Прибор инженера Карнаухова в свете родства душ

Борис Филановский
Прибор инженера Карнаухова в свете родства душ
1.
Эту работу мы проводили по постановлению Совмина СССР. Непосредственно нашему институту был "спущен план" – разработать прибор инженера Карнаухова. Этот прибор был предназначен для измерения силы (напряжённости) биологического поля в пределах нашей отчизны. С возможностью экспорта на Запад. Наш вопрос, в каких именно единицах измерять величину биополя был отпарирован руководством с лёгкостью необыкновенной: "вы специалисты, вы и решайте". Тоже ведь не дураки сидели в Техуправлении Минприбора.
Инженер Карнаухов, как потом оказалось, был сумасшедшим. Нет, не в том смысле, что он был человеком не совсем нормальным. Этаким изобретателем с необыкновенным даром убеждения. Человеком, способным пробить стену бюрократии. И наладить производство некоего устройства, способного улучшить жизнь всего человечества (чуть было не написал – прогрессивного). 
Нет, инженер Карнаухов, как нам объяснили потом знающие люди, был просто болен. У него были проблемы с психикой. Часто его помещали в московские психиатрические больницы. Но наступали периоды ремиссии и его выписывали по месту жительства. И он начинал ходить по инстанциям со своей идеей (возможно, даже с идеей-фикс). 
Москва – большой город. И много добрых людей. И благое дело помочь больному, но знакомому хорошему человеку. И в министерствах тоже добро побеждает зло (деньги-то не свои, казённые; не жалко). Так и появилась в списке важнейших НИРовских работ (научно-исследовательских, т.к. для многих эта аббревиатура кажется совсем дикой) головного (т.е. главного в бывшем Союзе) научно-исследовательского института ВНИИНаучприбор тема: "прибор инженера Карнаухова". 
Кстати сказать, деньги-то были не казённые, а "безналичные". Это были такие специальные советские деньги. Сейчас бы сказали: "виртуальные". И ошиблись бы. Казалось бы, и не деньги вовсе. А ведь ими оплачивалась реальная работа. И они превращались в простую колбасу и мясо. Если такие продукты "выбрасывали" на продажу. Зримая алхимия развитого социализма. 
Превращение "безналичных" денег в "наличные" напоминает мне известную библейскую притчу о том, как Иисус накормил пятью хлебами пять тысяч голодных иудеев. Я, конечно, ох, не большой эксперт по части советских финансов. (А также по вопросам кормления античных иудеев). Но сдаётся мне, что и эти фокусники со своей "безналичкой" тоже не были большими Спинозами в этих делах. Судя по тому, как рухнул весь этот Союз нерушимый в начале 90-х. Причём, развалился в два счёта. Без всякой гражданской войны. Никто не встал на защиту священных рубежей. Ни один генерал, ни один подполковник НКВД. Которые, если на то пошло, в отличие от нас грешных принимали присягу грудью защищать этот нер(азр)ушимый Союз от врагов. Я не знаю, как там это было точно сформулировано в присяге, но армия и безопасные органы дали присягу защищать СССР от всяких там внешних и особенно внутренних врагов. Типа меченых секретарей обкома партии и редакторов журнала "Коммунист". Нет, прав был Ильич, развитие идёт по спирали. И подчас кучеряво завихряется, как поле в уравнениях Максвелла.  
Но я отвлёкся. Речь идёт о деньгах. Бедный душевнобольной инженер здесь выступал не только в роли буревестника, но и роли простого просителя. А вот великая машина советского планового хозяйства очень даже при делах. Она запускает в работу самые удивительные проекты. Танк с пятью башнями (стоит такой у нас в Питере в артиллерийском музее). Подлодка из титана. (Я думаю, вряд ли пиндосы осилят такой проект. Купилок не хватит). Это ещё что. 
А ведь нашему НИИ, точнее нашей лаборатории, поручали разработать и научный прибор для генерирования живой воды (да и мёртвой в придачу). И так далее. Сказать, что СССР была богатой страной, значит ничего не сказать. При этом ведь и экономная была экономика. Хоть и не щадила живота своего для науки. Отчасти за счёт нас, обывателей. На нашей зарплате экономили, голуби мира штопанные. Но, как известно, наука требует жертв.
