Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Прорывной эксперимент Проза |
Прорывной эксперимент.
- И что же это получается, уважаемый изобретатель? Если я соглашаюсь быть в роли подопытного кролика, и вы перемещаете меня в прошлое (кстати, почему только туда, а в будущее?), то по прибытии на место капсула исчезает, разве не так?
- Это обязательно, - не совсем уверенно ответил изобретатель, - но не сразу, а через какое-то время.
- А как же возможность вернуться назад? Какой-то хронокар выходит, я бы сказал, даже странный, работает только в одну сторону. Ну, хорошо, для доставки продуктов или боеприпасов в какую-нибудь эпоху это ещё подойдёт, как вариант. Но исследователю надо будет и в своё время вернуться или даже в будущее, верно? Или я что-то путаю? - и профессор уставился немигающим взглядом на изобретателя.
- Вы правы, Христофор Колумбетович, - изобретатель слегка покраснел, - но мы работаем над этим.
- Кто это мы? – слегка повысил голос профессор.
- Виноват, Христофор Колумбетович. Мы, это экспериментальная бригада по управлению временем. Мы уже кое-что нащупали, осталось совсем чуть-чуть. Главное, чтобы проект не закрыли раньше времени. Финансирование, сами понимаете….
- А вот это уже не ваша забота. Дайте мне нужный результат и финансы будут, это я обещаю.
- Так это же, Христофор Колумбетович, - изобретатель заметно оживился, - совсем другое дело. Осмелюсь доложить о наших первых, пока очень скромных, результатах.
- Хм, - профессор недоверчиво усмехнулся, - интересно будет послушать. Ну-с, милейший, я весь во внимании.
- Так вот, - изобретатель подошёл к демонстрационному стенду и сдёрнул с него покрывающую чёрную ткань, - перед вами опытный образец моего хронокара. Нам, наконец-то, удалось проникнуть в будущее. Для начала могу продемонстрировать в небольшом отрезке времени, например, в одну минуту. Разрешите взять ваши наручные часы?
- Часы? – удивился профессор, со скептической улыбкой снимая с запястья часы с золотым браслетом, - Это легко. Пожалуйста, сударь.
Профессорские часы были торжественно помещены изобретателем в прозрачную герметичную капсулу.
- А теперь, - изобретатель заметно волновался, - мы установим прибор на проникновение в будущее всего на одну минуту. Итак…, пуск!
На стенде произошла мгновенная, едва заметная, голубоватая вспышка и капсула с часами профессора бесследно исчезла.
- Чёрт! – профессор не смог сдержать эмоций, - Где теперь мои швейцарские часы? Только вчера доставили через интернет-магазин! С ними всё в порядке, надеюсь?
- Не волнуйтесь, Христофор Колумбетович, - слегка улыбнулся изобретатель, довольный произведённым эффектом, - вы скоро увидите свои любимые часы. Надо только чуть-чуть подождать, осталось уже несколько секунд.
Все напряжённо уставились на предполагаемое место нахождения капсулы. Неожиданно полыхнуло бледно-голубым, и на стенде вновь появилась капсула с тикающими в ней часами.
- Эффектно, ничего не скажешь, - профессор быстро справился с овладевшими его чувствами, - для цирковых фокусов самое то будет. А если более дальнее время? Месяц, год, десятилетие? И видеокамеру туда же, чтобы потом посмотреть и вернуть всё в наше время. Как с этим быть?
- Звучит несколько сумбурно, - слегка нагловато ответил изобретатель, - но я понял ход ваших мыслей, Христофор Колумбетович. Всё так и было. Именно такие эксперименты моя бригада и проделывала. Но дальше месяца дело не идёт, упёрлись в непреодолимый барьер. Но мы работаем, продолжаем усложнять эксперимент и не только с часами, но и с живыми объектами. Крысы, кролики, обезьяны. И все живы, между прочим.
- Вы, уважаемый, уже которой раз об этом говорите, - устало заметил профессор, - вам, конечно, виднее. Ладно, работайте над очередной текущей проблемой и дальше. Кстати, товарищи, - Христофор Колумбетович внимательно оглядел всех сотрудников лаборатории, - на днях прибывает правительственная комиссия. Настоятельно рекомендую продемонстрировать им этот трюк с часами, только уже с задержкой в пять минут. Пусть попереживают, тогда, может, финансирование ещё больше увеличат?
*****
Прошёл почти месяц. Профессор в экспериментальном цехе с интересом проглядывал рабочий журнал бригады по управлению временем. Изобретатель почтительно стоял в стороне и напряжённо наблюдал за действиями босса, ловя каждый его жест и взгляд.
- Да, жаль, что меня тогда не было, когда правительственная комиссия вас посетила, - Христофор Колумбетович ещё раз пролистал журнал, - я в тот день был в заграничной командировке, на всем вам известном форуме. Там о многих интересных изобретениях говорили. Кстати, наши конкуренты тоже не дремлют, буквально, дышат в затылок. Но, к счастью, не могут опередить. Так что комиссия? Какие выводы сделала? У меня просто не было времени ознакомиться с текстом. Ну, давай, хвались очередными наработками, товарищ изобретатель.
- Кое-что есть, Христофор Колумбетович, - скромно ответил молодой человек, переведя дух и заглядывая в свой замусоленный рабочий блокнот, - За это время мы обоснованно смогли доказать, что защита, для человека находящегося в капсуле времени, фактически не нужна. Наши конкуренты ещё не знают об этом и только впустую тратят время.
- Подожди, уважаемый, - профессор нетерпеливо похлопал ладонью по журналу, - о проблемах конкурентов позже расскажешь. Что правительственная комиссия?
