Возвращение (окончание). Из цикла «Философия Вселенной».

Возвращение (окончание).
Из цикла «Философия Вселенной».
6.Реальность.
Наступил очередной день полёта «Арго-1» к Земле. Мотье де’ Пигаль сидел в своём просторном кабинете и терпеливо ждал, когда начнут собираться люди на сегодняшнее оперативное совещание.
В дверь постучали и заглянувшая в кабинет секретарша - андроид попросила разрешения впустить собравшихся людей на оперативное совещание.
- Конечно же, - произнёс Мотье де’ Пигаль, осуждающе глянув на наряд секретарши, - я жду коллег уже достаточно долго. Пора уже начинать. И, Жаннетта, поменяй, пожалуйста, свой гардероб на что-то более приличное.
- Слушаюсь, шеф. Проходите, коллеги-космонавты. Директор вас давно ждёт.
- Доброе утро, друзья, - поздоровался Мотье де’ Пигаль с вошедшими ведущими специалистами, - рассаживайтесь, где кому удобнее и привычнее.
- Привет, Мотя, как жизнь? – Димка Прохоров не отличался оригинальностью вопроса, – Как тебе секретарша? Не надоела ещё? Она, интересно, носит более скромные наряды?
- Дима, я не знаю уже как с этим бороться. Кажется, уже ничего не поделаешь. Она продолжает саморазвиваться, вот только не совсем в том направлении, в каком следовало бы.
- Я понял эту проблему, Мотя. Напомни мне, после оперативке, чтобы я прислал сюда пару психологов по робототехнике.
- Хорошо, Дима, я прослежу. – Мотье де’ Пигаль взглянул на собравшихся учёных, – Ну что, господа, начинаем очередную оперативку? На повестке всё тот же вопрос. Побочные эффекты работы двигательной установки «белая дыра», и как от них избавиться. Помнится, ещё до старта, главный инженер Глицински гордо заявлял, что охранная система искусственного разума не допустит никаких сбоев. Верно, Григорий?
- А я и не отказываюсь от своих слов, - главный инженер сделал удивлённое лицо, – И что тут такого криминального? Да, говорил, а вовсе не заявлял гордо, как кое-кто пытается преподнести это в невыгодном, для меня, свете.
- Глицински, - директор миссии поёрзал в кресле, - если я вас чем-то и обидел, то приношу свои личные извинения. Пожалуйста, продолжайте, вам слово….
- Да, ваши извинения приняты, уважаемый директор миссии Мотье де Пигаль. Я продолжу, с вашего разрешения…. Итак, действительно, в работе «белой дыры» мы не учли некоторые незначительные моменты. И все вымыслы о росте радиации оказались просто вымыслами. Чего мы не учли, так это налипание всякого мелкого мусора и космической пыли на огромный корпус «Арго-1». Мало того, что это превращает нас в видимую комету, ещё и существенно тормозит наше движение. При таких скоростях это и немудрено. Мы и раньше об этом говорили, и предвидели подобную ситуацию. Это хорошо, что двигатель работает в импульсном коротком режиме. Вспышка, мощное ускорение, потом постепенное медленное затормаживание, в силу естественного, хотя и очень незначительного трения. Потом, опять вспышка, ускорение и т.д. Но, как побочное действие, разогрев корпуса. Охранная система временно заблокировала работу двигателя на режиме сверхсветовых скоростях. Сейчас охранная система искусственного разума проверяет все варианты выхода из этой ситуации. И каждый раз посылает нам сообщения, мол, не вмешиваться. Кстати, совсем забыл вам сказать, работающие вместе с нами инженеры шибурруанцы как-то намекнули, что оставили нам приятный сюрприз, о котором мы узнаем только в случае форс-мажорных обстоятельств. А вот и оно, долгожданное сообщение: «Работа импульсного двигателя восстановлена в полном объёме. Противорадиационная защита функционирует без нарушений. Налипание космического мусора устранено. Все системы астролёта работают штатно». Уф! Ну, слава тебе Господи! – Глицински естественным движением вытер вспотевший лоб и несколько раз неумело перекрестился, хотя до этого в религиозных чувствах замечен не был.
Все присутствующие вздохнули с облегчением, радуясь, что угроза катастрофы миновало. И к своему стыду, никто из учёных не знал, как с научной точки зрения объяснить происшедший сбой, затем последующее восстановление в работе двигателя. Некоторые из учёных, в том числе и Димка Прохоров, в надежде, что никто не заметит, неуклюже перекрестились.
