Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Визитёр Проза |
Визитёр.
Борис Трофимович Гвоздёв вернулся с работы поздно вечером, уставший как собака. Подымаясь в лифте на свой этаж, он тщетно пытался вспомнить хоть один случай, чтобы собаки так работали. Операционная нагрузка сегодня выдалась ещё та, организм вымотался в конец. Ноги гудели, а в пятки словно вбили огромные гвозди, которыми распяливали ещё Иисуса Христа. В ладони прочно въелся запах йода, аммиака и ещё какой-то гадости, смердящей как давно сдохшая кошка.
Супруга встретила вопросами, – Что-то ты сегодня задержался на своей работе дольше обычного? И куда только администрация смотрит? Совсем загоняли человека, нормально отдохнуть не дают. Кстати, пока ты ещё не разулся, сбегай в ближайшую булочную, купи половинку бородинского хлеба. Скоро ужинать будем.
- Ну а что ты хотела, дорогая, - слабо возразил Борис Трофимович, бросая на столик в прихожей свою врачебную сумку, - шесть операций. Четыре простых и две язвы прободных. Закон парных случаев, слышала о таком? Вот, только освободился, а тут ещё и в булочную…. Ну, жди! Я быстро, заодно и кефир обезжиренный прикуплю.
После вкусного и обильного ужина, поблагодарив жену нежным поцелуем в щёчку, Борис Трофимович расслабленно развалился на любимом диване в гостиной и включил телевизор, чтобы посмотреть международные новости.
- Кстати, дорогая, по поводу отдыха…, - громко проговорил Борис Трофимович, чтобы супруга, домывающая посуду на кухне, могла его хорошо расслышать, - У меня на работе накопилось много отгулов, почти две недели. Если их срочно не использовать, то пропадут!
- А твой главнюк возражать не будет? - спросила жена, выходя из кухни и присаживаясь рядом с мужем, - Ты же у них такой незаменимый….
- Я тебя прошу, не иронизируй, - слегка поморщился муж, - с главным уже обговорено, тем более он первый эту тему затронул. Говорит, «Давай, Трофимыч, дуй в отгулы, а то потом праздники начнутся, неотложные больные повалят».
- И что ты решил? – супруга выжидательно посмотрела на мужа.
- Ну как, «что»? – Борис Трофимович загадочно подмигнул супруге, - Ты же знаешь, как я давно не видел своих сокурсников по университету. Вот, хочу им нанести визит, а то неизвестно, когда ещё получится?
- Боря, скажи, пожалуйста, а кто, буквально позавчера, целых два часа разговаривал по скайпу со своими однокурсниками? Или, может, это я, с подругами, модный журнал «Любитель-рыболов» обсуждала?
- Да о чём ты говоришь, Мария? - слегка возмутился Борис Трофимович, нежно поглаживая супругу по ладошке, - Встречи по вай-фаю и общения в социальных сетях – это совсем не то. Это, вообще не в счёт. Тем более что я со своими коллегами однокурсниками не виделся лет десять, после последней встречи на тридцатилетие нашего выпуска. А жизнь-то неумолимо проходит. Вот поэтому и хочу со старыми друзьями пообщаться, так сказать, живьём, в реальном мире, а не через экран ноутбука.
- Пожалуй, ты прав, Боренька, - грустно вздохнула Мария, - время неумолимо. Ведь ты уже почти пять лет как на пенсии, пора и отдохнуть, как только ремонт дачи закончим. Уже решил куда, к кому поедешь и когда?
- Конечно же, решил, прелесть моя, - улыбнулся Трофимыч и поцеловал жену в губы, - Поеду к закадычным друзьям своим, в град стольный! А дача никуда не денется, моя королева.
- Какой же ты льстец, Борька! – зарделась Мария, - Ладно, я, кажется, знаю, к кому именно ты поедешь.
- Ой, - притворно испугался Борис Трофимыч, - неужели меня раскусила эта женщина? Каюсь, матушка, каюсь! О, господи, прости меня, старого грешника! – и, бухнувшись перед женой на колени, «старый грешник» начал активно отбивать земные поклоны.
- Борька, прекрати! Прекрати, сказала! – рассердилась супруга, - Ну что за ребячество, честное слово. Хуже дитя малого.
- Всё, прекратил, - от подобной гимнастики Борис Трофимович слегка даже привспотел, - уф-ф! Ну, и к кому я должен нанести визиты, по-твоему?
- Да в столице друзей у тебя не так уж и много, Боренька, - жена посмотрела в сторону работающего телевизора и стала перечислять, - Владимир Бачалин – раз, Оля Лукова – два, ну и ещё Валентина Манских, да Марик Зельцман. Пожалуй, и всё. Да, чуть не забыла, друг твой закадычный, который ректор московского университета, Давид Айвазян. Теперь всё.