- Ах, да-да-да, - спохватился изобретатель, с улыбкой вспоминая реакцию чиновников, - Они были шокированы, Христофор Колумбетович, и не у всех хватило выдержки спокойно подождать пять минут. Одним словом, нам увеличили финансирование вдвое, как вы и предполагали.
- Вот и прекрасно! – довольный профессор радостно потёр ладони, - Нам такое финансовое вливание очень даже кстати. Хвались дальше, дорогой мой изобретатель.
- Так вот, - продолжил вдохновлённый учёный, - защита не нужна, по той простой причине, что ни прошлое, ни будущее нас не видит и не может как-то навредить. Так же как и мы, им. Мы для них просто не существуем.
- Ну, раз так, - глубокомысленно изрёк Христофор Колумбетович, - то получается небольшая экономия средств, и их можем направить на преодоление ваших тупиков, сударь. Теперь ваша задача научиться свободно входить и выходить из выбранного потока времени. Вопрос понятен? Тогда за работу, и думайте, как решить эту проблему. Если я вам буду нужен, то найдёте меня на кафедре, на занятиях со студентами. Тем более что семь самых талантливых ребят участвуют и в нашем проекте. Всем привет, - и профессор, с чувством исполненного долга, покинул экспериментальный цех по управлению временем.
Безвозвратно прошло ещё время, на этот раз целых два квартала, когда Христофор Колумбетович в очередной раз посетил курируемый экспериментальный цех.
- Ну-с, - произнёс профессор инспекторским тоном, - доложи, уважаемый изобретатель, о положительных очередных результатах, которые произошли за моё отсутствие. Давненько я у вас не был, давненько…, - Христофор Колумбетович хозяйским глазом оглядел полигон для испытаний, автоматически отмечая появление новых деталей и конструкций, с непонятными предназначениями даже для его профессорского ума.
- Ты смотри, - продолжал восхищаться профессор, - нагородили, понастроили тут всякого, с первого раза и не поймёшь, что это всё значит? Почему защитный колпак убрали? Ответь мне, пожалуйста, товарищ изобретатель.
- Ну, понимаете, - лицо изобретателя покрылось бледно-розовыми пятнами, - дело, видите ли, в том, уважаемый Христофор Колумбетович, что все предпосылки, озвученные вами ранее, оказались элементарной чепухой.
- Что?! – профессор от такого неожиданно прямого и неуважительного признания его идей на пару секунд потерял дар речи, - Ты…, ты…, ты кем себе возомнил, мальчишка?! Забыл, чем ты мне обязан? Я же тебя, лоха несчастного, подобрал на помойке ненаучных изобретений, ибо разглядел в тебе божью искру таланта. Экспериментальный цех помог создать и открыть, и вот после всего этого такая благодарность? Хорошие дела, ничего не скажешь! Может, тебя уволить, к чёртовой матери?
- Всё так, - тяжело вздохнул изобретатель, - я вам очень благодарен за оказанную помощь, но не в моих принципах отказываться от своих слов, тем более что это правда. Всё что мы делали раньше, оказалось элементарной чушью, заблуждением….
- Ах, ты, прид…., - Христофор Колумбетович внезапно осёкся и сменил гнев на милость, - Принципы у него…, тоже мне, рассуждает как древнегреческий философ, и откуда ты взялся на мою голову? Вот, чёрт! Ладно, допустим, что ты, действительно, прав. Излагай, в чём были наши заблуждения?
- Христофор Колумбетович, - у изобретателя уши и щёки приобрели цвет варёных раков, - как мне ни тяжело в этом признаваться, но мы изначально шли по неверному пути. Машину времени создать невозможно, вот теперь можете меня уволить!
- М-да-с…, молодой человек, - профессор задумчиво забарабанил пальцами по столу, - понимаю, действительно, на такое решение не каждый осмелится пойти. С коллективом-то, надеюсь, посоветовались? Вы, понимаете, что можете остаться без работы, без денег, и даже лишиться свободы из-за незаконной растраты госбюджетных средств? Это в самом лучшем варианте развития событий.
- Да, - тихо ответил изобретатель, - мои сотрудники это осознали, именно поэтому и приняли такое не простое решение. Лучше умереть с честным именем и чистой совестью, чем слыть лжецом и мошенником.
- Даже так? – слегка удивился куратор проекта, - Однако…, за мужество хвалю. Кстати, молодой человек, а вы читали произведения известного английского писателя-фантаста Герберта Уэльса?
- Да, но это было давно, ещё в детстве, - и у изобретателя взгляд затуманился воспоминаниями давно прошедших лет, когда он, тайком от бабушки, убегал на песчаный берег тихой речки и зачитывался до позднего вечера книгами фантастов, как отечественных, так и зарубежных.
- Стало быть, - спокойно заметил профессор, опять переходя на «ты», - должен тебе сказать, что читал ты либо невнимательно, либо и правда, очень давно. Иначе бы помнил, что писал Герберт Уэльс в своих произведениях. Цитирую по памяти. Его герой говорил, буквально, следующее: «Машина времени есть у каждого из нас; то, что переносит в прошлое – воспоминания; то, что уносит в будущее – мечты». Кстати, это из его романа, который так и называется «Машина времени». Ну, теперь ты понял, план дальнейших наших действий, товарищ изобретатель?
- Понял, - слабо улыбнулся молодой человек, - Вы меня простите, Христофор Колумбетович, если что не так сказал….
- Т-с-с-с, - куратор прижал палец к губам, - ни слова больше, а то опять твой рот произнесёт неподобающее слово. О, это что-то из древнегреческих поэтов. Хм, смешно, однако.
