Звезда советского шпионажа

 

 Звезда советского шпионажа

 

  

Аж, до 1964 года в Советском Союзе на его имя было наложен строжайший запрет. Даже вскользь об этом человеке нельзя было обмолвиться. Однако в тот далёкий год произошёл, как это сейчас модно говорить, информационный взрыв. Никита Сергеевич Хрущев, в ту пору всё ещё руководитель партии и страны совершенно случайно попал на закрытый просмотр кинофильма французского режиссёра Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». Фильм чрезвычайно взволновал старого лидера.

- «Так ведь это же герой!» - и завертелось. Желая угодить всемогущему руководителю 

практически во всех газетах и журналах того времени появились статьи о «Сотруднике невидимого фронта»- Рихарде Зорге. Ему было присвоили звание Героя Советского Союза, (посмертно!), а люди с ним работающие получили боевые ордена и медали.

Надо сказать, что к этому времени в странах Запада было издано порядка тридцати книг о нём. Советские издательства быстро ликвидировали имеющее отставание.

Западные писатели в своих произведениях старались сделать из него сверхчеловека, циничного прожигателя жизни и вообще авантюриста по своей натуре.

Советские авторы писали о нём, как о непогрешимом коммунисте- интернационалисте, не имеющем никаких недостатков и не совершающем ошибок. 

Годы летят со скоростью курьерского поезда. В наши дни имя этого человека, уже по другим причинам, стало упоминаться всё реже и реже. Так кем же он был на самом деле и на каком основании отставной шеф Центрального разведывательного управления США назвал его «Звездой советского шпионажа»?

Зорге родился в Российской империи, в городе Баку, в семье немецкого механика нефтяного промысла Адольфа Зорге. Его мать была русской,из бедной семьи железнодорожного рабочего. Рихард был самым младшим из четырёх её детей. Он был ещё совсем маленьким ребёнком когда семья перебралась на постоянное жительство в Германию. Прошло ещё несколько лет и в Европе прогремели залпы Первой мировой войны. Молодой человек писал высокопарные философские стихи и мечтал о ратных подвигах. Зорге того времени считал, что человек должен быть оригинальным не только в мыслях, но и в поступках, и что подвиг существует ради самого подвига. Как только ему исполнилось восемнадцать, так и не окончив реальное училище, юноша убежал из дому, и тут же записался добровольцем в действующую армию. Рядового Зорге отправили воевать в соседнюю Бельгию. Убитые и раненные вдоль дорог, потоки крови в мгновение ока охладили юношеский романтический пыл. Спустя годы в своих дневниках Зорге написал: «Первая мировая война оказала глубочайшее влияние на всю мою дальнейшую судьбу. Если бы даже у меня не было бы никаких других убеждений, одной только ненависти к этой войне было бы достаточно, чтобы я стал коммунистом…».Его ранили трижды. На фронте сложили головы два брата. 

Солдата Зорге уволили из армии, по инвалидности. Аттестат о среднем образовании ему выдали только в 1917 году, а уже спустя год торжественно вручили диплом берлинского императорского университета имени Вильгельма. 

Ещё через год Рихард стал доктором государства и права с учёной степенью по экономике Гамбургского университета. Помимо занятий наукой молодой учёный и революционер принимал самое живое участие в матросском восстании в городе Киль, доставал и раздавал оружие. Затем занимался подобными делами в Берлине, за что и был выслан из города властями. Революционная деятельность не мешала ему заниматься любимой наукой. Молодой коммунист в это время служил сотрудником Франкфуртского института социальных исследований.

В столицу молодого государства рабочих и крестьян Рихард Зорге приехал в 1924 году по приглашению исполкома Коминтерна. Как по своей привычке всё делать быстро, он уже через год, он стал членом ВКП (б) и конечно получил гражданство СССР. 

В клубе немецких коммунистов он познакомился с тогдашним шефом советской разведки Яном Карловичем Берзиным. Друзья много рассуждали о международном положении. Ян как мог подогревал интерес Рихарда к дальневосточными проблемами. Наконец настал тот день, когда руководитель разведки услышал то, что хотел.- «Я заболел Дальним Востоком. Пошлите меня в Китай!». Зорге перешёл на работу в Разведывательное управление Рабоче- крестьянской Красной Армии. Началась многолетняя работа нелегала. Официально он действовал под прикрытием должности корреспондента популярных газет «Франкфуртер цайтунг» и «Бёрзен курьер». Спустя год разведчик попал в аварию, управляя мотоциклом, и лишь чудом избежал разоблачения. Из последних сил, стараясь, как можно дольше не потерять сознание, Зорге всё же сумел передать имеющиеся при нём секретные документы Максу Клаузену, радисту и шифровальщику их разведгруппы.

 

------------------------------------------------------------------------------------------

Политическая обстановка на Восточных рубежах Советского Союза обострилась до крайности. Дело в том, что милитаристская Япония отказалась подписать с Советским Союзом пакт о ненападении. Страна восходящего солнца превращалась в наиболее вероятного союзника третьего рейха и открытого врага Страны Советов.

