Нунгары (продолжение, часть 3)

Ссылки: часть 1  -  http://mspu.org.ua/prose/19432-nungary.html
           часть 2 -   http://mspu.org.ua/prose/20273-nungary-prodolzhenie.html                                            

                                                     ***
               Выйдя от Гарри, бывшие товарищи тут же расстались. Ник не прочь был дотащить золото до машины, помочь старику, но, прочитав в его глазах: «Не подходи, не то убью!» – передумал. Не взглянув на парня, Джеймс взвалил на плечи драгоценный груз и, припадая на ушибленную ногу, тяжело зашагал к автостоянке. Он даже не попрощался. Ник грустно глядел ему в след. Стирая со лба холодный пот, которым покрылся еще там, в приемной, когда они с Джеймсом были на волоске от задержания, – юноша поймал себя на мысли, будто бы чувствует запах дыма. «Интересно, что здесь может гореть? – подумал невезучий золотоискатель, и, не найдя вокруг ничего подозрительного, усмехнулся, – верно говорят: у страха очи велики! Похоже, это пятки мои горят, чтобы я поскорее убирался! Хотя, почему, собственно, убирался? – пришла в голову трезвая мысль, – золота со мной нет, а, значит, нет и опасности». 
                Спешить и вправду было некуда. Но, от греха подальше, Ник, все же, отошел от павильона и сел на лавку под огромным фикусом, наблюдая за толкающимися у входа людьми. Все хотели скорее попасть в огромный зал, объять восторженным взглядом сверкающие куски золота, оценить их мощь и сумасшедшую стоимость. Показ предполагал десять миллионов долларов прибыли, половина из которой, по закону, должна была принадлежать мэрии. Ходили слухи, что сегодня будут предъявлены самые знаменитые самородки, которые раньше нигде и никогда не выставлялись.           
                                                                ***
                     Заждавшаяся публика, наконец, хлынула внутрь демонстрационного зала. На стеллажах, покрытых бархатом, искрясь и сверкая, покоилось золото – вожделенный металл, сводящий людей с ума, мотив изощренных преступлений и залог мирового господства. Золото глядело отовсюду! Коварное его сияние играло неуловимыми бликами. Подсветка экспонатов удивляла виртуозностью. Камеры видеонаблюдения фиксировали любое телодвижение. 
                    Самородки были представлены в хронологическом порядке: найденные в прошлые века, добытые за последние десятилетия и те, которые обнаружили совсем недавно. В особом отсеке, под названием «Выдумки природы», демонстрировались редкостные предметы причудливой формы, поднимающие настроение. Среди них находились и вещицы, предложенные Кумуларной. Напротив этого интересного отсека, на самом видном месте, монументально расположился стеллаж с дубликатами сокровищ, представляющих интерес для мировой истории. Золотые глыбы, выставленные здесь, потрясали воображение не только шокирующей массой, но и являлись гордостью Австралии. 
                 От нахлынувших чувств и переизбытка впечатлений, разгоряченные посетители как-то сразу притихли, слушая компетентного гида.
–   Друзья мои, – сказал он, – сейчас вы проходите мимо одного из знаменитейших самородков мира. Перед вами – уникальная «Плита Холтермана», весом около двухсот девяносто килограммов! Здесь представлена её абсолютная копия. В свое время, в 1872 году, эта плита произвела неслыханный фурор. Изображение золотой глыбы, высотой более ста сорока сантиметров, печаталось во всех средствах массовой информации. Популяризировал находку сам владелец, некто Бернард Холтерман. Этот человек был не только удачливым золотоискателем, но и известным австралийским политиком, профессионально занимающимся фотографией. Снимки невиданной гигантессы облетели весь свет. Для неискушенных обывателей это было сенсацией. Но эксперты в данной области заявили, что самородком плиту назвать никак нельзя! По сути, это монолитный обломок золотой жилы. Самородком принято считать более-менее чистый металл крупной формы, в идеале – абсолютно чистый. А «Плита Холтермана» являлась сплавом золота с кварцем. Теперь, по прошествии столетий, трудно сказать достоверно, сколько в ней золота было на самом деле. Документы свидетельствуют о якобы девяносто пяти килограммах, а это – всего-навсего третья часть от заявленной массы! Выходит, что неслыханный «самородок», претендующий на звание самого крупного в мире, бросил тень авантюриста на своего хозяина. 