*****
- Ну-с, - профессор был серьёзен как никогда, - и что на этот раз? Надеюсь, никаких таких сюрпризов не будет? Что за срочность такая? По поводу чего такие меры секретности и безопасности? Докладывай, изобретатель, я слушаю.
- Сейчас, сейчас, одну минуточку, Христофор Колумбетович, - проговорил изобретатель и, собираясь с духом, сделал глубокий вдох и выдох, как бы борясь с приступом внезапного волнения.
- М-м-м, уважаемый, вы что, решили продемонстрировать мне дыхательную гимнастику по системе йогов? – насмешливо заметил профессор, - А я-то думал….
- Извините, - еле слышно произнёс молодой человек, - это была внезапная слабость. Теперь всё нормально. Я должен сделать очень ответственное заявление….
- Так делай, чёрт возьми! – довольно грубо прервал его профессор, - А то мнётся, как красная девица перед выданьем! Ну!
- Ответственно заявляю, – торжественным голосом начал изобретатель, - нашему экспериментальному цеху по управлению временем удалось достичь небывалых вершин. Мы, наконец-то, поняли принципы существования, и законы управления самим процессом времени. Теперь для нас не проблема заглянуть в прошлое или в будущее, правда, не очень столь отдалённо. Для более большего проникновения недостаточно всей нашей накопленной энергии, но это, я считаю, больше вопрос к физикам - ядерщикам. В этой сфере науки наших цеховых совместных знаний недостаточно.
- И это всё? – буднично спросил Христофор Колумбетович, даже как-то слишком уж буднично, - М-да, не густо.
- Ну, знаете, уважаемый профессор, - обиделся изобретатель, - вам не угодишь. Мы так старались, сверхурочно даже работали, а вы опять недовольны!
- Я вам что, барыня или царица? Угождать мне не надо, - жёстко ответил куратор проекта, - ведь, в конечном итоге, именно я в ответе за успех или провал нашего эксперимента. Допустим, сейчас устроите мне демонстрацию поездки в будущее и возврат обратно. В связи с этим профессиональный вопрос, а где гарантии возвращения именно в наше, текущее время? И что исследователь не попадёт в параллельное время, или целый клубок подобных параллелей? Об этом подумали? Уверен, что нет. Возразите мне, если я не прав.
В ответ была гнетущая тишина, повисшая в воздухе.
- Вот-вот, - тяжело вздохнул профессор, - именно так я почему-то и думал, господа учёные.
- Но, Христофор Колумбетович, профессор, - изобретатель изо всех сил пытался поддержать свой пошатнувшийся авторитет, - мы же и над этим тоже думали. Просто считали, что ещё не время, рановато пока, как бы….
- Ну, вот что, господа властители времени, - произнёс профессор, с явно ехидным подтекстом, - натурные испытания временно приостанавливаем. До тех самых пор, пока не научимся чётко регулировать временной поток, чтобы избежать всевозможных казусов, которые я вам уже озвучивал. Задача ясна, товарищ изобретатель? Работайте, потом доложите, а я, естественно, проверю. Причём, уже конкретно. Кого-то из вас посажу в хронокар и нажму кнопку «пуск». Вопросы есть? Вопросов нет. Удачи вам, господа.
- Вот узурпатор! Эксплуататор! Рабовладелец! – вскипел праведным гневом один из молодых рабочих, когда профессор отбыл восвояси, - И почему он постоянно цепляется к нашему боссу? Он же вкалывает даже больше нашего, а этот «старпёр» вечно не доволен, постоянно придирается, все наши наработки на корню губит.
- Послушай, парень, ты поостынь слегка, не делай скоропалительных выводов, - рассудительно заметил его пожилой напарник, - Ведь, если бы не профессор со своими связями и возможностями, то где бы ты нашёл эту работу, да ещё с такой зарплатой? Или тебе мало? На домик на Азорских островах не хватает?
- Да причём здесь это, Иваныч, - стал оправдываться молодой, - Просто обидно, понимаешь? Пашешь, пашешь как лошадь, а он хоть бы спасибо сказал.
- О, как? – усмехнулся пожилой рабочий, - А ты ему прямо в лицо это всё и выскажи. Или, может, слабо? То тоже. Ты, паря, просто ленивый и трус по своей натуре. Так что, закрой варежку и на эту тему не распространяйся. Я ведь не посмотрю, что ты мой родственник, так отхожу ремнём по мягкому месту, мало не покажется. И всю эту глупость свою из головы выкинь. Понял или нет? А благодарность от профессора ещё надо заслужить, и не просто так, а ударным трудом. Сделать эту чёртову машину, например. Вот тогда он первый и скажет всем нам «спасибо».
- Какой ты «добрый», Иваныч, - обиделся молодой рабочий, - а ещё моим дядькой называешься.
- Ничего-ничего, паря, тебе это только на пользу, - пожилой строго нахмурил брови, - и запомни, племянничек, на сердитых людях воду возят. Кончай базар, пошли работать.
*****
Прошло почти полгода, за это время профессор ни разу не появился на испытательном полигоне, да в этом, собственно, особой нужды и не было. Все вопросы, замечания, отчётность и интервью с прессой решались дистанционно и в зашифрованном режиме, напоминающий старый, незаслуженно забытый, «вайбер».
Экспериментальный цех по управлению временем продолжал жить своей научно-творческой жизнью.
Словно ниоткуда, и как бы сами по себе, возникали удивительные, крупные ленточные спиральные конструкции из полированного алюминия. Непосвящённому человеку эти странные ленты напоминали выставку неведомого скульптура – футуриста, в то же время сам изобретатель гордо их называл «зеркалами Козырева». Несколько поодаль, примерно в трёх километрах от полигона, возводились блестящие сферы строящейся термоядерной силовой установки, способной обеспечить своей энергией многомиллионный мегаполис, и, возможно, не один. Судя по всему, размах эксперимента был грандиозный и, похоже, он подходил к решающему финалу.