- А разве этого мало? – удивился Борис Трофимович, - Да для столицы такого числа друзей вполне даже достаточно.
- Ой, и откуда ты всё это знаешь? – попыталась слегка съязвить супруга.
- Читал в детстве много, - ответил муж, сдерживая зевоту и поглядывая на свои часы, - Поздно уже, Мария, выключай телевизор и пошли спать. Завтра опять в первую смену, потом заявление на отгулы у заведующей подписать и к главврачу занести, и так далее, и тому подобное….
На следующий день Борис Трофимович закончил свою работу на удивление быстро и после обеда уже был свободен. Попрощавшись с коллегами, заверив их, что в отгулах долго не засидится, он как можно быстрее покинул территорию клиники.
Проходя мимо несистематизированных нагромождений городского секонд-хенда, Трофимыч, как всегда, хотел миновать это место в стремительном темпе. Он с молодости не любил такие свалки старых, а порой и ненужных вещей. Внезапно из торговых рядов его окликнула очень пожилая женщина интеллигентной наружности и весьма прилично одетая.
- Молодой человек! Добрый день. Вы меня извините, но я знаю, что вам очень нужна вот эта вещь, - и старушка протянула небольшую коробочку, перетянутую тоненькой золотистой ленточкой.
- Да с чего вы взяли? Мне здесь ничего не нужно! Извините…, - поспешил отказаться от предлагаемой покупки Борис Трофимович, приняв женщину за обычную торговку, - извините, мне некогда, я очень тороплюсь.
- Не спеши, Борис, успеешь ещё в свою столицу уехать, - проговорила старушка строгим учительским голосом.
Удивлённый Гвоздёв внимательно вгляделся в лицо пожилой женщины, пытаясь понять, откуда она его знает?
- Не напрягайся, Борис, - спокойно произнесла старушка, - всё равно, не вспомнишь. И я не из твоих пациенток. Достаточно, что я тебя знаю. Просто ты очень хороший человек, людям добро делаешь. А коробочку возьми, денег за неё не надо. Да ты не бойся. Бери, бери, это просто подарок. Только здесь не открывай, а как домой придёшь.
- Спасибо, - машинально произнёс Борис Трофимович, - А это вам, купите себе что-нибудь…, - да так и застыл с протянутой рукой.
Таинственной пожилой интеллигентки нигде не было, она просто испарилась, как по мановению волшебной палочки.
- Ой, мил человек, - произнесла совсем другая старушка, забирая купюру, - дай Бог вам здоровья.
Борис Трофимович потряс головой, поморгал глазами и произнёс, слегка запинаясь, - А где…? Где эта…?
- Кто, уважаемый?
- Да тут, бабушка стояла, интеллигентная такая, хорошо одетая. Не видели?
- Нет, касатик, не видела. Давно тут стою, торгую. Тут все мы, пенсионерки-дачницы, а чужих старушек не было, я бы заметила. Может, возьмёшь у меня что-нибудь? Лучок, петрушка, укропчик. Всё свеженькое, прямо с огорода.
- Да-да, конечно, - произнёс Гвоздёв, - извините за беспокойство…, - и пошёл быстрым шагом, прочь от этого места.
«Нет, это просто мистика какая-то, - продолжал мысленно рассуждать Борис Трофимович, - Ну не привиделась же мне эта старушка со своей коробочкой. Или я брежу? Или переработался? Такое иногда бывает с нашим братом. Стало быть, вовремя в отгулы пошёл. Теперь только домой, срочно домой». Он полез в карман куртки за проездным билетом и неожиданно нащупал там незнакомый предмет. Трофимыч готов был поклясться, раньше в кармане было пусто. Выдернул из кармана руку и разжал кулак, на ладони красовалась та самая, перевязанная золотистой ленточкой, небольшая коробочка.
Через полчаса Борис Трофимыч уже был дома на кухне и осторожно развязывал ленточку, прикрыв коробочку тяжёлой чугунной сковородкой (так, на всякий случай, специальные меры предосторожности). Ничего не произошло. Осмелев, Гвоздёв открыл коробочку…, там оказался самый обыкновенный гаджет, наручные «умные» часы. При ближайшем рассмотрении электронного устройства выяснилось, модель слегка устаревшая. Там же находилась и подробная инструкция пользования этими часами. Прочитав её, Борис Трофимович несколько удивился, нужная же вещь, зачем надо было от неё избавляться таким вычурным способом? Действительно, в этих часах было всё: и интернет, и вай-фай, суперфотик с видео, телефония и много чего ещё всякого, как полезного, так и не очень. Ещё в инструкции красным цветом была выделена одна кнопочка, которую старый хирург не встречал ни в одних часах подобной модели. Рядом с кнопочкой был изображён жёлтый треугольник с чёрным восклицательным знаком посередине, и надпись - «Включить в случае форс-мажорных ситуациях».
