Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

На галактических перекрёстках (окончание). Проза |
Валерий Сковородкин.
На галактических перекрёстках (окончание).
11-я глава. Секретный приказ.
Астролёт «АГГУ-13» возвращался к месту своего первоначального приземления. Он летел над бескрайними, безводными степными просторами не таясь и не скрываясь. Почётным эскортом его сопровождала пара сверхскоростных истребителей-перехватчиков, посланных по приказу самого президента.
Неимоверно жгучее летнее солнце высушило всё зелёное, что росло на этом участке планеты. Казалось, что адская жара проникает даже в герметичный салон астролёта, но это была типичная психологическая реакция на выжженный пейзаж за бортом.
Кроме основного экипажа, на борту астролёта находились ещё двое. Опальный прапорщик Маршальский и галактический гений планеты Каун, действительный и полномочный представитель Верховного Координатора – знаменитый Энш.
Костя постепенно пообвык к всевозможным фокусам своих новых друзей, и появление Энша уже воспринял, как должное. Каюту внезапно озарила короткая фиолетовая вспышка, и представитель правителя Люх-Люха предстал перед экипажем во всей своей красе и плоти.
Ну, а прапорщика гуманоиды элементарно выкрали, буквально из-под носа охранников, применив против них банальный гипноз.
Появлению Энша больше всех обрадовалась Нави. Она давно простила ему научные разногласия и была чисто по-женски рада его присутствию на борту астролёта.
Костю Маршальского и Энша представили друг другу. Оба представителя своих планет остались довольны новым знакомством. Энш, извинившись, что не может сейчас уделить время воину-прапорщику, немедленно начал обучать своих земляков правилам обращения и управления самовосстанавливающейся подпространственной приёмопередающей универсальной станцией (СППУС).
Командир астролёта Шкип участия в этом обучении не принимал, не считал нужным засорять свой мозг заумными учёностями.
Константин, чтобы как-то скоротать время, решил выяснить у своего инопланетного друга некоторые детали происшедшего.
- Послушайте, Шкип, скажите мне откровенно, неужели вас не мучает совесть, что ваша команда оставили своего товарища, можно сказать, на произвол судьбы? Ведь от этой сумасбродной тётки можно ожидать чего угодно!
- Не мучает, Константин. Это ваше понятие меня бы терзало только в одном случае, если бы не удалось освободить вас из-под ареста. А за своего товарища мы спокойны. В данный момент Поставщик и Энш уже находятся на месте нашего старта. Пока мы тут с вами мило беседуем, они, незаметно для ваших глаз, переместились в пространстве и теперь проводят тонкую наладку СППУС. Как видишь, у нас был свой тонкий расчёт. Кстати, ваша президент уже должна хватиться исчезновению заложника, арестанта и всего запаса химически чистого золота. Уж как она расстроится, бедная мошенница…. Но мы без этого металла не сможем маневрировать в ближнем космосе около своей родной планеты, когда выскочим из подпространственного рукава.
- Теперь мне всё понятно, Шкип. Но меня вот что ещё интересует: в тот первый раз, когда меня пленила ваша прекрасная Нави, помните? Вы меня уговаривали быть посредником, и назвали нашего президента Екатериной. Это вы намеренно сделали или случайно? Я тогда на это внимания не обратил, не тот момент был. А теперь вот вспомнилось, почему-то.
- Никто в плен вас не брал, Костя, а культурно и вежливо пригласили в гости, - поправил прапорщика Шкип, - правда, несколько своеобразно, здесь я с вами полностью согласен. А что касается вашего вопроса…, могли и перепутать. В то время мы ещё недостаточно глубоко знали всю историю вашего общества. У вас так всё запутано, всё так сложно…. Инопланетянину в этом разобраться, как вы любите говорить, «без бутылки» - невозможно. А что касается имени Екатерина, так у вас была такая правительница, очень давно. И общество при ней процветало. Вы уж нас, чужаков, простите за некоторые исторические неточности. Исправимся, я это вам обещаю.
- Да ладно, Шкип, проехали….
В салоне прозвучал сигнал о приближающейся опасности. Удивлённый прапорщик выглянул в иллюминатор внешнего обзора. Один из истребителей подошёл к астролёту на опасно-близкое расстояние. Лётчик делал руками какие-то странные знаки.
- …Соблюдайте радиомолчание, - Маршальский начал переводить язык жестов в слова, – За вашим эфиром следят. Будьте осторожны. Возможен налёт штурмовой авиации. Удачи тебе, прапорщик….
Самолёты прощально качнули крыльями и красивым разворотом легли на обратный курс. Приближался конечный пункт полёта. Ещё несколько минут стремительного движения и астролёт плавно опустился на прибрежную поляну пресного озера.
В ближайшей дубовой рощице, тускло поблёскивая на солнце металлическим покрытием, притаилось диковинное сооружение, своим видом напоминающее авиационный ангар.
Когда все вышли из «АГГУ-13», Костя с озабоченным видом обратился к гуманоидам.
- Вы поняли, какую информацию передал лётчик? Вот это настоящий гвардеец, друга в беде не бросит! А я как чувствовал, ну не может эта баба без подлостей! Опять её очередная ловушка, а может и самого вице-адмирала Бельбаскина. Одного поля ягода. Ему блеск вашего золота не давал покоя ещё там, в Гезлёве. В общем так, братья по разуму, ситуация очень напряжённая. Даже слишком, это равносильно объявлению войны. Сматываться отсюда всем надо. И чем скорее, тем лучше. Вы ещё не знаете, что такое налёт штурмовой авиации? Не приведи, Господи, пережить такое. Надо срочно сгонять в село, людей предупредить об опасности. Пусть быстро уходят в лес, в горы, куда угодно. Только как можно дальше от этого места….
Маршальского выслушали молча. Шкип со свистом выдохнул воздух и снова с шумом вдохнул.
- Я, как командир корабля «АГГУ-13», просто обязан принять защитные меры. Тебе, Костя, лучше уйти вместе с людьми посёлка. Ты нам уже ничем не сможешь помочь, - и Шкип так сильно сжал в кулаке свою новую «трубку», что она мгновенно рассыпалась в прах, – Ну вот, по-вашему – плохая примета. Уходи, воин-прапорщик, скоро здесь будет настоящий ад.
- Ну, уж нет! Где это вы видели, господа гуманоиды, чтобы гвардеец избегал опасности, как последний трус? – искренне возмутился Маршальский, – Даже и не подумаю куда-то уходить, вы же без меня просто пропадёте. Вы и местности толком-то не знаете. А я, как профессиональный военный, хорошо знаю, что может предпринять неприятель в подобной ситуации. А это уже половина успеха, понятно вам?
Шкип уважительно посмотрел на прапорщика, потом молчаливо переглянулся с экипажем «АГГУ-13», явно проводя совещание на телепатическом уровне. Такая скрытность слегка задело Костино самолюбие, но он смог дать действиям инопланетян вполне разумное объяснение.
- Мы немного посовещались, - продолжил Шкип после недолгого молчания, - и пришли к единому мнению, что нам будет очень полезна твоя помощь, Константин. Мы, к сожалению, не можем просто так уйти с этого места. Универсальную станцию так легко не спрячешь, как «АГГУ-13». Её можно лишь уничтожить, но только после нашего старта. СППУС автоматически самоликвидируется, если будет несанкционированная попытка проникнуть на её территорию. Там сейчас работают Энш и Поставщик, надо им срочно сообщить о чрезвычайном положении.
- Одну минуточку, дорогой друг, - прапорщик, довольно грубовато, схватил Шкипа за локоть. – А как же ваши принципы? Так и уйдёте без боя? В этом и проявляется вся ваша мудрость? У вас же есть защитное поле, или вы сомневаетесь в её возможностях? Оно что, не сработает?
- Представь себе, прапорщик, – вступил в разговор механик Зоор, – Да оно ничто против направленного нейтринного супер лазера! Когда-то это было нашим секретным оружием. Но мы поверили вашему президенту и, как ты выражаешься, «развесили уши». Раскрыли все свои последние достижения в сфере высоких технологий. А научный прогресс в руках дикарей…, (извини, Костя, за такое образное сравнение) сам знаешь, к чему приводит.
- Он прав, - подтвердил Шкип, – Ведь ты можешь погибнуть в этом скоротечном бою…, тебе лучше уйти, Костя. Мы всегда будем тебя помнить.
