СВЕРХЧЕЛОВЕКИ

СВЕРХЧЕЛОВЕКИ

 

Долго почему-то не везло Валерке Чикалову с внешкольными увлечениями. Многие одноклассники ходили в кружки кто в центре Никитовска, а кто и по месту: либо во Дворце пионеров Бессарабского района, либо в студии при ДК шахты «Мария», а кто-то ходил в музыкалку. Валерка везде успел отметиться. Во Дворце пионеров он ещё во втором классе записался в кружок бальных танцев, но после второго занятия он понял, что ему сложно после уроков по субботам ездить на далёкий микрорайон Изотова, да и сами родители вздохнули с облегчением, занятия-то заканчивались в 17:00, и пока был октябрь, он возвращался засветло, а впереди была зима, ранняя темень… В третьем классе он записался в хор при ДК шахты «Мария», и музыкальный руководитель Ирина Николаевна очень серьёзно отнеслась к его появлению и даже сходу дала ему сольную партию в одном из номеров. Но отзанимавшись первую четверть в хоре и поучаствовав в двух районных концертах, Валерка неожиданно к пению охладел. И не смотря на то, что Ирина Николаевна приходила к нему в школу и просила не запускать хор, он пообещал ходить, но так больше ни разу и не пришёл.

В пятом классе Валерка с группой одноклассников записался в музыкальную школу по классу гитары. Два месяца он с удовольствием бегал на занятия в соседний микрорайон Двадцатку. И ему весьма нравилось, но неожиданно их преподаватель заявила, мол, ваш класс гитары рассыпался, пока вас было десять человек, мы могли содержать группу, а вас осталось трое. Мол, ребятки, а давайте-ка попробуем фортепиано, и шокированный Чикалов, научившийся играть на гитаре только «Кузнечика», забыл дорогу в музыкалку, хотя его дружок Женька Зайцев за пианино ухватился, и чуть позднее, окончив три класса, сколотил при ДК шахты Глубокая ВИА «Силуэт». 

А Валерка беззаветно отдался рыбалке. Ни тебе руководителя, ни тебе группы поддержки, которая мешает своими советами, только ты, водная гладь и небо. Чикалов за год объездил на велосипеде все пруды района, знал, где какая рыба клюёт, когда и на что ловить. Он изловчился разводить опарышей и намывать мотыля. Даже кашу с добавлением анисовых капель готовить научился. Но после того как из-за рыбалки в 7 классе он запустил учёбу и впервые схлопотал пару в четверти по географии, отец всыпал ему такую порцию ремня, после которой об увлечении рыбной ловлей пришлось забыть.

И тут один из одноклассников Егор Грачёв предложил Валерке прийти к ним на занятия в туристический кружок. Мол, тебе-то ходьбы 50 метров от дома.

В их микрорайоне Глубоковском Дом быта, где располагались поссовет, милицейский участок, парикмахерская, ремонт бытовой техники  и шахткомовская библиотека – назывался «Баней», так как первый этаж был занят банным комбинатом с душевыми и сауной. И вот в этой Бане, при детской комнате милиции в этом году организовали туристический кружок. Валерка долго не ломался, и в один из ноябрьских дней после школы заявился с Егором на занятия. Руководительница кружка Татьяна Анатольевна помимо того, что была высокой молодой красивой женщиной, была мастером спорта по туризму, а также чемпионом Восточной Европы по скалолазанию. Сперва Чикалову теоретические занятия показались нудными, но уже во второй свой «туристический» вечер он вдруг заметил, с каким упоением рисует топографический план родного микрорайона, а когда перешли к изучению морских узлов, тут он сразу стал признанным мастером по вязанию «шкотовых», «восьмёрок» и «булиней». И не смотря на то, что он отзанимался всего один месяц, Татьяна Анатольевна предложила ему на новогодних каникулах отправиться на туристический слёт в «Артек». К сожалению, родители, не простившие ему двойку в четверти, в Крым его не пустили.