- Вот это да-а-а, - удивлённо произнёс кто-то из присутствующих, после затянувшейся паузы удивлённого молчания, - ну и чудеса твои, Господи….
- Господа, - подал голос очнувшийся, словно после забытья, Мотье де Пигаль, - я всех вас поздравляю! Проблемы, которые нас так мучили несколько последних дней, благополучно разрешились! На этом оперативное совещание объявляю закрытым! Все на работу, и усилить наблюдение за функцией всех приборов! Дима, подойди….
- Да, Мотя, - Димка Прохоров выглядел слегка побледневшим и уставшим, впрочем, остальные выглядели не лучшим образом.
- Сейчас, когда все ушли, мы наконец-то сможем обсудить, как поступить с этим андроидом, который вы мне, коллеги, когда-то, ради дружеской хохмы, подарили в качестве новой секретарши?
- Мотя, нашёл время! – Димка возмущённо блеснул глазами, – Тут такое…, а ты про андроида-секретаршу! Давай в другой раз…?
- Нет, академик Прохоров, другого раза не будет, - в голосе директора зазвучал металл, - Зови своих специалистов психологов по робототехнике.
- Вот, чёрт, настырный. Будут тебе психологи…, - проворчал Димка, набирая вызывной номер техников психологов, – Ну всё, теперь жди. Скоро явятся долгожданные специалисты.
- Давно бы так, - ответил довольный Мотя. – А теперь скажи, академик Прохоров, по новым расчётам, через какое время будем в Солнечной системе? И когда начнётся торможение, чтобы не проскочить мимо родной планеты?
- Ну, Мотя, умеешь ты врасплох застать. Я ещё не готов ответить на этот вопрос.
- А ты и не торопись, академик. Времени у нас теперь предостаточно.
- Ну что же, академик де' Пигаль, тогда смотри и слушай, – Димка окинул многозначительным взглядом приборы в Мотином кабинете, определил кривую маршрута, вычислил по приборам среднюю скорость, взял карманный планшет и принялся писать на его экране какие-то расчёты.
- О, как старается, Пифагор с Лобачевским, - подтрунивал над другом Мотье де’ Пигаль, - Не проще ли через компьютерный терминал послать запрос? Вот и будет тебе ответ.
- Не мешай, Мотя, - Димка не отрывал головы от своих расчётов, - разве не знаешь, что чрезмерное доверие компьютерной технике превращает человека обратно в обезьяну?
- Ну, ну…, - Мотя не удостоил коллегу более конкретным ответом, просто стал молча наблюдать за расчётами друга.
- Ух, ты! – воскликнул Димка, периодически почёсывая затылок, – Нет, этого не может быть! Надо всё проверить ещё раз…. Неужели такое возможно? Ого! Мотя, если мы через три часа не начнём притормаживать, то сможем обогнать своё время! Ты понял?
- Если честно, то не совсем, Дима.
- Это значит, Мотье де’ Пигаль, что если мы не затормозимся через указанное время, то вполне можем попасть не в своё время. Чуть-чуть попасть в прошлое или в будущее. Или, что самое безобидное, вернуться на Землю через час после старта на Шибурру. Понимаешь, нам приоткрылись врата времени. Если не хотим приключений на свою голову, то в этом надо тщательно разобраться. Так вот про какой сюрприз говорили шибурруанцы…. Очень даже интересно, есть чем заняться на досуге…, - пробормотал академик Прохоров себе под нос.
- А мы сейчас и проверим правильность твоих расчётов, Дима, - проговорил Мотя, набирая рабочий номер главного инженера астролёта. – Глицински, извини, что без предупреждения. Но нам с академиком Прохоровым надо кое- что проверить в своих расчётах. Вот смотри, это расчёты академика, ничего тебе не напоминает?
- Напоминает, это график включения тормозных двигателей. Первое включение ровно через три часа, тогда мы вовремя везде успеваем. В свою часть галактики, в свою солнечную систему и на свою планету. Ещё вопросы, Мотье де’ Пигаль?
- Спасибо, Глицински, вопросов больше нет. Ты нас очень выручил.
- Был рад помочь, обращайтесь, в случае чего…, - и главный инженер отключил связь, не дожидаясь разрешения диспетчерской службы.
- Разрешите войти? - это заглянули в помещение две девушки из ремонтной бригады робототехников, - Извините, господин директор, дверь была приоткрыта….