- Да вы что, братцы?! Совсем мозгов лишились на нашей планете? За кого вы меня принимаете? У гвардейцев нет такой привычки, отступать! Ёлы-палы! Как же я раньше-то не догадался…. Кто из вас говорил, что этот авиационный ангар может выдавать точные копии любого предмета? Случайно не ты, Зоор? Так вот, нужно срочно наклепать пять-шесть экземпляров вашего «АГГУ-13». Можно пустые, как консервные банки.
- Зачем? – не поняли гуманоиды.
- Как, «зачем»?! – передразнил их Костя, – Это же отвлекающий манёвр, военная хитрость! Копии расставьте по всему периметру, а сами замаскируйтесь. И пусть неприятель строчит по пустым мишеням, как на своём полигоне.
- Сама идея довольно-таки оригинальная, - Зоор рассудительно поднял вверх указательный палец, - но это дополнительные энергетические ресурсы. Мы не можем позволить себе такие значительные траты, если хотим вовремя попасть на свою планету. Мы от этого только проиграем.
- Хм, - прапорщик на мгновение задумался, – Тогда…, голограмма! Ну да! Это ещё проще! Надеюсь, это хоть сможете или опять слабо? – Костю в критических ситуациях иногда осеняли гениальные мысли, озарило и на этот раз, – И расставим мы этих голограмм по всей округе. Хоть две сотни, хоть четыре. И пусть противник думает, что хочет. И пока они будут соображать, что же всё-таки это означает, мы сильно выиграем по времени.
- Шкип, мне это кажется единственно приемлемым решением, - проворковала Нави своим нежным голоском. Она специально не воспользовалась телепатическим каналом, чтобы прапорщик слышал обратную реакцию на своё рационализаторское предложение.
- Поддерживаю, однозначно…, - одобрил Зоор.
- Что ж, как говорит наш друг воин-прапорщик, «валяйте», - отдал приказ Шкип, – Только быстро!
Пока помещали «АГГУ-13» в ангар, пока копировали и монтировали голограммы – прошло немало времени. Было далеко за полдень, когда со стороны посёлка послышался треск мотоциклетного мотора. Вскоре на пригорок выскочил старинный мотоцикл с коляской и, резко развернувшись, затормозил со скрежетом и скрипом. За рулём раритета гордо восседал Михалыч.
- Привет, парни! А мы вас давно заприметили. Думали, вот-вот к нам в село заскочите на своём агрегате. А вас всё нет и нет! Вот и решили прислать вам подкрепление. И для тела и для духа. Кстати, по телевизору только про вас и говорят, да про космическое вторжение. Причём, по все каналам! И по штурмовую авиацию тоже! И что вы им такое сделали, что они такие перепуганные? – выпалил единым духом Михалыч, одновременно протягивая свёрток с местными бутербродами и доставая из люльки трёхлитровый бутыль парного молока. За его спиной ухмылялись во весь рот Семён с Лёхой.
Гуманоиды приветствовали селян и их дары громкими, радостными возгласами и аплодисментами.
- О-о-о, какие люди…! И без охраны?! – Костя крепко пожал всем руки, – Лёха! Семён! Михалыч! Здорово, черти! Как я рад вас видеть! А что это вы все в камуфляж вырядились? Никак в ополчение записались? О! А это что за пистолет позапрошлого века? Из какого музея, Михалыч?
- Да ну тебя к бесу, Маршальский, - слегка обиделся рыбак-любитель, – Ты как дружбу с гуманоидами завёл, так в раз и поглупел, что ли? Это же АКМ, автомат Калашникова, причём модернизированный. Его ж вся планета знает. Правда, автомат лет сорок под крышей пролежал. Мне его мой дед подарил, когда с офицерской службы в запас уходил. Там ещё три боевых патрона имеются…, - хвастался от души Михалыч.
- Ну, ты как дитя малое. Хорош, заливать-то, Михалыч! - заулыбался прапорщик, - Ты лучше, брат, вот что сделай…. Спрячь-ка ты эту штуку, как можно дальше. А то, не ровен час, ещё покалечишься. Ты когда его чистил-то в последний раз? Вот-вот, и я о том же…. Теперь этим, разве что, только баб в тёмном углу пугать.
- Не, Костя, баб этим не испугаешь, они и так, всегда согласные....
- Ну, Михалыч! Ну, всё ты знаешь! Тогда зашвырни подальше в озеро или закопай, этот хлам ни на что уже не годится!
- Вот, япона мать! – не на шутку расстроился Михалыч,– И чё нам тогда? Чё робыть-то?
- «Чё, чё»! Сказал бы я тебе в рифму, да время сейчас не подходящее. Вы, мужики, лучше возвращайтесь назад и эвакуируйте население в безопасное укрытие.
- Э-э-э…, Да там уже Троцкий управляет, - махнул рукой Семён, - как голова сельсовета, всем приказы раздаёт, чёрт плешивый.
- Ну, представляю, что этот Наполеон натворит…, - Маршальский облизнул пересохшие губы, – Эх, сейчас бы водички холодненькой!
- А у нас есть! Это мы мигом! – Лёха нырнул в недра мотоциклетной коляски и выкатил на свет божий небольшой молочный бидон, – Пей, прапорщик, пей. Это вода целебная, её ещё мой дед пил, за неделю до смерти.
Костя чуть было не поперхнулся родниковой водой. А болтун Лёха, тут же, получил увесистую оплеуху от Михалыча.
- Ты чё несёшь, малахольный? Ты не слушай его, прапорщик. Он сам не понимает, что говорит. У-у-у, жертва космонавтики!
Костя жадно отпил, чуть ли не с полбидона, родниковой воды и аккуратно вытер рукавом мокрые губы.
- О-о-о! Вот это водичка! Спасибо, мужики! Теперь можно и о наших делах подумать. Население лучше всего укрыть в старинном овощехранилище. Оно очень на бомбоубежище похоже. Да! И ещё проследите, правильно ли Троцкий всё сделает. Если что, действуйте от моего имени. Мне тут с вами, теперь до самой смерти быть. Это и есть ваше спецзадание. Ну, что стоите? Выполнять, бегом!!!
- Есть, выполнять, господин-товарищ прапорщик! Вот вам для связи радиотелефон, от господина Троцкого, - рыбаки-любители весело откозыряли и побежали к мотоциклу.
- Слава Богу, укатили…. Так, голографические копии уже готовы…. – Маршальский чувствовал себя Суворовым, переходящим через Альпы. Конское ржание, запах пороховой гари, крики и стоны раненых, лязг боевых машин, медь духовых оркестров – всё это промелькнуло в его воображении, как отзвуки далёкой эпохи.
Прапорщика била нервная дрожь, как девственную невесту в первую брачную ночь. Вырисовывалась чёткая перспектива стать всемирно известной исторической личностью.
- Братцы гуманоиды, ещё парочку мишеней-голограмм на северный берег озера! И ещё с пяток на запад, через пару холмов от нас, подальше в степь. Отлично! Ангар маскируйте под озеро! Теперь быстро все заходят внутрь, я остаюсь для наружного наблюдения.
- Но наш корабль с этой задачей сам бы справился, - заверил Шкип прапорщика.
- Я сказал не отсвечивать! Ваш ангар не пропускает внутрь сигналов, я проверял. Вы там, как слепые котята. Делайте, что вам говорят! Не на своей планете, чай…. Да не стойте вы памятниками, заходите внутрь, ребятки.
В руках прапорщика запищал подаренный селянами радиотелефон.
- На связи, - привычно ответил Маршальский, прикладывая к уху телефон.
- Ну, здравствуй, дорогой мой беглец, - услышал прапорщик знакомый голос, – Очень сожалею, что позволила выкрасть тебя из-под ареста. Всё-таки надо было отправить тебя на соляные шахты, лет на пять, для начала.
- О, так это было ваше высочайшее позволение, мадам президент? А ваша память, случайно, не подводит? Могу, ведь, и напомнить, как всё было на самом деле. А как вы нашли этот номер телефона? Ах, да, это же так элементарно! А вы, мадам, похоже, остались с носом? Не так ли, госпожа президент?
- Блефуешь, прапорщик? Ты прекрасно знаешь, что обречён. Лучше не выделывайся, а прими мой совет: сдавайся, пока я добрая…. Я тогда не буду так строга к тебе. Сам знаешь, что за воровство золотого запаса полагается смертная казнь. А если будет добровольная сдача, то подпишу указ на пожизненное заключение, в самой глухой деревне и без благ цивилизации - без телефона, интернета и телевидения. Тебя же видели со слитками золота в руках. Ты очень хорошо получился на камерах видеонаблюдения! У меня и свидетели есть.