Весь седьмой класс Валерка, не пропуская ни одного занятия, посещал кружок. А в мае Татьяна Анатольевна начала постепенно переводить ребят от теории к практике. 

Сразу за Глубоковским в степи среди песчаниковых пород были рукотворные ущелья. В послевоенные годы директором шахты «Двадцатка» Семёном Степановым для восстановления шахты и полуразрушенного жилого фонда, среди холмов Донецкого Кряжа была налажена добыча «дикого камня». А после того, как добычу приостановили, парочка карьеров постепенно заполнились водой безымянного притока реки Железная и получили название Степановских прудов. Вот там возле заброшенных карьеров, недалеко от этих водоёмов юные туристы и отрабатывали полученные знания на практике, штурмовали рукотворные расщелины, взбирались по отвесным скальным выступам песчаника, учились работать со страховкой. Татьяна Анатольевна поражала ребят своей лёгкостью и проворностью, она как горная серна забиралась по скалам на вершины холмов и с лёгкостью переходила по натянутой верёвке с одного края «ущелья» при помощи страховки на другую сторону. Мальчишкам не хотелось отставать от руководительницы, они старались, пыжились изо всех сил, но не могли действовать вровень с ней. Но Татьяна Анатольевна мальчишечьи потуги весьма ценила и ободряла пацанов, как могла. Валерка, не смотря на то, что в теории преуспел, при столкновении с настоящими преградами чуток пал духом. Хиловат он был немного для этого спорта, но всё равно, сцепив зубы, он не сдавался, и пусть отставал немного от своих товарищей, тем не менее, с упорством шёл до конца. И руководительница это оценила. Половина парней группы получили приглашение на летние сборы в Крыму. 

Валера с внутренним трепетом пришёл к родителям и подсунул им приглашение на слёт и табель с оценками за год. Валерка, не смотря на то, что увлёкся туристическим спортом, памятуя об армейском ремне отца, поднажал на учёбу, он не просто исправил оценку по географии, он получил за четвёртую четверть «отлично», и как результат за год у него красовалась четвёрка. Глава семейства Владимир Иванович, когда-то в далёкой юности серебряный призёр среди юниоров стран Варшавского договора по боксу, сокрушавшийся, что сын совершенно равнодушен к спорту, оценил старания сына, и на этот раз дал добро. Мать запричитала, мол, какая крымская Ялта, вот если бы в азовскую Ялту, я бы пустила…

Но отец сказал:

- Пусть едет, это же коллективный вид спорта, социальное воспитание, командный дух, ничего страшного с ним не случится, с ними же будут взрослые инструкторы, тренеры!

Мать смирилась и извлекла из под спуда клетчатый чемоданчик «балетку», но Валерка, увидев его, запротестовал:

- Мама, ну какой чемодан в походах? Мне нужен вещмешок.

И мать раздобыла ему защитный рюкзак, взяв напрокат у соседей по подъезду.

*** 

Первая поездка без родителей, шумные сборы на Никитовском вокзале, погрузка в поезд Ворошиловград-Бахчисарай. Всё настолько необычно, всё настолько волнительно… Полный вагон центрально-донбасских ребят трёх возрастных категорий нёсся в летнюю Таврию. А прибыв в Бахчисарай, группы разделились и разъехались по разным точкам полуострова.