- Интересно, это что-то новенькое, - пробурчал себе под нос Борис Трофимович, - экспериментальная модель, эксклюзив? Насколько я понял, эту кнопку лучше не трогать, от греха подальше. Пойду лучше в интернете пошарю. Надо будет билет заказать и решить, каким транспортом добираться до столицы.
Перед вечерними теленовостями Борис Трофимович решил посоветоваться с женой, каким видом транспорта лучше всего ехать к друзьям-коллегам в Москву. Расстояние, конечно, было не малое, почти полторы тысяча километров, но в век скоростей это не являлось проблемой. Для любителей путешествий был большой выбор: либо по старинке - воздушный или железнодорожный, тем более что скорости и цены между ними сравнялись, либо с ветерком промчаться в вакуумном туннеле поезда на магнитной подушке, либо воспользоваться экзотикой - мгновенным икс переходом.
- Что, Боренька? – посочувствовала супруга, - Растерялся перед таким изобилием предложений?
- А то, - ответил муж, пролистывая страницы интернета, - тут поневоле растеряешься, и дело даже не в цене на билеты….
- А в чём же, отважный мой путешественник?
- Мария, - Гвоздёв укоризненно взглянул на супругу, - твоя ирония не совсем уместна, честное слово. Понимаешь, я с детства боюсь летать. Как вспомнишь, что под тобой безопорное пространство, а до земли двенадцать тысяч метров, а ты без парашюта…. Ведь не секрет, что аварии в авиации случаются. Слава Богу, редко, но всё же….
- Дорогой, я на твоём месте так голову бы себе не забивала. Бери билет на вакуумный поезд, и дело с концом. Зато экзотики сколько!
- Да, - согласился Борис Трофимович, - экзотика, конечно, манит. Тем более что из Крыма до столицы на монорельсе – каких-то двадцать пять минут. Вот только в сверхпрочном прозрачном туннеле не разглядеть окружающую среду. Всё сливается в сплошные размытые цветные пятна, скорость-то до пяти тысяч километров в час.
- Борька! – рассердилась Мария, - Ты как капризная барышня. То это ему не так, то это не то. Закажи время на икс переход и дело с концом.
- Нет, - Трофимыч отрицательно покачал головой, - что касается транспортного икс перехода, то моё мнение – это слишком дорого и не всем по карману. Да и пользуются этим переходом, судя по отзывам в интернете, только члены правительства, депутаты Госдумы и олигархи, что, впрочем, почти одно и то же, ну и сам президент. Вот так вот, дорогая. Всё, конец сеанса, - и по окончании этих слов муж небрежным жестом отключил ноутбук.
- И ты, как я поняла, так и не принял никакого решения? – разочарованно спросила Мария.
- Ну почему же? – потянулся в кресле Борис Трофимович, одновременно разминая шейные мышцы, - Как раз и принял. Всё, Мария, я решил, поскольку торопиться мне особо некуда, то поеду обычным скорым поездом «Крым-Москва». Два с половиной часа в пути и я в столице, на Курском вокзале.
- Ну, ты и зараза, Борька, - недовольная супруга встала и направилась в сторону кухни, - столько времени голову морочил, пока решение принял. Не забудь друзьям смс послать.
- Всенепременно, рыбка моя, - Борис Трофимович встал из-за стола, - А сейчас, с твоего позволения, пройдусь-ка я до вокзального комплекса, благо здесь недалеко. Билет закажу, так быстрее будет.
***
Столица встретила вновь прибывших гостей привычной толчеёй, шумом проносящихся машин, разноязычным говором и очень вежливыми роботами-полицейскими.
Гвоздёв уже две минуты стоял в гордом одиночестве на быстро опустевшем перроне Курского вокзала. Но он не просто стоял, а предавался не совсем приятным размышлениям. «Интересно, что же случилось? Почему меня никто не встречает? Ведь обещали же…» Пока размышлял, в его сторону медленно покатился робот-полицейский, с явным намерением задать несколько вопросов. В этот момент на ручные часы Бориса Трофимовича поступил звонок. Это звонил Вовка Бачалин, сказал, что они уже возле вокзала и извинялся за опоздание, так как в их электротакси внезапно вышел из строя аккумулятор, и пришлось всем ждать, пока служба сервиса произведёт замену. Робот-полицейский, не снижая скорости, лихо развернулся на месте и покатил прочь, потеряв всякий интерес к одинокой человеческой фигуре….