- Конечно, мадам президент, было бы глупо отрицать очевидное. Я помогал их разгружать, лично вам и в ваш личный кабинет, и без представителя государственного казначейства. А меня потом арестовывают, якобы за измену Родине. Что-то у вас не состыковывается. Да и ваш секретный приказ, слава интернету, уже вся планета знает. Так что, мадам президент, кто из нас обречён – это очень большой вопрос! А вашу глупую атаку мы отразим и очень успешно. И будет вам всенародное презрение и отставка. Вы всё поняли, уважаемая мадам президент?
- Ха-ха-ха! – рассмеялась президент, – А ты неверно информирован, прапорщик. Не будет никакой атаки. Этот дуболом Бельбаскин всё-таки убедил меня отменить приказ. Причём, в самый последний момент. И ты знаешь, я ему поверила. «Этот прапорщик стоит целой армии» – именно так он про тебя и выразился. Вот я и подумала, если тебя так боится вице-адмирал космической разведки, то ради чего я должна рисковать жизнями своих охранников? Тебя сдадут твои верные друзья. Кстати, как поживает твоя прелестная невеста?
- Слушай ты, шантажистка старая! Если с Марысей что случится, я же тебя везде найду! И ты ещё пожалеешь, что президентом стала, подстилка американская!
- Ах ты, кобель паршивый! Ты мне угрожать вздумал?! Да я тебя в порошок сот….
Но Маршальский не стал дальше слушать истерических воплей коронованной особы и, широко размахнувшись, хотел было зашвырнуть радиотелефон далеко в озеро.
- Спокойно, Константин, - сказал сам себе Маршальский, – Вещь-то чужая, а ничего, мы его просто отключим, вот так. Пардон, мадам, мне как-то не досуг….
- Воин-прапорщик, а это что за шум? – спросила Нави, внимательно к чему-то прислушиваясь.
- Да так, служебные разборки…, а ты почему не в укрытии до сих пор?
- Я не об этом. Вот там, какой-то непонятный звук в западном направлении….
- Ну, ветер шумит, - прапорщик приставил к уху свою широкую ладонь, – И что? Погоди…, ну и слух же у тебя! Ты про этот нарастающий гул?
- Да, он какой-то странный, пугающий….
- Всё верно, это шум от винтов тяжёлых боевых вертолётов. Видишь, над самым горизонтом, пунктирную линию? Это они и есть. Но почему держат курс на пригород? Ничего не понимаю….
Тем временем несколько вертолётов отделились от общей стаи и направились в сторону озера. Подлетев, стали барражировать по кругу, буквально над кронами плакучих ив.
- Вот же ситуация, так и будем торчать под деревьями? – рассуждал вслух прапорщик, – Надо что-то предпринимать…, если это за мной, то слишком много для такой маленькой персоны, как я….
- Константин, - отозвался Шкип, тоже покинувший укрытие и наблюдавший за вертолётами, - обрати внимание, что у них вместо вооружения.
- Ого! – прапорщик поднёс к глазам полевой бинокль, – Мать честная! Да они все подряд напичканы телеоператорами, как собаки блохами! И ни одного военного…, вот это-то и странно, однако….
Неожиданно для самого себя Маршальский вышел из-под кроны деревьев на середину поляны и улёгся на сухой траве, распростёрши в обе стороны руки, пытаясь таким образом изобразить посадочный знак «Т».

12-я глава. Журналистский десант. Ночная стычка.
От свиста газотурбинных двигателей и от вибрирующего шума вертолётных винтов у всех заложило уши.
С небесных высот раздался, многократно усиленный авиационными динамиками, грубый мужской голос.
- Внимание, внимание! Господа местные жители! Соблюдайте спокойствие! Всем оставаться на своих местах! Не делайте резких движений! Ровно через двадцать минут с вами будут проводить пресс-конференцию представители международных средств массовой информации! Внимание, будьте осторожны! Мы начинаем снижение!
Вертолёты, плавно кружась над поляной, стали по очереди заходить на посадку. Грохот от авиационных двигателей постепенно стихал, пока не прекратился окончательно.
В наступившей тишине вновь стали слышны мягкие звуки степного края. В самой гуще лиственного лесочка, среди зарослей плакучей ивы, дубков и клёна, вновь звонко зачирикали воробьи. Совсем рядом, в бузиновых кустах, дурным голосом прокричал фазан, коротко прокуковала кукушка, словно никогда и не было этого адского грохота, и земля не содрогалась от тяжести мощной авиатехники.
В ясном небе стрекотал двигателем ещё один вертолёт, с опознавательными знаками морской пехоты. Но вот и он опустился на высушенную летним зноем приозёрную степь.
Бойцы в чёрной униформе повыпрыгивали из вертолёта и рассредоточились по периметру поляны, взяв её под наблюдение. Офицер, в звании капитана морской пехоты, и двое с ним сопровождающих, направились в сторону Маршальского и гуманоидов. Сопровождающие показались прапорщику очень знакомыми. И когда они подошли ближе, то Костя не поверил своим глазам.
- Это что ещё за новости такие…? Марыся…, Троцкий! Вы-то что здесь делаете, чёрт возьми?! Вы, почему нарушили мой приказ, не покидать село ни при каких обстоятельствах?! – набросился на сельчан строгий прапорщик.
- Господа гуманоиды…, господин прапорщик…, - и в нарушении всех уставных норм капитан первым отдал честь младшему по званию.
От удивления у Кости брови полезли вверх, под самый козырёк его форменной бейсболки, и он не очень уверенно ответил на приветствие.
- Разрешите спросить, господин капитан, что вообще происходит? И причём здесь эти селяне, и морская пехота? – спрашивая, прапорщик продолжал озираться по сторонам, в ожидании очередных сюрпризов.
- Разрешите мне разъяснить, господин капитан? – Троцкий, в форме сержанта морской пехоты, выглядел просто бравым воякой. Его лысину надёжно прикрывал, лихо заломленный на левое ухо, чёрный берет, а живот уже не так сильно выпирал из-под ремня.
- Это, уважаемый господин прапорщик, наша подшефная бригада морской пехоты, из-под Мамудбая. Это всё, что осталось после реформы Вооружённых сил. Мы своих подшефных снабжаем продовольствием, помогаем в текущем ремонте и так далее. В обмен – они несут службу по охране нашего села, в случае форс-мажорных обстоятельств. Они готовы выполнять все наши просьбы по защите населения. А этот приказ президента, как сказал капитан, они посчитали как антинародный, антигуманный, антиконституционный и выступили на стороне сельчан.
- Поздравляю вас, господин капитан! Смелое решение. Приятно осознавать, что мы не одни против президента. Ну а ты, Марыся, как сюда попала?
- О-о-о, господин Маршальский, это отдельная тема, - бравый Троцкий не дал Марысе и рта раскрыть, – Она, как узнала, что ты возвращаешься, так такую мне истерику устроила…. Пришлось, вот, переодеть и взять на борт. Женщина за тебя очень переживает, что с неё возьмёшь…, - и Троцкий виновато развёл руками, – Да и ей так надёжнее. Всё-таки под защитой военных. А кто рискнёт выступить против морского пехотинца? Да, за село ты не беспокойся. Там твоя великолепная троица успешно управляется, не хуже какого-нибудь маршала. Ей-богу!
- Вольно, отставной сержант Троцкий. Хвалю за службу, - довольно улыбнулся Константин, – А вам, капитан, моя искренняя благодарность и нижайший поклон, за охрану моей жены. Теперь я от неё – ни на шаг! Марыся, иди ко мне поближе. Я не хочу, чтобы нелепая случайность нас разлучила вновь.
- Ого, ты уже и стихами заговорил, - заметил Зоор, – Это хороший признак, Костя.
В это время в лагере прибывших журналистов прозвучала команда – готовиться к пресс-конференции. В головном вертолёте плавно опустился большой хвостовой трап, и из трёх ярусного пассажирского салона, один за другим, стали выходить уполномоченные представители международного консорциума по средствам массовой информации. Все с болтающимися пластиковыми визитками на шеях и с портативными, и очень дорогими, фото-видеокамерами в руках.
Шумя, толкаясь и галдя на разных языках, тележурналистская братия окружила прапорщика и его друзей пёстрой, нестройной толпой. Эта толпа мгновенно ощетинилась микрофонами, как ёжик иголками. И со всех сторон понеслись шквалом вопросы….
- Господа, а кто из вас инопланетяне?
- Как вы относитесь к фаст-фуду? Что вы предпочитаете больше из еды?
- А кто у вас главный?