- Ничего-ничего, девушки, проходите, - Мотье де’ Пигаль старательно очистил стол от ненужных теперь планшетов и прочего гаджетного хлама, – Здравствуйте, вы, как я уже понял, и есть специалисты по психологии искусственного интеллекта?
- Здравствуйте, - смутились девушки, - вы нас извините, господин Мотье де’ Пигаль, мы немного растерялись и поэтому позабыли поздороваться первыми. Надеюсь, вы не скажете про такую оплошность нашему начальнику отдела? Разрешите представиться, я София, а это моя подруга Виктория. Мы дипломированные специалисты по психологии искусственного интеллекта. Где объект нашего внимания?
- Как где? – удивились в один голос Прохоров и Мотье де’ Пигаль, – Разве в приёмной вы никого не встретили?
- Никого, - хором ответили София и Виктория, в недоумении пожимая плечами, - а разве там кто-то должен быть?
- Вот, чёрт! – воскликнули разом Димка и Мотя, предчувствуя очередные неприятности, - Неужели она что-то заподозрила и сбежала?
Мужики заглянули в приёмную. В приёмной было пусто, андроида нигде не было видно.
- Ну вот, - расстроено вздохнул Мотье де’ Пигаль, - что я говорил? Эта андроид-секретарша не такая уж и «блондинка», и не так уж глупа. Извините, девушки, вас это выражение никоим образом не касается.
- Да мы уже это поняли, - ответила русоволосая девушка, - вы ищете андроида-секретаря? А чем ещё этот робот так раздражает, раз вы нас вызвали?
- Да как ещё чем? – вспылил, было, Мотя, но тут же успокоился, ибо не подобало директору чрезмерно волноваться из-за простого робота андроида, да ещё при подчинённых, – Да вы знаете, Виктория, кажется, так вас зовут…? Так вот, уважаемая Виктория, очень раздражает её манера экстравагантно одеваться. Особенно в последнее время! Сидит на работе чуть ли не в купальнике! А на мои замечания, одеваться более прилично и скромнее, почти не реагирует. Скорее, просто игнорирует.
- Понятно, тогда скажите, господин Мотье….
- Можно просто, Мотя. Но это только для друзей и в неофициальной обстановке.
- Вот так сразу? – хором удивились девушки. – Это, конечно, хорошо, - продолжила уже Виктория, - что вы считаете нас своими друзьями. Вот только ситуация никак не похожа на неофициальную обстановку. Но нам это не помеха. Звучит несколько двусмысленно. Вы не находите, Мотя?
- Да-да, я согласен с вами. Вы простите, девушки, меня за мою косноязычность. Я исправлюсь.
- Охотно верю, - Виктория перевела внимательный взгляд на Димку, но у того лицо было непроницаемо, как гранит, только желваки выдавали его борьбу с неукротимым желанием расхохотаться, - поэтому повторю свой вопрос. Она уже отождествляла себя как женщина-секретарь?
- Не знаю, - ответил Мотя, - наверное, да. Но в последнее время это всё больше и больше стало походить на странность поведения, на какую-то навязчивую идею. Это как-то можно вылечить, доктор?
- Не знаю, уж очень случай запущенный. Мне нужно посоветоваться с моим коллегой Софьей. Извините, Мотя, мы на минутку выйдем в коридор, а вы нас тут подождите, мальчики. Да, на всякий случай, проверьте все кладовки, шкафчики. Иногда причина может быть совсем в другом месте, чем мы склонны думать, - и Виктория как-то загадочно слегка улыбнулась, выходя с коллегой Софьей в коридор.
Димка едва дождался пока девушки выйдут в коридор, и не смог удержаться от дикого приступа неудержимого смеха.
- Мотя, ты бы видел себя со стороны, - вытер Димка набежавшие от приступа смеха слёзы, – Более глупой физиономии я не видел у тебя лет пятнадцать.
- Тебе бы только зубы скалить, - слегка обиделся Мотя, - а девушки, между прочим, дельный совет предложили. Не то, что некоторые, только и умеют ржать над неудачей товарища.
- И что ты имеешь в виду? Поясни, Мотье де Пигаль, - Димка перестал улыбаться и уже вполне серьёзно посмотрел на Мотю.
- Дим, ты только не обижайся, может ты не придал значения тем словам девушек, где они советовали проверить все кладовки и шкафчики. А ведь дельный совет может оказаться.
- Ага, теперь что-то припоминаю…. Так ведь не девушки сказали, а одна из них, - и Димкины глаза ехидно прищурились, – И насколько я понял, зовут её Виктория. И кто-то уже попал под её чары. Мотя, я одобряю твой выбор!