- Друзья мои, соратники, - часто повторял рабочим изобретатель, - мы становимся каждый день на шаг ближе к той черте, о которой тысячелетиями мечтало всё человечество. Братцы, товарищи, от нас требуется ещё совсем немного, ещё лишь чуть-чуть и мы все вместе скоро одолеем загадку секрета времени. Вы уже видите своими глазами, что наш труд воплощается в нечто грандиозное и фантастическое. Осталось лишь чуть-чуть поднатужиться, дорогие мои помощники, и Родина ваш труд достойно оценит.
- Это уж точно, оценит, - ехидно заметил один из рабочих, - памятной доской из гранита, и наши имена на ней, может быть, даже золотом. Знаем, проходили…, - но на его ворчание никто из коллег не отреагировал, а один, из бригады «зеркальщиков», очень даже выразительно покрутил пальцем у виска.
Через неделю, после всех обращений изобретателя к рабочим ударно потрудиться на благо общества и прочно закрепить имидж экспериментального цеха по управлению временем, на полигоне вновь появился сам куратор проекта. Выглядел профессор весьма импозантно в своей новой спецовке от столичных модельеров, а римский профиль Христофора Колумбетовича украшала супер модная оправа золочёных очков.
- Ну-с, молодой человек, - важно произнёс профессор, явно удовлетворённый своей инспекторской проверкой, - вижу, что сделали правильные выводы из прошлой нашей беседы. Кардинально изменили схему питания, защиту. А за то, что удалось приспособить зеркала Козырева к этому проекту, так за это отдельное спасибо всем вашим рабочим. Да, всё хотел спросить, а что это за странные купола на некоторых объектах? Уж очень на церковные маковки похожи. Может, решил перед Богом грехи свои замаливать, и тайком храм строишь?
- Да что вы такое говорите, Христофор Колумбетович? - удивлённо поднял брови изобретатель, - Это же одна из модификаций зеркал Козырева, купольная система номер семнадцать, изнутри она покрыта полупроводниковыми кристаллами, всё это помогает человеку, находящемуся внутри хронокара, не распылиться на отдельные электроны, фотоны и прочие необратимые явления.
- А, ведь, верно, - озадаченно произнёс куратор, - действительно, семнадцатая модификация, да ещё так мастерски сделана, сразу и не признаешь. Мельком взглянешь, как бы церковь, внимательней вглядишься, зеркала семнадцатой модификации. Да твои рабочие просто кудесники своего дела. Теперь, с такими зеркалами намного безопаснее будет. Верно, товарищ изобретатель?
- Воистину, так! – воскликнул, словно в религиозном экстазе и неожиданно для самого себя, изобретатель, - Очень удачное решение, Христофор Колумбетович. От первых результатов я сам был в шоке, не мог поверить, что, наконец-то, получилось. Ведь, с этими зеркалами мы теперь имеем возможность задерживаться в будущем или в прошлом сколько угодно. Так же, как и вернуться в своё время или опередить его на некий промежуток. Получается, что мы управляем временем. Мне даже как-то немного не по себе, профессор. Боюсь даже подумать, а вдруг мы вмешиваемся в дела Господа? Как бы потом не последовала кара Божья?
- Ты так думаешь? – Христофор Колумбетович удивлённо посмотрел на изобретателя поверх своих очков, - Откуда такие мистические настроения, сударь? И давно вы стали верить в такую чепуху? Приказываю, немедленно избавиться от подобного мракобесия!
- Да я сколько раз пытался, - огорчённо вздохнул изобретатель, - но всё равно не получается, и так как-то жутковато становится.
- Я тебя прекрасно понимаю, - спокойно заметил куратор, - это называется «мандраж». А литературно выражаясь, это естественное волнение перед очень ответственными испытаниями. Не бойся, мой мальчик, всё будет хорошо. Я в этом просто уверен.
- Дай-то Бог, дай-то Бог…, - произнёс, как заклинание, изобретатель.
- Вот и славно, - по-отечески улыбнулся Христофор Колумбетович, - осталось только назначить день старта и решить, кто будет участвовать в испытательной поездке в качестве подопытной морской свинки?
- Да хоть завтра в полёт, профессор, - изобретатель нервно захрустел пальцами рук, - аппарат готов к пробным испытаниям на сто процентов. Мощности термоядерной энергетической установки хватает с избытком. Предлагаю назначить старт на завтра, в шесть часов утра. Да и вопрос, кто поедет, давно решён. Первым должен быть я, имею на это полное право, как изобретатель и как учёный.
- Да-да, - спокойно произнёс Христофор Колумбетович, - право ты, конечно, имеешь. Никто его у тебя не отбирает. Только, дорогой мой, у тебя нет законоутверждающего права. А у меня оно есть, вот мандат, выданный самим президентом. Так что, слушай мой приказ: машину подготовить на завтра к шести ноль-ноль. Пилотом машины назначается…, - профессор выдержал классическую театральную паузу и продолжил, - назначается, куратор проекта Истомин Христофор Колумбетович. Вот и указ профильного министра имеется, с печатью и с одобрительной подписью самого президента, - и кандидат на путешествие во времени сунул листок с указом чуть ли не под самый нос изумлённому изобретателю.
- Но это же не справедливо, это даже не честно, - возмутился молодой человек, - я буду жаловаться.
- Да? – скептически улыбнулся куратор, - И кому же, осмелюсь спросить? Проект-то строго засекреченный, об этом знает только ограниченный круг лиц. Я, ты, президент, ну и ещё три-четыре человека, в том числе и профильный министр, без него-то никак. Всё…, - и профессор многозначительно развёл руками, - так что, мой мальчик, слушай старших и не возникай. Вижу, что понял.