- Вы в командировке? А какие у вас суточные?
- Как вам наши девушки?
- Где вы припарковались и сколько с вас берут за это?
- Какая у вас политическая ситуация?
- Вы умеете говорить по-русски? А по-английски?
- Так как вам наши девушки?
- Вы любите классическую музыку?
- Вы любите футбол? Ваша любимая команда?
- У вас есть инфляция?
- А каким способом вы размножаетесь?
- Какие у вас экологические проблемы?
- А какая у вас валюта?
- Вы берёте пассажиров? Сколько это стоит?
- ТИХ-ХО!!! Ша, сказал! ВСЕ ЗАТКНУЛИСЬ!!! – грубо прикрикнул на толпу высокий, седовласый мужчина в смокинге и с очень большим микрофоном в руках, – ЗАМОЛЧАТЬ ВСЕМ НЕМЕДЛЕННО! Иначе аккредитации лишу! Где порядок, где организованность? Налетели, как вороньё! И запомните, пока все вопросы буду задавать только я! ОДИН! Но это первое время, потом все остальные и в порядке очерёдности! И всем соблюдать РЕГЛАМЕНТ! Всем всё понятно? Молчание – знак согласия.
Толпа журналистов действительно затихла. То ли все испугались гнева седовласого гиганта, то ли просто приходили в себя после вертолётного перелёта.
- Уважаемые господа гуманоиды! Дорогие наши пришельцы и братья по разуму! – обратился к инопланетянам владелец большого микрофона, – Разрешите мне приветствовать вас от имени всей планеты Земля! Может, вы будете смеяться, но меня зовут господин Шнобель. И я являюсь трёхкратным победителем международного конкурса «Журналист планеты». И я владею вот этим большим золотым микрофоном. Это мой приз за выигрыш на последнем конкурсе! И у меня эксклюзивное право вести все пресс-конференции всепланетного масштаба. И не зря мои враги говорят, что от скромности я не умру. Это они больше от зависти и от переизбытка чувства юмора. Итак, друзья мои инопланетяне, правительство предоставило мне почётное право – открыть пресс-конференцию с представителями внеземной цивилизации. Той самой планеты, что называется Каун. Как мы всё это узнали? Позвольте, господа, пока не раскрывать свои профессиональные тайны. Просто я считаю несправедливым, что только одна Независимая Восточная Республика удостоилась чести принимать у себя столь высоких гостей. А чем другие хуже? Поэтому, я предлагаю провести турне инопланетян по всем странам нашей планеты Земля. А вырученные деньги пустить на благотворительность. В помощь слабо развитым странам, да хотя бы той же Независимой Республики. Кто за это предложение? Прошу голосовать. Кто за…, против…, воздержался? Единогласно! Поздравляю всех с правильным решением! Итак, у меня всё! Уважаемые инопланетяне и ваш посредник, займите места в почётном президиуме. Проходите, будь ласка…, - неожиданно для самого себя ведущий сбился на украинский акцент, хотя он сам считал его белорусским.
Гуманоиды, в сопровождении прапорщика, прошли на импровизированную трибуну. Огромный распахнутый створ грузового отсека вертолёта был густо уставлен разнокалиберными микрофонами и осветительными приборами всевозможных брендовых марок мира. Поперёк отсека располагался длинный стол, покрытый синей скатертью. Посередине стола – традиционный графин с водой и стопка одноразовых пластиковых стаканчиков.
- Господа, - торжественно, и уже без всякого акцента, произнёс трёхкратный владелец большого микрофона господин Шнобель, - разрешите пресс-конференцию считать открытой. Можете задавать вопросы, в порядке очереди, господа. Джентльмены, разрешите сначала дамам…, вот вы, пожалуйста….
Но в толпе возникло лёгкое замешательство. Послышались приглушённые недовольные возгласы.
- А где переводчики? Кто переводить будет? И с какого языка, на какой? О чём только думало ваше правительство?
- Такие деньги за билеты…, кто заплатит неустойку?
- Прошу всех успокоиться! – прапорщик поднял правую руку, призывая всех к тишине. – Уважаемые дамы и господа. Леди энд джентльменс. Сеньоры и сеньориты. Э-э-э, и все остальные. Ай, эм сорри. Нас не так часто жалуют своими визитами инопланетяне, ясное дело, все мы немного взволнованы и я тоже. Поэтому моя речь не совсем будет…, извините, если что не учли. Но всё легко поправимо. Моим друзьям переводчик попросту не нужен. Они нас прекрасно понимают, так как способны читать наши мысли на расстоянии. У них прекрасно развиты телепатические способности. Но при таком шуме они не могут нормально воспринимать ваши мысленные сигналы. Будет большая просьба – не шуметь, вопросы задавать чётно и ясно. Вам они будут отвечать на вашем родном языке, хотя и предпочитают больше местное наречие. Они к нему уже привыкли. И часть наших, особо крепких, словечек и выражений могут приобрести статус языка межгалактического общения. Так что будьте предельно осторожны, если случайно помянете чью-то мать….
По поляне прокатился весёлый смешок. Это очень воодушевило Маршальского и он, с лёгкостью опытного докладчика, продолжил.
- Я рад, что немного развеселил вас. В заключение своего краткого выступления хочу признать, что мы были несколько смущены таким большим журналистским десантом. Ведь на самом деле мы готовились к настоящим боевым действиям. Но этого, слава Богу, не произошло. В самый последний момент правительство нашло в себе мужество сделать правильные выводы. Но я не об этом…. К моему великому сожалению, время у наших инопланетных друзей очень ограничено. Они должны спешить, чтобы успеть вернуться на свою планету.
В толпе журналистов пронёсся разочарованный ропот.
- Пусть они сами про это расскажут! Может, это вовсе и не гуманоиды, а переодетые актёры? Сидят, как манекены в магазине! – выкрикнула эмансипированная представительница модного женского журнала «Авдотья».
- Сама ты «манекен», корова сисястая! – не выдержал обидного сравнения Зоор.
Злая реплика гуманоида вызвала громкий смех в мужской среде пишущей братии.
Господин Шнобель, демонстрируя своей улыбкой, полное одобрение словам гуманоида, придвинул к губам золочёный микрофон и торжественно произнёс, отчётливо выговаривая каждое слово, - Уважаемые дамы и господа! Слово для вводного доклада предоставляется моему другу и хорошему знакомому, командиру астролёта с планеты Каун, гуманоиду, с очень даже земным именем, Шкип! Поприветствуем докладчика, господа….
- И когда он успел с ним познакомиться? – удивился прапорщик под шум аплодисментов, – Какой шустрила, этот Шнобель, однако. Где же я его видел раньше?
Пресс-конференция постепенно набирала обороты. Вот теперь Костя всем своим организмом прочувствовал, что значит быть посредником на таких ответственных мероприятиях. Хорошо, что морские пехотинцы помогали с охраной. Через полчаса прапорщик был весь как выжатый лимон. Донимала духота и сильная жажда. Взмокшая рубашка прилипла к телу и противно холодила кожу.
Популярная за рубежом рок-певица Эля Угарова, пыталась, во время коротких пауз в пресс-конференции, снимать у присутствующих усталость новыми шлягерами из последнего своего музыкального альбома.
Конференция затянулась за полночь. Пресса уже мучилась сама, без музыкальной поддержки. Рок-певица давно отыграла свой концерт и теперь спала без задних ног, в самом настоящем деревенском отеле: на сеновале во дворе головы сельсовета, под бдительным оком его «окультуренной» супруги.
Поляна ярко высвечивалась неоновыми вертолётными прожекторами, вызывая у людей иллюзию солнечного дня. И хотя журналисты уже испытывали запредельную усталость, любознательность и страсть к невероятным новостям оказалась сильнее. Правда, помощники телеоператоров уже изрядно клевали носами.
Зато гуманоиды выглядели на удивление бодрыми, словно только что после освежающего душа. И на вопрос корреспондента еженедельника «Политикан пресс-шоу», мол, как вам удаётся, на протяжении всей конференции, выглядеть так бодро и свежо, особенно этой неземной женщине? – Нави ответила присущей только ей космическим юмором.
- Вы правильно сказали, я, действительно, неземная женщина. Наконец-то вы обратили на это внимание. И как сохранить свой имидж в таких полевых условиях, это моя маленькая женская тайна. И хотя сильный пол не хочет признавать своё поражение, но я всё же надеюсь…, правильно, девочки?
Это вызвало бурное оживление и торжествующие возгласы одобрения у небольшой группы журналисток.
