Возвращение амулета(Очень околонаучная фантастика)

Возвращение амулета
(Очень околонаучная фантастика)


- Узнал меня, Рафаил? – произнёс очень знакомый голос, - Я, как и ты, тоже этому рад. Давно не виделись. Но это по вашим, земным, меркам. Ведь, прошло всего лишь каких-то двадцать пять лет после нашей последней встречи. И тоже ночью, и тоже во сне. Не так ли, профессор?
- Господи, - произнёс поражённый профессор, - да как такое можно забыть? Тем более что этот сон имеет тенденцию повторяться, и почему-то обязательно под Новый Год. Твои проделки, уважаемый Господь?
- Честное слово, я тут не причём, - поспешил откреститься божий голос, - Это всё работа твоего подсознания, и это факт, клянусь собственным здоровьем!
- Звучит как-то нелепо, - засомневался профессор в искренности слов собеседника, - что может случиться с твоим здоровьем, Боже, если клятву не сдержишь? Заболеешь или умрёшь? Согласись, это тавтология.
- Конечно, ты прав, сын мой, и это меня радует. Поймал меня на неточности. Поэтому скажу просто, клянусь. Это для того, чтобы быстрее до тебя дошло. Понятно?
- Понятно, - облегчённо произнёс профессор, - а то я начал уже было беспокоиться, что сон становится навязчивым.
- И совершенно зря, Рафаил Сульфатирович, - поспешил заверить голос, - подобные сны теперь не причинят тебе беспокойства.
- Тогда, осмелюсь спросить, - профессор решил поставить все точки над «и», - какова цель сегодняшнего визита в мой сон, уважаемый Господь?
- Сын мой, - загадочно произнёс невидимый голос, - настало время вернуть тебе мой талисман. Понятное дело, что на некоторое время.
- Зачем? - удивился во сне профессор, - Я не согласен! Прости, но я не хочу, чтобы потом появились новые шрамы.
- Нет у тебя никаких шрамов, сын мой, - успокаивающе произнёс голос, - и не будет. Ни старых, ни новых. Таково моё слово. Утром всё сам увидишь. Желаю тебе крепкого и спокойного сна. Аминь.
Утром, проснувшись, профессор привычно прошёл в ванную, принял бодрящий душ, растёрся, до лёгкого порозовения кожи, вафельным полотенцем и традиционно взглянул в зеркало. В глаза бросилось некое изменение в области грудины. Там не было привычного следа от давнего ожога непонятного происхождения, а на шее, на тонкой рыбацкой леске, покачивался знакомый амулет с изображением маленькой фигурки не то бога плодородия, не то космонавта в скафандре.
Вспомнив весь сон, до мельчайших подробностей, Рафаил Сульфатирович обессилено присел на крышку унитаза. Сердце учащённо забилось. Пытаясь успокоиться, профессор, по изучению паранормальных явлений, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Постепенно пульс пришёл в норму, и к Рафаилу вернулась возможность здраво осмыслить происшедшее.
- Что же это такое, получается? – рассуждал профессор, - Сон-то, оказывается не простой, а со смыслом. И смысл, явно, глубокий. Зачем он вернул этот амулет? Да ещё сказал, что на время? Что ему надо от меня, на этот раз? И зачем я только подобрал эту фигурку тогда, на раскопках археологических? А с другой стороны, если бы не подобная фигурка, сколько бы я сделал открытий за всё это время? Вот, именно, считай, что нисколько. Ладно, - Рафаил Сульфатирович нервно побарабанил пальцами по фаянсовой крышке унитаза, на что прибор тут же выдал на дисплее рекомендацию повторить анализ мочи на сахар, - Тьфу, ты! – рассердился сам на себя профессор, - Ещё этот прибор со своими советами! Так можно далеко зайти. Пора на работу. По дороге что-нибудь дельное да придёт в голову. Видимо, без помощи Майкла, старшего научного сотрудника, на этот раз не обойтись. Н-да-с-с-с, пожалуй, так и сделаем.
Быстро одевшись и выйдя на улицу, Рафаил вспомнил, что забыл позавтракать, и решил перекусить в ближайшем по пути кафе.
- Доброе утро, профессор, - поприветствовал раннего посетителя сам хозяин кафе, дородный седовласый армянин, - Какой редкий гость! Как всегда? Кофе с эклерами?