Берзин диктовал задание своему лучшему агенту. «Необходимо выяснить, каковы планы Германии и Японии, откуда Советскому Союзу грозит главная опасность. Эту операцию обозначим кодовым именем - „Рамзай"».

 «Почему такое странное название — „Рамзай?" — поинтересовался в свою очередь Рихард Зорге.

„Рамзай" — значит „Р.З.", а „Р.З." — это Рихард Зорге». Просто и коротко пояснил шеф разведки.

 Зорге понадобилось несколько лет на то, что бы изучить экономику, культуру и историю императорской Японии. Параллельно с этим он учил японский язык. Поэтому на работу в Японию поехал уже крупный востоковед. Позже он написал «Если бы мне довелось жить в условиях мирного общества и в мирном политическом окружении, то я бы, по всей вероятности, стал учёным. По крайней мере, я знаю определённо — профессию разведчика я не избрал бы». 

 Радистом к себе «Рамзай» попросил направить Макса Клаузена. Они были знакомы ещё по работе в китайском Шанхае.

 Замечу тебе, дорогой мой читатель, что шифр, используемый Клаузеном, не удалось расшифровать ни японским, ни европейским дешифровщикам. Дело в том, что в качестве ключа советский разведчик использовал малоизвестные статистические ежегодники рейха. Этот не хитрый приём позволял варьировать шифр до бесконечности. По другому каналу полученная информация по конспиративным каналам передалась в Москву на микропленках. Фото снимки, при помощи специально созданной аппаратуры уменьшали до размеров точки, которую затем наклеивали специальным клеем в конце строки письма самого банального содержания.

 На серьёзнейшую операцию, под кодовым названием «Просо» боссы советской разведки выделили всего сорок тысяч долларов. Просто мизерную сумму денег, учитывая, что группа Зорге, в то время уже состояла из двадцати пяти человек. Пришлось заниматься бизнесом. Так например Клаузен и Мияги изготавливали и продавали гравюры пользующиеся у покупателей постоянным спросом. Ещё один член группы «Рамзая» -Вукелич работал не только как фотограф и шифровальщик, но так же получал вполне легальную зарплату, будучи токийским представителем французского телеграфного агентства «Гавас». 

В 1938 году произошло событие, едва не ставшее причиной провала всей, с таким трудом созданной, системы советской разведки на Дальнем Востоке. Границу между СССР и Маньчжурией перешёл, ни кто-нибудь, а сам начальник управления НКВД по Дальнему Востоку комиссар госбезопасности 3-го ранга товарищ Генрих Люшков. Так уж вышло, что в это же время Маньчжурскую границу пересёк и корреспондент известной фашистской газеты «Ангриф» Именно его Ивар Лисснер. Японские пограничники попросили его перевести показания беглого Люшкова. Выяснилось, что беглый комиссар бежал из стары опасаясь новой волны сталинских репрессий. Из столицы Японии за предателем присылают специальный самолёт, а затем прячут в одном из самых охраняемых зданий военного ведомства. Люшков рассказывает всё, что знает. Его информация настолько ценная, что германский военный атташе подполковник Шолл, изучив её, пишет шефу германской разведки адмиралу Канарису прислать в Токио одного из своих сотрудников. Зорге узнает об этом одним из первых, и не от кого-то, а от самого Шолла, который доверял соотечественнику и другу Зорге, как самому себе .

Никогда ранее контрразведкам Японии и Германии не удавалось столь близко подойти к тайнам советских спецслужб. Используя свою дружбу с немецким атташе Зорге, с большим трудом, но всё же удаётся заполучить и переснять документ содержащий сто страниц убористого текста, составленный на основе показаний предателя Люшкова. Микропленки немедленно летят в Москву. В считанные часы на Лубянке поменяли все кодовые таблицы, по которым шифровались донесения разведчиков- нелегалов во многих странах.

«Рамзай» использовал в своей работе информацию полученную из ста шестидесяти источников. Премьер-министр Японии, министры, генералы, крупные промышленники сами того не зная были его осведомителями. Что бы войти в доверие к немецкому послу в Японии Эйгену Отто и даже редактировать посольские донесения из Токио в Берлин, советскому разведчику пришлось вступить в нацистскую партию.

Рихард Зорге и его подчинённые никогда не применяли в всоей работе какое-либо насилие или шантаж. Рамзай умудрялся добывать ценнейшую информацию благодаря новым, почти неизвестным технологиям обработки открытой или полуоткрытой информации. Явное большинство советских разведчиков того времени считали, наша задача получить информацию и побыстрей отправить её в Москву, а уже там разберутся, что к чему. Зорге работал по совсем другой системе, а именно - добыть информацию, проверить и ещё перепроверить, затем проанализировать и уж потом сообщать в Центр. Уже после его смерти специалисты разных стран писали, что никогда ещё в истории разведки не существовало столь смелой и успешной подпольной организации.

В июле 1940 года, то есть аж за пять месяцев до утверждения Гитлером известного «Плана Барбаросса» — директивы о войне с Советским Союзом —Рамзай передавал сообщения о подготовке фашистского вторжения!