    –  А теперь взгляните сюда, – продолжал гид. – Вы видите сразу три больших бесформенных самородка весом шестьдесят один, сорок два и тридцать восемь килограммов. Все они найдены в «Золотом треугольнике Австралии». Треугольником называют земли между городами Балларат, Веддерберн и Бендиго. В этом регионе, площадью десять тысяч квадратных километров, сосредоточены самые крупные залежи драгоценного металла. Эти три самородка добыты недалеко от Балларата в 1853 году. Вскоре, здесь же, был обнаружен еще один более крупный экземпляр, весом шестьдесят девять килограммов. Он считается вторым по величине из когда-либо найденных «чистых» самородков. «А какой же был первым?» – спросите вы. Первым был – «Желанный незнакомец», историю которого я вам сейчас поведаю. В 1869 году два британских золотоискателя, Джон Дисон и Ричард Оутс, попавшие в Австралию на волне «золотой лихорадки», ехали домой со своих безнадежных приисков. Участки их находились рядом, поэтому друзья пользовались общей телегой, запряженной старой кобылой, которая возила их на работу. Подслеповатая кляча ежедневно била копыта туда-сюда, и, ожидая хозяев, мерно жевала сено в тени, наспех сколоченного, навеса. Дни тянулись изнурительно однообразно. Горячие ветры иссушили души искателей, палящее солнце сделало лица грубыми. Месяцами парни возвращались домой пустыми, сетуя на лживых советчиков, из-за которых они выбрали эти бесперспективные земли. Опускались руки. И вот однажды кобыла сослепу забрела в глубокий кювет. Наскочив на огромный камень, телега скрипнула и застряла. Послышался хруст треснувшего колеса. Пытаясь его вызволить, парни взяли кирки и стали выдалбливать, препятствующий движению, предмет. Вытащив его наружу, поняли, что счастье, наконец, улыбнулось им. Старатели нашли самый большой самородок из чистого золота, который когда-либо встречался в Австралии. Условные размеры бесформенного сокровища составляли шестьдесят сантиметров в длину и тридцать – в ширину! Однако друзей тут же посетил ужас: самородок надо было безопасно вывезти в надежное место. В те далекие времена бесчинствовало много разбойников. Не стоит забывать, что Австралия была ссылкой для всякого рода преступников! Ограбление и убийство считались обычным делом. Джон с Ричардом жили в небольшом городке – Данолли, находившемся в пятнадцати километрах от места, где случилась поломка. Это расстояние надо было каким-то образом преодолеть. Тайно, под покровом ночи, старатели притащили ценный груз в дом Дисона – ближайшее безопасное место, где несколько дней, на заднем дворе, обжигали на огне, чтобы очистить от налипшего черного кварца. Теперь самородок был готов к любым банковским операциям. Но в отвалившемся кварце продолжало сверкать золото! Друзья разбили его в пух и прах, добыв еще полтора килограмма желтого металла. Теперь оставалось только поскорее избавиться от, угрожавшего жизни, рокового предмета. Решили, что, для безопасности, самородок поедет в банк под юбкой миссис Дисон, жены Джона. Наняли дилижанс, усадили в него даму, под ноги ей водрузили «мешок с картошкой», расправили на юбке оборки, – и в путь! Сами джентльмены, конечно же, примостились по обе стороны от нее! А, в спрятанных под одеждой кобурах, наготове держали оружие. Добрались, надо сказать, благополучно. Однако такое большое количество золота одним куском было слишком велико для банковских весов. Потеряв дар речи, клерки таращили глаза. Тогда конспираторам пришлось, используя тот же метод, нанести визит ещё и местному кузнецу, который разделил глыбу на три части. В результате этой сугубо «тайной» операции, о самородке узнал весь город. Но это уже ничем плохим не грозило. Золото было принято банком, который выплатил счастливым клиентам 9 563 фунтов стерлингов, что являлось эквивалентом средней заработной платы (из расчета 3000 долларов в месяц) за целых сорок два года! Деньги, разумеется, друзья сразу вложили в банк под огромные проценты. Масса «Желанного незнакомца» составляла семьдесят два килограмма чистого золота! В память об этом событии, в месте, где он был найден, возведен гранитный обелиск. По расценкам 2019 года, этот щедрый дар природы стоил бы около трех миллионов долларов.