- Доброе утро, Ираклий! – ответил старому знакомому профессор, - Как дети? Как внуки? Как супруга? Как бизнес? Надеюсь, всё в порядке? Мне, как всегда, большую чашку кофе и десяток эклеров со сливками.
- Спасибо, всё в порядке, все здоровы, - традиционно ответил Ираклий на традиционный вопрос профессора, потом улыбнулся и, хмыкнув, шутливо спросил, - Хм, а не слипнется, Рафаил?
- Шутишь, друг?- рассмеялся в ответ профессор, - Да таких эклеров, что делают в твоём кафе, я бы съел, не знаю сколько!
- Спасибо, дорогой, очень приятно слышать такой отзыв. Ну, а всё-таки, - Ираклий наклонился ближе к уху профессора, - Домработница что-ли, заболела? На работу не вышла? Ты же у нас редкий гость, вот и спрашиваю. Извини за такое любопытство.
- Да ничего, Ираклий, - ухмыльнулся профессор, прихлёбывая кофе из пол-литровой кружки и уминая третий по счёту эклер, - всё куда банальнее. Клара Кирилловна с сегодняшнего дня в отпуске. Поехала на Курилы, проведать дочку с мужем, заодно и внука понянчить. Недельки через две обещала вернуться.
- Ну, это дело святое, - глубокомысленно изрёк хозяин кафе, - Дети, внуки…, да-а-а. А как на работе? Как твой «параненормальный» отдел?
- Ой, не смеши меня, Ираклий! Да всё отлично, просто, замечательно, чёрт возьми! Спасибо, всё очень вкусно! Сколько с меня, Ираклий?
- Обижаешь, дорогой. Как другу, завтрак за счёт заведения. Даже и не думай возражать, ты меня понял?
- Понял, Ираклий, - вздохнул профессор, - Спасибо, конечно. Только у меня маленький вопрос. У тебя же друзей полгорода, ты же можешь, ведь, с таким подходом и обанкротиться? Не так ли?
- Э-э-э, нет…, - довольно проговорил хозяин кафе, - никогда! Именно потому, что друзей много. Ты, Рафаил, заходи, когда захочешь кофе попить или так заходи, просто с друзьями посидеть. А за свою работу ты не беспокойся. Всё будет хорошо, это я тебе говорю, Ираклий Саркисян.
Распрощавшись с гостеприимным хозяином кафе, Рафаил Сульфатирович, в прекрасном расположении духа, за десять минут активной ходьбы прибыл в свой рабочий кабинет, где его с нетерпением поджидал старший научный сотрудник Майкл Карпухин.
- Ну, наконец-то, - облегчённо произнёс старший научный сотрудник, - Едва вас дождался, профессор.
- А что такого ужасного произошло, Майкл? – удивился профессор, - Нас лишили лицензии, повысили арендную плату или прекратили финансирование?
- Тьфу-тьфу-тьфу, - трижды сплюнул через левое плечо суеверный Карпухин, - Слава Богу, нет. Из центрального офиса срочно запросили квартальные отчёты за три года. И чтобы отправили сегодня, к двенадцати ноль-ноль.
- Так в чём дело, помощник? – удивился вновь Рафаил Сульфатирович, - Разучился пользоваться электронной почтой? Чего ждём?
- Без вашей подписи отчёт не принимают, Рафаил Сульфатирович, - произнёс Майкл извиняющимся голосом, протягивая профессору раскрытый планшет.
- Беда с этими бюрократами, - возмутился профессор, ставя на планшетном тексте шифр своей подписи, - Это всё, Майкл? Мне работать над новыми проектами надо, ты не забыл?
- Не забыл, но…, - научный сотрудник несколько замялся, - Тут, это…, ещё одна новость, шеф.
- Господи, Майкл, опять мямлишь! – Рафаил Сульфатирович сердито нахмурил брови, - Говори же, ну!
- Из министерства пришло сообщение, - начал бодро рапортовать Карпухин, - к нам на стажировку едет молодой учёный. Сроком на три года. Должен прибыть сегодня утром. Вот, теперь всё.
- Новый учёный, - задумчиво произнёс профессор, - это очень даже хорошо. Значит, будут свежие интересные идеи. С жильём как? Выяснил?
- Ищем варианты, шеф, - чётко, почти по-военному, ответил Майкл, - только не совсем уверен, что стажёр будет доволен.