- Ты с ума сошёл, - возмутился Мотя и почему-то покраснел, - сейчас не время думать про всякие глупости. Есть предложение, сделать ревизионную проверку всем кладовкам и шкафам.
- Неплохое предложение, - похвалил Димка бывшего своего ученика, - но раньше это называлось не «глупости», а продление рода.
- Прохоров, я серьёзно, работаем….
- Как прикажешь, господин директор, - улыбнулся Димка и открыл дверцу большого платяного шкафа, – Ага, а вот и сюрприз, очередной «скелет в шкафу». Ну-ка, посмотри, Мотя, внимательнее. Это, случайно, не та самая андроид-секретарша? Ты что, убил её и в шкаф запрятал? Когда только успел?
- Дима, прошу тебя, - взмолился Мотя, - прекрати ты свои спецназовские розыгрыши. Жаннетта просто находится в состоянии гибернации. Сейчас мы её активируем, - Мотье де’ Пигаль громко щёлкнул пальцами три раза подряд.
Андроид-секретарь широко открыла глаза и громко, чётко произнесла, - Добрый день, господин директор. Добрый день, академик Прохоров. Что, новый рабочий день уже начался? Странно, почему я не заметила? Надо обратиться в сервисную службу, может, какой-нибудь конденсатор пробило? В последнее время я столько много работала. Да, я выполнила вашу просьбу, шеф, - секретарша демонстративно покружилась на месте, – Как вам мой деловой наряд?
Только сейчас Димка и Мотя обратили внимание на то, что, действительно, андроид была одета в строгий деловой костюм, приятного бежевого цвета.
- М-м-м-да,- машинально почесал в области затылка генеральный директор миссии, - ну, что тут скажешь? Мне нравится, вот так и ходите, - и уставился ничего не понимающими глазами на академика Прохорова.
- Ага, вот и нашлась ваша пропажа, - сказала Софья, входя вместе с Викторией в приёмную кабинета, – Так почему вас не было на рабочем месте, FGS-18М, по имени Жаннетта? Ответьте робототехникам – психологам.
- Находилась на отдыхе, вот в этом шкафу. Это моё место, прописанное по инструкции № 3724158/sawn. Я там отдыхаю в нерабочее время, общаюсь с компьютерным терминалом, прохожу диагностику своих систем, если в этом есть необходимость.
- Ну, так что, Мотя, простите, господин генеральный директор, - произнесла Виктория очаровательным голоском, - проблема разрешилась сама собой?
- Да, - сухо ответил Моте де Пигаль, - можно и так сказать. Жаннетта, проверь, пожалуйста, почту. Особенно за день до нашего старта с орбиты Шибурру. А специалистов прошу зайти ко мне в кабинет.
- Спасибо вам, очаровательные девушки, - начал Мотя благодарить специалистов по робототехнике, - вы проделали очень большую и тяжёлую работу. Я сделал только один вывод. Какими бы совершенными не были андроиды, хоть трижды с искусственным интеллектом, но за ними нужен глаз да глаз. И нельзя их выводить, намеренно или случайно, за границы нашего контроля, как это было в случае с Жаннеттой. Вы что думали, девочки, что я не догадаюсь? Что на это скажете, красавицы?
- Мы здесь не причём…, - теперь наступила очередь девушек смущённо краснеть, - но и Карлоса, вашего друга, мы тоже не можем выдать.
- Ох, девчонки-девчонки, - протяжно вздохнул Мотье де Пигаль, - какие же вы наивные, хоть и психологи в робототехнике. Вы же, практически, его уже и выдали. Рассказывайте, как дело было. Да не бойтесь, я на вас не сержусь. Разве можно на таких сердиться? Для вас я, по-прежнему, Мотя. И можно на «ты».
- Хорошо, Мотя, - вздохнула Виктория, - лучше я всё расскажу. Дело было так; Карлос упросил нас помочь ему создать экспериментальную модель андроида-секретаря, с самыми последними достижениями искусственного интеллекта. И в целях эксперимента попросил временно снять с этого андроида контроль, чтобы не тормозить развитие самообучающихся систем. Но потом отменить всё это, в суматохе предстартовой подготовки, мы совсем забыли. Дальше вы уже и сами знаете.
- Теперь-то, конечно, всё понятно. А вам, девочки, впредь наука, никаких шуток с искусственным интеллектом. Это может плохо кончиться, прежде всего, для человечества. Ну что же, все свободны. И ты, Дима, тоже. Да, а тебя, Виктория, попрошу чуть-чуть задержаться.