Спустя десять месяцев, а именно в мае 1941 года он передал в Центр точную дату нападения Германии на Советский Союз, сообщил точное количество немецких дивизий.

Сдаётся мне, что этническому немцу Рихарду Зорге новое руководство разведцентра элементарно не доверяло. Не доверял и лично товарищ Сталин. 

Вождь и учитель всеми силами старался не дать повода германскому правительству для агрессии на нашу страну. А любую информацию о том, что немцы готовятся выступить против Страны Советов, рассматривал не иначе как дезинформацию.

Рамзай упорно продолжал доказывать сведения передаваемые достоверны. Они перепроверены не один раз. В ответ на это его группе вдвое урезали и без того скромные денежные ассигнования. Группу постоянно дёргали на выполнение второстепенных заданий. Зорге начал ощущать за собой слежку людей из кемпентай — японской контрразведки.

В середине 1941 года Зорге, ценой невероятных усилий смог раздобыть сведения чрезвычайной важности.- Япония собирает силы для начала войны на Тихом океане, военное ведомство страны восходящего солнца усиленно готовит нападение на американскую базу Перл-Харбор. Добывая эти сведения он был вынужден поставить на карту прежде всего свою жизнь судьбы своих помощников. Он уже тогда видел в Соединенных Штататах потенциального союзника СССР. Как мы теперь знаем наш разведцентр эту информацию американцам так и не передал!

Информация группы Рамзая о том, что Япония не вступит в войну против Советского Союза, сыграло немалую роль в принятии ставкой Главного командования судьбоносного решения о переброске новых, хорошо обученных военных формирований с Дальнего Востока и Сибири под Москву. 

Между тем агенты японской разведки арестовали члена группы Рамзая — Одзаки. Его подозревали не в шпионаже, а в принадлежности к запрещённой коммунистической партии. 

На допросах он выдал художника Мияги. Обыск доме последнего был успешным. Контразведчики нашли много компромитирующих материалов. 

Следом были арестованы Клаузен и Вукелич, чуть позже и Рихард Зорге. 

Арест Рамзая вызывает переполох не в Москве, а в германском посольстве. Военный атташе прекрасно понимал, что дружеские отношения с этим человеком, обойдётся ему очень дорого, а поэтому германский дипломат приложил все усилия, чтобы по возможности замять эту историю. Он неоднократно писал в Берлин, что немецкий гражданин Рихард Зорге стал жертвой интриг японской полиции. И ему почти удалось доказать это, несмотря на обличающие Зорге показания арестованных. Лишь после того, как в дело вмешался резидент абвера на Дальнем Востоке Ивар Лисснер, стало окончательно ясно, господин Зорге не кто иной как агент Кремля. Можно ли было обменять Рамзая? Была ли в те годы подобная практика?

Польские спецслужбы, освободили нашего разведчика по фамилии Федичкин в 1930 году, а американцы — резидента Народного комиссариата внутренних дел в Нью- Йорке Овакимяна в сентябре 1941 года. Однако руководство нашей разведки такой задачи перед собой не ставило.

После ареста Рамзая арестовали его жену, сослали под Красноярск, где они и умерла в 1943 году.

Следствие по делу группы Зорге продолжалось почти два года. Несмотря на постоянные требования немецкого правительства выдать им германских подданных Рихарда Зорге и Клаузена, японское правительство на этот шаг не пошло. «Ни один из японских законов нами нарушен не был. Я уже объяснял мотивы своих поступков. Они являются логичным следствием всей моей жизни. Вы хотите доказать, что вся моя жизнь стояла и стоит вне закона. Какого закона?»- утверждал он на суде. 

Мияги уже не было в живых. Вукелич умер через полгода после описываемых событий. Клаузена приговорили к пожизненному заключению. Американские войска освободили его в 1945 г. Апеляционный суд отклонил ходатайство нашего разведчика. Смертная казнь- таков был вердикт суда. Однако ещё год Зорге в одиночной камере ждал смерти.

 

7 ноября 1944 года за ним пришли. Начальник тюрьмы господин Ичидзима с пафосом произнёс:- «Сегодня ваш праздник. Надеюсь, вы умрёте спокойно. Не хочет ли господин Зорге добавить что-либо к своему завещанию. Более такой возможности, я надеюсь, не представится.»

«Вы правы, господин начальник тюрьмы: сегодня у меня праздник. Великий праздник — двадцать седьмая годовщина Октябрьской социалистической революции. »

В соответствии с принятым в Японии ритуалом, на казни присутствовал буддийский священник. Ему вменялось в обязанность прочитать молитву у тюремного алтаря. Но, повернувшись к священнику, Зорге учтиво произнёс:

 «Я благодарю вас за вашу любезность. Ваши услуги не понадобятся. Я готов».


Сохранившийся до наших дней медицинский протокол свидетельствует приговорённого Зорге сняли с виселицы, сердце его билось ещё целых восемь минут. Позже сотрудники тюрьмы Сугамо рассказывали журналистам, что этот мужественный человек встретил свою смерть исключительно мужественно с гордо поднятой головой.

 

 

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.