- Это ещё почему, вдруг? – удивился Рафаил Сульфатирович, - Я, в молодости, помню, так, вообще, в туристической палатке жил. Эх, романтика была…, - и профессор мечтательно закатил глаза.
- Согласен, шеф, что романтика, - спокойно произнёс Майкл, - Только ей это может не понравиться.
- Кому, ей? – не понял профессор.
- Стажёру, я же говорил, - и Майкл посмотрел на шефа самым невинным взглядом.
- Ага, общими усилиями выяснили, что стажёр, оказывается, женщина?! – Рафаил Сульфатирович в отчаянии всплеснул руками, - Вот же, дал Бог помощничка! Карпухин, твою дивизию, – голос профессора не сулил ничего хорошего, - отвечай! Ты в армии служил?
- Никак нет, - пролепетал бедный Карпухин, - по состоянию здоровья.
- Оно и видно, - уже спокойнее проговорил шеф, - теперь нам остаётся только ждать и уповать на милость её величества стажёрки. Во сколько она должна приехать?
- В десять часов утра, Рафаил Сульфатирович, - ответил Майкл, вытирая со лба липкую испарину.
- Значит, через пять минут, - профессор ещё раз посмотрел на часы. В это время в дверь негромко постучали.
- Да, да! Входите, не заперто! - привычно ответил шеф и уставился на вошедшего посетителя, точнее, посетительницу.
Стройная, изящная девушка, с короткой модной стрижкой и в скромном платьице «от Виктории Валери», приветственно улыбнулась присутствующим, прикрыла за собой дверь и произнесла чарующим голоском, - Здравствуйте! Всем доброго утра. Разрешите представиться, Мария Павловна Земскова, кандидат паранормальных наук. Прибыла в ваш отдел приказом министерства, для стажировки и углублённого изучения паранормальных явлений. Документы мои на столе у электронного секретаря, проходят процедуру проверки подлинности.
- Да-да-да! А мы вас ждали. Здравствуйте, Мария Павловна, - профессор вышел из-за стола на встречу девушки. Обойдя стол, протянул ей свою ладонь для рукопожатия, одновременно другой рукой ставя на место отвисшую челюсть своего помощника.
- Проходите, вот сюда, пожалуйста. Присаживайтесь, - продолжал суетиться Рафаил Сульфатирович, - Майкл, подай даме стул и не стой столбом. Знакомьтесь, это Майкл. Мой помощник и одновременно старший научный сотрудник. Да, и простите старика за нескромный вопрос, как вы определились с жильём? Муж и дети будут довольны? Если нет, мы можем предложить несколько вариантов.
- Ой-ой, господа…, - девушка невольно рассмеялась неуклюжей попытки профессора разузнать её семейное положение, - Не стоит так беспокоиться. Квартира мне не нужна, так как я буду проживать у своей родной тёти. А что касается мужа и детей, то кто будет интересоваться их мнением? Тем более что они у меня…, - на этом месте собеседница сделала театральную паузу и чуть не рассмеялась вновь, глядя на напряжённые мужские лица, - …что они у меня просто напросто отсутствуют. Я ещё не замужем, - и вновь весело рассмеялась комической ситуации.
- Вы, простите нас, Мария Павловна, так неловко получилось. Наш коллектив сугубо мужской, сами понимаете. Отсюда возможны некоторые несуразности. Но мы обещаем, не повторять подобных ошибок. А пока, уважаемая Мария Павловна, - Рафаил Сульфатирович открыл крышку письменного стола, - вот вам ручка, вот листок настоящей бумаги. Пишите заявление на моё имя, для приёма вас на стажировку. Кстати, насколько вы к нам?
- Кстати, в приказе срок указан, - ответила девушка, - или вы не заметили? Да, и зовите меня просто, Мария. Можно, Маша. Я так и не привыкла к разным всяким подобным официозам.
- Спасибо, Мария, - облегчённо вздохнул профессор по изучению паранормальных явлений, и пробормотал себе под нос, - Слава Богу, одним паранормальным явлением меньше будет.
- Вы, что-то сказали, профессор? – невольно насторожилась девушка.
- Нет-нет, Мария. Это я о своём, возрастном. Написали? Отлично. Майкл, прими у стажёра заявление, зарегистрируй и пулей в отдел кадров. Да и скажи им, чтобы не волынились, иначе я им…, ух!
- Яволь, герр профессор! – неожиданно, для самого себя, по-немецки ответил старший научный сотрудник и, неуклюже развернувшись, сорвался с места, как застоявшийся скаковой конь.