- Привет, Борька! – ещё издали прокричал Бачалин, выбегая на перрон и раскрывая дружеские объятия, - Сколько лет, сколько зим! Я очень рад тебя видеть, дружище!
- Привет из Крыма, Вовчик! – обрадовался Гвоздёв, тиская друга в своих медвежьих объятиях, - Здравия желаю, дорогой коллега! А где остальные ребята? Почему не пришли, что-нибудь случилось?
- Всё нормально, Боря. Ребята ждут нас в традиционном месте, возле нашего любимого кафе. Пошли скорее, пока ещё такси ждёт. Водитель согласился подождать пять минут. Давай-давай, Борька, шевели копытами.
Пока ехали в такси, Борис Трофимович во все глаза осматривал открывающиеся уличные панорамы, отмечая про себя разительные перемены столичного города.
- Ты ж смотри, как привокзальная площадь изменилась…. Такая просторная, редкие авто на стоянках, кругом изобилие цветущих роз, скамеечки для отдыха. Ах, вот в чём дело, - изумлению Бориса Трофимовича не было предела, - только сейчас дошло. Володя, и давно у вас все тротуары самодвижущиеся? Теперь понятно, почему машин на улицах стало меньше.
- Не так уж и давно, Борис, и не везде, - ответил Бачалин с плохо скрываемой усмешкой превосходства жителя столицы над приезжим провинциалом, - что-то около пяти лет. Да и построены они только на главных улицах, на второстепенных кварталах не рентабельно такую сложную сеть городить. Вот так вот….
- Понятно…, - разочарованно протянул Гвоздёв, - Слышишь, Вов, а долго нам ещё ехать?
- Так приехали уже, почти, - ответил Владимир, одновременно обращаясь к водителю электротакси, - Возле этого кафе, шеф. Сколько за проезд?
- Сущие пустяки, - улыбнулся таксист и почему-то подмигнул Борису Трофимовичу, - На экране вашего мобильника всё написано. Как оплачивать будете? Наличными или электронными деньгами?
- Конечно же, деньгами электронными, - ответил Бачалин, проводя смартфоном над платёжным терминалом такси, - Желаю удачи, шеф. Выходим, Боря.
- Ба, ты смотри, кто к нам приехал! Борька! Володька! Здорово, черти! – шумной, весёлой компанией подошли сокурсники, - Ну наконец-то! Где вас столько носило? Заходим в кафе, ребята. Там уже, на правах уважаемого земляка, профессор Давид Айвазян распоряжается, следит за сервировкой нашего столика.
- О, какие люди! – радостно воскликнул Борис, пожимая друзьям руки, - Как я рад снова вас всех созерцать, господа! Оля, Валя, Марик! Здорово! А Давид где?
- Да в кафе давно! Ждёт нас всех! Ты что, Борька, не понял, что-ли? – наперебой загалдели однокурсники, всей толпой проходя в банкетный зал.
- Давид! Айвазян, чёрт ты старый! – Гвоздёв крепко обнял закадычного друга, - Всё никак не расстанешься со своим хобби? Ну, ребята, приятно удивили, - благодарно произнёс старый хирург, окидывая взглядом роскошное убранство армянского кафе, - А я всегда говорил, вот что бывает, когда собираются вместе столько профессоров. Это же, жуть одна!
- Да не одна жуть, Боря, а несколько, - шутливо сказала Оля Лукова, присаживаясь рядом, - Ну, а ты как? Всё гоняешь бедных своих интернов?
- Ой, нет, ребятки! – Борис шутливо поднял руки вверх, - В том году нашёл достойную замену. Теперь их уже пытает другой инквизитор.
- О! Какие у тебя часики! – воскликнул Давид Айвазян, взглянув на запястье друга, - Ну-ка, признавайся, академик, откуда у тебя такая крутая вещь? Это же раритет! Ну, и в каком антикварном магазине ты их приобрёл? Мария не очень ругалась?
- А вот с этими часами, ребята и девчата, - произнёс Борис Трофимович загадочно-интригующим тоном, - вообще, целая история. Причём, настолько необычная и, я бы даже сказал, что с оттенком некой мистики. Иду как-то я с работы мимо местного секонд-хенда…, - дальше последовал увлекательный рассказ, про странную старушку и её внезапное исчезновение, и, непонятно каким образом, появление в кармане этих часов.
Друзья молча выслушали со скептическими улыбками на лицах.
