Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

На галактических перекрёстках (продолжение) - 7 и 8-е главы Проза |
Валерий Сковородкин.
На галактических перекрёстках (продолжение).
7-я глава. Визит в город.
После чудесного исцеления дочери сельской учительницы, авторитет гуманоидов среди местного населения резко возрос. Селяне поголовно их уважали, но только по своему, по-крестьянски.
Каждый старался угостить пришельцев каким-то своим особенным блюдом или рассказать, по его мнению, что-то очень важное из собственной жизни. Или просто интересовались: как лучше поступить в той или иной ситуации.
Сельская детвора, практически, не отходила от Зоора. Он очень увлекательно рассказывал малышам про свой стиль плавания и ловли рыбы.
Особенно довольны были одинокие хозяйки, ибо они считали, что благодаря усилиям гуманоидам к ним вернулись пропавшие постояльцы, то есть – военные геологи.
Астролёт уже не привлекал к себе такого внимания, как раньше. Население быстро к нему привыкло и относилось к чуду инопланетной технике с таким же интересом, как к новому сельскохозяйственному комбайну. Это несколько ущемляло самолюбие гуманоидов, но одновременно и успокаивало.
Дочка сельской учительницы, после чудесного исцеления, чувствовала себя прекрасно, но её здоровье ещё нуждалось в незначительной медикаментозной коррекции. Именно на этом категорически настаивала местная фельдшерица Анечка. Она с настырным упорством продолжала требовать у головы сельсовета транспорт, для поездки в город за нужными лекарствами.
Но зажимистому Троцкому было так жалко использовать свой старенький разбитый мотоцикл «Днепр», что он отделывался от фельдшерицы пустыми обещаниями и постоянно придумывал очередную причину для отказа. То ссылался на лысые покрышки мотоцикла, то вспоминал о страшной дороговизне бензина, то просто был «выпивши».
Правда, от Анечки просто отмахнуться, и чтобы без последствий, было нельзя, практически невозможно. Она брала на измор своей настырностью.
Голова подумал-подумал и вовремя вспомнил, как недавно Анечка просто чудом избавила его от кошмарного похмелья. И Троцкий всё-таки решил идти на поклон к прапорщику Маршальскому, просить помощи у военных.
Прапорщик не стал даже возражать. В свете недавних событий ему просто необходимо было сделать поездку в ближайший город.
В джипе разместилась целая делегация. Возглавлял её голова сельсовета, как ответственный финансист и со скромным списком необходимых медикаментов в своём потрёпанном портфеле. За рулём «Хаммера» восседал сам Маршальский, с заброшенным за правое плечо автоматом с лазерным прицелом. Сзади, на жёстком диванчике, скромно пристроился Шкип, со своей небольшой аппаратурой, чтобы изучить жизнь землян в городских условиях.
Протрясясь полтора часа по пустынному, разбитому асфальтовому шоссе, великолепная троица въехала в полуразрушенный шахтёрский городок. В самом центре городка работала единственная аптека, чудом уцелевшая от многочисленных грабежей и бандитских налётов.
Общий вид городских домов и улиц был удручающим. Город полу-призрак пугал своим жутковатым внешним видом. Брошенные жителями дома зияли рёбрами разобранных крыш, чернели пустыми глазницами разбитых окон и выбитых дверей. Всё это было густо оплетено разросшимися деревьями и непроходимыми кустарниками. Деревья росли даже на крышах, высовывая свои ветви из проёмов окон и дверей. Ветви напоминали чьи-то руки, с немой мольбой взывающие равнодушное небо о помощи.
Некоторые улицы были труднопреодолимы из-за зарослей одичавшей сирени и шиповника. Обочины дороги скрывалась за сплошной стеной бурьяна и местной конопли, сплошного рая для наркоманов. Часто дорогу пересекали зловонные ручьи из лопнувшей канализации. Жизнь в умирающем городе теплилась из последних сил.
Прапорщик Маршальский ловко правил автомобилем левой рукой, держа правую руку на рукоятке автомата. В таких трущобах следовало быть предельно осторожным. В любой момент на машину могли напасть или стаи голодных бродячих собак, или банды городских пиратов. Правда, и те, и другие не отличались особой храбростью.
Наконец, преодолев все естественные и искусственные барьеры и преграды, наша делегация въехала в центр города, который ещё как-то охранялся колючей проволокой. На крыше белокаменного здания городского совета вяло пошевеливался, поблёкший под лучами летнего солнца, национальный флаг независимого государства.
Припарковавшись возле аптеки, делегация несколько минут морочила голову молодой провизорше, зачитывая ей список нужных медикаментов. Наконец было приобретено последнее лекарство. Троцкий в очередной раз сверился со списком, заплатил по счёту, сличил чек с оплаченной суммой и визитёры тронулись в обратный путь.
По дороге прапорщик заметил скромную вывеску местного телеграфа и вспомнил, что так и не позвонил своему начальству.
Шкип только согласно кивнул на молчаливую просьбу прапорщика. Гуманоиду не составляло большого труда контролировать ход Костиных мыслей, но по этическим соображениям Шкип старался не злоупотреблять своими способностями.
Зайдя в телефонную будку, прапорщик набрал код и номер приёмной вице-адмирала Бельбаскина. Трубку на другом конце сняли сразу.
Намеренно тупо, слегка запинаясь, якобы от робости перед высокими чинами, Маршальский стал докладывать о результатах своей, «не совсем удачной», поисковой операции. Вроде бы то, да не то…, вроде бы там, да не совсем…, ну и так далее. И всё в таком ключе и стиле, как условились со Шкипом.