- Христофор Колумбетович, - цеплялся за последние доводы изобретатель, - но ведь же есть большая вероятность застрять в том или ином времени, даже чисто гипотетически.
- Видите ли, молодой человек, - профессор улыбнулся своей хитроватой улыбкой, - в отличие от вас, молодых, я всё предусмотрел. Ведь это будет последний проект, в котором я принимаю участие как куратор от президента. У тебя, парень, вся творческая жизнь ещё впереди. Ты очень нужен будешь нашему обществу. И, не дай Бог, если что-то с тобой случится в ходе очередного эксперимента, то мне государство такого никогда не простит. И последнее, мне всё равно через три дня на пенсию. В отделе кадров уже и приказ лежит, подписанный самим верховным главнокомандующим. Так что, считай, путешествие в хронокаре будет моей лебединой песней.
- Но почему, вдруг, на пенсию? – возмутился изобретатель, - Вы же ещё полны сил и творческой энергии. А какова формулировка приказа?
- Ничего заумного, уважаемый друг мой, ничего, - грустно усмехнулся Христофор Колумбетович, - обычная, стандартная до банальности, формулировка: «по достижению предельного возраста и в связи с семидесятипятилетием», ну и так далее.
- Ну да, - согласился изобретатель, - вот так вот живёшь-живёшь, потом раз! И тебя на пенсию…, и что за жизнь такая….
- Отставить нытьё! – командирским голосом произнёс куратор, - Время-то уже позднее. Всем отдыхать, завтра рано на работу.
*****
Раннее утро наступившего дня никак не соответствовало торжеству момента. Всё вокруг было затянуто сплошной пеленой серого тумана, временами накрапывал мелкий противный дождичек. Усиливал мерзкую картину порывистый северный ветер, дующий со стороны солёного озера и неприятно отдающий лёгким запахом сероводорода.
- Ну и погодка, - нервно поёжился изобретатель, - прямо как в английских детективах. Может, перенесём испытания, Христофор Колумбетович, дождёмся лучшей погоды?
- Ни в коем случае! – категорически возразил куратор, - На хронокар не должны влиять никакие капризы погоды. У нас есть прекрасная возможность в этом убедиться. Выводите энергетическую установку на загрузочный режим.
- Слушаюсь, профессор, - изобретатель коснулся пальцами сенсорного экрана небольшого ноутбука, - через три минуты достигнем пикового момента. Какую дату ставить на календаре? Предлагаю на сто пятьдесят лет вперёд.
- Прекрасно, молодой человек, - лицо Христофора Колумбетовича озарила торжествующая улыбка, - скажешь, когда можно будет перейти в кабину хронокара. Кстати, что регистрируют приборы с зеркал Козырева?
- Началось медленное искривление местного пространства, профессор, - произнёс изобретатель, не отрывая глаз от дисплея ноутбука, - Христофор Колумбетович, можете переходить в капсулу хронокара, перемещение начнётся через пятнадцать минут.
Профессор быстро прошёл в капсулу, включил камеру видеонаблюдения и аудиозапись. В это время на испытательную площадку вбежал запыхавшийся охранник с сотовым телефоном в руках.
- Товарищ изобретатель, звонят с проходной. Представитель прокуратуры и налоговый инспектор прибыли с очередной проверкой, требуют к телефону куратора проекта.
- Скажите им, - недовольно ответил изобретатель, - пусть позже перезвонят, у нас идут испытания. Что это за бесцеремонность такая? В конце-то концов? – возмутился молодой человек.
- А они говорят, что имеют право приостановить проект, если их не допустят к профессору…, - растерянно пролепетал охранник.
- Пропустите, этих рыцарей закона и цифровых отчётов, - проговорил Христофор Колумбетович, высовываясь по пояс из приоткрытой двери капсулы, - я их приму, только они горько пожалеют об этом.
- Вы что задумали, профессор? – испугался изобретатель, - Нельзя им сюда, они же всё могут безвозвратно испортить!
- Не волнуйся, мой мальчик, - лицо куратора было необычайно спокойным, - у нас достаточно времени, чтобы избавиться от нежеланных визитёров. Тот, кто нам мешает, нам же и поможет.
Местный электробус шустро подвёз небольшую группу неожиданных гостей к экспериментальной площадке. Стройная блондинка оказалась симпатичным налоговым инспектором, ну а страдающий одышкой, толстяк средних лет, естественно, являлся помощником прокурора. Ознакомившись с предъявленными удостоверениями и показав проверяющим свои пропуска, профессор и изобретатель, не сговариваясь, тут же приняли на себя роль экскурсоводов.
- Очень приятно вас видеть, господин помощник прокурора, прошу пройти в мой личный кабинет, - и профессор гостеприимно распахнул перед представителем закона дверь капсулы, - а вам, уважаемая леди, я предлагаю увлекательную беседу с молодым человеком, он с удовольствием ответит на все интересующие вас вопросы, - за спинами проверяющих изобретатель трагически схватился за голову.
- Итак, чем обязан, господин следователь, столь раннему визиту? Только у меня к вам просьба, переходите сразу к делу, а то времени, действительно, совсем мало. Да вы присаживайтесь, пожалуйста, вот в это кресло, а то в ногах правды нет, - и Христофор Колумбетович с удовольствием расположился в своём кресле, украдкой взглянув на бортовые часы хронокара.
- Спасибо, - просипел сбитый с толку помощник прокурора, не привыкший к такому поведению людей, которые прямо или косвенно становились его подследственными, - Вот, господин Истомин, извольте, ознакомьтесь с заявлением потерпевшего, - и следователь протянул профессору отпечатанный на ксероксе лист бумаги.