- Я могу идти? - вежливо спросила Мария, наклонившись ближе к профессору.
- Да, конечно, - ответил профессор, непроизвольно скосив глаза на глубокий вырез девичьего платья, - только один вопрос, Мария.
- Я вся во внимании.
- Как зовут вашу тетю и где она живёт? Это на случай, нужен ли вам будет служебный автомобиль или нет?
- Тётю зовут Клара Кирилловна. Живёт через два квартала отсюда, а служебному авто, я предпочитаю спортивный велосипед. Место на парковке занимает мало, а скорость такая же, да и для здоровья полезно, - вырез на платье девушки предательски увеличился и ошеломлённый Рафаил Сульфатирович увидел на её груди небольшой кулончик, очень похожий на такой же амулет, как и у него, только на золотой цепочке.
В это время в кабинет зашёл запыхавшийся Карпухин, - Уф, еле успел. Мария, ваше дело в отделе кадров оформлено и сдано на хранение. С сегодняшнего дня начинается ваш первый рабочий день в нашем НИИ. Примите наши искрение поздравления.
- Спасибо, Майкл. Спасибо, Рафаил Сульфатирович, - поблагодарила Мария, - Значит, договорились, завтра выхожу на работу, к восьми ноль-ноль.
- К девяти! – хором поправили мужчины.
- Спасибо, поняла. До завтра, к девяти, - и Мария, на прощание, послала мужчинам воздушный поцелуй.
- Уф-ф-ф…, - перевёл дыхание Майкл, - думал, что этот день никогда не закончится. Ушла, слава Богу.
- Если ты про стажёра, то она завтра выйдет на работу, - и профессор тяжко вздохнул, - Ума не приложу, чем её занять? Все сотрудники в командировках, самый разгар сезона.
- А зачем думать, профессор? – улыбнулся Майкл, - Давайте её, для начала, в наш архив отправим. Так сказать, для ознакомления специфики нашего отдела. По-моему, дельное предложение.
- Вот и займись с этой девицей, - хмуро ответил профессор, - поводи по архивным коридорам, ознакомь с картотекой. Только меня не беспокойте, хорошо?
- Ого, - удивился Карпухин, - а что стряслось, Рафаил Сульфатирович? То-то я вижу, что вы сегодня, словно, не в своей тарелке.
- А вот что, - профессор расстегнул несколько пуговиц на своей рубашке и продемонстрировал изумлённому сотруднику когда-то исчезнувший амулет на рыбацкой леске, - Узнаёшь? Несколько лет назад я тебе про него рассказывал. Теперь, вот, он вновь появился, через двадцать пять лет.
- Да, помню, - Майкл внимательно рассмотрел амулет, - Минуточку, а где след на груди от ожога? Вы его называли, помнится, «метка Бога».
- Исчез, - удручённо ответил профессор, - этой же ночью. Прямо во сне. Он исчез, зато появился амулет, - и Рафаил Сульфатирович подробно рассказал Майклу про свой странный сон, - Я, конечно, понимаю, что это звучит, как бред больного шизофренией, но это именно так во сне и было, клянусь. Вот тебе и паранормальные проявления, и что с этим делать, даже не знаю.
- Да-а-а…, - проговорил задумчиво Майкл, - раз он не сказал, для чего ему это надо, значит, скажет позже. Вот, только когда?
- Я подумал и вот что решил, - в глазах профессора загорелся огонёк исследователя, - а что, если привлечём к этому делу нашего стажёра?
- Машку? – удивился Майкл, - Эту девчонку? Зачем? Она даже специфики местной не знает.
- А мне, кажется, что знает.
- Но откуда она может знать, вообще-то?
- Как раз вот отсюда, - и профессор пальцем показал на область груди, - утром, под её декольте, мелькнул медальон на золотой цепочке. Точь в точь, как этот амулет. Тебе разве не будет интересно узнать, откуда он у неё взялся?
- Согласен, - решился Карпухин, - но только по закону и в рамках приличий.
- Да кто бы сомневался?! – эмоционально всплеснул руками Рафаил Сульфатирович, - По-другому же, просто, нельзя. Я ей слово дал.
- Понятно, шеф, - Майкл озабоченно помассировал кожу на своём, начинающем лысеть, темечке, - А, вот, интересно, Рафаил Сульфатирович, вы не замечали за ней какие-нибудь странности? Например, её ответы на ваши вопросы?