Чем закончился разговор, легко можно было догадаться по багровому от злости лицу прапорщика.
- Едем завтра, - коротко бросил, доставая из кармана форменных брюк пачку лимонной жевательной резинки, Маршальский, – Меня уже ждут, - продолжил Костя, с удовольствием жуя резинку, - в самом штабе космических войск. А ну, стоять!!!
Одновременно с этими словами прапорщик сдёрнул с плеча автомат и дал короткую неприцельную очередь, спугнув стайку голубей на площади и троих мужиков, весьма потрёпанного вида. Бродяги уже хищно приценивались к джипу, громко споря, сколько они смогут выручить за эту кучу американского железа.
На звук выстрелов прибежали, вооружённые только дубинками, двое полицейских. В своих мятых мундирах и в непомерно больших шляпах, постоянно сползающих на глаза, стражи порядка не вызывали никакого трепета и уважения.
- Кто стрелял!? – просипел простуженным голосом старший наряда.
- Ну, я стрелял. И что? – прапорщик спокойно стоял, заложив руки за спину.
- А-а-а, элитные войска, президентская гвардия. Документик, на всякий случай, предъяви, прапор….
Внезапно полицейский замолк на полуслове. Потом оба стража порядка как-то странно затоптались на месте, повернулись через левое плечо и неуклюжей походкой побрели в своё отделение.
- Ну вот, друзья, видите? – Шкип хитро улыбнулся, – Моё оружие намного эффективнее ваших автоматов. Я им внушил мысль, что они ничего не видели и не слышали. Можем спокойно ехать дальше.
- Некоторым пришельцам, - прапорщик строго взглянул в лицо гуманоида-исследователя, - не мешало бы прислушаться к моему совету. Впредь, дорогой Шкип, старайся не вмешиваться. Ведь ситуация была под контролем! Понятно!? Ещё есть вопросы? Тогда поехали.
Но едва джип доехал до первого перекрёстка, как ему наперерез выскочил белый спец. автомобиль, с работающим синим проблесковым маячком на крыше и с включённой сиреной. Громко чертыхнувшись, Костя Маршальский резко нажал на тормоза.
- Вот чёрт, угораздило же попасть! – чертыхнулся в свою очередь голова сельсовета, – Так и знал, что этим всё закончится. Знакомьтесь, господа. Здешний мэр на своём боевом «Мерседесе».
Слегка помятая левая дверца иномарки медленно распахнулась и оттуда не спеша, с ощущением собственного достоинства и особой значимости, появился полноватый, выше среднего роста, седеющий мужчина лет около пятидесяти. Подойдя к джипу, мужчина вежливо поздоровался с пассажирами.
- Доброго всем дня! Вот так сюрприз, президентская гвардия! Очень уважаю…. Ба! И Троцкий здесь!? Ты-то каким ветром? Тогда знакомь со своими друзьями.
Голова сельсовета, выйдя из состояния столбняка перед коллегой более высокого ранга, срывающимся голосом представил своих «друзей».
- Ну, а это тутошний мэр, Хробак Николай Ильич. Уже восьмой срок тянет на этой должности.
Рука у мэра была крепкой и жилистой. Мозолистые ладони говорили о тяжёлом физическом труде в прошлом.
- Вы уж извините, друзья, что я вас остановил подобным образом. Слухи в нашем городке распространяются мгновенно. Вот мне и захотелось познакомиться с вами, как говорится, в более тесном кругу. Хочу пригласить вас к себе в мэрию, в качестве почётных гостей.
В этот момент из багажника иномарки послышались какие-то странные звуки, приглушённые стоны и неразборчивые проклятия. Троица удивлённо уставилась на мэра.
Мэр, досадливо покачивая головой, подошёл к машине и открыл багажник «Мерседеса». Оттуда, матерясь и отряхиваясь, выползли два бомжа. Это были те самые «металлисты», которых три минуты назад спугнул прапорщик.
- Вот, уважаемые господа, двоих подобрал. Третий успел сбежать, - и, упреждая все вопросы, мэр начал объяснять, – Завезу их в социальный центр, это нам по пути будет. Там их отмоют, отстирают, побреют, накормят и приведут в божеский вид. И помогут найти работу, если повезёт. А если нет, то через десять дней опять на улицу. А что делать, господа? Таких людей много, а финансирование, сами понимаете, почти ноль. Ну, а вы как там поживаете? Что-то уже нашли в наших окрестностях? – перехватив напряжённый взгляд прапорщика, Хробак поспешил пояснить, – Да вы не тушуйтесь так, братцы. Ведь у меня свободный доступ к секретной информации. Порылся в секретных файлах и узнал, что в наших краях орудует целая бан…, простите, геологоразведочная экспедиция. Да только она не недра наши изучает, а ищет некий небесный объект. Ну, а догадаться, что это вы и есть, проще пареной репы. Такой джип – один на всю страну. Или я не прав? Вот поэтому мне и хочется по-простецки спросить вас, ну что, нашли? Дали поиски хоть какие-то результаты?
Вся троица, не сговариваясь, отрицательно замотало головами.
- Так уж и ничего? – усомнился мэр, – Какая жалость! Но вы всё равно найдёте, я в этом уверен. Рано или поздно, но найдёте. И, может, мы с вами ещё и в историю попадём!? – мэр, кажется, и не догадывался, насколько его Бонапартовские мечты были близки к реальности.
