НАДВИГАЛСЯ НОВЫЙ ГОД

Надежда ПЕТРОВА

 

 

НАДВИГАЛСЯ НОВЫЙ ГОД

(рассказ)

 

 

Сначала обозначим время: было 31 декабря 1984 года, хорошее, размеренное советское время, когда ещё никто не подозревал ни о какой перестройке или смене власти, строя, капитализм ещё и не снился.

 Надвигался чудный новый год: листопадом густо летящие снежинки вдруг резко превращались в крупные капли дождя, и, ещё час назад успевший побелеть асфальт снова мок, чернел, обновляя свежие лужи декабря. Женщин отдела рабочего снабжения, с раздражением периодически поглядывавших в окно, больше всё же волновало то, что ещё вчера, в преддверии празднования нового года, должны были привезти аванс; получка, свято выдаваемая в советское время тринадцатого числа, уже давно была истрачена на покупки редких деликатесов, изредка выбрасываемых как затравка в магазинах. Все ждали кассира с деньгами из банка, а за этим последует полагающееся застолье уходящего года, потом все рванут по домам, к плитам и духовкам – готовить, парить, жарить, чтобы подать всё только вкусненькое и, главное, не хуже, чем у соседа, друга, кума или сотрудника.

Нетерпение уже достигало накала, как по коридору разнёсся радостный крик: привезли! Очередь у кассы двигалась быстро, так как решили всем выдать одинаковую сумму – по полтиннику, а остальное всё потом, в получку. Кассир выкладывала перед каждым единую купюру в пятьдесят рублей, тыкала пальцем – где кому расписаться, и очередь через полчаса закончилась! Всё, теперь все торопились к столу с яствами и ждущими их бутылками с золотистыми наклейками.

Войдя в кабинет, Лариса, понимая, что просто так сунуть деньги в кошелёк, оставить его без присмотра, и сидеть в красном уголке, в котором накрыли стол, за три кабинета отсюда – не стоит, мало ли, что может быть, деньги надо всегда класть подальше, чтобы они неожиданно не ушли, как говорится, восвояси.

Сумка не чемодан, без замка, поэтому она быстро оторвала от тетрадного листка половину, свернула купюру до малюсенького квадратика, почти в два сантиметра, завернула её в клетчатый листочек и сунула его – ещё бабушками проверенное верное место – за пазуху, проверила, похлопав себя по груди, надёжность залегания, и успокоилась.

Она веселилась от души: танцевала, пила и пела, разыгрывала мелкие подарки, обнималась с начальником отдела планирования, подтрунивая над его белесыми бровями и бесцветными ресницами. Периодически она, не теряя бдительности, невзначай похлопывала себя по левой груди, проверяя наличие полтинника на своём месте. Всё в порядке – он лежал там, как припечатанный, надёжно спрятанный и умилённо согретый женскою плотью.

Разошлись в три часа дня, профсоюзный комитет каждому вручил по коричневому бумажному кульку с палкой колбасы, двумя большими апельсинами и по одной баночке майонеза и зелёного горошка, годовой план был выполнен, и сегодня смогли одарить весь аппарат небольшими презентами.

В хорошем настроении Лариса вбежала в квартиру, ей ещё предстояло накормить большую ораву детей, которые через час придут поздравить её девятилетнюю дочь с днём рождения. Это её крест, ну надо же было родить дочь за десять часов до нового года, чтобы всю жизнь напрягаться, спешить, падать с ног, празднуя день рождения дочери и тут же сразу начинать готовиться к новому году, ведь до него у неё оставались считанные часы...

Она в мгновение сбросила с себя нарядное платье, бюстгальтер, швырнула в ящик шифоньера тонкие колготки, и нырнула в коротенький домашний халат, чтобы ничего не мешало: быстрее, быстрее на кухню! Там столько работы: нарезать, открыть, налить, расставить.

– Инночка, быстро убери у себя на столе! Что ты там рассыпала? Апоняла, ты фотографии с уголками клеишь в альбом? Бросай! Давай, торопись! И обязательно пропылесось, – она кричала из кухни. Всё у неё спорилось, она летала, охмелевшая между кухней и гостиной, не зная усталости.

Только дочь спрятала пылесос, ткнув его под кровать, какпозвонили в дверь, и дети стали шумно раздеваться, веселиться. Лариса ликовала, угощала, резала большой красивый торт, водила с ними хоровод, загадывала загадки, одаривала детей шоколадными конфетами. Пришедший с работы муж улыбнулся: жена-затейница устроила отличный праздник детям. Он перекусил на кухне и прилёг в спальне – набраться сил, еще предстояло проводить старый год и встретить новый.

Дети ушли в восемь вечера: кого пришли забрать родители, а кто и сам побежал домой. Лариса, счастливая и уставшая, упала на диван, прикрыла глаза и придремала.

В десять её разбудил муж – пора накрывать стол, оставалось совсем мало времени до нового года! Брат с женою обещали прийти. Она поднялась, жмурясь от яркого света, потянулась. С экрана лилась музыка, в углу яркими огоньками мигала нарядная ёлка. Снова накрывать стол... Какой же трудный этот день – 31-е декабря!!!