              Экскурсовод шел дальше. Остановившись около четырех крупных самородков, он задумчиво сказал:
–   В городе Бендиго есть небольшой пустырь, поросший диким кустарником. Теперь там никто не ходит, разве что, забредет случайно. Когда-то в этом месте была знаменитая золотоносная шахта, в которой произошел взрыв, забравший жизни бригады молодых проходчиков. В память об этой трагедии, в глубине непролазного буша, лежат семь надгробных плит. Правда, имена погибших прочесть уже невозможно, их стерло неумолимое время. После случившегося, владелец прииска, через подземный ход, соединявший шахту с его виллой, вынес оттуда несколько больших самородков – последнее, что было добыто погибшими парнями. Вот, эти самородки лежат перед вами. Каждый из них, как видите, превышает сто унций. На современном языке – чуть больше трех килограммов.
           Посетители выставки неспешно двигались меж длинных стеллажей, где рядом с золотом, на табличках, дублировалась информация, данная гидом. Слушая множество захватывающих историй, группа, наконец, подошла к самородкам, найденным за последние десятилетия.
 –    Друзья, взгляните на этот корявый пенёк. Хотя, конечно же, это совсем не пенёк! Это огромный золотой самородок! Но так уж его обозвал некий водитель, которого угораздило выйти на свежий воздух покурить! Он остановился на обочине загруженной трассы с весьма активным движением. На этом неприглядном участке никто никогда не останавливался – здесь не было ни кафе, ни автозаправки. Не увидев вокруг себя ничего подходящего, где бы присесть, он подошел к запылённому придорожному пню, торчавшему из земли. Сидеть на нем было твердо и неудобно, человек от досады пнул его ногой. Нога разболелась, а пень оказался весом в девяносто семь килограммов!       
–    Слева от него, – гид указал на длинный сверкающий предмет, – представлен самородок «Рука Веры», заявивший о себе в 1980 году. То ли это имя женщины, то ли – порыв к Всевышнему, но добыт он был с помощью обыкновенного металлоискателя, что само по себе удивительно. Таким детектором обычно берут мелкие предметы – золотые крупицы, небольшие включения в кварце… А этот – весит двадцать семь килограммов шестьсот шестьдесят граммов! – Самый крупный экземпляр, добытый ручной техникой. Взят он был близ Кингауэра в штате Виктория. Дальнейшая судьба его довольно необычна: самородок выкупили американцы и увезли за океан. С тех пор, привлекая клиентов магическим блеском, он выставлен на показ в фойе одного из популярных казино Лас-Вегаса. А на нашей выставке вы видите его позолоченную копию.     
                Зная всю подноготную золотодобывающего, во многом тайного, бизнеса, гид несколько нахмурился и сказал, что теперь, к сожалению, крупные экземпляры не объявляют публично. Внутри «Золотого треугольника» по-прежнему находят удивительные вещи, однако пытаются это скрыть – переплавить, продать... Много уголовных дел ведется на эту тему. Официальные данные свидетельствуют, что в последнее время с одних только викторианских месторождений поднято более тысячи трёхсот крупных самородков, вес которых превышает пятьсот граммов. Четыреста из заявленных – весят в два раза больше! Реально можно предположить, что истинная цифра, мягко говоря, не совпадает с обнародованной. Сокрытие фактов, разумеется, наносит существенный вред престижу Австралии, хотя, после Китая, она по-прежнему держит второе место в мире по добыче драгоценного металла. 