- А что это я, друзья мои, всё о политике, да о политике…? Приглашаю вас к себе в мэрию, к обеденному столу.
- Простите, Николай Ильич, а как вы узнали, что мы в городе? – наивно поинтересовался Шкип, до этого усиленно изображая скучающего пассажира.
- Вопрос, конечно, интересный, - снисходительно улыбаясь, ответил мэр, – Скажите, а для чего были придуманы камеры видеонаблюдения? Вы так долго находились в аптеке, что вызвали подозрения. Вот бдительная аптекарша и позвонила куда следует. Но полиция у нас такая бестолковая, что всё приходиться делать самому. Но это уже не так и важно. Просто я рад пообщаться с интересными людьми. Один ваш Троцкий чего стоит…. Да и таких орлов-гвардейцев не каждый день встретишь! – Хробак отечески потрепал Маршальского по плечу, привстав на носки, – А чего это мы стоим на месте? Следуйте за моей машиной, господа. Как раз начинается обеденный перерыв.
Солидно и степенно мэр сел на водительское место в служебном «Мерседесе». И «разведчики недр» прочитали на левой дверце надпись, которую раньше не заметили, «ни шагу назад»….
- М-да-а-а, вот это я понимаю, голова…, - протянул уважительно Троцкий, вытирая носовым платком вспотевшую лысину.
- Скорее, доносчик, - недовольно пробурчал прапорщик, – Совсем некстати нам эта встреча, а отказаться нельзя. Иначе провалим всю операцию. Будем действовать по обстоятельствам. Всем быть предельно собранными. Языки зря не распускать! – Костя выразительно повернулся в сторону гуманоида, – Задача ясна? Эх, была, не была! Поехали! – и резко нажал на педаль акселератора, догоняя белую иномарку.
В столовой городского совета уже был накрыт стол на два десятка персон. Помимо самого мэра и его гостей, в помещении находились ещё несколько местных чиновников.
Коротко представив гостей сослуживцам, Хробак дал знак официантке, чтобы принесла меню. Меню было незатейливым. Салат из свежих огурцов, борщ по-флотски, гречневая каша с мясом и компот из свежих фруктов. Выбор крепких напитков полностью отсутствовал, что несколько испортило настроение Троцкому.
Быстро поев и пожелав гостям приятного аппетита, чиновники тихо разошлись по своим кабинетам. Приглашённые и мэр остались одни в просторной столовой.
Николай Ильич незаметно разглядывал гостей, допивая уже четвёртый стакан компота.
- Кхм! Ну, как вам наш обед?
- Удивительно, но это очень вкусно! Спасибо, действительно, очень вкусно! – вразнобой ответили гости.
- Да уж…, чем богаты…, да расслабьтесь, друзья мои. Я понимаю некоторое ваше замешательство, но поверьте на слово, у меня такой стиль работы. Так что, примите как должное. Тем более что такой стиль не всем по душе, особенно областному начальству. Меня стараются особенно не трогать, помнят ещё, как я вывел на чистую воду предыдущего губернатора и добился его отставки. Я ведь стараюсь всё делать в рамках основного закона, то есть нашей конституции. А проблем у нас…. Да вы сами видели, когда по городу проезжали, - мэр допил последний стакан компота и с сожалением отставил его в сторону, – М-да-а-а…, вот так вот, братцы…. Кстати, прапорщик, личная просьба. Встретишься с президентом, замолви за мой город словечко. Мол, так и так, несгибаемый Хробак бьёт челом. Тьфу! До какой низости приходится…. Это так противно! Но ради горожан, я готов на многое. Обещаешь, что передашь?
- При случае – непременно, Николай Ильич, - заверил мэра Маршальский, – А скажите, Николай Ильич, откуда такой интересный автомобиль? Это довольно большая редкость. Одна надпись чего стоит…!
- А это, друг мой, когда-то, ещё до меня, приезжала немецкая делегация. По обмену опытом в пивном производстве. Вот немцы и сделали городу ценный подарок. На память, так сказать. А левую дверцу они на нашем шоссе помяли, зацепили столб на ухабистом повороте. Наш гаражный механик отрихтовал дверцу, как смог. Сам и надпись придумал. Шедевр местного патриотизма, в пику немцам. А надпись очень даже актуальна, особенно на сегодняшний день…, - Хробак потёр ладонью лоб, – Ну вот, опять давление разыгралось. Как поволнуюсь, так и зашкаливает.
Болезненно морщась, Николай Ильич полез в карман пиджака за таблетками.
- Вот, приходиться всякую гадость заграничную глотать.
- А на нашей планете таких проблем давно уже нет, - неожиданно для всех подал голос, молчавший до сих пор, Шкип. И тут же получил кулаком в бок от Кости. Но мэр, видимо, понял эту странную фразу по-своему.
- Возможно, молодой человек, что на планете уже и нет. Да вот у нас ещё есть, хоть мы и осколок центра Европы. За это время нас в такой тупик завели, что нарочно и не придумаешь….
Николай Ильич поднял глаза к потолку и пустился в исторические воспоминания.