- О чём ты, Майкл? Конечно же, нет, - и профессор, в глубокой задумчивости, стал постукивать ногтём большого пальца по передним зубам (была у шефа такая вредная привычка, ещё с детства), - Хотя…, странность одна была. Её родную тётю зовут, как и мою домработницу, Клара Кирилловна. Но это простое совпадение, так как моя домработница, в настоящее время находится в отпуске, на Курилах.
- Может и совпадение, - согласно кивнул Карпухин, - Я ознакомился в отделе кадров с биографией Марии Павловны, так там написано, что ей тридцать лет, родилась в одном рыбацком посёлке, как раз на этих самых Курилах.
- Да причём тут это?! – неожиданно повысил голос профессор, - Человек может родиться где угодно. Хоть на Марсе, хоть на Курилах. Тебе что, старший научный сотрудник, заняться нечем? Марш, сейчас же, в свой кабинет и чтобы я тебя до конца рабочего дня не видел! Понятно?
- Понятно…, извините, профессор, - обиделся Карпухин и, с удивлённо-недоумённым выражением лица, стремительно покинул кабинет своего сердитого шефа, а на прощанье, даже, хлопнул дверью, но не сильно.
***
Эту ночь Рафаил Сульфатирович долго не мог уснуть. Ворочаясь с боку на бок, он всё прокручивал в голове события прошедшего дня. Особенно навязчиво преследовали последние слова Майкла, о рыбацком посёлке на Курилах. Заснул профессор далеко за полночь неспокойным сном. Сон был сумбурным. То в нём появлялась танцующая вокруг шеста в эротическом костюме, полуобнажённая Мария Павловна, посылающая всем воздушные поцелуи, то сердитые тётки из бухгалтерии, отчитывающие профессора за перерасход бюджетного лимита, то, грозящий кулаком, Карпухин. Потом раздался знакомый голос невидимого собеседника, говорящий, что так будет лучше для всех, если профессор женится на красавице Марии.
В этом месте Рафаил проснулся, с учащённым сердцебиением и в холодном поту. Яркое утреннее солнце весело и игриво пробивалось сквозь лёгкие, цвета морской волны, оконные шторы.
- Слава Богу, - облегчённо подумал Рафаил Сульфатирович, - что это был всего лишь дурной сон. Приснится же такое, просто кошмар! А, ведь, действительно, я вчера вёл себя неподобающим образом. Надо будет извиниться перед бедным Карпухиным. Ах, да! Ещё с этой мадам, Марией Павловной, не забыть побеседовать. О-хо-хо…, - по-стариковски протяжно вздохнул профессор, вставая с постели.
Быстро сделав комплекс упражнений утренней гимнастики, приняв бодрящий душ, Рафаил, в прекрасном расположении духа, отправился завтракать в кафе, к давнему другу Ираклию.
- Вах, - обрадовано произнёс Ираклий, - кого я вижу! С добрым утром, профессор. Как всегда, сто эклеров и ведро кофе?
- Приветствую, Ираклий, - улыбнулся шутке друга профессор, - Нет, я сегодня решил нарушить традицию. Лучше закажу пиалу зелёного чая и большой кусок фруктового пирога.
- Отличный выбор, - Ираклий сделал незаметный знак официантке, - через пять минут всё будет. Пока готовится заказ, можно узнать, чем вызвано такое изменение в твоей диете? Ты, не очень торопишься?
- Нет-нет, - Рафаил взглянул на висящие в зале большие электронные часы, - до начала моего рабочего дня ещё целый час.
- Тогда, рассказывай, - и хозяин кафе скрестил свои могучие руки борца тяжеловеса на, не менее могучем, животе, - а то я смотрю, ты какой-то задумчивый, вид не выспавшийся.
- Да принял вчера на работу стажёром одну девушку. Так вот….
- Она очень красивая? - перебил, не особо церемонясь, Ираклий.
- Очень…, - в глубокой задумчивости прошептал Рафаил, но быстро спохватился, - Гм! О чём ты? Это к делу не относится, да-с.
- Ай, дорогой, - всплеснул руками Ираклий, - конечно же, не относится! Я просто спросил, из любопытства. И вообще, какие девушки в нашем-то возрасте? На пятом десятке-то?
