоит, но дело стоящее - этот детеныш официально станет моим. Хотя то ли дело раньше, когда люди были менее цивилизованы и подвержены бюрократии - приехал ночью в город, похитил силой любого приглянувшегося ребенка или даже взрослого, и никто не почешется.

      Девочка продолжала сладко посапывать, когда я взял ее на руки и двинулся к выходу. Дежурная на нас и не глянула - она была увлечена чтением женского романа в мягкой обложке, поставив книгу перед собой и посасывая чай из эмалированной кружки.

      Когда дверь больницы захлопнулась за нами, в лицо сыпанули холодные мягкие снежинки. На улице было не холодно, с темного неба валил пушистый, искрящийся в свете фонарей, снег. Хорошо, что на мне нет шапки - в силу своей природы, тело отлично переносит морозный климат этой местности. Потому я наслаждался ощущением прохлады от медленно садящегося на мои волосы снега. Снежинки попадали и на лицо девчонки, от чего она смешно морщилась и пыталась прижаться плотней к моей дубленке. Как бы не было здорово стоять под снегопадом, но все же пора отправляться домой. Осталось только найти незаметное место для телепортации. В дальней части больничного двора я нашел деревянную беседку, уложил спящую на скамейку и достал телефон. Набрал номер своего провайдера.

      - Добрый вечер! Вас приветствует служба по работе с клиентами компании "ТелепортNET"! Поздравляем вас с наступающим Новым годом и благодарим за выбор в пользу нашей кампании, - ответил мне приятный девичий голос.

      Хитрецы, телепортаторы, с недавних пор посадили работать с клиентами демониц-сирен, чем значительно сократили количество телефонной брани в свой адрес по сравнению с еще недавними временами, когда звонки принимали рядовые телепорт-админы, набираемые из низших демонов, только начинающих свою карьеру. На такого можно было по полной программе отвязаться. С сиреной - совсем другое дело: только заговорила - и - как будто праздник внутри, и проблемы куда только деваются. Впрочем, никуда они не деваются, просто действия чар не позволяют нормально сосредоточиться на том, что волнует или бесит. Но я уже научился противостоять чарам сирен. Потому, похоже, удивил вечно юное создание, ответив ему, не мешкая решительным тоном:

      - Возникла проблема при телепортации. Вы наверняка по пеленгу уже идентифицировали меня. Потому потрудитесь все-таки выполнить заказ. И поскорее. Да, и чуть добавьте трафика: со мной детеныш.

      На том конце провода, похоже, растерялись: было слышно, как демоница-сирена совещалась с кем-то из телепорт-админов, и лишь потом я услышал:

      - Мне очень жаль, но прямо сейчас мы не можем выполнить ваш заказ. Возникли серьезные проблемы на телепортационном канале. Сейчас мы занимаемся их решением.

      - И как скоро решите ваши проблемы?

      - Немедленно перезвоним вам, как только все исправим.

      - Когда исправите?!

      - Видите ли...

      - Короче, до Нового года я телепортируюсь?!

      - Мы приложим все усилия...

      - В таком случае и я приложу определенные усилия, если заказ не будет выполнен. И результатом этих усилий может стать...

      - Заранее примите наши извинения. В порядке компенсации мы предлагаем вам бесплатное обслуживание в течение всего следующего месяца.

      - То есть, я до Нового года...

      - Мы, конечно, приложим все усилия...

      - Понял. С наступающим, - как можно более язвительно сказал я и нажал на "Отбой".

      Проклятье! Придется прозябать тут еще полтора дня! Зло сплюнув в снег, я посмотрел на девчонку. А ведь мне еще в этом году необходимо отчитаться о проделанной работе! Ничего другого не остается -  включив на телефоне камеру, я сделал фото спящего ребенка и отстучал короткую ММС-ску отцу: пусть увидит, что мое задание выполнено. Теперь необходимо поймать такси и попросить отвезти нас в ближайшую гостиницу. Со скамейки донесся вздох и неразборчивое бормотание - девчонка проснулась, встала и с недоумением оглядывалась по сторонам. Заметив меня, она вжалась в спинку скамьи.

      - Дядя, а где моя мама? Где я?

      Присев рядом на корточки, я положил руки на ее плечи.

      - Не переживай, с твоей мамой все в порядке, просто она сейчас не очень хорошо себя чувствует. Ее оставили в больнице, но сейчас к маме нельзя, пока ей не станет лучше. Мы потом обязательно ее навестим. А пока я буду заботиться о тебе. Ты ведь Настя, да? Меня зовут Сергей или можешь называть просто дядей - я дальний родственник твоей мамы. А сейчас мы поедем в гостиницу и ляжем спать: уже поздно. Хорошо?

      На этот раз девочка отреагировала спокойно. Она соскочила со скамейки и молча протянула мне руку.