- Да тебя, дорогой, - произнёс Давид, - просто развели, как последнего лоха. Уж поверь мне, в нашем городе такое тоже иногда случается, но это, как правило, делают заезжие гастролёры.
- Давид, зачем так коллегу пугаешь? – возразил Марик Зельцман, - Может, действительно, всё так и было. Вот, помню, у меня был похожий случай….
- Хватит! – в один голос запротестовали Валентина с Ольгой, - Мальчики, не занимайтесь глупостями, - продолжила Ольга, как самая старшая из друзей, - Давайте лучше вспомним, по какому поводу мы здесь собрались? Предлагаю первый тост выпить за всех нас и нашу многолетнюю дружбу. Ну, мужчины, проявите инициативу, разливайте же, наконец, это прекрасное крымское вино по бокалам….
На следующий день, а это была суббота, столичные друзья, по ранее составленному плану, решили показать дорогому гостю город во всей его красе.
- Господа, минуту внимания, - громко объявил Вовка Бачалин, - От наших прекрасных дам поступило предложение: провести экскурсию с использованием муниципальных гироскутеров. У нашей Оли сегодня есть бесплатный абонемент на неограниченное экскурсионное время и такое же число скутеров. Кто за такое предложение? Отлично! Единогласно. Оленька, тебе и карты в руки. Веди нас к месту старта.
- Ну, Володька, - улыбнулась Ольга шутливой выходке однокурсника, - умеешь же ты из банальной вещи сделать эпохальное событие. За мной, господа. Это здесь рядом. Надеюсь, все имеют права на управление гироскутером? – и, получив от всех утвердительный кивок головами, возглавила небольшую процессию.
- Вот это да-а-а, - Борис Трофимович был в тихом восторге, - Да здесь и домов почти не видно из-за такой массы высоких деревьев вдоль тротуаров. А сколько разных цветов на газонах! Тут тебе и розы, и тюльпаны, и даже хризантемы! – не переставал удивляться Гвоздёв.
- Так что здесь такого удивительного? – скептически хмыкнул Марик Зельцман, - Только начало осени. Вот если бы ты зимой приехал, Борис, то, скорее всего, был бы в шоке. Представляешь, те же деревья с листвой, те же розы, тюльпаны и хризантемы.
- Что-что? Заливаешь? – недоверчиво переспросил Гвоздёв, - Или чудеса генетики?
- Да не слушай ты его, Боря, - Валентина Манских строго посмотрела на Зельцмана, - Марк прав только отчасти. Всё так, всё верно, вот только зимой это всё синтетика. Своего рода арт-искусство или местный прикол.
- Тьфу, ты, - разочарованно произнёс Борис Трофимович, - какие шутники в столице, однако. Зато воздух у вас чистый, не то, что раньше, лет тридцать назад.
- Это верно замечено, Боря, - Давид Айвазян заметно оживился, - Раньше от смога, образно говоря, только противогаз спасал. Зато сейчас, когда закончилась эра чадящих дизельных моторов, сплошь да рядом движки на электротяге или водороде. Ну, разве что, где-то в какой-то отдалённой деревне иногда встретишь коптящую керосинку на колёсах. Но это скорее исключение, чем правило.
- Вот, кто бы говорил, - скептически произнесла Оля Лукова, - Ты, лучше скажи, профессор Айвазян, когда в последний раз вдали от столицы-то был?
- Вот, видишь, Боря, - простодушно улыбнулся Давид, - какие у меня серьёзные оппоненты. Не верят, что я легко могу опровергнуть их ошибочное мнение о местной интеллигенции. Так вот, уважаемая госпожа Оленька Лукова, ровно как неделю назад, я на своей загородной даче встретил одного такого монстра. Ревел как реактивный самолёт, грёб колёсами по грязи и чадил как камчатский вулкан, вот так вот!
- Друзья мои, - Гвоздёв решил сменить тему разговора, - а как вы живёте в своей столице? Как вы, вообще, выживаете в таком огромном мегаполисе?
- Всё дело в привычке, - ответил Володя Бачалин с лёгкой грустинкой в голосе, - мы давно не замечаем тех неудобств, которые, на первых порах, так раздражают гостей.
- Господа, - Оля Лукова вспомнила о своей роли экскурсовода, - обратите внимание, сейчас мы въезжаем на территорию Красной площади. Прошу учесть, что это полностью пешеходная зона. Разрешена езда только на велотранспорте и на электроскутерах. Скорость ограничена до пятнадцати километров в час. Обратите внимание на объездные многоуровневые эстакады для автотранспорта, расположенные за территорией самой площади. Это сделано для удобства туристов и пешеходов. Гвоздёв! Боря, что ты всё головой вертишь? Что ты хочешь там увидеть?