- Действительно, сорок пять, это, ведь, пятый десяток? - ужаснулся Рафаил и в отчаянии взялся за голову, - Боже, как время-то летит стремительно. Ведь, и не жил-то по-человечески. Всё эта работа, работа…, так и вся жизнь пройдёт незаметно. И ни семьи, ни детей. Почему так, Ираклий?
- А вот, так отчаиваться не надо! – сурово ответил Ираклий, - Ты, Рафаил, главное, не раскисай. Верь, ты ещё встретишь свою женщину. Может, даже сегодня. Это тебе говорю я, Ираклий! О, а вот и твой заказ готов. Ну, не буду мешать, приятного аппетита, - и, многозначительно подмигнув, хозяин кафе солидно удалился в таинственные глубины своего заведения.
Рабочий день начался, на удивление, очень буднично. Мария Павловна пришла без опозданий, ровно в девять часов. Следом вбежал запыхавшийся Карпухин, вытирая носовым платком вспотевшее лицо.
- Извините, шеф, - торопливо бросил на ходу Майкл, - опять эти проклятые пробки на дорогах! Доброе утро всем! – и тут же скрылся в своём кабинете.
- Что это с ним? – удивился профессор, - Влетел, словно за ним собаки гнались, - и обратился к стоявшему возле стены роботу-секретарю, - Голубчик, через пять минут всех сотрудников отдела в мой кабинет на оперативку.
- Будет исполнено, шеф, - ответил компьютерный терминал, весь засветившийся розовым сиянием, такова была реакция интеллектуального «железа» на профессорское слово «голубчик».
Ровно через пять минут все собрались в кабинете шефа.
- Итак, уважаемые дамы и господа, - начал высокопарно Рафаил Сульфатирович, но, не выдержав такого стиля разговора, махнул рукой и продолжил как обычно, - Ребята, прежде всего я бы хотел принести свои извинения за моё вчерашнее, как я считаю, не совсем корректное поведение. Теперь, о главном. Сегодня у нашего стажёра, Земсковой Марии Павловны, первый рабочий день. Традиционно он начинается с ознакомления с нашим архивом, и поможет ей в этом старший научный сотрудник Карпухин. Приступай, Майкл.
- Слушаюсь, шеф, - Майкл привстал со стула и подал руку девушке, - Прошу следовать за мной, Мария Павловна.
- Можно просто, Маша, - ответила, мило улыбнувшись, Земскова.
- Одну минуточку, - словно что-то вспомнив, вмешался профессор, - Маша, вас попрошу чуть задержаться. Майкл, а ты пока поищи ключи от архивного коридора. Вопросы есть?
- Никак нет, шеф. Пошёл за ключами…, - Майкл понимающе кивнул и, как бы случайно, неплотно прикрыл за собой дверь.
- Маша, - Рафаил Сульфатирович толком и не знал с чего начать разговор, - тут такое дело…, может быть, всё вам покажется странным, но не забывайте, что наш отдел называют, порой, «пара ненормальных», в шутку, конечно. Правда, не знаю, как теперь его будут называть наши шутники? Так вот, - профессор заговорщицки огляделся и продолжил, - как вы отдохнули на новом месте?
- Ужасно, - девушка капризно скривила губки, - такое ощущение, словно всю ночь протанцевала в ночном клубе. Все мышцы болят, да и толком не выспалась. Наверное, после долгой дороги. Такое бывает, особенно, когда почти всю страну пересекаешь.
Да-да, - согласно поддакнул Рафаил Сульфатирович, - аналогичная ситуация и у меня бывает, и тоже после длительных перелётов. Но меня, честно говоря, интересует не это, - на этом месте шеф встал и на цыпочках подошёл к двери, резко её приоткрыл, выглянул в приёмную. Там никого не было.
- Меня больше интересует нечто другое, - продолжил профессор, возвращаясь на прежнее место, - а именно, ваш кулон. Правильнее сказать, его происхождение.
- Зачем вам это? – удивилась Мария Павловна, - У вас что? Маниакальная страсть ко всяким женским украшениям?
- Хорошо, - спокойно ответил Рафаил Сульфатирович, - чтобы вам было понятнее, сделаем так, - и достал из-за ворота белоснежной рубашки свой амулет на рыбацкой леске, - Это о чём-то вам говорит, Маша? Видите, он точно такой же, как и у вас.
- Но у меня он на золотой цепочке, - Мария машинально прикрыла это место ладонью.
- Маша, - настойчиво попросил шеф, - прошу показать, для сравнения. Потом объясню, почему это так важно.