- Не зря же старики говорят, что такого не было со времён Горбачёва. Был такой политический деятель, в конце восьмидесятых, в начале девяностых прошлого столетия. Демагог был отменный. Так мог запутать журналистов своими ответами, что они забывали саму тему вопроса. Вот и у нас так же, а то бывает и похлеще…. Маршальский, что вы всё время тычете кулаком в бок друга Шкипа? Человек правду сказал, дело-то ведь житейское. Да, о чём это я? Ну да, о своём здоровье, драгоценном…. Здешняя медицина бессильна что-либо сделать. Кроме той бдительной аптекарши, никого больше нет. Вчера последний врач сбежал тайно в соседнюю страну, якобы временно, на заработки. Но я-то знаю, что он там и останется. Там его родственники, высокооплачиваемая работа, хорошая бесплатная квартира. А у нас тупик, тупик этот проклятый…, - мэр устало прикрыл глаза ладонью, - И народ почти на грани бунта. Жалко мне их очень, а помочь ничем не могу. Несчастные люди…, - тяжело и протяжно вздохнул Николай Ильич.
В это время, ничего не говоря, Шкип встал из-за стола, приблизился к мэру и приложил ему на лоб свои ладони.
Хробак несколько удивлённо покрутил головой, как бы прислушиваясь к своему организму. И удивлённо произнёс, одновременно тряся руку Шкипа крепким шахтёрским пожатием.
- Не болит…? Да, не болит же, ей Богу! Совсем не болит, прошло! Ну, матрос, да ты же экстрасенс! От таких мучений избавил! И, что главное, без всяких лекарств! У меня даже видения какие-то были, фантастические! Дорогой, оставайся у нас, а? Я с лицензией помогу и с патентом, на самых льготных условиях. Горожан моих лечить будешь. Как тебе моё предложение, матрос? Да ты соглашайся, Шкип, не пожалеешь. Даю честное слово чиновника первого ранга.
- Нет, нет, Николай Ильич, этого нельзя делать, - поспешно возразил голова сельсовета, – Наш товарищ без специального образования. Нечаянно навредить может, да и без диплома он не имеет права этим заниматься. Это противоречит нашей конституции. Это с вами у него так хорошо получилось, а если каждый день, да с большим числом пациентов? Быстро истощится и весь талант – коту под хвост! И вообще, нас же больной ребёнок ждёт, на наши лекарства надеется, - и Троцкий силой усадил Шкипа на место.
- Жаль, очень жаль, но ребёнок – это святое…, - искренне сокрушался мэр, – Раньше бы я мог хорошего врача к вам прислать, но теперь…. Увы! Не смею вас больше задерживать, господа. Если опять будете в наших краях, то заходите, запросто и без всяких церемоний. Ну, бывайте, друзья мои! Поверьте, я был рад нашему знакомству! – Хробак ещё долго тараторил в таком духе, пожимая всем руки на прощание.
И лишь когда все расселись по машинам, троица перевела дух.
- Какой хороший человек, этот мэр, - поделился впечатлениями Шкип, - Жаль только, что он заложник вашей государственной системы.
- Это он и сам прекрасно понимает. А ты, Шкип, чуть было не провалил всю нашу операцию! Нашёл, где своё милосердие показывать! – упрекнул прапорщик гуманоида, – Наверное, ещё и информацию о своей планете ему в голову слил? Или я не прав?
- А как же иначе? – заулыбался довольный Шкип, – Только он этой информацией сможет воспользоваться не раньше, чем через три месяца. На этот участок его мозга я временный блок поставил. Так что, мы ничем не рискуем. Да ему никто и не поверит. Уж я вас, землян, немножко знаю. И знаю, где находятся люди, излагающие странные мысли и прочие небылицы. Вы это называете одним словом – «психушка».
- Ну, Шкип, ну, гуманоид несчастный! Рискованный же ты мужик! Моли своего Бога, чтобы так оно и вышло. Скорее всего, именно сейчас мэр Хробак докладывает о нас президенту. Хотя, хвастать-то ему вроде бы и нечем…, - задумался прапорщик, - Ты думаешь, он такой мировой парень в действительности? Да он нас разыгрывал, простенького парня из себя строил, чтобы бдительность нашу усыпить, вот и давил на жалость к себе. И, возможно, своего добился. Не бить же тебя, Шкип, по рукам, чтобы не лепил свои ладони на все лбы подряд!
Раздосадованный Маршальский гнал джип, не снижая скорости на крутых поворотах. Бедный Троцкий от такой езды вжался в сиденье, что называется, по самые уши.
- Да не гони ты так, Костя! – взмолился голова сельсовета, – А то меня сейчас вырвет. Такой обед пропадёт…. Ой, ё! Мужики, давайте решать, что нам дальше делать? Ой, ё! Ну и дороги….
- Есть у меня один план, - Маршальский сбросил газ и уже спокойно вёл машину, – Сейчас едем в село, надо лекарства фельдшерице отдать. Потом грузим джип в астролёт к гуманоидам. Надеюсь, мои солдаты снова будут в состоянии крепкого сна? Не возражаешь, Шкип, против моего плана? А теперь самое главное, мы летим в Крым. В самое логово президента. Всё, Шкип, вижу, что ты меня понял! Ну, а остальным…, все вопросы потом, – сказал, как отрезал прапорщик и вновь поддал газу.
8-я глава. Невероятная встреча на высоком уровне.
Над холмистыми просторами донецких степей нёсся на бреющем полёте летательный аппарат необычной конструкции. Земному наблюдателю заметить такой аппарат было практически невозможно. Экипаж астролёта «АГГУ-13» умело использовал маскирующее покрытие корабля. Покрытие зеркально отражало окружающую среду и делало астролёт незаметным среди степного ландшафта. При перемене полярности покрытие меняло свою форму и цвет, и поглощало любые радиоволны. На радарах противника ничего не фиксировалось.