- Небольшая справка, - добавил свою реплику Шкип, – На нашей планете принято заседать по двое, а то и больше, земных суток, без перерывов. Так что для нас эти семь часов, просто приятные мелочи.
После коротких прений заслуженный владелец золотого микрофона Шнобель предложил журналистам прекратить пресс-конференцию, в виду слишком уж позднего времени. Уставшие, но довольные, журналисты всей толпой пошли устраиваться на ночлег в деревню, добавив Троцкому ещё одну головную боль.
Поляна быстро опустела, обнажив на своей поверхности брошенные окурки, смятые бумажки и прочий антропогенный мусор. Всеобщее возбуждение, вызванное недавней пресс-конференцией, постепенно спадало.
Марыся, так и не дождавшись своего любимого, уже крепко спала, уютно устроившись в широком кресле командира астролёта.
Кругом царствовала тёплая, лунная и по-летнему душная июльская ночь. Из отдалённого тёмного леса доносились пьяные песни подгулявших мужиков. Ночью звуки слышны особенно далеко и отчётливо.
Чуткое ухо Маршальского уловило даже слабые звуки ночной перестрелки, доносившиеся с территории заброшенного города.
- Мародёров гоняют…, - вяло подумал прапорщик.
Лёгким порывом тёплого ветерка донесло звуки разрывов ручных гранат, длинными очередями застучал крупнокалиберный пулемёт.
- Хм, странно. Не похоже на полицейскую зачистку. Да и для ночных учений, пожалуй, будет слишком шумновато.
Мягко ступая, сзади подошёл Шкип.
- Ты слышал, воин-прапорщик? По-моему, в той стороне происходит что-то нехорошее.
- Ты прав, Шкип. Кажется, я знаю, что именно там происходит и кто за этим стоит.
На поляне, разбив треском своих моторов хрупкую тишину летней ночи, начал раскручивать винты вертолёт морской пехоты.
- А ну! – Маршальский по-дружески толкнул Шкипа, – Давай, наперегонки? Кто первый добежит, тот и улетит! Скорей, скорей! Это что-то в городе происходит!
Друзья едва успели нырнуть в открытую дверь салона вертолёта, как машина резко поднялась в воздух. Капитан пехотинцев жестом пригласил присесть рядом.
- Спасибо, капитан! Как обстановка? – прапорщик до предела напрягал голосовые связки, стараясь перекричать весь этот шум и грохот.
В ответ капитан протянул им по паре специальных наушников. Шкип и Маршальский аккуратно их одели, и шум в вертолёте практически исчез.
- Послушай, Маршальский, - спокойно, в полголоса, заговорил капитан, – Если бы не вот эта твоя миссия, я бы арестовал тебя за грубое нарушение устава. Младший по званию без спроса лезет в вертолёт и ещё отдаёт нелепые приказы старшему офицеру…, когда такое было? Но поскольку у нас с тобой давняя воинская дружба, я, так и быть, тебе помогу. Вот результаты перехвата сообщения из президентского штаба, слушай и запоминай. В бывшем городке шахтёров и металлургов возникло стихийное восстание жителей и примкнувших к ним криминальных элементов. Некоторые из восставших вооружены стрелковым оружием и даже гранатами. Именно сейчас они атакуют мэрию. Местная полиция позорно бежала, оставив сотрудников мэрии на произвол разгневанной толпы. На подавление восстания брошены силы региональной жандармерии. Нам было приказано поддерживать жандармов с воздуха. Кстати, судя по перехватам мобильной связи, там много людей обманутых властью и потому отчаявшихся. Я не думаю, что сопротивление будет долгим. Вот такие дела, брат….
- Спасибо, кэп! Может, и мы с инопланетянином на что сгодимся? – и Маршальский выразительно посмотрел на капитана, но тот отрицательно покачал головой.
– Даже и не пытайся, прапорщик. Я и так нарушил все инструкции, взяв вас на борт. По последним сведениям, у восставших есть даже зенитный комплекс. А вы, господа, без парашютов, как я заметил. Но если вы с другом летаете как птицы, то чёрт с вами!
- Спасибо, капитан! Не волнуйся за нас, всё будет как надо. Ты ещё не знаешь, на что способны эти парни с планеты Каун. Иной раз такие невероятные сюрпризы преподносят…. Кстати, капитан, у меня в термосе остался прекрасный индийский кофе с коньяком, ещё с пресс-конференции. Глотнёшь?
- Ты ещё спрашиваешь? Наливай! Всё одно, ночь пропала….
Подавая капитану кофе, Маршальский заметил в его нагрудном кармане работающий видео диктофон, и молниеносным движением вскинул свой пистолет.
- Ты что, прапорщик, с ума сошёл? Или кофе в голову ударил? Сейчас же опусти оружие, пока морпехи по стенке тебя не размазали! Ты же у них на мушке, ну!
- Я-то как раз в норме, а вот ты, кэп, похоже, давно продался! Что это у тебя там? Только не говори, что тебе его подбросили…, – и Маршальский указал на левый нагрудный карман капитана.
- Тьфу ты, дьявол! Японский бог, ну и напугал же ты меня, прапорщик…, я уж было решил, что у тебя от перегрузки крыша поехала. Я про это совсем забыл. Парни из контрразведки заставили с собой взять, включается от звука моего голоса. Да ты не дёргайся, прапорщик, у меня и в мыслях не было тебе как-то навредить. Ты, лучше, своего друга-инопланетянина спроси. Он, уж точно, успел голову мою просканировать, не так ли, Шкип? А теперь смотри…. Оп! – капитан сделал едва уловимое движение, диктофон полетел в дверной проём и исчез в черноте ночной бездны.
- Круто, капитан, - произнёс Маршальский, пытаясь напрасно что-то разглядеть в чернильной темноте.
- Молодой человек, это случайно не вы обронили? – Шкип, хитро улыбаясь, почёсывал свою бородку и держал в руке тот самый капитанский видео диктофон, – Жаль, хорошая ж вещь. И зачем было выбрасывать? Ведь никакой информации в нём нет. Он работал в холостом режиме, я проверил.
- Как это удалось? Невероятно! – в один голос воскликнули прапорщик с капитаном.
- О, дети мои, - покровительственным тоном произнёс Шкип, - Пока вы следили глазами за этим падающим предметом, я за это время успел телепортировать, подхватить его и вернуться обратно в салон. А вы ничего и не заметили, ведь по времени прошло только пол секунды.
- А я уж было подумал…. Ну, Шкип, ты меня продолжаешь удивлять всё больше и больше! Прими мои извинения, капитан, за эту паранойю…. Рот-то прикрой….
- Ладно, прапорщик, проехали уже…. А вот и город под нами!
На центральной площади городка вся мэрия хорошо освещалась пламенем горящих бочек с соляркой, светом фар полицейских бронетранспортёров, пожарных машин, прожекторами жандармских и тележурналистских вертолётов. Последние налетели почти со всей страны и кружились над взбунтовавшимся городом, как зелёные мухи над кучей гниющих отбросов.
Жандармские вертолёты выстроились в круг и, осветив бунтовщиков большим световым пятном, неподвижно замерли в воздухе. Вертолёты имели сплошное бронирование, даже стёкла кабин и фар были из специального, пуленепробиваемого состава. Автоматные пули отскакивали от них, не причиняя экипажам никакого вреда.
Маршальский наблюдал за всей этой вакханалией, не отрывая от глаз свой старенький потёртый полевой бинокль.
- Твою ж, мать! А это что такое? Опять гуманоиды!? Капитан, там внизу двое моих подопечных! Шкип! Бинокль возьми! Кажется, это Энш с Поставщиком! Что они там делают, чёрт возьми!!!
- Костя, мне этот прибор совсем не нужен. Я их и так вижу, очень отчётливо. Они со мной на постоянной связи.
- Маршальский, да объясни ты этим идиотам! Они же рискуют потерять свои головы! – не выдержал капитан морской пехоты, – Что они ещё там забыли?
- Спокойно, господа земляне, - проговорил Шкип ровным и даже слишком безразличным голосом, – Ничего плохого с ними не случится. Они находятся там для того, чтобы ещё глубже изучить жизнь землян в экстремальных условиях. И не забывайте, господа, о супервозможностях жителей планеты Каун. В случае угрозы для их жизней, они просто телепортируют в ваш вертолёт, господин капитан. Вы, конечно, не будете против их присутствия на борту?
- Ну, твою дивизию! – хлопнул капитан ладонью по своему колену, – Да делайте, что хотите! Достали уже! Я за вас ответственности не несу. Странно, прапорщик, почему моя рация до сих пор молчит?