- Ну, пожалуйста, - ответила удивлённая Маша, расстёгивая цепочку и снимая с шеи свой кулон, - по крайней мере, всё это как-то странно. Вам не кажется?
- Угу, - ответил профессор, внимательно разглядывая два одинаковых образца, - может, кажется, а может, и нет. Расскажете, как он у вас появился? В ответ обещаю рассказать захватывающую историю своего амулета.
- Да ничего необычного, - ответила Маша, - давным-давно моя мать купила этот оберег у местного шамана на рынке. Якобы, он защищает от болезней и от злых духов. Потом подарила мне, на день совершеннолетия. Вот и всё что я знаю.
- Понятно, Мария, - разочарованно проговорил Рафаил Сульфатирович, - а теперь скажи, вот за всё это время, пока он находился в вашей семье, никто из родных не болел?
- Ну что вы, конечно же, нет, - ответила удивлённая Мария, - никто-никто, никогда! Ни разу! Честное слово!
- Хорошо, Маша, - снисходительно улыбнулся шеф, возвращая девушке кулон, - носи эту вещь, только поменяй золотую цепочку на простую леску, и вот почему…, - Рафаил Сульфатирович начал рассказывать историю своего амулета….
- …Вот и всё, собственно. И не пугайся, Машенька, со мной всё в порядке, и это не моя фантазия. Это было со мной, во время того удивительного и захватывающего сна. И я до сих пор не могу найти доказательную базу, чтобы реально всё это как-то объяснить. Но амулет был, потом исчез, после словесного контакта с невидимым собеседником, оставив едва заметный след в области грудины, словно после ожога. Потому и боюсь, как бы и с тобой подобная вещь не случилась. Ведь, мне этого очень не хотелось бы. Вот так вот, уважаемая Мария Павловна, - закончил профессор своё повествование.
- Однако, - задумалась Мария Павловна, - какое увлекательное путешествие было по всей вселенной, и этот божок. Так что же это получается, это был сам Всевышний Разум? Или как его там, по определению? И получается, что он недавно, вновь являлся? Значит, жди ещё одного визита, шеф.
- Ты, в этом уверена, Машенька? – спросил, совсем потеряв голову, Рафаил Сульфатирович.
- Уверена, - твёрдо ответила девушка, - как и то, что мы, оказывается, давно перешли на «ты».
- Да? – растерянно удивился профессор, - А я, как-то, и не заметил…. Господи, неужели сбылось предсказание Ираклия?
- Какое предсказание? Какой Ираклий? – Мария Павловна была, явно, заинтригована.
- Так это мой друг, зовут Ираклием. И он директор очень приличного кафе! Кстати, Машенька, приглашаю сегодня вечером отужинать, именно в этом кафе. Тебе понравится.
- Хм, - слегка улыбнулась Маша, - я подумаю. Во всяком случае, спасибо.
В это время в дверь постучали, и улыбающийся Майкл потряс связкой ключей, - Вот, еле нашёл у нашего кладовщика. Теперь, можем идти работать. Можно, шеф?
- Можно, - улыбнулся ответно профессор, - идите, идите. Я вас не задерживаю.
***
Прошло несколько дней. Маша и Рафаил по-настоящему сдружились. Оказывается, у них обнаружилось столько много общих интересов, что Ираклий только радовался, слушая бесконечные восхищения моложавого профессора своей стажёркой. Пока, в одно прекрасное утро, не задал другу прямой вопрос, - Послушай, Рафаил, я понял, что она у тебя, действительно, расчудесная-прерасчудесная. Отсюда возникает естественный вопрос, а когда ваша свадьба? Предлагаю отметить это событие в моём кафе. Надеюсь, что пригласишь старых друзей? Да будь мужчиной, Рафаил, сделай девушке рыцарское предложение руки и сердца. Я могу помочь, если ты боишься.
- Да не боюсь я! Ты знаешь, Ираклий, - у профессора щёки покрылись юношеским румянцем, - а я так и сделаю! Честное слово! Послезавтра, когда сдам квартальный отчёт. Вот, тогда и признаюсь ей во всём.
- Да-а-а…, - Ираклий безнадёжно махнул рукой, - эх, ты! А ещё друг называется…. Вот и оставайся старым холостяком, «параненормальный» профессор! С этого момента, моё кафе для тебя навсегда закрыто будет. Ты это понял? Это тебе говорю я, Ираклий!