Виртуозно маневрируя на малой высоте, манипулируя полярностью, инопланетный корабль, оставаясь невидимым, продвигался вглубь Крымского полуострова. В грузовом отсеке корабля покоился, надёжно закреплённый автоматическими захватами, джип «Хаммер», с крепко спящими в нём гвардейцами.
Прапорщик Маршальский находился в пилотской рубке, вместе со всем гуманоидным экипажем. Нервно кусая губы и тихо ругаясь последними словами, прапорщик пытался проложить курс по своей карте. Но карта была та самая, подаренная американцами и, конечно, никуда не годилась, даже в качестве туалетной бумаги, уж слишком была жёсткая. Поэтому приходилось ориентироваться визуально, подсказывая гуманоидам нужное направление полёта.
Константин до сих пор не мог избавиться от мучавших его противоречивых чувств. На душе было неспокойно, настроение было испорчено после телефонного разговора со штабом. До сих пор стоял в ушах рыкающий бас вице-адмирала космической разведки. Прапорщику был устроен такой телефонный разнос…, лучше не вспоминать. В конце концов, вице-адмирал Бельбаскин дал ему возможность выбора. Правда, выбор был не велик: за невыполнения боевой задачи предлагалось либо застрелиться, либо под трибунал, либо мотать к чёртовой матери и там срочно жениться, либо подать в отставку.
Последний вариант устраивал прапорщика лучше всего. Маршальский прекрасно понимал, что вице-адмирал хоть и грозился всеми карами небесными, но первый пар он уже выпустил. И уж наверняка успел пообщаться с президентом. Да и молодая супруга умерила гнев вице-адмирала. Она, наверняка, ещё не остыла от недавних посещений её спальни прапорщиком.
О, если бы вице-адмирал узнал…. Пристрелил бы обоих, как пить дать. Но тот бурный роман был ещё задолго до адмиральской свадьбы, так что, совесть у Маршальского была чиста, как слеза новорождённого.
Прапорщик довольно хмыкнул и весело улыбнулся. Он уже морально подготовил себя к встрече с высокопоставленными людьми.
Астролёт постепенно приближался к Гезлёвскому центру сверхдальней космической связи. В кабине противно запищала сирена, оповещая об опасности.
- Кажется, нас всё-таки заметили, - протелепатировала своим коллегам Нави, – Так и есть, зафиксирован чёткий сигнал чужого захвата!
По этому поводу Шкип принял очень оригинальное решение, сделать посадку аппарата в глубоком ущелье и двигаться дальше в автомобиле прапорщика. За астролёт гуманоиды не опасались, аппарат, в случае необходимости, мог свободно перемещаться в пространстве и постоянно быть на связи с экипажем.
Быстро замаскировав корабль в ближайшей лесополосе, выкатив джип из грузового отсека, интерпланетный экипаж потеснил спящих гвардейцев и разместился кто как смог.
Проехав километров двадцать, гуманоиды решили проявить чувство юмора. На секунду остановились возле женского нудистского пляжа, мгновенно выгрузили спящих гвардейцев, дали им команду на пробуждение и стремглав помчались по оживлённому шоссе в сторону города, едва виднеющегося сквозь морскую дымку.
Продолжая мастерски управлять «Хаммером», прапорщик повернулся к своим спутникам с каким-то вопросом, но все слова внезапно застряли в горле. В джипе весело скалили зубы его же солдаты. Маршальский, от удивления, чуть было не заехал в кювет, но следящая система вовремя среагировала и притормозила автомобиль.
- Как!? Не может быть! Чёрт! Всё никак не привыкну к вашим фокусам. Ну и возможности у вас, однако…. Стоп! Откуда взялся четвёртый?
- Только что подобрали на пляже, - ответил голосом Шкипа один из гвардейцев, – Это поставщик с нашей планеты. У него уникальные возможности перемещаться в пространстве. Он здесь уже не первый раз и всё почему-то за вашими овощами, которые вы называете «помидорами». Но вот пользы нам от него не очень. Кроме двух десятков помидор, он переместить ничего в пространстве не может. Но нам доставил записку, в которой Энш, большой друг Нави, изложил план нашего спасения. Кстати, - продолжил гвардеец голосом Шкипа, - вот вам ещё один пример относительности времени. Для нас с вами здесь, на Земле, прошло всего шесть дней. А на нашей планете – целых пять лет. Поэтому нам надо спешить, а поставщик, возможно, нам в этом поможет.
- Допустим, я вам поверил, - прапорщик пребывал в некоторой растерянности, – Но, граждане инопланетяне, объясните мне тогда. Если у вас уже есть план спасения, то какого дьявола я здесь делаю? И на кой ляд нам эта встреча с рогоносцем вице-адмиралом?
- Вы, Константин, лучше бы доверились нашему опыту и умению по ведению дипломатических переговоров, - успокоил Шкип прапорщика, – Да и чем ваш вице-адмирал может нам помешать?
- Э-э-э…, - протяжно сказал Маршальский, - плохо вы ещё наших людей знаете. Порой такое непредсказуемое отчебучат, только успевай….
- Вы, воин-прапорщик, безусловно, правы. Мы вас ещё недостаточно полно изучили. Но это нам не помешает наладить прочные контакты и связи в будущем. Лично с вами было очень интересно сотрудничать. Со временем ваше земное население быстро достигнет нашего уровня развития и, что вполне допустимо, даже в чём-то нас и обойдёт. Тормозите!!! - испуганно воскликнул гуманоид, - А то врежемся в эти ворота!!!