***

Это была третья ночь на Ай-Петринской яйле, куда отряд юных туристов забрался по Кореизской тропе. Отряд состоял из двух групп: донбасской и ханты-мансийской. В районе Вороньей скалы они остановились ещё вчера, весь день они тренировались работать со страховкой, и хотя на плато гулял жаркий ветер, ребята работали с упоением, весело и азартно. Не смотря на то, что на яйле луговая растительность на 80 процентов была такая же, как и в Глубоковских степях, запах был совершенно другой, волнующий, сладкий, скорее всего, потому что до альпийских лугов плато доносились ароматы кедров, раскиданных по склонам гор. А вечером, после усиленных тренировок туристов ждал сытный ужин, ароматный чай и песни под гитару. Инструкторами отряда, помимо Татьяны Анатольевны, были Сергей Рудольфович из Жданова и Мариама Диодоровна из Югры. Каждый вечер Сергей Рудольфович выносил из своей палатки двенадцатиструнную гитару, и отряд из 20 человек под аккомпанемент горланил песни до полуночи. Даже не зная слов многих песен, ребятушки всё равно горланили. Песни у Сергея Рудольфовича и правда в основном были диковинные, то про виноградную косточку, то про птицу цвета ультрамарин, то про время колокольчиков, то, чего на центральном телевидении и радио никогда не играло. И только когда звучала песня про изгиб гитары жёлтой или «про друга, который и ни друг, и ни враг» вот тут уж эхо разносило рёв по всей яйле, от зубцов Ай-Петри до Каракули-Кая, а может, и до самого Роман-Коша. 

Этой ночью по жребию дежурить – присматривать за лагерем и костром выпало Валерке Чикалову и парню из Нефтеюганска Ювану Рагимову. Несмотря на такую тюркскую фамилию, Юван был светловолосый и сероглазый юноша, крепко сбитый, высокий. Он был самым старшим из всех «курсантов» и этой осенью собирался в армию. 

Когда все разбрелись по своим палаткам, Татьяна Анатольевна ещё около четверти часа просидела с ребятами, рассказывая им о своих юношеских походах, а потом, попрощавшись, пошла спать.

- Красивая она у вас, – негромко сказал Юван Валерке.

- Ну, не знаю, – как-то неохотно промямлил Чикалов в ответ, – она ведь старая, ей ведь аж 29 лет!

- Дурачок, – улыбнулся Рагимов, – при чём здесь сколько ей лет, женщины вне возраста, женщина – это не человек, это – сверхчеловек, это – богиня! 15 лет или 35, без разницы, женщины – это тепло, это свет, это любовь.

У Валерки от таких слов челюсть чуть не отвалилась. Сверхчеловеки! Женщины?

- Понимаешь, то, что человечество существует, – продолжал с какой-то тихой силой в голосе Юван, – заслуга женщин. Не только потому, что они матери, а потому что Женщины – это нечто высшее. Умай эне, говорят у нас на Оби. Вот у тебя мать есть?

- Да, конечно же, есть! 

- А как твой отец к ней относится? 

- Нормально, как все…

- Ну, а он оберегает ли её, помогает ли, ценит? – не унимался Рагимов.

- Ну, конечно же, помогает, после работы всегда встречать ходит на остановку, на рынок одну никогда не пускает, сумки носит, пока она выбирает товар и в магазин за овощами ходит только сам или меня посылает.

- Вот видишь, мужчины и обязаны с женщин сдувать пылинки, но вовсе не потому что женщины слабее, а наоборот, потому что женщины сильнее, выносливее, крепче духом. Ты ведь историю учил? Помнишь матриархат? Думаешь, женщины по слабости своей мужчинам первенство уступили? Нет, не по своей слабости, а по слабости мужчин. Безалаберность мужская надоела женщинам, вот они их под зад коленом и отогнали от очага, не могут с хозяйством совладать, пусть уж лучше идут выполняют работу полегче, мамонта там забить или шерстистого носорога, или медной руды наломать.

Валерка сидел, раскрыв рот, а Юван продолжал.

- Понимаешь, если бы не женщина, по существу мужчина так и жил бы в полудиком состоянии и не факт, что он бы огнём пользовался. Поймал суслика или куницу, ободрал шкуру, да сырое мясо и сожрал бы. А женщина создана, чтобы мир крутился вокруг неё. Женщина не может шлындать по полям да лесам, ей почва под ногами нужна, очаг нужен, крыша над головой, только для этого и нужен мужчина – он обязан всё это обеспечить женщине. Все открытия, все изобретения, все блага цивилизации – всё для женщины, всё для сверхчеловека. Это кажется, что всё делают в мире мужчины, за всеми великими мужчинами стоят более великие женщины. Патриции, сенаты, императоры, Вселенские соборы – всё это иллюзия, мираж! Женщине не обязательно выходить на первый план, ей достаточно править миром руками мужчин.