- Да вот, ребята, - Борис Трофимович растерянно развёл руками, - ещё с детства помню, где-то здесь был музей, «Мавзолей имени Ленина» назывался. И такая жуть пробирала, пока внутри стоишь, ужас….
- Ну да, было такое заведение, - ответила Валентина Манских, - но это, Борис, всё в прошлом. Пять лет назад мавзолей перенесли в другое место, ближе к старинным кладбищам столицы. Причём, это было сделано не без помощи городского референдума. А на месте, где раньше находился мавзолей, теперь небольшой скверик, да памятная доска с надписью «Исторический музейный комплекс». Сейчас подъедем ближе и ты, Борис, всё увидишь своими глазами.
- Да-а-а, господа однокурсники…, - задумчиво произнёс Гвоздёв, - а не поторопились ли с референдумом, как вы думаете? Ведь с этим сооружением ушла целая эпоха, разве не так, друзья?
- Да что сейчас об этом говорить, Борис? Мавзолей-то всё равно продолжает существовать, как и целый научный институт при нём, вот так вот, – вздохнул Бачалин, - Это уже свершённый исторический факт. Время покажет…, - Владимир сделал многозначительную паузу и добавил, - я так думаю.
- А теперь, господа экскурсанты, - Ольга Лукова вновь вернулась к роли экскурсовода, - далее следует большая велопешеходная зона, куда доступ на гироскутерах, к моему большому огорчению, закрыт. Да и потом, Боря, даже отсюда видно, что до самого горизонта только одни небоскрёбы разного калибра. На этом, уважаемые дамы и господа, наша обзорная экскурсия закончена. Спасибо за внимание…, - и уважаемая учёная дама очень элегантно раскланялась.
- Браво, Оленька, спасибо тебе большое! – друзья оценили Ольгины реверансы бурными аплодисментами.
- Борис, а как у вас в Крыму жизнь? - вопросила Гвоздёва Валя Манских, и тут гость столицы почувствовал, что простые отговорки и шутки-прибаутки не помогут, надо говорить только истинную правду.
- Ну как? – Борис Трофимович задумался, собираясь с мыслями, - Да у нас в Крыму, господа сокурсники, почти как у вас. Только дома чуть пониже, да самодвижущихся тротуаров поменьше. «А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!» - закончил Борис словами когда-то модной песенки в стиле ретро.
- Точно, всё хорошо? – не отставали друзья.
- Ну, если честно, то, конечно же, не всё. Зарплата, например, да и некоторые цены…. Зато у нас тёплое море, песчаный пляж, чистейший воздух, лиманные целебные грязи, пальмы, кокосы и кипарисы. Даже крокодилы в некоторых парках водятся, я уже не говорю про страусиные фермы. Кажется, всё, ничего не пропустил, - облегчённо выдохнул Гвоздёв.
- Боря, ты убедил! - эмоционально воскликнул Давид Айвазян, - Хочу в Крым! Целый год там не был, хоть на пару часиков! Позагорать под лучами жаркого осеннего солнышка, да искупаться в тёплом Чёрном море. Кто ещё желает? Приглашаю. У меня, как у ректора университета, льготный абонемент на бесплатное пользование транспортным икс переходом.
- Успокойся, Давид, - умерил эмоциональный порыв ректора Марик Зельцман, - давай чуть позже. Это у Борьки куча отгулов, а нам всем ещё работать, и в любой момент могут вызвать. Тем более что завтра воскресенье и дети привезут внуков на выходные.
- А помнишь, Давид, - улыбнулся Борис каким-то юношеским воспоминаниям, - как ты на третьем курсе сдавал экзамен по биохимии. И кому? Самому профессору Хватову, по кличке Моноза. И как профессор тебе ставил четвёрку, а ты его убеждал, что не надо четвёрку. Мол, ты оцениваешь свои знания по предмету на тройку. Вот это был цирк! Мы просто давились от смеха, а Моноза, вполне серьёзно, доказывал, что ты заешь на твёрдую четвёрку. Потом выхватил из твоих рук зачётку и жирную такую четвёрочку нарисовал и расписался. Правда, потом всем нам, когда ты вышел из класса, выставил двойки, со словами, «Бездари! Бездельники! Всё профессора обмануть норовите! Только один честный студент оказался». Так мы, Давид, тот экзамен только с третьей попытки сдали.
- Помню, конечно, - смутился Айвазян, - на меня тогда что-то нашло такое…, приступ невероятной честности и бараньего упрямства. Правда, в самый последний момент, опомнился и отдал профессору зачётку. На всю жизнь запомнил, как и вы, кстати.