- Не могу знать, капитан, - Маршальский пожал плечами, – Может, Шкип пояснит, в чём тут дело? Шкип, твои проделки? Только честно.
- Да, мои. Я включил своё защитное поле. Оно защищает нас от шальных пуль и не пропускает радиосигналы. Мы в полной изоляции от внешнего мира, - обезоружил Шкип своим простодушием.
Капитан только сплюнул в сердцах и припал к визиру прибора ночного видения.
- Ну вот, дождались, умники. Теперь попали. У жандармов новое оружие, силовой лазерный обруч. Сейчас продемонстрируют его в действии.
- Вот же люди! А? Ну, ни стыда, ни совести! – возмутился Шкип, – Это же наши разработки! Ну, как быстро вы всё схватываете?
- Да, господин гуманоид, - удовлетворённо признал капитан морпехов, – Вот такой у нас нехороший народ. Любит очень присваивать всё чужое.
Восставшие, запертые лазерно-силовым обручем, сбивались в хаотичную массу. Ожоги, получаемые от соприкосновения с обручем, были не смертельны, но очень болезненны. Многие из бунтовщиков стали бросать оружие и поднимать руки вверх. Кольцо постепенно сужалось всё больше, подгоняя людей к открытым дверям полицейских фургонов.
Сопротивление бунтовщиков было сломлено и подавлено на корню. Пожарные машины залили пеной последнюю пылающую бочку из-под солярки и укатили прочь.
Город словно вымер и как бы вновь впал в вечно-беспросветное коматозное состояние, будто бы и не было этой жуткой картины разбоя и насилия, полной отчаянного драматизма. А над зданием мэрии вновь затрепыхался испуганной птицей государственный флаг, освещаемый прожектором с жандармского вертолёта.

13-я глава. В гуще событий. Старт астролёта.
Энш и Поставщик не присутствовали на пресс-конференции. Они занимались тонкой настройкой подпространственной приёмо-передающей универсальной станции. Наладкой занимался в основном Энш, а Поставщик служил подобием эталона правильности настройки.
Было уже совсем поздно, когда они уловили звук работающего вертолётного двигателя и тревожный телепатический сигнал командира астролёта Шкипа.
Энш, заблокировав свой мозг от чужого проникновения, заговорил с Поставщиком слегка покровительственным тоном.
- Обрати внимание, Поставщик. Сейчас у тебя будет ещё одна возможность отличиться перед Верховным Координатором. Я знаю, он тебе обещал высокий титул по возвращению на Каун. Но если ты окажешь мне ещё одну услугу, то я буду хлопотать о более высоком для тебя звании. Помоги переместиться в город, и я гарантирую тебе высокую учёную степень и титул придворного советника.
- Уважаемый гениальный наш учёный Энш, вы так благосклонны ко мне. Но что нам там делать? А вдруг там ведутся боевые действия? Разумеется, для меня это путешествие - милый пустяк. Только учтите одну закономерность, чем дольше я на этой планете, тем слабее мои уникальные возможности. Мне здесь уже становится всё тяжелее и тяжелее перемещаться. Только на небольшие расстояния, да и только в один конец. Не проще было бы вам самим телепортироваться?
- Поставщик, ты же знаешь, что мне это не удаётся. Я потом на три дня теряю способность адекватно на всё реагировать и мыслить. Да ты не волнуйся, твой ограниченный вариант меня вполне устраивает. В случае чего, вернёмся в вертолёте. Вместе с воином-прапорщиком и Шкипом. Я с нашим командиром на постоянной связи.
- Ну, хорошо, а что на это скажут Зоор и Нави?
- А ничего, они крепко спят и не надо их будить. Мы вернёмся раньше, чем они что-либо успеют заметить. Зато я обогащу свой философский багаж исторического материализма и научной космологии. Ну, так как, готов оказать мне услугу за вознаграждение? Или готов всю жизнь прозябать никому не известным поставщиком при дворе Координатора? Решайся же, чтоб тебя медуза укусила!
- Да согласен я! Только не подумайте, уважаемый Энш, что это всё я проделываю ради тёплого местечка в вашем аквариуме. Считайте это подарком для моей планеты. И ещё, только поймите меня правильно, если бы не мои уникальные способности к перемещению, то сидеть бы вам сейчас в своей келье и оплакивать судьбу любимой девушки.
Энш не ожидал от Поставщика таких умных речей и даже слегка опешил на какое-то мгновение.
- Если бы я не знал тебя так хорошо, то решил бы, что это шантаж. Извини, Поставщик, это я по молодости лет. Голова просто кругом от последних событий. Ты, пожалуй, прав. Лучше так, без всяких вознаграждений, чисто по-дружески.
- Я тоже так считаю, Энш. Ты готов? Тогда крепко обхвати меня сзади и зажмурься. С непривычки будет тошнить и сильно кружиться голова. Поехали….
Тусклая фиолетовая вспышка и Энш с Поставщиком исчезли. В астролёте остались крепко спящие и ничего не подозревающие Марыся, Нави и Зоор.
… От яркого света полицейских прожекторов нестерпимо сильно запекло в глазах, да так, что Эншу и Поставщику пришлось крепко зажмуриться.
- Как ярко! – протелепатировал Поставщик Эншу, – Ярче, чем на родной планете. Интересно, а почему так возбуждены эти аборигены?
- Не отвлекай, Энш. Я как раз настроился на мозговые волны лидера этой агрессивной толпы. Мы в самом эпицентре восстания или бунта. Разобраться сейчас в этом трудно, ибо со всех сторон идёт самая противоречивая информация …. Одно только понятно: аборигены выступают против правительства, требуют реформ и не желают больше жить в нищете. И почти все настроены очень агрессивно, и готовы убить любого, кто не с ними или против них. Поставщик, срочно принимаем нейтральный вид и попытаемся затеряться в этой толпе. И не стоим на месте, двигаемся вместе со всеми, в общем ритме.
- Эй! А это что ещё за пара гнилых интеллигентов? – раздался рядом чей-то грубый пропитый голос, – Случаем, не пидоры? Эй, повернулись ко мне, суки!
Гуманоиды обернулись на звук. Кричавший оказался худым, высоким, сильно заросшим щетиной и давно не мытым дядькой с гранатомётом в руках.
- Тьфу! Вот блин! Обознался, это наши бездомные. Почему без оружия? Эй, братцы! Быстро вооружили этих несчастных! Пусть отомстят правительству за наши мучения!
В руки Энша и Поставщика кто-то услужливо вложил по автомату.
- Как звать-то вас, парни? - обратился к гуманоидам главарь.
- Меня - Энш, его – Поставщик.
- Ну и погонялы же у вас…. Ладно, будете от жандармов отстреливаться. А для начала покажите, на что вы способны. Вон тот вертолёт нам сильно мешает, ликвидируйте. Сможете? – и главарь указал рукой на один из полицейских вертолётов, кружащих в ночном небе.
- Да легко! Это нам, как два пальца…, - хором ответили гуманоиды и, вскинув автоматы, тщательно прицелились, - Целься в хвостовую балку, - мысленно передал Энш Поставщику, – Убить их не убьём, а машину повредим. Действуй!
Сухим треском прозвучала сдвоенная короткая автоматная очередь. Один из вертолётов задымил и медленно начал снижаться.
- Ура-А-А!!! – заорала ликующая толпа, наблюдая за полётом подбитой машины.
- Да вы, я вижу, парни, снайпера? – обрадовался главарь, – Где так научились?
- А это у нас от природы! – прихвастнул простодушный Поставщик, но Энш его перебил, – Да не верьте ты ему, брат! Парень просто хвастает, впечатление произвести хочет. Мы, когда-то, в спецвойсках служили, вот навык и остался.
- Даже так? – подозрительно покосился на них главарь, – Действительно, уж слишком хорошо стреляете. А почему я вас раньше в городе не видел, а только сегодня? А может вы шпионы? Так вертолёт грамотно из строя вывели, что он даже не пострадал. Вот это и вызывает некоторые сомнения….
- Да пошёл ты…, – огрызнулся Поставщик и двинул главарю своим тяжёлым ботинком по самой голени.
– Ах ты, сука! - взвыл тот от боли, потирая ушибленное место, – Ты что, страх потерял? Крутого парня из себя строишь? А в честном поединке сразиться? Слабо? Народ, расчищай площадку для боя! Сейчас я этого отморозка прессовать буду!
- Сам ты отморозок, гнида! – ответил Поставщик и ударил главаря по другой голени. Толпа тут же схватила этих задир и плотно зажала в своих объятиях.
