Рассказ о вреде смены фамилии, или просто – про алкаша Васю

Александр Товберг
Из жизни зауряднейших людей

Вася жил в захолустно-инфернальном городке Запупенске. Впрочем, не в названии дело. В чём же тогда? Ну, например, в том, что Вася был алкашом. Настоящим профессионалом в деле потребления разноградусной горючей жидкости. На личном опыте он изучил нюансы введения сей химической субстанции в свой организм. Конечно, он мог бы читать лекции в НИИ самогоноварения и алкоголизма. Но поскольку васин башковый мозг, а также остальные внутренние органы и внешние члены тела под влиянием разнообразных алкогольных ново- и старовведений, часто вели себя независимо от его, мозга, протестующих посылов, постольку субъект Вася продолжал перманентную деградацию до состояния объекта.
Люди адекватные, то бишь непьющие, типа бабушек у подъезда, а потому потерянные для васиного общества, бывало совестили его.
-Эх, Вася, Вася, как тебе не стыдно, - качали они головами. И мóзги, находившиеся в этих головах, бултыхались в такт качаниям, будто подтверждая одну на всех общую вменяемость.
-Что – Вася? – деланно переспрашивал Василий. –Я знаю, что вы знаете, как меня зовут.
-Да, Василий, мы знаем, как тебя зовут, - отвечали люди типа бабушек.
-Вооот, - говорил Вася, - а по отчеству знаете?
-Батюшку твоего Сидором кликали, значит ты – Сидорович, - размышляли непьющие.
-Вооот, - многозначительно говорил Вася, - а знаете ли вы мою фамилию?
-Ну так самая что ни на есть простая – Иванов, - недоумевали адекватные, пытаясь сообразить мозгами, к чему клонит благоухающий продуктами алкогольного распада их непутёвый сосед.
-Вооот! – восклицал Вася, - Иванов Василий Сидорович! – и пускал пьяную, скупую, сивушного оттенка слёзку. –Вооот! Вот – причина моих страданий. Кто я – тварь дрожащая или… Да разве с таким ФИО живут люди на свете? Нет, только маются. Вот и мне – не жисть, маета одна. Комплекс неполноценности у меня огого какой, вот я его и вытравливаю, как могу, и чем могу. И пока не вытравлю – не успокоюсь.
-Успокоишься, когда упокоишься, - вздыхали люди.
-А хоть бы и так, вам-то что? Я к вам с советами не лезу, вот и отстаньте. А то щас как дам!
Но дать он не успел. Незамутнённый вредными химическими элементами коллективный мозг адекватных бабушек по-слал сигнал опасности, и верхние конечности (у кого – левая, у кого – правая) взметнулись в едином порыве, выбрасывая вперёд боевые трости.
Вася мягко шлёпнулся спиной в траву со свежими собачьими какашками. Увидел кусок неба цвета дешёвой бормотухи и – на несколько минут задумался. Хотя внешне казалось, что он помер.
Адекватные люди типа бабушек забеспокоились, но Вася вдруг вскочил и, помогая ногам руками, ускакал.
Он понял, что нужно покончить со своим тёмным прошлым. Поэтому он пошёл в паспортный стол и поменял ФИО. Василий Сидорович Иванов стал Сократом Аристотелевичем Кантом.
Весть о том, что Вася теперь не Вася, а какой-то непонятный Сократ, друзья-алкаши восприняли с неудовольствием и недоумением.
-Ты, Вася, или как там тебя теперь, сука, предал светлые идеалы будущей забутыльной жизни, и нет тебе места в нашем анонимном забулдыжном обществе. Изыди, сатана!
Тогда Вася, или как там его теперь, запил ещё горше, ещё беспробуднее. Комплекс неполноценности, напялив на себя маску Зелёного Змия, поглотил его со всеми коматозными потрохами. Ведь как ни переназовись, а в душе-то ты всё равно останешься Васей с нежной, ранимой душевной организацией.
Когда Василий Сидорович Иванов (он же, по новому паспорту – Сократ Аристотелевич Кант) однажды умер, эта самая пьяненькая его душа покинула тщедушный бренный расползающийся мешок костей и мяса, и, безымянная, словно оч-нувшись от жизненного похмелья, выползла на волю. Небольшая такая, размером с воробья, чирикнула что-то на своём душевном наречии и отправилась незнамо куда. Может быть к звёздам, в тот уголок Вселенной, где по её понятиям жил Творец всего сущего, именуемый в простонародье Богом, чтобы покаяться Всевышнему Дядьке и выпить с ним водочки за свой упокой. А может быть – в ближайшую забегаловку, чтобы, впрочем, тоже помянуть там с братьями по огненной воде своего хозяина. И потом найти себе нового владельца – какого-нибудь белобрысенького младенца в роддоме городка Запупенска.
Нам, невеждам в деле духовных сфер, остаётся только строить предположения.
А простой алкоголик Вася Сидорович Иванов уже ничего никому о себе не расскажет.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.