–  Впрочем, как бы там ни было, – улыбнулся экскурсовод, – честные люди ещё не перевелись! И в сентябре 2018 года вблизи города Калгурли, в штате Западная Австралия, бурильщик по имени Генри Доул, вырыл вот эти два золотых самородка, – все взглянули на огромные бесформенные предметы. – Приятная новость, как и полагается, облетела весь мир! Один из экземпляров, массой восемьдесят девять килограммов, по подсчетам, содержит в себе шестьдесят три с половиной килограмма чистого золота! Стоимость его оценили в два миллиона долларов! Это самый крупный из недавно найденных самородков. Трое рабочих насилу извлекли его из земли. К тому же, после обнаружения этой глыбы, рядом с ней, была найдена и другая, весом под шестьдесят килограммов! Люди, присутствующие при транспортировке этих громадин, утверждали, что за долгие годы работы ничего подобного не видели! Однако повторюсь, это не является истиной в последней инстанции и говорить о «самом крупном самородке», по меньшей мере,  несерьёзно. Много чего находится под покровом тайны.    
                    Группа слушателей увеличивалась, гид продолжал знакомить с новыми интересными фактами, а народ всё не иссякал… Первый день работы экспозиции выдался весьма успешным, обещая неплохую прибыль. 
                                                                   ***
                    Гарри внимательно следил за происходящим в зале, делая пометки в маленьком ноутбуке. Вдруг к нему подошел посыльный из госдепартамента с просьбой выйти наружу. Перепоручив дела помощнику, бизнесмен последовал за ним. Как ни странно, посыльный оказался большим чиновником. Видимо, он пришел на выставку с тайной проверкой, чтобы лично составить мнение об истинных доходах Гарри. Чиновник был похож на бальзаковского Гобсека и одним этим уже вызывал к себе дурное чувство. «Вас нигде невозможно застать, – раздраженно сказал он, – а приглашения к нам вы игнорируете!» – и с тайным злорадством вручил Гарри пакет. Золотой магнат тут же вскрыл его. Среди нескольких надуманных жалоб от Партии зеленых, – все о вреде экологии, – был один очень серьезный документ, где в ультимативной форме требовалось срочно ликвидировать западный отвал действующего рудника, то есть, очистить площадь размером почти в три с половиной гектара! 
– Это превосходит всякое человеческое терпение! – возмутился Гарри, – сколько можно меня терроризировать? Давайте сядем и поговорим обстоятельно. Я ведь имею по данному вопросу отсрочку на три года, и вы это хорошо знаете, но все равно приходите и требуете немедленных действий! 
     Они отошли в сторону от шумной толпы, ища подходящего места для беседы. Увидев невдалеке тенистую скамью, направились к ней. 
                                                                      ***
                   Шло время, Ник всё сидел, не зная, что делать. В одночасье рухнули все планы. Было бы неплохо, думал он, возвратиться к родителям, которые жили в соседнем районе. Однако при таком ажиотаже доехать туда не представлялось возможным. Трассы превратились в сплошные заторы. Оставалось – искать ночлег в этом городе. «Любезный» Джеймс к себе не пригласил, хотя ранее договаривались об этом, а Том, который был местным, пребывал у нунгаров. Во всяком случае, так считал Ник. Он не знал, что друг его жив и здоров, и находится где-то совсем рядом. Перед глазами впечатлительного юноши то и дело всплывала священная пещера, где на мшистом каменном полу, без признаков жизни, лежало обнаженное тело Тома. Тусклый свет, льющийся откуда-то сверху, сизой дымкой колыхался над тлеющими снадобьями. Звенящее безмолвие царило в Вандималунге, повсюду чувствовался таинственный взгляд Яилармы. Память не отпускала события того дня, покоя не давал невиданный ливень с громыхающим небом, молнии, озаряющие пространство, и, несущийся сквозь стихию, потрепанный внедорожник. «Интересно, помог ли дождь Яиларме?» – думал Ник. Тяжелые мысли настолько захватили парня, что он не заметил, как подошли какие-то джентльмены и сели рядом. Но вскоре едкий дым сигары заставил его очнуться. Один из собеседников был крайне расстроен, постоянно курил и выкрикивал: «Это прямой грабеж»! Ник стал невольным свидетелем неприятного разговора.