- Что с ними сделать, шеф? – проговорил плюгавенький мужичок, в очках с треснутыми линзами и с большим мясницким ножом в руках, – Ты только скажи!
- А ничего, Фиксатый, я сам сейчас его урою! Сделайте ринг!
Громко улюлюкая, толпа расступилась, образовав подобие неправильного круга. В центре круга остались только Поставщик и главарь банды.
- Убей его! Убей! Убей! – громко скандировала толпа и поединок начался.
Но то, что потом произошло, никак нельзя было назвать серьёзным мужским поединком, а скорее каким-то цирком. Поставщик ловко увёртывался от прямых ударов, порхал мотыльком вокруг главаря и постоянно исчезал из его поля зрения.
- Куда этот козёл подевался? – изумлялся каждый раз главарь, потеряв противника из вида в очередной раз, и тут же получал тумаки откуда-то сверху.
Толпа свистела, улюлюкала и громко хохотала, наблюдая за тщетными попытками главаря достать своего обидчика. И все симпатии уже явно были на стороне Поставщика. Но цирковое представление было грубо прервано властями.
Жандармы, разозлённые неудачей и потерей боевой вертолётной единицы, применили более крутые меры. Они прекратили неэффективную тактику уговоров, и перешли к реальным действиям по обезвреживанию бунтующей толпы.
Вертолёты, устроив в воздухе непрерывную карусель, стали окружать толпу неизвестным световым обручем странного малинового цвета. И стали его постепенно сужать, медленно и неотвратимо. Те, кто попадали под него или касались лазерного обруча, с криком дикой боли и ужаса отскакивали прочь, срывая с себя лохмотья тлеющей одежды. Толпа в страхе стала сбиваться во всё более плотные ряды и медленно отступать, пока вплотную не примкнула к гостеприимно распахнутым дверям полицейских автобусов.
- Всё, Поставщик, балаган закончен. Пора и нам уходить. Уносить ноги, как говорят здешние аборигены. Многое я для себя выяснил. Остальные вопросы задам воину Маршальскому, уже в вертолёте. Он как раз над нами. Перемещаемся, обними меня крепче!!!
Побывав, таким образом, в самой гуще городских событий и благополучно переместившись в вертолёт морской пехоты, Энш и Поставщик, пытаясь осмыслить всё увиденное, без конца задавали вопросы.
Сидя рядом с капитаном, Маршальским и Шкипом – эти двое инопланетян, от переизбытка эмоций, возбуждённо трещали как сороки.
- Парни, а что это было? Зачем они так поступили? Кто им дал право так распоряжаться нашим же оружием? А вы, Шкип, почему не вмешались?
- Хватит!!! – рассердился на них Шкип, – Мы и так, как говорят земляне, уже наломали дров. Одним только своим неосторожным появлением на этой планете мы уже невольно изменили естественный ход истории и развития земной цивилизации. И вы имели счастье в этом убедиться лично! Ведь мы, вроде бы из благих побуждений, всё-таки нарушили основной закон межгалактических отношений! А он гласит, ни в коем случае не вмешиваться в исторический процесс чужой планеты!!! Вот, теперь любуйтесь результатами!
Поставщик и Энш, после такой гневной тирады Шкипа, прекратили задавать свои глупые вопросы и сидели тихо, опустив глаза, как нашкодившие котята. Они даже не пытались хоть как-то оправдаться.
- Ну, Шкип, не надо так на них давить. – Константин вовремя вспомнил о своей, ещё незаконченной, роли посредника, – Ну что с них можно взять? Этот, большой учёный, интеллигент. Другой же, простой парень, честный труженик. Они действовали и поступали, как бы в силу своих представлений о жизни и справедливости. Верно, парни?
- Да, Константин, возможно, ты в чём-то и прав, – Шкип опять зажал в зубах свою «трубку», – Но всё равно, это не давало им право поступать так опрометчиво!
- Я тебя прекрасно понимаю, Шкип, но сейчас скажу только одну фразу. И ты сможешь её понять и, наконец-то, успокоится. Ты сейчас похож на кипящий самовар. Так у нас говорят про тех, кто возмущается и долго не может успокоиться.
- Так гениально просто? – заулыбался Шкип, – Ребята, я вас всё больше уважаю.
- Я очень рад, - в свою очередь улыбнулся довольный Маршальский, – Но я хочу, если позволите, закончить тему. Вот кто виноват, что ваш аппарат занесло к нам? Воля слепого случая, так? И вы просто были вынуждены выйти к нам на контакт. Можете считать это исторической неизбежностью. Всё то, что произошло в городе, конечно, неутешительно. Но народ взялся за оружие не от хорошей жизни. Они давно брошены правительством на произвол судьбы. Это даже не города, это, точнее говоря, тюрьмы без колючей проволоки.
Все сидящие в вертолёте, раскрыв рты, внимательно слушали лекцию прапорщика.
- Но мы тоже кое-чему научились, - продолжал просвещать слушателей Костя, - Страну сможем восстановить, вместе с экономикой. Дайте только срок и всё сбудется. Верно, капитан?
Капитан в ответ только неопределённо пожал плечами.
- Не верите, а зря! – прапорщик мечтательно прикрыл глаза, – А я верю, всё это сбудется. Вот вспомните мои слова.
Но больше говорить и спорить никто уже не хотел. Вертолёт начал заходить на посадку, и все мечтали только об одном: скорее бы отдохнуть.
Первыми выгрузились морпехи и расположились в непосредственной близости от вертолёта. Следом вышли все остальные.
Костя, вместе с гуманоидами, устало растянулся на мягком ковровом покрытии звездолёта. В открытый люк светили яркие звёзды, не менее яркая полная луна раздражала своим холодным светом. Сон пропал окончательно. Прапорщик встал с бархатистого, на ощупь, пола и вышел в звенящую цикадами ночную степь.
На открытом месте духота не донимала так сильно. Рядом почувствовалось чьё-то присутствие.
- Тоже не спится, профессор? – позёвывая, обратился Костя к Эншу. Энш в ответ только потянулся, хрустнув всеми суставами своего тела.
Тихо подошёл Шкип и тоже присел рядом с остальными. Немного посидели в полном молчании, каждый думал о чём-то своём.
- Да…, действительно, - как-то тяжело вздохнул Энш, - вот как ни странно, но спать расхотелось, после всего увиденного на пресс-конференции и потом в городе…, - Энш опасливо покосился в сторону Шкипа. – Да…, а вот ваши журналисты круче наших СМИ оказались. Такие шоу у нас лет триста как не практикуются.
- Боже, как скучно вы живёте. А что так? – подавляя зевоту, спросил прапорщик.
- А вот здесь вы заблуждаетесь, мой земной друг, - произнёс, с некоторым эмоциональным запалом, Энш, - После мощного выброса нашего светила, на планете Каун произошли большие перемены. Мы многое поняли, наши просчёты нам дорого обошлись. А вы, земляне, словно специально повторяете наши ошибки. Один в один. И не надо быть оракулом, чтобы без труда предсказать ваше будущее. У нас ведь тоже и войны были, и атомные станции взрывались. Была даже угроза гибели нашей цивилизации от инопланетного вторжения. Мы это всё перенесли, пережили. И подобную экономическую ситуацию, что у вас в настоящий момент, мы тоже пережили, много тысяч лет назад. Поймите меня правильно, воин-прапорщик, что законы развития общества везде одинаковы, даже на самых удалённых галактиках. Мы имели возможность убедиться в этом воочию. Вашей цивилизации предстоит ещё многое пережить…. Я не утомил вас своей болтовнёй?
- Да как раз наоборот, профессор Энш! – с жаром воскликнул прапорщик, – Мне очень интересно вас слушать, продолжайте! Вы так захватывающе всё описываете, особенно наше недалёкое будущее. А может и очень далёкое. Естественно, я всего этого не увижу, просто не доживу. Но когда определённо точно знаешь, что и как будет, то пугающая неизвестность не так уж и мучает.
- Костя, а ты слишком умён для простого прапорщика. Как говорится, мальчик развит не по годам, - пошутил капитан морпехов, подходя к группе дискутирующих друзей-приятелей, и явно желая принять в этой самой дискуссии участие, – Простите, господа, я случайно услышал ваш научный диспут и не смог удержаться. Разрешите присоединиться?
- Конечно, капитан, - Маршальский откровенно обрадовался присутствию ещё одного землянина, – Присаживайся рядом, пожалуйста. Инопланетянин, профессор Энш, будет говорить о нашем, весьма призрачном будущем.