- Притормозите, господа, - попросил сокурсников Борис Трофимович, - Почему он у вас, этот «Медный всадник»? – и Гвоздёв указал на памятник Петру Первому, - Он же в Питере должен быть, или я что-то не понимаю?
- Это студенческий эксперимент, - гордо пояснил Владимир Бачалин, - проверяли работу нового цветного 3-D принтера. Работа моей младшей дочери. Копия настолько оказалась хороша, что у высокого начальства не поднялась рука подписать акт об утилизации. Там даже табличка соответствующая есть с пояснениями.
- Поздравляю, Володя, - улыбнулся Гвоздёв, - передай Юльке привет от меня. Скажи, что она у тебя большой молодец.
- Ну, а теперь, друзья, предлагаю ещё посетить мемориал Победы, - Ольга Лукова взглянула в свой потрёпанный городской путеводитель, - а потом, полюбоваться закатом над Москвой рекой с высоты птичьего полёта. Для этого к вашим услугам городская новинка – самодвижущиеся спиральные высотные тротуары с площадками для наблюдений.
Стремительно пролетели оставшиеся дни отгулов. Гвоздёв, в калейдоскопическом мелькании событий, как-то и не заметил, что уже стоит на перроне Курского вокзала возле своего двухэтажного вагона, и с грустью прощается со столичными друзьями, обещая им как можно чаще звонить по скайпу. И, наконец, раздался сигнал сирены, из встроенных динамиков грянула на толпу провожающих-отъезжающих громкая мелодия «марша славянки». Проводница пригласила в вагон последних зазевавшихся пассажиров и двери автоматически захлопнулись. Негромко жужжа электромоторами, постукивая колёсами на стрелках и мелодично перезванивая электроникой, поезд почти мгновенно набрал крейсерскую скорость. До конечного пункта оставалось больше двух часов езды, и уставший Борис Трофимович решил немного вздремнуть. Опустив голову на мягкий подголовник уютного кресла, Гвоздёв через три минуты словно провалился в объятия восстанавливающего и успокаивающего сна.
… Минут через двадцать, так, во всяком случае, показалось Борису Трофимовичу, его разбудил грохот поезда, тряска вагона, смесь неприятных запахов табачного перегара, чеснока, варёной курицы и спиртного. Гвоздёв непонимающе оглядел пространство вагона и поразился внезапным переменам. Вместо комфортабельных кресел – жёсткие деревянные скамейки со спинками, масса пассажиров с узлами и непонятными мешками, а из двери вагонного туалета несло таким мерзким зловонием, что Гвоздёв едва сдержался, чтобы его не стошнило. Но больше всего его поразила группа военных, в какой-то непонятной форме и с автоматами за плечами, продирающаяся сквозь эту плотную толпу и громко выкрикивая: - Граждане пассажиры! Просьба предъявить комендантскому патрулю проездные документы и паспорта для проверки! Впереди начинается граница военных действий!
Впервые за всё время Бориса Трофимовича обуял панический ужас.
- Куда я попал? Где настоящий мой вагон? Что это за странные люди с автоматами?
Гвоздёв полез во внутренний карман и покрылся весь холодным потом. Паспорта не было никакого, ни биометрического, ни на бумажном носителе. Схватился за запястье – биочип под кожей то же не прощупывался. А патруль всё ближе подходил к тому месту, где теснился на лавке Гвоздёв. В это время голову Бориса Трофимовича посетила спасительная мысль – «Срочно позвонить друзьям». Хотел отодвинуть рукав пиджака и только сейчас обратил внимание, что вместо модного костюма одет в видавшую виды солдатскую гимнастёрку, а вместо смарт-часов – какие-то, на потёртом кожаном ремешке, часы марки «Победа». Точь в точь такие же часики он видел в архиве своего деда.
- Ну что, служивый, - спросил старший подошедшего патруля, - никак своё предписание не найдёшь? – и положил левую ладонь на ствол ППШ.
- Да вот, это…, - пробормотал Борис Трофимович, - не пойму я. И куда она подевалась?
- Ты что, мужик, первый раз? – старший патруля давал последний шанс этому несчастному. Борис Трофимович только молча закивал головой.
- А вот здесь ты смотрел? – патрульный ловкими пальцами отстегнул пуговицу верхнего кармана гимнастёрки Гвоздёва, - Да вот же она, так, и что здесь написано? Младший сержант Гвоздёв Борис Петрович. Фотокарточка…, ага, имеется. А чё? Похож, вроде. Так-так…, следует из госпиталя домой, после тяжёлого ранения в голову. Подпись военврача тоже есть…. Так ты комиссованный, парень? Тогда всё понятно, можешь следовать дальше.