–    Вот вы являетесь офисным служащим, – попыхивал сигарой куривший, – вы хоть представляете себе объем требуемых работ? Вы очень далеки от реалий! Вы никогда не видели отвал таких размеров, не понимаете, что это такое! Мне предстоит вывезти около двух миллионов кубометров породы! Считай, восемьдесят тысяч карьерных самосвалов! О-о-о… Это обойдется мне в сто миллионов долларов! Потрясающая сумма!
                  Юноша осознал, что слышит знакомый голос, спутать который никак не мог. Незаметно обернувшись, убедился, что не ошибся. Возмущался Гарри, тот самый благородный джентльмен, который, всего несколько часов назад, не стал поднимать шум и не отдал их с Джеймсом, вместе с краденным самородком, полисмену.
–   Но, простите, – возражал Гобсек, – дальше терпеть это безобразие никак невозможно! Ваш отвал мешает строительству новой трассы, я уж не говорю о том, что «Зеленые» абсолютно правы! 
–   Мешает трассе… Да вы умышленно прокладываете ее, задевая мой карьер! Его можно беспрепятственно обойти, но вы не хотите! У вас нездоровый интерес ко мне! Пять лет назад, по вашему же требованию, я разгреб отвал с восточной стороны. Он, видите ли, мешал созданию парковой зоны. Ну, и где она, эта парковая зона? Поиздержался я тогда весьма изрядно, но выходит – зря! 
           Чиновник хотел что-то возразить, однако Гарри перебил его:
–    Всё строите, всё улучшаете… В каком ничтожном направлении работают ваши мысли! Создаете проблему вокруг какого-то периферийного отвала! И в то же самое время госдепартамент скрывает тот факт, что в прошлом месяце горно-металлургическая кампания «Rio Tinto» взорвала священные пещеры аборигенов племени пууту кунти курама. Что вы на это скажете? А возраст их – 46 тысяч лет! Это же ледниковый период! Куда смотрели власти? Если бы эти пещеры и египетские пирамиды оказались в одном большом музее, то усыпальницы фараонов пришлось бы поместить в секцию «Современное искусство»! – Гарри рассмеялся, – а какой удар был нанесён коренному населению! Люди племени отчаянно защищали наследие предков. В пещерах уничтожены ценнейшие артефакты! – И что? – Да ничего! Никаких санкций не последовало! А меня за какую-то гору никчемных камней лишаете сна и покоя! Вот и получается, что действия ваши не поддаются никакой логике! Неграмотные аборигены куда больше радеют о государственных делах. Лучше бы вы на такие вопиющие безобразия обращали внимание, а не досаждали мне своей дурацкой трассой!             
                  Гобсек был сражен неслыханной дерзостью и поразительной информированностью бизнесмена. Он немало смутился, но, держа неприступную чиновничью маску, за долгие годы работы ставшую тавром, сказал:
–     Сенат Австралии заявил, что начато расследование всех обстоятельств, касающихся разрушения этих священных пещер.