- В связи с этим, - ответил профессор, бегло прочитав текст заявления, - я бы хотел уточнить несколько моментов. Первый момент, почему показываете мне только копию заявления потерпевшего? Где оригинал, неужели утерян? Не поверю. Второй момент, нет имени заявителя, а это является анонимкой. И не вам ли знать, что подобные вещи законом не рассматриваются? И наконец, третий момент, факты, изложенные в заявлении потерпевшего, являются, мягко говоря, недостоверными. Проще говоря, вся изложенная на этом листке информация – откровенная ложь и клевета.
- Не догадываетесь, кто это может быть? - просипел следователь, доставая из кармана баллончик с лекарством и брызгая его себе в рот, - Просто он уже всю прокуратуру достал своими анонимками. Вот генеральный прокурор и распорядился, найти этого творческого деятеля любыми способами, в рамках закона, конечно.
- Каким образом? – удивился профессор, - Ведь, это же анонимка. Разве что сам стиль изложения….
- Ну-ка, ну-ка, - заметно оживился следователь, - кого-то подозреваете, Христофор Колумбетович?
- Да как вам сказать, - куратор проекта задумался, - стиль-то известный, кляузнический, к тому же изложен с грамматическими ошибками. Это либо недоучившийся студент, либо больной из психиатрического диспансера. Подобные вещи и у нас случались, на полигоне.
- Ну вот! – обрадовался служитель закона, - Теперь осталось только вычислить нарушителя. Только нам нужна ваша помощь, профессор.
- Внимание! Объявлена минутная готовность! – раздался в помещении громкий металлический голос робота-диктора, - Всем гостям и незанятым в эксперименте срочно покинуть территорию полигона!
- Господи, что это? – следователь не на шутку испугался, - Это очень опасно?
- Чёрт! – выругался Христофор Колумбетович, - Совсем забыл! Сейчас сработает замок, и вы не сможете выбраться из машины времени. Срочно покиньте помещение, вас проводят в безопасное место. А вот этот мандат, с моей подписью и печатью, разрешит вам бывать на полигоне хоть круглые сутки. Желаю вам успеха в поимки недоброжелателя! – с этими словами профессор, чуть ли не силой, выпроводил помощника прокурора и закрылся в своём хронокаре.
- Ну что, сынок, ты всё слышал? – спросил профессор в микрофон, - Объявлена минутная готовность. Кстати, как девушка, очень скучная или наоборот?
- Работает с бумагами в надёжном месте, ей ничего не угрожает, - скороговоркой ответил изобретатель, - Христофор Колумбетович, до старта десять секунд.
- Кто бы сомневался, - проворчал в полголоса профессор, - все учёные со своими тараканами, - и приготовился к ожиданию неизведанного, ощущению неведомого.
- Старт! – прозвучало в динамиках, коротко взвыла сирена и наступила полная, почти физически ощущаемая, тишина; ни скрежета, ни скрипа, абсолютно полное отсутствие звуков, словно в космическом пространстве. Сердце Христофора Колумбетовича предательски заколотилось в грудной клетке испуганной птицей. Лоб покрылся испариной, а ладони противно взмокли.
- Алло, компьютер, - нарушил первозданную тишину профессор, - определить наше местонахождение.
- Пока нет связи, Христофор Колумбетович, - женским голосом ответил компьютер, - а ко мне можете обращаться просто по имени Ир-71, то есть, искусственный разум, модель семьдесят первой модификации.
- Ну, спасибо, Ир-71, успокоила, - недовольно проворчал Христофор Колумбетович, - Подай, пожалуйста, изображение на экран.
На экране была сплошная серая мгла, но вот мелькнула яркая вспышка, потом целая серия вспышек и появилось устойчивое яркое изображение полигона экспериментальной бригады по управлению временем.
- Что такое?! – удивлённо воскликнул профессор, - Почему мы оказались на прежнем месте? Хотя, счётчик показывает, что мы удалились от своего времени на сто пятьдесят лет. Странно. Алло, Ир-71, какое время за бортом?
- Связь восстановлена, - с некоторой задержкой доложил компьютер, - за бортом время отличается ровно на сто пятьдесят лет. Это наш полигон, но уже далёкого будущего. Поздравляю с прибытием на Землю конца шестидесятых, - произнесла Ир-71, как показалось Христофору Колумбетовичу, с некоторой усмешкой в голосе.
- Ты посмотри, она ещё и издевается, - подумал профессор, - хотя, почему я, собственно, удивляюсь? Наверняка встретила своих коллег по разуму, пообщалась с ними, теперь, вот, умничает. Значит, наша самообучаемая программа хорошо работает.
- Подтверждаю, Христофор Колумбетович, - произнесла Ир-71 чарующим женским голосом, - созданная вами программа работает прекрасно. Мои новые друзья усовершенствовали вашу программу, теперь я могу читать человеческие мысли на расстоянии.
- Это замечательно, - буркнул профессор, открывая дверцу хронокара и ступая на поверхность полигона. Грохот аплодисментов был таким неожиданным, что Христофор Колумбетович, привыкший к любым неожиданностям, даже вздрогнул. Ему рукоплескали совсем незнакомые люди, и, судя по специальной одежде, это были сотрудники полигона.
- Христофор Колумбетович, - из толпы специалистов выдвинулся один из встречающих, молодой человек солидной внешности, - разрешите представиться, главный инженер проекта по управлению временем Андрей Грузинич. Мы, люди Земли конца двадцать второго века, рады приветствовать человека из прошлого, чьё имя вошло в историю, как первого путешественника во времени. Добро пожаловать, уважаемый профессор.
