КИСА

Елена Хейфец

                                                        КИСА

    Второй месяц Нелю мучили сны, бесконечные, тягучие и липкие, как жевательная резинка. Она просыпалась, стараясь избавиться от навязанного настроения, вытолкнуть эту кашу из своего сознания, но сны уходить не собирались. Не было в них ни начала, ни конца, ни какого-то мало-мальски ясного сюжета и персонажей. Они несли с собой тревогу и беспокойство. Утром пыталась вспомнить: к чему этот сумбур, что за знак? В постель приходила любимая кошка Масяня, она лениво приветствовала хозяйку и пыталась исправить её настроение – в серединке её пушистого организма заводилась бодрая кошачья музыка, наждачным язычком она лизала хозяйкино лицо. Хотя, кто кому хозяйка – надо было ещё разобраться. Судя по Масяниному поведению, она считала, что все как раз наоборот.

    –Интересно, снятся ли кошкам сны? И что им вообще может присниться? Какими впечатлениями расцвечивается их четвероногая жизнь?

    История с Масяней была проста. После тяжкого и больного Нелиного развода год назад ко двору прибился котенок, голодный, блохастый и грязный. Судьбе было угодно переместить «кабысдоха» из черной полосы кошачьей жизни в абсолютно белоснежную. Это был Масянин звёздный час. Кошка-дворняжка была взята сначала на помывку и временный постой, а потом стало ясно, что навсегда. Превратившись в три килограмма счастья, о тяжелом детстве Масяня забыла напрочь. Появившаяся кошкотерапия смягчала одиночество.

    Кошки живут в среднем 15 лет. Ими можно измерять человеческую жизнь. Всего пять кошек могут успеть прожить с человеком при самом лучшем раскладе, то есть с учетом долгожительства человека и животного. А если учесть, что новорождённый никак не может завести себе кота, то разумно было бы одну кошку во внимание вообще не брать.

    Сегодня сложный денёк – тридцатый день рождения. Радоваться или грустить? Через жизнь пролегала одна кошка и один неудавшийся брак.

    Праздничный день было решено провести в полном одиночестве: поздно проснуться, никуда не спешить, не делать макияж, валяться у телевизора, читать, отключить все телефоны и сделать вид, что ты уехала за тридевять земель и в этом тридесятом царстве абсолютно счастлива. Задуманное плавно перетекало в жизнь. Встала в 11: кофе, тосты с салатом, апельсин, хотя хотелось яичницу из трех яиц на сале и булку с маслом. «Хочешь быть красивой – терпи» – любила повторять избитую истину бабушка Люся, сумевшая и в свои восемьдесят демонстрировать, что она всегда была красивой женщиной, ею и осталась, просто стала чуть старше. Бабушкино слово в семье было законом, поэтому Нельку в пять лет отдали на хореографию, в музыкальную школу, а потом в элитный класс с математическим уклоном, курсы «маленькая леди», и кружок «выразительное чтение» в доме пионеров. Бабушка, золотой человек, таскала внучку в разном возрасте во все кружки по очереди, и, в общем-то, добилась своего – Неля превратилась в девушку с манерами. «В человеке должна быть видна порода» – говорила бабушка Люся. Сама она имела врожденную королевскую посадку головы, кошачью грацию и необыкновенный шарм во всем. Бабушка была из дворян. Она об этом никогда не забывала и не давала об этом забывать окружающим. Это было странным, ведь произрастала юная дворянка в советской школе, училась жизни на примерах пионеров-героев, партизан, подпольщиков и светлом образе вождя пролетариата. Но как оказалось, « нашу песню не задушишь, не убьешь…», дворянство из бабушки так и пёрло. Нелька обязана была соответствовать и развивать в себе благородное начало. Так оно и было.

    Итак, день был запрограммирован на покой и позитив. Друзья при разводе разделились естественным образом, но оставшихся при Неле, видеть сегодня не хотелось, поскольку это были семейные пары и наблюдать чью-то счастливую жизнь, желания не было.

    Она никого не ждала, и звонок в дверь был неожиданным. Нелля открыла её, как всегда, не спрашивая, кто за дверью. Дурацкая привычка.

На пороге стоял подросток лет двенадцати. В одной руке он держал пучок пшеничных колосьев, в другой – небольшой сверток. В золоте букета голубели васильки. Кто так метко угадал её пристрастия? О таких её вкусах не знал даже бывший муж.

    – С днем рождения! Меня просили вам передать.

    Парнишка повернулся и сбежал по лестнице.

    Неля вскрыла конверт. Красивый, немного детский почерк был совершенно не знаком.

    «Вспомни меня, Неля!