–     В пустой след…  – вздохнул Гарри, – какая от этого польза? Наказание, если оно, конечно, будет, абсолютно несоизмеримо с безвозвратно утраченными историческими ценностями, – и, прищурившись, взглянул на чиновника:
–    А вам, уважаемый мистер, как вас? Впрочем, это неважно, я скажу вот что. В ближайшее время убрать отвал я никак не смогу. При всем своем желании. Я просто не располагаю ста миллионами долларов. Я очень много вложил в выставку. Так что, придется подождать.
–    Что ж, – Гобсек одарил Гарри уничтожающим взглядом, – я вас предупредил, теперь со спокойной совестью могу передать дело в суд.  
–    Как вам угодно, – отпарировал тот.
–    Имейте в виду, с судебными тяжбами дело обойдется еще дороже, – съязвил чиновник на прощанье и подумал: «Какая бесстрашная сволочь этот золотодобытчик! Надо бы его ещё оштрафовать на круглую сумму»!                  
                Теряясь в толпе, блюститель закона исчез. Гарри выглядел совсем разбитым. Он будто окаменел, только остаток сигары в уголке поникшего рта живился дымком. 
                 Ник смотрел на этого недосягаемого для себя человека и думал: неужели дела его в самом деле так плохи, неужели нельзя ничем помочь? Не хотелось в это верить! Ник с детства был удивительным ребенком. В своих забавах придумывал вещи, взрывающее разум! При этом, не только избегал родительских наказаний, но еще и мог убедить их в жестокости и неправоте! Отцу друзья часто говорили: «Надо же, какой умный малец у тебя растёт! Прямо вундеркинд!» Они, отчего-то, упускали, что мальчик, как ни как, был сыном доктора наук, который ревностно следил за его образованием. «Безжалостный» родитель не только давал отпрыску ценные знания, но и нагружал его мозг самыми каверзными головоломками, приучая мыслить. На первый взгляд Ник не производил серьезного впечатления – лицом был похож на ангельски красивую мать, но умом – в точности повторял отца. Сидя на одной лавке с прожженным бизнесменом, ему вдруг стали приходить в голову самые фантастические варианты решения услышанных проблем. Впрочем, как знать? Может, и не фантастические! Часто ведь, в каждодневной рутине, даже самые умные люди упускают из вида какие-то очень существенные моменты, лезут в дебри, усугубляя и без того сложную ситуацию. А она, на взгляд стороннего человека, ясна как божий день. Ник решился заговорить с Гарри. Повод нашелся сам собой.   
–   Простите, – обратился он к нему, – вы, случайно, не чувствуете запах дыма? Мне все время чудится запах дыма! Действительно что-то горит или мне кажется?  
                 Очнувшись от размышлений, Гарри тупо взглянул на, сидящего рядом, парня. «Откуда он здесь взялся»? – промелькнула мысль. Разговор с чиновником совсем выбил его из колеи. – Ба! Да это же тот самый юнец, который был с хромым проходимцем! – вспомнил он. Пожалев именно его, а не пожилого скрягу, он и отпустил их, решив, что не стоит молодому человеку портить жизнь. 
–     Запах, говоришь? Какой запах?
–     Ну… я все время слышу запах дыма! Он всюду меня преследует!
–     Это, наверное, на рынке жарят барана, оттуда и тянет, – небрежно буркнул Гарри и направился к павильону.
–     Погодите! – Ник преградил ему путь, – как бы вам сказать? – запинаясь, тараторил он, – понимаете, так уж вышло, я случайно был свидетелем вашего разговора… Я знаю, у вас большие неприятности… Нехорошо подслушивать… Но я не подслушивал! Просто вы громко кричали! А мне в это время пришла в голову неплохая мысль. По-моему, разоряющие вас обстоятельства можно значительно удешевить! И я вдруг подумал, что могу быть вам полезен.
                Гарри смерил Ника оценивающим взглядом и зашелся смехом. Даже слезы выступили! До полного «счастья» ему не хватало только тюрьмы или этого самонадеянного идиота с лицом Христа – спасителя!