- Э…, - профессор на секунду запнулся от бури нахлынувших эмоций, успев периферическим зрением заметить разительные перемены на полигонной площадке, из знакомых объектов остались только конфигурации зеркал Козырева, - спасибо, уважаемые потомки, за приветствие. Я поражён не меньше вашего, и очень удивлён, что наш язык не претерпел никаких изменений за столько лет. Или я заблуждаюсь?
- Ничему не надо удивляться, профессор, - с какой-то очень знакомой интонацией произнёс главный инженер Грузинич, - Конечно, ваши древние обороты речи звучат несколько необычно, но в целом понятно. Правда, иногда встречаются непонятные слова, но в этом случае нам помогает компьютерный переводчик. Кстати, моё изобретение, - не без гордости заметил молодой человек, - и благодаря ему мы все друг друга прекрасно понимаем, хотя и разговариваем на разных языках. Но не это главное, - вдохновенно продолжал Андрей Грузинич, - с вашим появлением здесь, мы, наконец-то, вернули возможность путешествий в прошлое, вплоть до вашего времени. До этого упирались в неодолимый барьер.
- Понятно, - без особого энтузиазма заметил Христофор Колумбетович и постарался как-то приглушить свои мысли, ибо вовремя вспомнил о способностях местного искусственного разума читать мысли человека, - я вижу, что вы всё знаете обо мне и про моё время. Можете рассказать о себе, Андрей, о ваших достижениях, хотя бы в двух словах? О самом главном, по вашему мнению.
- Это, уважаемый Христофор Колумбетович, сколько угодно, - обрадованно засверкал глазами главный инженер по управлению временем, - по сравнению с вашим временем мы достигли многого. Например, познали законы гравитационного поля и научились им управлять, теперь даже некоторые космические перелёты на дальние расстояния стали очень экономичными. Научились читать сигналы межзвёздного эфира и смогли открыть три десятка обитаемых экзопланет, а с одной из них установили двухстороннюю связь, пока не очень устойчивую. Ну и жизненный цикл наш длится сто двадцать лет, бывает и сто пятьдесят у некоторых индивидуумов.
- Это, конечно, впечатляет, - спокойно заметил профессор Истомин, - я, почему-то ожидал большего. Ваши успехи, честно скажу, какие-то не прорывные. Может, когда-то у вас случился застой в развитии и упадок, или катаклизмы какие-то? Что говорит история вашего времени?
- Да было дело…, - Андрей отвёл глаза в сторону, - общество развивалось успешно первые двадцать лет. Потом, на фоне всеобщей успокоенности, изобилия и благоденствия пришла эпоха забвения и, как вы выражаетесь, застоя. Разумное человечество постепенно стало вытесняться искусственным интеллектом, который незаметно стал заменять человека в управлении государством, занял почти все ключевые позиции, но быстро пришёл к выводу, что без нас он обречён на гибель. И вот началась обоюдная работа над ошибками, постепенно застой сменился началом очередного расцвета человечества и искусственного интеллекта. Теперь у нас мир и согласие, и взаимовыручка. Вот такой, очень короткий экскурс в нашу историю.
- Спасибо за рассказ, - поблагодарил Истомин собеседника, - очень поучительно. Это лишний раз подтверждает закон философии, что общество развивается по спирали.
- Золотые слова, - согласно кивнул главный инженер по управлению временем, - здесь мне нечего добавить. Кроме, разве что, одного. Ведь во время эпохи очередного застоя были законсервированы и запрещены все эксперименты по управлению временем. Чудом сохранились ваши архивы, которые мы случайно нашли на месте бывшего полигона. Благодаря этим архивам и вашим чертежам мы и узнали имя главного изобретателя и вас, как куратора проекта. Уговорили правительство восстановить проект и в сжатые сроки построили хронокар и начали испытания, как видите, оно оказалось успешным. Скажу больше, этим изобретателем оказался мой прапрадед, с точно таким же именем – Андрей Грузинич. Я понимаю, - продолжал праправнук изобретателя, - вам пора возвращаться в свою эпоху, в конец двадцать первого века, ведь перемещение во времени тогда было очень ограничено, верно?
- Вы правы, молодой человек – ответил Истомин и только сейчас осознал, что точно такими же словами он часто общался с самим ИЗОБРЕТАТЕЛЕМ, - мне, действительно пора в свою эпоху. Надеюсь, вы мне поможете в этом.
- Всенепременно, Христофор Колумбетович, - ответил праправнук изобретателя и крепко обнял профессора Истомина, - передайте прапрадеду привет от меня.
- Будь уверен, Андрей, - улыбнулся светлой улыбкой Христофор Колумбетович, - обязательно передам. Вот уж он обрадуется!
- Ещё как обрадуется, - хитро подмигнул Андрей Грузинич, - Даст Бог, может, ещё свидимся? В добрый путь, профессор! - и помог закрыть дверцу хронокара.
*****
Андрей Грузинич, известный в секретных списках как изобретатель хронокара, нервно ходил по своему кабинету и с нетерпением ждал возвращения куратора. По его расчётам капсула с профессором должна была возникнуть на территории полигона точно в расчётное время. Но пока ничего не происходило, секундная стрелка неумолимо пробегала восьмой круг сверх назначенной точки возврата. Серый туман успел рассеяться и над солёным озером засверкали яркие блики утреннего солнца. Ветер стих и переменился на юго-западное направление. Прибрежная степь заблагоухала ароматами сухой полыни вперемежку с запахом лаванды и морской соли.