Гвоздёв облегчённо перевёл дух и по привычке полез в карман брюк за валериановыми таблетками, но вместо них нащупал уже знакомую такую коробочку.
- Вот ты где, зараза такая, - выругался на радостях Борис Трофимович и, чтобы никто не видел, незаметно достал из коробочки смарт-часы, нащупал заветную кнопку и нажал её, приговаривая, - форс-мажор, форс-мажор. Вот тебе и форс-мажор….
Внезапно вагон тряхнуло раз, другой, локомотив впереди стал давать короткие тревожные гудки, потом резко затормозил. Народ стал привычно пробираться в тамбур к выходу, самые отчаянные открывали окна и пытались выбраться наружу. В ушах раздался пронзительный визг пикирующего бомбардировщика и следом раздался страшный грохот взрыва.
Ударной волной Гвоздёва сорвало с площадки тамбура и вышвырнуло в чёрное пространство, ударяя по плечам комьями грязи и камней….
- Пассажир, проснитесь! – проводница слегка потрепала спящего мужчину за плечо, - Просыпайтесь, папаша! Уже подъезжаем, скоро конечная остановка.
- Ну и дела…, - бормотал себе под нос Борис Трофимович, - Слава Богу, что это сон, а ведь как наяву было. Особенно патруль и эта бомбёжка…. Подожди-подожди, так что же это выходит? То, что мне приснилось, было на самом деле? Только это было не со мной, а с моим дедом? Он же Борис Петрович, как я мог забыть такое? Прости, дед. Да-а-а. В детстве, помню, ты так много интересного рассказывал про войну.
Выйдя на привокзальную площадь и вдохнув полной грудью пахнущий степными травами крымский воздух, Гвоздёв в очереди на троллейбус заметил знакомую фигуру. Незаметно подошёл ближе. Несомненно, это была та самая старушка из секонд-хенда, так загадочно исчезнувшая в конце того памятного разговора.
- Здравствуйте, уважаемая! – поздоровался с пожилой женщиной Борис Трофимович, - Скажите, пожалуйста, а куда это вы тогда исчезли, после разговора со мной в секонд-хенде? Так внезапно испарились, я даже не заметил. Как вам так удаётся?
- Послушайте, мужчина, - старушка встретила Гвоздёва отчуждённым взглядом, - Вам никогда не говорили, что приставать к незнакомым женщинам на улице – это верх неприличия? Лично я вижу вас впервые. А будете настаивать, позову полицию! – сказала старая интеллигентка, доставая из своей сумочки полицейский свисток.
- Извините…, - опешил Борис Трофимович, - наверное, обознался. Вы уж меня простите, за мою назойливость, но позвольте задать последний вопрос? Один единственный, пожалуйста.
- Надеюсь, приличный? – слегка кокетливо спросила старушка «божий одуванчик».
- Хм, да за кого вы меня принимаете? Даже в мыслях ничего такого…, - слегка обиделся на эту бабку Гвоздёв, - И всё-таки, недели две назад вы не были на нашем местном секонд-хенде?
- Дался же вам этот секонд-хенд, - вздохнула старушка, - Я, да будет вам известно, с мая месяца жила у дочки и у сына в Магнитогорске, внуков помогала нянчить. Только вот сегодня вернулась. Ещё что-то хотите узнать?
- Нет-нет! – поспешил отказаться от предполагаемого диспута Борис Трофимович, - Вопросов не имею, прощайте. Извините ещё раз.
- Вот же, как бывает в жизни-то…, - бывший визитёр задумчиво потёр лоб ладонью, удобнее перехватил в руке пакет с московскими сувенирами и медленно пошёл в сторону своей многоэтажки. Завтра Борису Трофимовичу предстояло очередное суточное дежурство.
- А хорошая, всё-таки, у нас погода, не то что в столице, - Гвоздёв с улыбкой посмотрел на солнечный небосвод, - Подумать только, сегодня первое декабря, а на улице плюс семнадцать. Красота! - и с прекрасным настроением зашагал дальше, вместе со всей планетой в новую эпоху, эпоху приятных предновогодних настроений.
03. 12. 2017г.
Валерий Сковородкин.
Евпатория. Республика Крым.



 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Скорбим... Умер Борис Фроенченко (Харьков)
  • ЕПІГРАМА на NN
  • Борису Гуцало - 70 лет!
  • Умер Борис Локотош
  • В Санкт-Петербурге умер писатель Борис Никольский


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Декабрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.