–    Ну наглец, ну умора! – хохотал он. – Не искушай судьбу, парень, иди с Богом! Выбрался из одной беды, не лезь в другую! Ты же ровным счетом ничего не соображаешь, а еще пытаешься давать советы!
–    По-моему, – возразил Ник, – ситуация ваша и так уже хуже некуда! Я не смогу навредить еще больше! Отчего же вам не выслушать мою идею? К тому же, абсолютно бесплатную!
–    Откуда ты взялся на мою голову?! – Гарри зло посмотрел ему в глаза. – Сколько времени я угробил на дотошного чинушу! Он мне все мозги вынес! А тут – ты ещё со своими глупостями! Ты вообще нормальный или нет? Ты, случайно, не Наполеон Бонапарт? – выпалил Гарри и тут же осекся, подумав, что парень действительно может страдать шизофренией и, уже без раздражения, добавил: 
–   Извини, но мне давно пора быть в зале, руководить экспозицией, я больше не могу вести с тобой разговоры ни о чем. Прощай!
              В это время из павильона вышел Энтони, помощник Гарри. Его раздражал нестерпимый шум, доносившийся откуда-то сверху. Он поднял глаза. В небе, как никогда, было много вертолётов. Не успевал один скрыться из вида, как появлялся следующий. Увидев босса, стоящим с каким-то незнакомцем, он сделал ему знак рукой. Гарри поспешил навстречу, не переставая удивляться, до чего потрясающий дурак этот парень!   
–    Я знаю выход! – Услышал он за спиной тихий голос Ника.
–    Знаешь, знаешь… Тебе ли не знать? – тяжело вздохнул бизнесмен и зашел в павильон. 
               Ник возвратился на лавку. «И правда, зачем я лезу не в свое дело? – оскорбился он, – пускай выкручивается как хочет!» 
–   С кем это ты говорил? – поинтересовался Энтони.
–   Да вот, дурачок тут один нашелся! Предлагает выход из моего пикового положения! 
–   И что? Стоящее предлагает?
–   Ну вот! И ты – туда же! Не хочу я слушать всякий бред! 
–   А я бы на твоем месте послушал. Вдруг он наведет на какие-нибудь неординарные мысли? Мало ли что? Всяко бывает.
–   Ты это – серьезно?
–   Вполне! – улыбнулся помощник, – подумай сам, ты ведь ничего не теряешь. Кстати, кто такой этот парень?
–   А черт его знает! Сегодня пытался впарить мне краденный самородок.
–   Значит, можно предположить, – аферист.
–   Говорю же: не знаю! Раньше я его никогда не видел. Да и не похож он на афериста! Ладно, давай вернемся, послушаем дурака. Давно я так не смеялся!
–   А ты не чувствуешь какой-то странный запах? – спросил Энтони, – что-то стало тяжело дышать! 
–   Вы что, с ума все посходили? – возмутился Гарри, – одному ненормальному чудится дым, другому – запах… Не видишь, что ли? Я курю!                                                             
                                                                            
                                                                    ***
               От усталости Ник лег на скамью. В кармане – ни шиша! Комфортный ночлег не предвиделся. Может статься, и спать придется на этой лавке! Хотелось есть. Впервые в жизни он производил впечатление бомжа: волосы слиплись, рубашка была измятой, об обуви и говорить не приходится! «Видел бы меня папа»! – подумал нерадивый сын. Когда ему вздумалось заниматься золотоисканием, они сильно поругались. Отец считал, что надо поступать в университет, а не таскаться с металлоискателем по диким прериям. Нику же хотелось испытать себя на этом тяжелом поприще, хотелось романтики и острых ощущений. Так, со скандалом, они и расстались.  
               Раздумья прервал насмешливый голос Гарри:
–   Ну, самонадеянный балбес, давай, излагай свою идею! 
      Ник вскочил, искоса поглядывая на подошедших джентльменов.
–  Чего молчишь? Идеи кончились?