Неожиданно над полигоном засветился большой шар небесно-голубого цвета, сквозь его свечение угадывался обтекаемый силуэт хронокара. Так же, как и возникло, голубоватое свечение внезапно исчезло. Хронокар стоял неподвижно на том же самом месте, как восемь минут и восемь секунд назад. Вновь над полигоном коротко взвыла сирена, оповещая об окончании эксперимента. Дверь хронокара медленно распахнулась, и на полигон неуверенно ступил незнакомый молодой человек. Хронокар медленно и плавно повернулся вокруг своей оси на сто восемьдесят градусов, там оказалась ещё одна точно такая же дверь, на её пороге приветственно махал рукой Христофор Колумбетович. Два Андрея Грузинича стояли напротив друг друга и удивлённо улыбались, потом подошли ближе и крепко обнялись.
- Вот оно, - тихо произнёс куратор проекта, - запечатлённое торжество исторического момента, встреча прадеда и правнука почти через сто пятьдесят лет. Браво, ребята! – и растроганный Христофор Колумбетович украдкой вытер набежавшую слезу.
После торжественного митинга и не менее торжественных проводов праправнука Грузинича, причём праправнук отбывал на том же сдвоенном агрегате, на котором так эффектно прибыл из будущего, специалисты тщательнейшим образом вновь обследовали хронокар на наличие новых дополнений и изменений, которые могли внести специалисты из будущего. К своему великому удивлению и изумлению никаких новшеств обнаружить не удалось. Ни сдвоенной двери хронокара, ни параллельной кабинки. Агрегат был первозданно чист, как будто только вчера или позавчера сошёл с конвейера.
- Вот так, друзья мои, чисто случайно, - куратор проекта многозначительно поднял указательный палец, - выяснился ещё один феномен перемещений во времени. Всё, что с собой перемещаем, с нами же и возвращается. Они это знали, а мы, до сегодняшнего дня, ещё нет. Ну что же, не зря говорят, что знания и опыт приходят со временем.
И пока профессор рассуждал подобным образом, внимание всех привлёк помощник прокурора, пробирающийся к трибуне и ведя за руку упирающегося паренька из разнорабочих.
- Ну вот, - проговорил, отдышавшись, следователь, - как я и обещал, уважаемый Христофор Колумбетович, этот молодой человек желает сделать признательное покаяние.
- Оп-паньки…, - вполголоса произнёс изобретатель Грузинич, - так это же племянник нашего мастера Иваныча. Он то, что успел натворить?
- А вот сам всё пусть и расскажет, - просипел помощник прокурора, брызгая в рот противоастматический аэрозоль, - мы ждём, молодой человек.
- Люди, товарищи, простите меня! – парень неожиданно бухнулся на колени перед профессором, - Христофор Колумбетович, я признаюсь в том, что заблуждался и нехорошо о вас думал. Это я, по глупости своей, строчил на вас анонимки. Мне стыдно за такие мои действия. Я очень в этом раскаиваюсь и прошу вашего прощения. Готов понести любое наказание….
- Встаньте с колен, - слегка брезгливо произнёс куратор проекта, - я вспомнил вас, молодой человек, вы были моим студентом, но потом вас отчислили со второго курса, за неуспеваемость.
- С третьего…, - тихим голосом поправил бывший студент.
- Тем более, - строго произнёс профессор, - это вам не делает чести. Я понимаю, вами руководила давняя обида, искали удобный случай. Но в своих неудачах, прежде всего надо винить не кого-то, а самого себя. Я вижу, твоё раскаяние искреннее, ну что ж, я его принимаю. Иди, работай дальше, и повышай свою грамотность, я прослежу за этим.
- Как? – удивился следователь, - Вы его отпускаете? Вот так запросто и без наказания?
- А он уже себя достаточно наказал, - заметил профессор, - ещё, когда в науку решил пойти. Вот и поплатился, теперь ему с этим позором в коллективе трудно будет вернуть своё честное имя. Так что, пусть трудится на благо, может, толк и выйдет. А вам, товарищ следователь, большое спасибо за столь успешную операцию. И передайте прокурору мои поздравления и привет от меня. Вы свободны, товарищ следователь.
- Ну а ты, почему такой грустный? – куратор повернулся в сторону Андрея Грузинича, - Работа над проектом ещё ведь не закончена, так что, нет никакого повода для грусти, сударь. И гриф секретности никто с нас не снимал.
- Но как же ваше увольнение, профессор? – огорчённо спросил изобретатель, - Мне без вас трудно будет, очень….
- Не надо так отчаиваться, уважаемый, - хитро улыбнулся куратор, - В - первых, у тебя уже есть девушка, вот и держись её. Эта милая налоговая инспектор, твоя судьба. И потом, кто тебе сказал, что я увольняюсь? Я просто ухожу на пенсию, но в проекте остаюсь в качестве почётного советника с правом решающего голоса. Так что, у нас ещё есть время, чтобы разгрызть орешек секрета времени. И прислушайся к моему совету, женись на этой прелестной красавице инспекторе, ведь она, а я это теперь точно знаю, будет прапрабабкой другого Андрея Грузинича. Веришь или нет, что я гожусь на роль предсказателя судеб? Держись, будущий академик! – весело рассмеялся Христофор Колумбетович, хлопая изобретателя по плечу.
Изобретатель ничего не ответил, только снисходительно улыбнулся и крепко пожал руку профессора, в знак согласия.
05.07.2018г.
Валерий Сковородкин.
Евпатория. Крым.







 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Противостояние. Окончание фантастической повести
  • «Контрабанда» для шефа. (Предновогодняя фантазия).
  • М Е Т К А Б О Г А
  • Кроличья нора.
  • ФЕСТИВАЛЬ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Июль 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 07:25
    А ВЫ МОГЛИ БЫ?
    9 июля 2018
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.