- А ты напрасно, Костя, иронизируешь, - с довольно серьёзным видом ответил капитан морпехов, – А вдруг этот гуманоид, извиняясь, профессор Энш, окажется прав. Лично я с удовольствием готов выслушать, прошу вас, профессор, продолжайте.….
- Спасибо, друзья мои…. Я постараюсь сделать предсказание более конкретным. С воина-прапорщика и начну….
- Угу, ну-ну…, - недоверчиво хмыкнул Костя, - это как цыганка на картах? Ну, давай, Энш, поворожи на кофейной гуще, мне очень любопытно.
- Мне не совсем понятен смысл ваших этих слов, Константин, – Энш нетерпеливо взмахнул рукой, – Пожалуйста, не отвлекай. Я не гадалка, я, действительно пытаюсь предсказать будущее твоё и твоего боевого друга-капитана. Теперь слушай и не перебивай…. Ты будешь счастлив в браке со своей любимой девушкой. У вас вырастет двое красавцев сыновей. Через два года спокойной семейной жизни тебя пригласят на очень ответственную должность. И попросит тебя об этом сам президент, из бывших военных. И это будете именно вы, господин капитан морской пехоты. Правда, до этого будет ещё один президент, господин Шнобель. Но его президентство будет коротким. Ровно через год он подаст в отставку и займётся своим любимым делом - телевидением и пчеловодством. Работа твоя, Костя, будет тяжёлой, но почётной. Старший советник при президенте. За это время ваше государство окрепнет экономически и возглавит Евро-азиатский торгово - экономический Союз. Вот такое будет ваше будущее, друзья мои….
- Н-да-а…, спасибо, профессор Энш, очень впечатляет. Это было бы очень прекрасно, если бы и вправду сбылось…. Я вот о чём всё время думаю…, интересно, какие были физиономии у полицейских, когда вы на их глазах внезапно исчезли?
- Очень растерянные лица, Костя. Примерно, как у твоего другу капитана. Дело твоё конечно, ты можешь не верить моим словам. Но это ничего не изменит, всё обязательно сбудется, вспомни про законы развития истории и секреты времени.
- Вы меня извините, парни, - капитан глубоко вздохнул, вставая со своего места, - но мне пора. Было очень интересно вас послушать, профессор. А сейчас мне просто необходимо немного отдохнуть, скоро рассвет и нам пора возвращаться на свою базу. Честь имею, господа…, - попрощался со всеми капитан и направился к своему вертолёту.
- Вот и ушёл твой друг, - с грустью произнёс Энш, – Хороший человек оказался. А мы ещё немного посидим, в последний раз на земную зарю полюбуемся….
- Тю! – удивлённо воскликнул Маршальский, – Да вы что, мужики!? Помирать собрались, что ли?
- Вопрос не по существу. Нам тоже пора, приближается время старта. Что здесь не понятного? – удивился в свою очередь Энш.
- Так скоро? Улетите и не попрощаетесь с остальными? С местным населением, с рыбаками-любителями, с Троцким, наконец? Нет, парни, так дело не пойдёт, не по нашенски как то всё это….
- Эх, Костя, а я ещё говорил, что вы, земляне, совсем не эгоистичны, - Шкип укоризненно покачал головой, – Совсем забыли о наших проблемах, что бы решить свои собственные? Ну, да ладно. Энш, хоть ты и галактический гений, но сейчас тебе лучше помолчать. А расставаться всегда тяжело, это я и по себе знаю. Но законы космоса неумолимы, и график подготовки к старту нарушать нельзя. Тем более что сам старт состоится ровно через час и тринадцать секунд, по вашему земному времени.
- Эх…, а как же…, - Костя обречённо развёл руками и горестно вздохнул.
- Я понимаю тебя, прапорщик. Но ты нас тоже пойми, для нас это событие одновременно и радостное, и грустное. Радостное, что вскоре встретимся со своими родными и близкими после столь долгой разлуки. А грустное – от того, что нам тоже, как и тебе, ужас как не хочется расставаться с новыми друзьями. Но ты, Маршальский, как посредник, обязательно передай привет всем от нашего имени. Журналистам, селянам и особенно Троцкому. Это уникум, среди всех аборигенов.
- Разумеется, передам, раз так просите…. – Костя задумчиво почесал затылок. – А может, всё-таки останетесь? Я, конечно, понимаю, что вам очень домой хочется…. Но вы ещё нашу зиму не видели. А она у нас такая…, закачаешься! На пернатую дичь поохотимся, на глухарей, рябчиков…. Значит, нет? Ну, нет, так нет. Думаю, что мы сможем часто видеться. Ведь ваша передающая станция останется на Земле? Стало быть, мы сможем перемещаться с её помощью друг к другу в гости.
- Категорически – нет! – воскликнул Энш, молчавший до этого, – У нас уже есть печальный опыт подобного контакта с инопланетными цивилизациями. Всё сводилось к попыткам захватнических войн, со стороны цивилизаций стоящих на меньшем уровне развития, чем мы. Вот и ваша цивилизация ещё не готова, мы так считаем. Но отчаиваться не надо, время всё поставит на свои места.
- Очень жаль, - сокрушался прапорщик, – Но как быть тогда с самой станцией? Просто так её нельзя оставить, вмиг разберут на сувениры.
- А ничего не выйдет, - хитро улыбнулся Шкип, – На этот раз мы всё предусмотрели. Сразу же, после нашего старта, СППУС автоматически отключится и будет находиться в состоянии сна-покоя до, возможно, следующего нашего визита. Скорее всего, это уже будет при жизни новых поколений. А до того момента станция будет замаскирована под скалу и опустится глубоко в почву. И ещё, Костя, вряд ли мы когда ещё увидимся…, поэтому прими от меня в подарок вот эту трубку.
- Спасибо, Шкип, - Маршальский немного смутился, - но я курить давно бросил.
- И правильно, Костя. Но это не совсем курительная трубка, это очень качественная её имитация. На самом деле это мини вебкамера, очень оригинальной формы. Идеально подходит для скрытого видеонаблюдения. Нас она не один раз выручала.
- Благодарю вас, друзья мои. Действительно, подарок очень ценный и нужный, в наше-то нестабильное время. Я, к сожалению, ничего такого подарить не могу. Разве что…, вот возьмите, мой десантный пистолет. Будете демонстрировать каунянам, как образец земного огнестрельного оружия.
- Ну а я, в свою очередь, хочу преподнести вам в дар вот это…, - профессор Энш вытащил из нагрудного кармана несколько крошечных блестящих дисков, – Здесь записано всё наше космическое путешествие. Весь путь, начиная от мощного звёздного выброса и до самых последних дней пребывания на вашей планете. А на других, вся история развития нашей цивилизации. Там много найдёте интересного и поучительного, это я вам гарантирую. Будете просматривать с друзьями на досуге. Ну, а если вам захочется как-то развлечься, то используйте вот этот сиреневый диск. Он запрограммирован на несложную беседу с нашими изображениями. В обращении диски очень просты и неприхотливы, адаптированы к вашим земным электронным системам.
- Но я тоже хочу оставить о себе хорошую память, - не выдержал механик Зоор, – Совсем не хочется, чтобы тебя запомнили этаким монстром в собачьей шкуре. Вот, Костя, держи этот фиолетовый кристалл. И запомни, применить его можно только в случае глобальной катастрофы для планеты. Нужно будет очень сильно нажать вот в этом месте. Появившийся ультрафиолетовый луч направьте в сторону захоронения станции. СППУС получит закодированный сигнал и придёт в рабочее состояние. А вы получите шанс к спасению.
- Но хочется надеяться, - Нави как бы подвела черту затянувшейся сцене прощания, - что этого никогда не потребуется. Кстати, голографические копии астролёта можете продать любой стране, которая пожелает их приобрести. На этом вы сможете неплохо заработать. Это будет как бы наша инвестиция в вашу экономику. И последняя просьба, храните наши диски и кристалл в надёжно охраняемом месте. Никто, ведь, не знает, как повернёт жизнь на этих галактических перекрёстках.
- Хорошо сказано, На
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • На галактических перекрёстках (продолжение). Главы 9 и 10
  • На галактических перекрёстках (продолжение) - 7 и 8-е главы
  • На галактических перекрёстках. (продолжение).
  • На галактических перекрёстках. Часть 2,3,4
  • На галактических перекрёстках.


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    4 октября 2017
    Стихи

    Новости Союза:

    Сегодня, 13:10
    С ДНЕМ ЛИЦЕИСТА!
         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.