- Откуда ты всё это знаешь? – спросил Чикалов у него.

- Читаю я, хожу в библиотеку, беру книги по истории, по философии, изучаю, развиваюсь, делаю выводы. У нас в библиотеке очень большой зал научной литературы, туда не каждый попасть может, но у меня мать там работает делопроизводителем, поэтому есть у меня доступ, много чего интересного там удалось отыскать.

Валерка тоже когда-то ходил в шахтную библиотеку в «Бане» по абонементу отца, но однажды родители взяли иллюстрированную книгу «Сказки» Пушкина для младшей Валеркиной сестры Светочки и сдать вовремя забыли, а потом и вовсе стали воспринимать её, как свою собственную. И когда Валерке библиотекари стали делать настойчивые замечание по поводу невозврата, он перестал туда ходить. Сказки всё-таки, в один из зимних дней одна из библиотекарей пришла на дом и забрала, но с тех пор книги им больше не давали. И то, это было, когда Валерке было 8-11 лет, он тогда брал в основном сказки и приключенческую литературу. Никогда он книги по истории не брал, а что такое философия, вообще не знал, разве что помнил басню Крылова «Огородник и Философ», из которой было ясно, что философия далека от сельского хозяйства.

- Без женщин – мир не стоит своего существования. Мир существует ради женщины и благодаря ей. Как в улье, пчёлы живут ради матки, так и наша обязанность – жить во имя женщины. И не важно, сестра это твоя младенческого возраста или бабушка-соседка, всё для них, всё во имя их…

Так они и беседовали до 4 утра, подкидывая дровишки в очаг, пока их не сменили.

Утром дежуривших не будили, поэтому Валерка выполз из палатки ближе к часу дня, умылся, поел перловую кашу с тушёнкой, заботливо оставленные им с завтрака и пошёл к скале, где шумно и задорно ребятня штурмовала пологие склоны Вороньей скалы, а потом спускались при помощи альпинистского оборудования по отвесной южной стене. Валерка остановился у подножия и посмотрел на группу ребят. Из 20 юных туристов в отряде было всего четыре девчонки, и сегодня Валера посмотрел на них совсем другими глазами. Ночной разговор запал ему в душу. Он глядел на инструкторш и своих юных соратниц совсем другими глазами, он понял Ювана, он начал проникаться идеей, что женщины – это всё, ради чего нужно жить…

Вернулся Валерка домой совсем другим человеком. Мать вначале даже испугалась, так её напрягло его поведение. Почему он стал таким внимательным и обходительным с ней, сестрой и бабушками? Уж не набедокурил он там, в Крыму, может курить начал, а может и пить, а может, не дай Бог и ещё чего похуже, кто их этих туристов поймёт? Но потом привыкла и нарадоваться не могла. Но этим дело не ограничилось, он вдруг совершенно перестал бояться учёбы, сал уважительно относится к учителям, и неожиданно для самого себя вышел в отличники. 

А Валерка понял, что когда правильно понимаешь место женщины в мире – жизнь становится проще

***.

Кружок, к сожалению, распался, Татьяна Анатольевна вышла замуж за Сергея Рудольфовича и переехала жить в Жданов. Но когда она приезжала в Никитовск, всегда приглашала в гости Валерку, Егора Грачёва и ещё пару никитовских парней, из других групп, устраивая небольшие туристические съезды-квартирники, со сладостями и традиционным просматриванием слайдов с прошлых и новых сборов. 

 

***

Прошли годы, Валерка стал счастливым отцом трёх дочерей. А его супруга – Камила, одна из девчонок, штурмовавших с ним склоны Вороньей скалы. Расставшись обычными однокомандниками, они встретились спустя пять лет в Червоногвардейском инженерно-строительном институте и больше не расставались. А когда отмечали серебряную свадьбу, прикололи на свои костюмы значки «Турист СССР», которые им вручили после сборов в том далёком 1989 году.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.