«Хаммер», дико взвизгнув покрышками и тормозами, оставив чёрный дымящийся след на брусчатке, вплотную уткнулся передним бампером в низкий полосатый шлагбаум.
Дежурный охранник пулей выскочил из своей будки и разозлённой пчелой подбежал к водительской двери джипа, держа палец на спусковом крючке автомата.
- Ты что, идиот!!! Слепой!!! Документы! Руки на руль! Ноги на капот! Живо, или я стреляю! Тю! Так это ты, прапорщик? Не узнал, богатый будешь. Ну, Маршальский, твой стиль езды тебя и погубит. Только ты можешь так тормозить перед шлагбаумом. Привет, гвардейцы! Закурить не будет? Нет, трубку не люблю. А где это вас носило столько дней? Опять спец. командировка? Везёт же некоторым! Кстати, Маршальский, ты мне в карты должен. Когда отдашь?
- Прямо сейчас, с первой же премии…. Ты скажи лучше, сержант Барбус, а что в части делается?
- Ну вот, как всегда! Я, конечно, не знаю, что вы там натворили, парни, но директор центра вас ждёт. Злой, как пёс! А час назад президентша с охраной приехала. Такой разнос устроила, что все попрятались, кто куда…. Ну, дела…, я ещё не слышал, чтобы бабы так ругались заковыристо. «Расквадрат твою гипотенузу!» О, как! Ничего жаргончик у нею, правда? Ладно, ребята, пойду я. Нужно ещё для вас «почётный эскорт» вызвать.
Когда сержант Барбус удалился, Зоор спросил шёпотом у прапорщика.
- Костя, а что это такое «почётный эскорт»?
- По-нашему это значит – конвой. В машине нас туда не пропустят, не положено, если президент в расположении центра. Поэтому все спокойно выходим и уже за воротами пересаживаемся в автобус с президентской охраной. Сразу предупреждаю, в никакие словесные контакты с охраной не вступать. Это сущие звери. Сначала стреляют, а потом вопросы задают. Выходим за мной и по одному…. Да выключите своё радужное поле! Нам сейчас светиться ни к чему!
Гуськом и медленно все прошли вслед за прапорщиком.
***
В гостиной Центра Сверхдальней Космической Связи, за небольшим столиком из красного дерева, сидели двое, и пили свежезаваренный зелёный чай, заедая его изюмом и вяленым урюком.
Вице-адмирал Бельбаскин, на правах хозяина и директора центра, усиленно потчевал чаем высокого гостя, президента Независимой Республики - Наталью Васильевну Горобец.
Из окон овального кабинета был виден кусочек песчаного пляжа и голубая гладь морского залива. Президент пила уже третий стакан зелёного чая и внимательно следила за чайками, летающими с диким хохотом над самой водой.
- Ну-с, уважаемый директор Центра космической связи, где же твой знаменитый прапорщик с гуманоидами? Нет, это просто невероятно! Я, президент Независимой Республики, вдруг поверила в твои дикие бредни, прилетела сюда и теперь зря трачу своё драгоценное время! Отложила все дела, даже визит к турецкому послу. И всё ради встречи с каким-то занюханным гвардейским прапорщиком? Ну, смотри у меня, Бельбаскин…! Если опять соврёшь, я весь твой центр перетряхну! Одними шашлыками уже не отделаешься, слово президента!
- Да что вы всё пугаете, госпожа президент? – вице-адмирал чуть не поперхнулся чаем, слишком большой глоток сделал, – Кхе, кхе, гм-гм! Когда ваша гвардия вас подводила, хоть раз? А вспомните результат предвыборной гонки? Разве это не прямое вам доказательство нашей верности и преданности? А занюханный прапорщик, как вы изволили выразиться, один из самых преданных нашему делу людей.
- Знаю, Бельбаскин, знаю. Ты своих людей всегда так защищаешь? Даже если терпите неудачу в сомнительных операциях? И вообще, почему-то все решили, что если президент женщина, то с ней можно как-то по-другому? Ну, уж нет! Не на ту напали! Я вам ещё покажу «кузькину мать»! Вы у меня допрыгаетесь! На урановые рудники сошлю! Вам уже недолго осталось….
- Выходит, за всё то, что я для вас сделал, за мою собачью преданность, меня же и в отставку? Так прикажете это понимать? – обиделся директор центра.
- Понимайте это в силу своих умственных способностей, господин вице-адмирал. А я уже не могу вот так зря терять своё время. Всё, надоело! Я ухожу!
- Но, госпожа президент…, Наталья Васильевна! – взмолился директор центра, – Вы не так всё поняли…!
- Я не так поняла!? Ну, Бельбаскин, ну, адмирал, ты меня просто убиваешь своей солдафонской непосредственностью. Ты надо мной издеваешься или действительно не знаешь, сколько у президента дел? Даже если я и нахожусь в краткосрочном отпуске, это ещё ничего не значит. Ведь есть же дела и государственные, которые не могут решаться в отсутствии президента. Теперь я всё поняла, вице-адмирал. Тебе не место в Вооружённых Силах моей страны.
- Стойте! Я был не прав, признаю. Простите, Наталья Васильевна. Зачем вот так сразу, с плеча…? Да вот же они, голубчики! В вашем президентском автобусе и с вашей охраной. На этом экране всё хорошо видно. Через пару минут все будут уже здесь, перед вами.