Наверно, одна из самых удивительных научных разработок СССР была история поимки в космосе антиматерии и транспортировка её (анти-материи) прямо из космоса в ленинградский Физтех. Дело в том, что один из больших деятелей легендарного Физтеха академик БП Константинов выдвинул смелую идею о том, что метеориты состоят из антиматерии. И если поймать такой кусок этого антивещества, то будет большой прок нашей державе. Например, запустить в империализм. И аннигилировать его (империализм как высшую и загнивающую стадию капитализма), чтобы осталось на всей планете одно передовое учение.   Я слышал эту байку давным-давно. Мне рассказывали поддавшие радиохимики реактора Физтеха в Гатчине (мы на них работали в 60-е). Я думал, ну и складно врут люди. Быть такого не может. Потому что не может быть никогда. А сейчас прочёл всю эту майсу в мемуарах академика Шкловского. Поэтому ничего такого пересказывать не буду. Кому интересно, тот может прочесть книгу астрофизика Шкловского. 
Там был один только момент, нас касающийся. Президиум АН СССР отстегнул большие миллионы на эту интересную работу.  А данное исследование было интересно уже тем, что в случае позитивного результата этой научной работы ловушка для анти- может состоять только из нашей пошлой материи. И когда встретится анти- и не анти, то начнётся (и продлится очень даже недолго – скажем, 10-9сек) аннигиляция. По сравнению с которой водородная бомба покажется детской хлопушкой. Но академик Константинов тоже всё понимал. Поэтому описал ловлю антиматерии в некую магнитную ловушку. Которая должна была работать в космосе. Но не уточнил вопрос о бортовом питании. Где взять столько электричества. По-моему, эта ловушка должна была работать на сэкономленном сырье, к чему призывал популярный в то время лозунг. Или на электричестве, полученном непосредственно от Господа-бога. 
И что, можно ли хоть на секунду представить, что умнейшие учёные физики из президиума АН не понимали эту пикантную ситуацию. Ну, просто невозможно. Прекрасно они всё понимали. Но зачем портить отношения с хорошим человеком. И подмахнули Физтеху неслабое финансирование. Так что наша история не была такой уж невероятной, как может показаться какому-нибудь дикарю, не знакомому с родной советской действительностью. 
Нам попался прибор инженера Карнаухова. А мог бы попасться антипротон. Повезло ещё. Работа шла под грифом: "важнейшая". Поэтому шутки с Москвой были плохи. Нужны были творческие решения. Мы и решали. В меру наших возможностей. Ну, и способностей. 
Предложение наше, увы, не отличалось оригинальностью. Короче говоря, мы дипломатично написали, что наш профиль довольно узок – это измерение параметров электрических и электрохимических цепей. Ответ министерства был краток. Он гласил: начинайте с измерения потенциала. Или тока. И народ вздохнул. Можно было бы даже сказать –перекрестился (но это было бы преувеличением – крестится начали позже, когда перестали разрабатывать приборы).  И стали делать, что умели. А умели делать весьма продвинутые электрохимические приборы. Для исследовательских лабораторий. (Причём намного раньше, чем американцы. И японцы. Но это так, к слову)
Работа пошла. Но ситуация не стала менее грозной. Пришли руководящие указания по конструкции датчика. Датчик был стеклянным сосудом необычной формы, изображённый небрежной рукой человека, несомненно хорошо знакомого с основами чертёжной техники. Фактически каждый элемент напоминал миниатюрный сосуд с платиновыми контактами. Сложно, но не очень. Ничего особенного. 
Но сосудики должны были быть спаяны в единый блок по 10х10 штук. Дальше шло примечание. Соединительные трубки должны быть изогнуты в соответствии с силовыми линиями биополя земли. А как эти линии изогнуты? Великие тайны природы в общем и целом открыты некоторым избранным. К которым никто из наших не принадлежал. Включая бывшего советского штирлица, очень толкового инженера Коли Комина. Да и двух героев Союза (правда, фальшивых) – начальника спецотдела Лебедева и снабженца Рабиновича. Они оба трудолюбиво выпилили из бериллиевой бронзы 2 (две) Звезды Героя Союза. Лебедеву влепили выговор, а Рабиновичу – четыре года. Социальная справедливость, заметим мы в скобках. 