      Такси получилось поймать на удивление быстро, не смотря на то, что улицы были уже пусты. Водитель отвез нас к ближайшей гостинице,  здание которой на фоне падающего снега напоминало огромный бетонный утюг. Усадив девчонку на диван в холле, я подошел к регистрационной стойке. Администратор окинул нас подозрительным взглядом, особенно пристально изучал мой лоб и потеки крови на дубленке. Предвосхищая его вопрос, я заговорил первым:

      - На улице было темно и зверски скользко. У вас есть свободные комнаты? Я тут проездом и хочу остановиться у вас до утра 1 января.

      Портье высунулся из-за стойки, посмотрел на девочку, потом снова на меня а затем заклацал клавиатурой компьютера.

      - Есть одноместная комната на пятом этаже. Подойдет?

      - А как насчет двухместных?

      Он отрицательно покачал головой.

      - Извините, это единственная свободная комната. Вы же понимаете - праздники, много постояльцев.

      - Хорошо, оформляйте.

      Полистав мой паспорт, администратор кивнул на девочку:

      - Эта девочка, я так понимаю, с вами? Кем она вам приходится? Без записи в паспорте или свидетельства о ее рождении я не могу вас поселить.

      Ох уж этот человеческий формализм! Я чуть опустил голову и изобразил на лице скорбь.

      - Понимаете, тут вообще очень сложная ситуация. Фактически, она моя кровная дочь, но я и сам узнал об этом совсем недавно. Сегодня произошел несчастный случай: ее мать погибла в аварии, а я взял девочку под опеку, пока не уладятся все юридические формальности. - На стойку был извлечен листок с телефонами. - Можете позвонить по этому городскому номеру и спросить старшего лейтенанта Соцкова. Это городское управление ГАИ, они присылали дознавателей. Лейтенант вам все объяснит. Только пожалуйста, говорите с ними потише, девочка еще ничего не знает ни обо мне, ни о том, что случилось с ее мамой.

      Администратор почему-то сперва позвонил в дежурную часть горуправления милиции и разузнал насчет данного мной номера. Затем уже позвонил в ГАИ, и, на мое счастье, Соцков оказался на месте и подтвердил, что рассказанная мной история - не вымысел.  После всех выяснений, администратор все же поселил нас.

      Комната оказалась маленькая, но довольно уютная. Кровать, кресло, стол со стулом и зеркало - все, что необходимо для ночлега. Из окна открывался вид на большую площадь с елкой и каким-то памятником. Девочка от еды отказалась. Сняв с себя обувь и верхнюю одежду, она тут же залезла на кровать под одеяло с головой и затихла там, как затаившаяся мышь. Застирав в ванной дубленку и заклеив порез на лбу найденным в аптечке пластырем, я вернулся в комнату. Дубленку пришлось повесить на стул вплотную к батарее, чтоб высохла до утра. Так как у меня нет с собой никаких вещей, придется спать в брюках и рубашке. Жаль мять фирменную одежду, но выбора не остается. Сперва я пытался разместиться в кресле, но вскоре понял, что если засну в этом продавленном приспособлении для пыток, то завтра просто не смогу разогнуться.  Пришлось примоститься на самом краю кровати поверх одеяла.

      До этого дня мне не приходилось настолько тесно сходиться с людьми, и потому засыпать в таком положении рядом с этим детенышем оказалось весьма дискомфортно. И все же мне почти удалось задремать, когда до моего слуха донеслись странные звуки из-под одеяла. Откинув край одеяла, я включил ночник. Девчонка лежала, свернувшись клубком, и плакала. Честно говоря, это заставило меня немного растеряться. Моя рука нерешительно коснулась ее плеча.

      - Эй, ты чего? Что случилось? У тебя что-то болит?

      Она не ответила, лишь стала всхлипывать потише.

      - У тебя точно ничего не болит?

      В ответ - отрицательное мотание головой  и выразительное шмыгание носом. Пытаясь хоть как-то успокоить этого ребенка, я принялся осторожно поглаживать ее ладонью по голове и нашептывать:

      - Ну, тише, тише. Все хорошо. Засыпай, завтра начнется новый день. Завтра будет Новый год. Если хочешь, мы пойдем погуляем, посмотрим на елку, все равно мне некуда девать время. Договорились?

      Детеныш вроде начал затихать. Я выключил свет и спустя немного времени уже почти заснул рядом с ней, когда вдруг раздался ее тихий голосок:

      - Дядя, укройся, а то замерзнешь. Мама говорит, что ночью холодно, можно заболеть, если спать на одеяле.

      Ее слова вызвали у меня слабую улыбку.

      - Не волнуйся, я не боюсь холода. - Но она настойчиво продолжала:

      - Вот заболеешь, и не пойдем гулять. А я к Деду Морозу хочу! И к маме хочу! - Тут, похоже, она снова расстроилась, потому что замолчала и снова хлюпнула носом.

      Вздохнув, я все же залез под одеяло и настороженно затих, ожидая очередного потока слез. Но ребенок не оправдал моих ожиданий. Она поступила иначе - подобралась поближе, положила голову мне на плечо и уткнулась мокрым носом в мою рубашку.

      - Эй, ты что делаешь? Я тебе что - подушка?

 

Читать дальше вторую часть.


Комментарии 1

inarriawn
inarriawn от 2 июля 2011 06:29
Безусловно, талантливо
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.