- Один момент, адмирал, сможешь объяснить мне этот обман зрения? Почему я вижу только свою охрану и твоих гвардейцев? А где же инопланетяне? Ты знаешь, что бывает с людьми, которые неосторожно шутят с президентом?
В это время послышался сигнал селекторной связи, и голос дежурного офицера доложил о прибытии отряда Маршальского.
- Впустить немедленно! – приказал вице-адмирал, вытирая вспотевший лоб трясущимися руками и спешно наводя порядок на своём столе. Китайский сервиз был водворён в настенный шкафчик, а остатки чая, по привычке, выплеснуты в окно.
В дверь громко постучали, и прапорщик вошёл в кабинет вместе со своими гвардейцами. Вошедшие гвардейцы замерли по стойке смирно, прапорщик взял под козырёк и громко произнёс.
- Уважаемая госпожа президент Независимой Республики, разрешите обратиться к господину вице-адмиралу!?
- А где ваше «здравствуйте»? Впрочем, прапорщик, вам это простительно. Ладно, обращайтесь. Ну, вояки…, - презрительно произнесла президент и подошла ближе к открытому окну.
Прапорщик набрал в грудь как можно больше воздуха и оглушительно отрапортовал.
- Разрешите доложить, господин вице-адмирал! Ваше задание выполнено! После успешно проведённой разведки, гуманоиды доставлены в целости и сохранности. Хотят вести переговоры на высшем уровне! Непосредственно с самим президентом! Мне они доверили быть посредником при переговорах между вами и ими! То есть, нами и вами…, ими, вами…, нами…. Виноват, запутался!
- Вы что, прапорщик, пьяны? Орёте, как на параде, - поморщилась Наталья Васильевна, - И где вы видели гуманоидов? Или ваши гвардейцы, ради моего приезда, решили сменить свой имидж?
- Никак нет, госпожа президент! Перед вами не гвардейцы, а самые, что ни на есть, настоящие гуманоиды!
- Спокойно, прапорщик, спокойно! Вольно, я сказала! Ну, вице-адмирал Бельбаскин, что ты на всё это скажешь? Ты, случайно, не в курсе, сколько ещё свободных мест осталось в Мамудбаевской психиатричке?
- Не могу знать, госпожа президент…, - пролепетал директор центра, покрываясь весь липкой испариной.
- Не можешь знать, говоришь? Вы что, издеваться надо мной вздумали!? Авантюристы! Проходимцы! В резервацию всех! На рудники! На соляные шахты! Ноги моей здесь больше не будет! Однозначно! Аферисты! Тьфу, на вас!
Наталья Васильевна Горобец резко развернулась на своих шпильках и направилась к селекторному пульту, чтобы вызвать охрану. Но гвардейцы вдруг засветились радужным светом и преградили ей путь.
- А ну, кыш отсюда! В сторону, я сказала!!! – прикрикнула на них разъярённая президент.
- Не подобает так вести себя президенту, уважаемая Наталья Васильевна, - послышался в ушах Горобец спокойный голос, это заговорил Шкип, на правах старшего экипажа, – Мы всё знаем, что вы о нас думаете. И в своих мыслях вы сильно заблуждаетесь. Напрасно вы не хотите нас выслушать. У нас самые мирные намерения.
- Что!? Что это такое!? Происки оппозиции? Или снова электронные жучки? Я же распорядилась убрать их из этого кабинета!
- И мы о вас знаем всё, - продолжал звучать в ушах президента спокойный голос Шкипа, – Просто вас недостаточно подготовили к встрече с нами.
- Но это, по крайней мере, просто несерьёзно! Что за детский сад?
- Хорошо, вам нужны более весомые доказательства нашего инопланетного происхождения? Сейчас будут, это проще простого. Только будьте готовы к неожиданностям….
Радужное сияние усилилось так, что стало больно глазам. Гвардейцы, прямо на глазах изумлённой публики, стали блекнуть и медленно менять свои очертания и формы. Теперь вместо солдат стояло четверо гуманоидов с дельфиноподобными головами.
- А вот ещё одно доказательство, пожалуй, самое убедительное, - сказал крайний справа из дельфиноголовых и, вытащив из нагрудного кармана золотистую коробочку, нажал одну из кнопок на её панели.
Ровно через пять секунд послышался нарастающий свистящий звук. На уровне окна завис неведомый летательный аппарат, очень похожий на помесь гигантской суповой миски со скороваркой.
Директор центра и президент Независимой республики застыли, как на моментальной фотографии.
- Я, конечно, слышала об этом, - президент быстро пришла в себя после короткого замешательства, – Но чтобы так натурально демонстрировать 3D – видеоролик? И ты это всё на базе прятал, вице-адмирал? Новый, секретный вид вооружений? Можешь не отвечать. И так видно по твоей изумлённой физиономии, что не знаешь.
- Так точно, Наталья Васильевна! Похоже, что они говорят правду. Как бы нам реально не пришлось вести переговоры.
- Да!? И на каком уровне прикажешь их проводить? На межпланетном или межгалактическом? С ума сойти! Это же какой-то бред! Может, мне всё это снится? Эй, кто-нибудь, ущипните меня! Ай! Прапорщик, с ума сошли!? Зачем же за грудь, нельзя было ограничиться моей рукой? Хотя, не скрою, было приятно. Можете попробовать и за эту тоже, для симметрии…. Так что будем делать, господин Бельбаскин? – обратилась президент к директору центра, как бы забыв о прапорщике и его дикой выходке.