Итак, силовые линии. Речь не шла о силовых линиях магнитного или там электрического поля – это очевидное решение было отвергнуто автором сходу. Речь шла о силовых линиях биополя земли. Ситуация из тупиковой становилась угрожающей. И выход не просматривался. Потому что существовали метрологи. И они обязаны были задать простой вопрос: каким образом вы собираетесь контролировать эти силовые линии. В каких собственно единицах системы СИ.
Как это всегда бывает в детективах (а это вполне детективная история) спасение пришло с неожиданной стороны. Я пришёл с эскизом ячейки к нашему стеклодуву. Стеклодув дядя Дима Балдин был настоящий мастер. Всё-таки по гамбургскому счёту считался 3-им (или 4-м, - как считать- стеклодувом Питера). После братьев Алихановых. А это звание чего-нибудь да стоит. Это вам не кандидатский или там докторский вшивый диплом. Дело знать надо.
Дмитрий Александрович Балдин не вылупил глаза на лохматого инженера. Он и не такое повидал на своём веку.  Он скептически оглядел эскиз. И сказал: "ну чего там, работка та ещё, но сделать можно". На моё довольно невразумительное объяснение, что мол надо придерживаться углов изгиба силовых линий, дядя Дима только хмыкнул и рукой махнул. 
Через неделю я получил заветный заказ. Это было чудо стеклодувного искусства. Оно было лучше ёлочной игрушки для кремлёвского Дворца съездов. И переливалось. Чистым серебром, толщиной меньше чем полмикрона (нанометров эдак 200; это было ещё лет за 20 до нано-технологии).
На мой изумлённый вопрос – а это ещё зачем? Дядя Дима солидно сказал – а, чтобы экранировать биополе. И подмигнул.
Тем дело и кончилось. Когда эту научную продукцию сдавали метрологам, и прозвучал сакраментальный вопрос. В каких это таких единицах измеряется биополе?
Ответ был краткий и исчерпывающий:
-как это в каких? Вы что дожили до седин и до сих пор не усвоили основы советской измерительной техники?
В вольтах, дорогие охранники метра (чтобы он - метр, да и вольт тоже- не сбежал от вас в заграницу). В вольтах, а в чём же ещё. И предъявили письмо из Москвы. 
Давно это было. Но не настолько, чтобы такая работа была забыта. Да и не одна такая идея воплощалась нашими властями в удивительные разработки. Не дешёвые, ох не дешёвые. Например, была у нас работа по изучению электромагнитной воды. Так стыдливо называлась живая (но, прямо скажем, и мёртвая тоже) вода. Идеологи этого течения (не воды, разумеется, а мысли) считали, что при электрической обработке воды именно анодная (положительно заряженная) вода и есть живая. А та, что осталась у катода – мёртвая. Или наоборот.
 Были серьёзные дискуссии, но к определённому выводу они не привели. Но финансирование было выделено солидное. Поэтому к окончательному решению всё-таки пришли. Но к какому, трудно сейчас сказать. Поскольку разница между мёртвой и живой водой так и не обнаружилась. Трудно было первопроходцам. Но зарплату (довольно вшивую) платили исправно. 
2.
Сложная эта штука – загадочная советская душа. Но удивительно устойчивая. К внешним воздействиям. Подумать только, даже кирдык Советскому Союзу не смог разрушить это хрупкое, казалось, сооружение. Даже здесь, в Иерусалиме, мы с Татой встречали несокрушимых энтузиастов, предлагавших повернуть реки вспять («повернём Иордан»), получать электричество из морской воды («там внутри у неё много потенциалов»), освободить мир от нефтяной зависимости и т.д. 