    Я мальчик из твоего прошлого. Пионерский лагерь, отряд со взрослеющими сорванцами. Найди фотографию, на которой снят наш отряд. В центре ты – самая красивая пионервожатая в мире, справа от тебя в белой майке мальчик Саша Кравцов. Это я. Я хочу, чтобы ты прервала чтение письма, рассмотрела всех нас, вспомнила каждого, а потом только дочитала до конца…

    Неля отложила письмо и достала альбом с черно-белыми фотографиями. Среди студенческих снимков был и этот. Двадцать мальчишек старшеклассников и десять девочек. Это была Нелина педпрактика от института, где она училась на факультете иностранных языков. Пионервожатая Неля не сильно отличалась от ребят, которых ей надо было развлекать и воспитывать. Она переходила на второй курс, а отдыхающие дети в десятый, последний класс. Разница два года.

    Вынула фотографию из альбомных ячеек, на обратной стороне год и надпись «Пионерский лагерь «Здоровье», 1-й отряд «Альбатрос».

    О-о-о-о-о! Смену в этом лагере страшно было вспоминать! Это был месяц постоянной войны, непослушания, розыгрышей, обид и бойкотов.

    Юная пионервожатая старалась. Речёвки, песни, походы, купание в реке, конкурсы, игры, танцы. Название отряду придумала «Альбатрос»– большая мощная чайка, которая летит вглубь моря дальше обычных чаек. Её первую видят моряки, заблудившиеся в море, появление альбатроса равносильно возгласу «Земля!». Романтично! Всё, что Неля организовывала для ребят, проходило в экстремальных условиях. Для неё они были сравнимы с условиями колонии строгого режима для несовершеннолетних, если такие вообще существуют.

    Ей сразу дали кличку – Киса, демонстративно её не слушались, не поддавались никаким уговорам, срывали мероприятия и были самыми настоящими паршивцами.

    Одним из атаманов был невысокого роста веснушчатый и худосочный Саня Носков с выбитым в боях передним зубом и, совсем взрослый на вид, симпатичный Мишка Гаврильченко.

    Начальница лагеря, глядя на то, что происходит, сказала так: «Терпите Неля. Это они все в вас влюбились, а теперь друг перед другом выделываются. Не обращайте внимания. Такой возраст. Вам надо было брать младший отряд». Нелю это никак не обрадовало, а, напротив, разозлило. Она срочно собрала отряд для серьёзного разговора. Все сели перед ней пушистыми зайчиками …

    – Так, я вижу, что я вам не подошла! Вы мне тоже! Вы не соблюдаете дисциплину, не реагируете на мои замечания, и меня собираются перевести в другой отряд, где отдыхают нормальные дети.

    Мальчишки сидели, опустив головы, и тупо смотрели в землю.

    – Хочу вам сказать, что уходить я никуда не собираюсь. Если вы об этом мечтаете…

    – Неее-т!.. – врастяжку затянули злодеи. – Н-е  хо-т-и-и-м!..

    – Так вот, если вы об этом мечтаете, то не надейтесь. Я не дам вам сорвать мою практику. Вы у меня будете шёлковыми! И потом, никакая я вам не Киса!!! Ясно?!!

    Она решила перестать их замечать, никаких улыбок, панибратства, никакого приветливого обращения! Всё сухо и официально. Неля краем уха слышала, что, не смотря на внушение, не перестает быть Кисой. Дети два дня ходили примерными. Старались. Наверное, и в самом деле не хотели её ухода. На весь лагерь орали речёвки, на линейке их даже похвалили за быстрое и дружное построение и добрые дела в течение дня. Но на третий день они опять начинали творить свои чёрные делишки.

    Рассвирепев, за очередную шалость Носкова, Неля совершила антипедагогический поступок. Она схватила и потрепала Саню за ухо. Важная часть тела горела потом огнём довольно долго, вызывая улыбки и насмешки товарищей. Такого унижения Саня Носков стерпеть не мог. Он начал мстить, приказав всем мальчишкам с Нелей не разговаривать, то есть объявить бойкот.

   Знаний о педагогических приемах у Нели было ещё недостаточно. Видя такой поворот событий, она просто переключилась на девчонок, которые из-за этих войн вообще не были охвачены её вниманием. Замученная пионервожатая с девочками начала готовить танцы к смотру художественной самодеятельности.

    Мальчики все время тусовались рядом, подходили, и издалека, из-за зарослей жимолости смотрели, как двигаются юные грации. Они чувствовали себя оскорбленными нарочитым невниманием к их персонам.