- Так это, что и положено в таких случаях, Наталья Васильевна. Вести прямые переговоры. Кажется, нам от этих гуманоидов просто так не отвязаться. А моё шестое чувство подсказывает, дело может быть очень выгодным. Так что уровень переговоров будет очень высок. Это ваш уровень, уважаемая Наталья Васильевна…, президентский, - вице-адмирал вился ужом перед знатной дамой.
- Хм…, - задумчиво произнесла президент, – Хорошо, я согласна. Почему бы и нет? Можем приступать.
- Да, да. И начнём прямо сейчас, - Шкип почувствовал, что наступил момент добиться заветной цели, – Нам, чтобы улететь с Вашей планеты, нужна некоторая ваша помощь. Нам нужно совсем немного, чуть-чуть некоторых металлов, услуги космических телескопов и одного прибора, типа вашего «колайдера». Список, как говорится, прилагается. Правда, нас это не совсем устраивает, но, как у вас говорят, «на безрыбье и рак - рыба».
Быстро сообразив, что есть возможность с этих «лохов» сорвать выгодный куш и заработать неплохие дивиденды, Наталья Васильевна упёрлась руками в свои пышные бёдра и повела торг, как профессиональная торговка с одесского «Привоза».
- Да вы что!? Вот так и сразу? Да ни за что на свете! Мы народ очень бедный и ресурс у нас очень ограниченный. У нас на орбите только две космические станции, да и те законсервированы, до лучших времён. Но мы продолжаем выпускать самые мощные космические двигатели. Вот только берут их у нас очень плохо. Низкий спрос. Так что, без ваших высоких технологий наши переговоры могут зайти в тупик. Поэтому я вам предлагаю для начального ознакомления ряд своих условий. Вы знакомите моих учёных с вашими технологиями, мы их проверяем и, если они не устаревшие, охотно вам помогаем в вашей беде. Это однозначно! Даю слово президента!
- Мы согласны, - на лице гуманоида не было никаких эмоций, – Вы очень хороший президент, Горобец Наталья Васильевна. Слово каунянина!
- Ну и льстецы! Но всё равно, спасибо, - улыбнулась президент и наклонилась к вице-адмиралу, – Послушай, Бельбаскин, я не хочу, чтобы об этом узнал кто-то ещё. Вдруг что-то не так пойдёт, ну ты же понимаешь? Поэтому, чтобы никаких журналистов, никаких послов, никаких депутатов, особенно от оппозиции. И перед тем, как приступить к настоящим переговорам, вот тебе мой наказ. Очистить трёхкилометровую зону вокруг базы от всех телевизионщиков и журналистов. Но так, чтобы не вызвать подозрений. Ври им, что хочешь. Да хотя бы скажи, что начнутся незапланированные учения военной авиации по ковровому бомбометанию. Или что-то подобное в этом роде. И всё в обстановке полной секретности. Теперь, что касается прапорщика. Пусть обеспечивает посредничество при переговорах и всё фиксирует на видеокамеру. Выдашь ему новенькую, прямо со склада. У тебя есть, я знаю! Военному гарнизону охранять штаб и космический объект. И чтобы ни одна муха…! Ты меня понял, Бельбаскин? Тогда действуй!
Такого мощного напора от президента, да ещё в самом начале переговоров, просто никто не ожидал.
- Да у вас, госпожа президент, просто талант полководца! – сподхалимничал, ловя момент удачи, вице-адмирал.
- Зато у тебя его совсем нет. Какой же ты адмирал, Бельбаскин? Сидел бы лучше на татарском рынке, да клубникой торговал. Больше толку было бы. Ну, и чего ты надулся? Я же пошутила. Идём к гуманоидам, знакомиться будем.
Президент и вице-адмирал подошли ближе к инопланетянам. Для этого пришлось пересечь весь просторный кабинет, размером с баскетбольную площадку.
- Ну-с, - произнесла внушительно госпожа Горобец, - а теперь приступим к основной фазе переговоров. С кем имею честь, господа гуманоиды…?
Нервное возбуждение первого знакомства прошла, и переговоры продолжились в довольно-таки непринуждённой обстановке.
В большом рабочем кабинете директора центра сверхдальней космической связи и космической разведки происходили сверхисторические события. А за окнами, как ни в чём не бывало, по-прежнему носились у самой воды громко кричащие чайки.
В самый разгар переговоров затрезвонил старинный телефон вице-адмирала. Извинившись, господин Бельбаскин снял трубку.
- Да…. Да…. Угу, у меня…. Нет, нет. Пусть отдыхают. Двухнедельный отпуск, аванс в размере трёхмесячной зарплаты и усиленный спецпаёк. Всё, у меня совещание, - улыбнувшись, вице-адмирал положил трубку, – Вот ещё одно подтверждение. Нашлись настоящие гвардейцы. Оборонялись от женщин на нудистском пляже. Всё твои хохмачки, прапорщик Маршальский? Прошу прощения, господа, можем продолжать....
И переговоры потекли по своему извилистому руслу.
(Продолжение следует).

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • На галактических перекрёстках. (продолжение).
  • На галактических перекрёстках. Часть 2,3,4
  • На галактических перекрёстках.
  • Противостояние. Окончание фантастической повести
  • ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ ПЕРЕСЕЧЕНИЕ


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    7 августа 2017
    Уроки классики
    27 июля 2017
    Смерть Поэта

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.