Впрочем, последняя идея к тому же овладела одним из министров Израиля и стала производительной силой. Хоть это был человек вполне израильский, но с русскими корнями. Эта аристократическая семья происходила откуда-то из Пинских болот. Из вполне Шолом-Алейхемского местечка. Я не исключаю, что именно русские корни (влияние биополя таинственной русской души), возможно, сказалось на его чисто конкретных научных выступлениях. В духе известного Менахем-Мендла, героя произведений Шолом-Алейхема. Который и напоминал светлый образ Остапа Ибрагимовича.  Мне кажется, что здесь мы сталкиваемся с не до конца изученном явлением магнитной (или электромагнитной) индукции биополя, т.е. с явлением, интуитивно предугаданным инженером Карнауховым. Не иначе.  
Так вот, лет этак 10 назад один из министров Израиля (сейчас-то его судят за разные мелкие шалости) выступил с речью, в которой предсказал, что лет через десять Господь дарует нам новые источники энергии, и мир освободится от унизительной зависимости от мусульманской нефти. Премьер, видимо, чувствовал, что так будет. Но как Господь нам поможет, он нам не сказал. Это была загадка природы.
Я знаю, о чём говорю. На свою беду мы в Тель-Авивском университете разработали довольно-таки работящую модель топливного элемента. Эта машинка получает электричество, используя химическую реакцию. Как аккумулятор. Но аккумулятор только чемодан для хранения энергии. А топливный элемент сам производит энергию. В отличие от аккумулятора. Идея старая, но хорошая. И, как всегда это бывает, есть трудности технологического характера. Но есть и плюсы. 
Такие элементы не новость, они давно применяются в космической технике. В идеале топливный элемент работает непрерывно. Работает пока есть топливо. Его топят, и он даёт электричество. И с высоким КПД. Но требует катализатор-платину.
А когда спутник падает, платина сгорает. Ну и что? Подумаешь, сгорело полкило платины. Тоже мне проблема. Космос, понимаешь, престиж державы. 
Мы нашли дешёвый катализатор. Вместо платины. Наш прототип проработал 1000 часов. Без платины. Без перерывов.  Пока наливали (советский всё же аппарат). Мы получили 2 патента США и Евросоюза (а потом и 3-й). Но техническая база университета, увы, не очень чтобы очень. Прямо скажем, слабоватая у нас мастерская. А чтобы из нашего макета, сляпанного на коленке, получился солидный технический продукт, нужны финансы. А в универе, как известно, финансы поют романсы.    
 И, по дурости, не иначе, я написал в комиссию по новой энергетике при премьере целое послание. Письмо попало к начальнику этой комиссии, советнику премьера. Этим начальником был в те поры профессор Кандель. Да, да, тот самый. Только сын. Папа которого – автор "ну, заяц погоди". Шутник. Сценарист этого восхитительного мультика. Он потом написал замечательно весёлую книгу: "Ну Кандель, погоди". Когда сбежал от всего светлого и прогрессивного в Израиль.
 Сынок, увы, был не в папу. Очень серьёзный. В роговых очках. И солидный. Хотя и не толстый. Профессор экономики. И влиятельный политик. Он нас отшил в два счёта. Хотя довольно вежливо. Поймите, мы (они) очень заняты новой энергетикой. Работают люди. И не хотят, чтобы к ним совались с разными дурацкими американскими патентами. Надо сказать, что такая же судьба постигла и проекты других наших университетов. Но финансирование было освоено, можете не сомневаться. И сейчас наши политики очень обижаются, когда им напоминают об этой их инициативе. Ну, в смысле, "где деньги, Зин".
Таким образом, возможно, речь идёт о переселении душ. Ведь таинственная советская (социалистическая) душа обладала всемирной отзывчивостью, как точно обнаружил Достоевский. И обратите внимание, как эта отзывчивость отозвалась в Израильской таинственной, но отчасти тоже социалистической душе. Последняя обладала видимо такой же, но более селективной отзывчивостью. К энергетике нетрадиционной ориентации. Именно на тайне этой души видимо была основана программа "новая_энергетика". Чем-то очень напоминавшая московскую программу: "прибор Карнаухова".  С той разницей, что там химикам по мелочи всё-таки отстёгивали. Хотя и деревянные, но все-таки деньги. А результатами не очень-то и интересовались. Не в чести был на Святой Советской Руси пошлый меркантилизм.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.