Опять звенела посуда, Лариса летала от холодильника к столу, не замечая времени. Наконец сели за стол – она с мужем и дочерью и брат мужа с женою. Разлили вино, чокнулись.

– Давайте проводим старый год, он был хорошим, щедрым, Инночка получила грамоту за хорошую учёбу, у меня тоже всё сложилось в этом году, – бодро произнёс муж.

– А нам сегодня дали аванс, ну просто как Дед Мороз, прямо под новый год, чтобы он стал ещё и денежным, – добавила Лариса.

Она привычно похлопала себя по левой груди, где так надёжно лежал спрятанный полтинник. И вдруг поняла: его там нет! О боже, где же он? Когда снимала платье, то сняла и новый тесный бюстгальтер, сменив его на более свободный, домашний...

Лариса побежала в спальню, где раздевалась несколько часов назад. Там ни на полу, ни на стуле ничего не было. Она внимательно рассмотрела своё кружевное бельё, но там ничего тоже не было… Не мог он к нему приклеиться. Но он, этот полтинник, в бумажном листочке, был с нею всё время, она это точно знала!

– Инна, ты ничего не выбрасывала?

– А что?

– Ну мусор, бумажки... я деньги потеряла. Может, в пакете, в мусорном ведре?

Она подбежала к мусорному ведру, но там и мусора не было, лишь кожура от съеденных апельсинов и конфетных обверток.

– Где мусор? – истерично крикнула она, понимая, что деньги уже за пределами дома.

– Я вынес, – ответил муж. – Ты спала, я и вынес, помог тебе.

– Помог? Как помог! Там была такая маленькая клетчатая бумажка, а в неё я завернула аванс, пятьдесят рублей, одной купюрой! Ты понимаешь, что ты наделал? Это же половина моей зарплаты! – Полная отчаяния, она устало опустилась на стул. Что делать?

– Сейчас выпьем по единой и что-нибудь придумаем, – ответил муж. – Велика беда! Там вокруг контейнеров куча мусора, я с краю высыпал, найдём!

– Там темно! – вскрикнула Лариса.

У соседей фонарик возьмём. Хотел летом хороший купить, так ты, как всегда, зажала деньги! Вот это – всё твоя прижимистость.

Фонарик нашёлся у третьего соседа, в другом подъезде. Лариса накинула платок, пальто, но через минуту вернулась: на улице шёл проливной дождь, под ногами хлюпало.

Муж шаг за шагом двигался с палкой вокруг огромной кучи мусора, не вывозившейся уже дня три, и не мог понять, – где он высыпал содержимое своего ведра.

– Ты же говорил, что с этого края! – злилась Ларисе.

– Да вроде бы здесь... А, может, чуть левее...

– Может, сверху уже засыпали его?

Муж стал ковырять глубже.

Мимо побежала запоздалая пара с зонтиком.

– Эй, вы, что, пять монет Буратино ищете?

– Ну да... – муж выругался и сказал: Всё! Хватит! Идём домой. Чего позориться, людей смешить?; Осталось полчаса до нового года, не тут же нам его встречать! Пошли! – Он резко повернулся и пошёл в сторону своего дома.

Всхлипывая, Лариса поплелась следом. Настроение было абсолютно испорчено.

Войдя в комнату, она снова перетрясла свои вещи, в которых была на работе, даже в ящик с колготками заглянула, но всё напрасно: ни дома, ни на улице – он нашёл свой мусор! – нигде денег не было! Может, дети взяли? – Да какие дети, кому нужен крошечный бумажный листок, да ещё сто раз сложенный? Как вводу канул.

С экрана прозвучали приветственные слова, пробили куранты, все чокнулись и выпили, надеясь, что наступивший год принесёт все лучшее. И только Лариса, натянуто улыбаясь, видела перед глазами зелёную купюру с профилем Ленина на ней и крупной цифрой – 50...

Прошло почти три месяца, наступили весенние каникулы у Инны. Она села за свой письменный стол, достала фотоальбом и коробочку, в которой лежали обрезные уголки, их надо приклеить к альбому и вних вставлять уже фото, тогда они не будут выпадать.


Высыпав содержимое коробочки на стол, паруя уголки, она увидела белый квадратик из школьной тетрадки. Развернула его. Это были утерянные Ларисой пятьдесят рублей...

– Мамочка, я их нашла, – кричала дочь в телефонную трубку. – Они у меня в коробке лежали. Представляешь?

Лариса не сразу поняла, чему радовалась дочь.

– Ну те, новогодние деньги, что вы на мусорнике искали! 

До неё дошло... И всё сразу стало на свои места: торопилась, раздевалась, уронила, не заметила, а Инна вместе с обрезками и уголками в спешке всё убрала и не заметила лишней бумажки. Ребенок же!

– Ладно, доченька, ладно. Спасибо тебе, – с облегчением сказала Лариса. – Мы с папой ещё денежек добавим и купим тебе велосипед.

Она закрыла глаза, губы её нервно задрожали: хорошо, что они нашлись, она о них уже забывать стала – пропали ну и пропали, сейчас главным было не это, а сознание, что у неё растёт хорошая, честная девочка, переживающая за неё.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.