- Прости, Ираклий, - взмолился профессор, - я совсем не хотел тебя обидеть. Но, работа…, что с ней делать-то?
- Да плюнь, ты, на эту работу, - эмоциональный Ираклий показал, даже, как, - Тьфу! Вот так вот! Плюнуть и растереть, понял или нет? Все дела закончит твой помощник, Майкл. Дай ему возможность показать себя настоящим работником! Вай-вай! Профессор, мне тебя учить, что-ли? И чтобы сегодня, если не свадьба, то, хотя бы помолвка. Вот так вот! Ираклий всё сказал!
- Вы, знаете, Ираклий, а мне такое, даже, очень нравится! Я согласна и на помолвку, - никто не заметил, как Мария вошла в кафе, - Спасибо, Ираклий, за вашу инициативу. От него я бы ждала неизвестно сколько…, - и девушка печально вздохнула.
- Все-таки есть Бог на белом свете! – воскликнул обрадованный хозяин кафе, - Ура! Поздравляю вас, Мария! А Рафаила берегите, он только с виду суровый, на самом деле – очень ранимый. Маша, вы, даже не представляете, как я рад за своего друга и за вас. Вы, просто, созданы друг для друга! Счастья вам, мои дорогие! – и гостеприимный хозяин кафе, даже, чуть-чуть прослезился. Буквально, чуть-чуть, больше нельзя было, а то, что подумают другие посетители кафе? Вот, именно.
Ночью профессору опять приснился странный сон. Он беседовал со старым знакомым, очень похожим на ожившую фигурку амулета.
- Здравствуй, сын мой, рад видеть тебя в полном здравии. Мы ниспослали тебе испытание, и ты прошёл его очень достойно, - зазвучал в ушах профессора знакомый голос, - Мы очень старались в поисках твоей жены. Надеюсь, ты оценил наши старания? Можешь не отвечать, так как мы заранее знаем твой ответ. Теперь, насчёт кулона твоей будущей невесты. Мы разыскали шамана, у которого купила кулон мать Марии. Правда, разыскать этого служителя культа было не просто. Он уже двадцать лет, как умер. Но, ты же, знаешь, что вернуться в прошлое не проблема. Для нас это так же элементарно, как тебе зайти в соседнюю комнату. Этот шаман признался, что он, очень давно, приобрёл кулон у одного археолога. История не сохранила имени археолога, к сожалению. Археолог оказался, к тому же, искусным резчиком по полудрагоценным камням. Да, Рафаил, ты правильно мыслишь. Именно этот археолог и изготовил копию понравившейся ему фигурки. Эта копия не представляет для нас никакой ценности. Будь спокоен, твоей невесте ничего не угрожает. Она может носить кулон сколько ей угодно. И поставь цепочку на место. А амулет, мы забираем, как и договаривались. На этот раз навсегда. Он нам ещё послужит, - и Всевышний разжал ладонь, на ней сверкал радужными отблесками тот самый амулет.
- Да, конечно, я же понимаю, - мысленно ответил профессор, - Только, за это время я так к нему привык, но, настало время с ним расстаться. Хотя, очень жаль….
- Не переживай, сын мой, - ответил Всевышний, вновь становясь невидимым, - Мне твои переживания понятны и мы подобное предвидели. Держи, это от нас, на память. Только, откроешь ладонь после того как проснёшься. Прощай, сын мой. Хороших тебе сновидений….
Утренний солнечный зайчик осторожно коснулся кончика носа профессора. Рафаил Сульфатирович поморщился и негромко чихнул. Проснувшись, он почувствовал в правом сжатом кулаке некий посторонний предмет. Разжав ладонь, профессор с удивлением увидел свой амулет, вот только рыбацкая леска была искусно заменена на цепочку из чистейшей платины. На соседней подушке, разметав свои каштановые слегка вьющиеся волосы, безмятежно спала Машенька, и на её припухлых губках блуждала нежная улыбка. Рафаил, всё ещё не веря своему счастью, осторожно прилёг рядом, сторожа сон своей возлюбленной.
Через девять месяцев у супругов родился первенец, здоровый и громко орущий мальчуган. На груди у малыша выделялось небольшое родимое пятнышко, напоминающее скафандр космонавта. Правда, через три недели оно бесследно рассосалось….
09.09.2020г.
Валерий Сковородкин.
Член межрегионального союза писателей.
г. Евпатория. Республика Крым.





Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.