         «Как тяжело разговаривать с серьезными людьми!» – подумал Ник. Он опустился на лавку и сказал:
–   Идея, в общем-то, простая. Видите, какой жуткий ажиотаж производит золото?! В павильон – нескончаемая очередь. Все обезумели, лезут, толкаются! А почему? – Всего-то – посмотреть на него, разок взглянуть! А что будет, если появится возможность бесплатно его приобрести или, скажем, приобрести, не особо стараясь? 
Гарри остолбенел.
–   Ты, что, предлагаешь мне раздать его, что ли? – он возмущенно поднял брови, – впрочем, я так и знал, что разговор с тобой будет идиотским!
–   Нет, не раздать, – помолчав, сказал Ник, – есть вариант куда умнее. Правда, для его реализации нужен золотой песок… Эдак, миллионов на пять-шесть… У вас есть золотой песок? 
–   Причем тут золотой песок? Что ты городишь, парень?
–    И все-таки, песок у вас есть?
–    Ну, есть. И что?
–    Вот и хорошо. А идея такая. Вы сейчас, немедленно, даете по штату объявление, что отвал, предназначенный к уничтожению, еще содержит какой-то процент золота, которое можно извлечь гидравлическим способом. А у вас – карьер, соответствующего оборудования нет, словом, мытьём вы не занимаетесь. Сообщите также, что желающим вывезти несколько тонн породы, вы отдадите всё найденное бесплатно. Я гарантирую, что понаедут парни со своей техникой и за милую душу разгребут ваш злосчастный отвал! Еще кому-то и не хватит! Разумеется, перед этим, тайно, поверхность насыпи надо обогатить золотом, неглубоко... Зарыть, обсыпать, -- ну, это уж вы лучше меня знаете… Вот, по сути, и вся моя идея. 
                   В продолжение разговора Энтони не сводил глаз с Ника. Тот не обращал на него никакого внимания. Обратил внимание Гарри, отчего-то, пригрозив помощнику увольнением.
–   Да, хитроумный план, ничего не скажешь! Я потрясен. Только, если не сработает твоя идея и я разорюсь окончательно?! Как быть тогда? Ты, что ли, возместишь мне убытки? – То-то! Очень рискованно всё это. Вряд ли мне подходит такой вариант.
–   Ну, как хотите, – сказал Ник, больше мне предложить нечего. Хотя, для большей достоверности, я бы еще позволил частным лицам мыть золото вручную, в лотках. Так, где-нибудь, с края отвала. Они-то уж точно, всего за один день, найдут золотые крупицы и разнесут об этом молву! Вы ведь знаете, какое психологическое воздействие производит реклама, особенно такая неназойливая, которую создадут они. А потом – всё пойдет само собой. 
               Гарри стало неловко от того, что он считал парня придурком, даже шизофреником, а в уме этому джентльмену никак не откажешь! Обманула ослепительная молодость, неуместная в таких делах!
–   Как твое имя, мыслитель? – впервые доброжелательно обратился он к юноше. 
–   Николас. Ник Офштейн.
Гарри улыбнулся:
–   Почти Эйнштейн! Будем считать, что ты – его новое воплощение.
Парень засмеялся, а Энтони продолжал пожирать его глазами.
–   Не уходи далеко, – сказал Гарри, протягивая Нику визитную карточку, – сам понимаешь, мне надо работать! А я тут занимаюсь… черт-те чем! Я подумаю над всем этим, взвешу… А после закрытия выставки, встретимся здесь же. Идёт? Ты и вправду мне пригодишься! На свете мало таких самородков! 
                     Джентльмены стали удаляться. Энтони продолжал оглядываться на молодого человека, повторяя:
–    Боже! Как он сложен! Гарри, ты видел? Я с ума схожу!
–    Какая же ты скотина! – замахнулся на него босс, – не смей совращать юнца! Не то – удушу собственными руками!

Комментарии 1

cjmina valentina от 16 сентября 2020 19:50
Супер! Жду продолжения.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.