    Собрались в поход за земляникой. Нагулялись, надышались, наелись земляники, разожгли костёр и сели на поваленное дерево у огня поговорить о том, о сём. Пионерские костры – самое долгожданное явление в походах. Возле них поются песни, рассказываются всякие весёлые байки, случаи из жизни, смех, шутки и розыгрыши. Неля никак не могла предположить, что в столь располагающей обстановке случится драка между Саней Носковым, Мишкой и Сашей Кравцовым. Уже потом девочки донесли тайные сведения, что драка произошла из-за выяснения, кому достанется сидеть рядом с пионервожатой. Места было два, желающих, как оказалось, больше. Нелю все это никак не умиляло. Она измучилась и считала дни, когда все это закончится.

    Уезжала Неля в истерическом настроении с надеждой, что в городе весь этот негатив оставит в прошлом, а практику эту проклятую забудет как кошмарный сон… Но не тут-то было! На следующий день после возвращения детей в город, мальчики решили сделать Неле сюрприз и явились к ней домой. Они совсем не напоминали, тех, кто в течение месяца занимался разрушением её нервной системы. Отмытые своими мамами, тихие, причёсанные и вежливые. От их вампирской сущности не осталось и следа. Ну, просто – детишки из воскресной школы. Они говорили, что очень сожалеют, что смена закончилась так быстро и может быть Неля хочет ещё один месяц провести в радостном общении с ними, потому что всех их родители отправляли в лагерь на всё лето. Родителей можно было понять. Неля погуляла с мальчиками по Набережной и больше они не встречались. Она исчезла из города, вначале уехала на море, потом в студенческий лагерь, потом замуж…

    Неля внимательно рассматривала снимок. Проскочил со страшной скоростью огромный жизненный пласт. Целая вечность. Дети с этой старой чёрно-белой фотографии уже догнали её, стерев маленькую возрастную разницу, имевшую значение тогда и совсем ничего не значащую теперь. Ей тридцать, а мальчишкам по двадцать восемь.

    Пришла Масяня, пыталась сесть на альбом, внимательно рассматривала, чем занимается хозяйка и что могло её так отвлечь от её кошачьего величества. Влезла на колени, завела свою мурлычную мелодию.

    Однако пришла пора читать полученное письмо от Саши Кравцова. Неля оттягивала этот момент, пытаясь предугадать его содержание.

    «Дорогая Неля! Ну что, вспомнила нас? Прошло двенадцать лет. У каждого из нас свои судьбы, свои события, семьи и дети. Та смена в «Здоровье» нас всех очень сдружила. После неё мы встречаемся так, как встречаются бывшие одноклассники, хотя все мы учились в разных школах. Ты будешь удивлена, но причиной нашей дружбы стала ты, то есть наша в тебя влюбленность. Мы всем отрядом тогда в тебя влюбились и совершенно не знали, как с этим быть. Каждый хотел обратить на себя твоё внимание. Все наши идиотские выходки, которые в итоге портили наши отношения, были продиктованы желанием тебе понравиться. Когда нам с ребятами удёется встретиться, мы неизменно вспоминаем тебя и то, какими мы были тогда несносными. Становится ужасно стыдно, но нам некому в этом признаться. Ты была для нас «Анжеликой–- маркизой ангелов». Тем более, что между вами есть и внешнее сходство.

    Ты даже не представляешь, как все мы ревновали тебя друг к другу за то, что ты с кем-то дольше говорила, с кем-то садилась рядом, к кому-то обращалась с просьбой…

    Вечером, после отбоя, мы долго обсуждали, как ты себя вела с нами в прошедший день, и кому уделила больше внимания. Мы, конечно, видели, как тебе было нелегко, и ты даже иногда плакала из-за нас, но мы ничего не могли с собой поделать. Нас несло дальше. Ну как ещё мы могли привлечь твое внимание? Не скажу про всех, но для меня ты была первой любовью, не забытой до сих пор. Не буду в письме рассказывать, как нашёл твой адрес. Всё при встрече. Сегодня твой день рождения.

    Я, Сашка Носков, Мишка Гаврильченко и Андрей Минин утром приехали в твой город. Специально, чтобы поздравить тебя с праздником. Мы

приглашаем тебя в пять часов в ресторан «Арарат». Извини, у тебя, конечно, могут быть другие планы, в которые наше предложение не впишется. Но ведь ты – наша добрая фея, и что-нибудь обязательно придумаешь. Помнишь, мы приходили к тебе сразу после смены? Мы собирались извиниться за наши шалости, но так волновались, что никто так и не смог произнести нужные слова. Дай нам такую возможность теперь.

    Очень ждем тебя.

    Саша Кравцов».

    Неля отложила письмо и набрала бабушкин телефон.

    – Люся, как ты думаешь, что мне одеть сегодня на встречу с тремя молодыми людьми, которые очень провинились передо мной двенадцать лет назад?.

 

Комментарии 1

Редактор от 12 декабря 2019 15:19
Замечательный рассказ, Елена! Трогательный и светлый. Спасибо!
С уважением, Н. Мавроди. 


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.