- Я слушаю, Мотя, - произнесла Виктория и вся внутренне напряглась.
- Не догадываешься, о чём будет разговор?
- Да куда уж нам, простым робототехникам.
- Хорошо, Виктория, вот только ёрничать не надо. Спрошу прямо, что ты делаешь сегодня вечером? Разумеется, по корабельному времени.
- Вечером я планировала пойти в спортзал, потом почитать что-нибудь из классиков. Например, Чехова или Эмиль Золя, может Эдуарда Циолковского или один из романов Артура Кларка.
- Какой богатый у вас внутренний мир! Предлагаю вместе сходить в спортзал, для начала. А потом выберем для чтения понравившуюся книгу. Я, кстати, тоже очень люблю творчество писателя-фантаста Артура Кларка.
- Хорошо, Мотя, как ты относишься к игре в космический баскетбол?
- Обожаю, правда не так часто удаётся в него поиграть. Времени иногда не хватает.
- Отлично, вот и договорились. Сегодня в девять вечера в спортзале, моя команда девушек, против команды твоих друзей. Подумай, Мотя, чем будут парни расплачиваться, когда ваша команда проиграет?
- Аналогичный вопрос я бы задал капитану женской команды. Ну, а что касается меня лично, то в случае проигрыша, моё личное желание, на тебе жениться…, - у Моти от такого признания сильно покраснели уши и он, неожиданно для самого себя, громко выпалил, – Виктория, ты согласна стать моей женой? Вот только так и не иначе….
- Ах-х! Как это романтично, весьма откровенно и неожиданно. И многих девушек ты обманул подобным образом, Мотя? Можно не отвечать, по тебе видно, Мотя, если и есть у тебя опыт общения с женщинами, то очень и очень скромный. Вот видишь, на этот раз я угадала. И, насколько я поняла, если проиграет моя команда, то я должна буду выйти за тебя замуж? Не слишком ли большая плата за спортивный результат? А как же любовь, цветы, ухаживания и так далее?
- Я понял тебя, Виктория, извини. Мне, право, неловко за такие глупые слова…. Боже, да что я говорю? Это всё не то! Лучше продолжим разговор после игры, ты со мной согласна?
- Да, встретимся в спортзале, Мотя, - сказала Виктория и озорно подмигнула.
7. Возвращение на родную планету.
- Мотя, это Карлос, - раздался знакомый голос за дверью генерального директора, - разреши войти. Есть важное сообщение.
- Карлос, ты чего это такой стеснительный стал, особенно в последнее время? Заходи, конечно. Ну, что за важное сообщение?
- Хочу, чтобы ты узнал первым, Мотя. Мы на подходе к солнечной системе. Я произвёл некоторые расчёты, сверил со штурманским компьютером и вот что оказалось. Совпадение расчётов сто процентов. И я теперь могу с полной уверенностью сказать, чтобы не пролететь мимо Солнечной системы, через полчаса надо переходить на импульсное управляемое торможение. Время на торможение – пять с половиной суток. Этого хватит, чтобы сбросить скорость до около световых параметров уже внутри нашей системы. В принципе, потом на достигнутой скорости можно будет вести нормальный радиообмен со службами малого космоса. Так что, Мотя, можешь готовиться сочинять приветственную телеграмму на Землю.
- Вот это новость, Карлос! Спасибо, друг, очень обрадовал! Сейчас дам распоряжение в радиорубку. А ты проследи за навигационной службой, чтобы работала, как говорили наши древние предки, без сучка и задоринки! Выполняй!
- Есть, выполнять, господин генеральный директор! – отрапортовал довольный Карлос, – Навигационная служба работает с точностью до сто тысячной доли секунды. Мимо дома не промахнёмся….
- Хорошо, Карлос, будешь идти на своё рабочее место, попутно вызови в мой кабинет академика Прохорова и капитана корабля, Вано Бровкадзе. По закрытому каналу, понял, Карлос? Посторонние уши нам пока ни к чему.
Карлос понимающе кивнул и вышел из Мотиного кабинета.
Тем временем Мотя набрал радиорубку кодом закрытого канала и плотно прикрыл дверь своего кабинета.
- Дима, Вано, вы всё поняли? У Карлоса опять обострение его болезни. Правда, на этот раз оно не так опасно. Надеюсь, что пройдёт само, без осложнений. Единственное, о чём прошу, не заостряйте на этом его внимание. И ещё, как ни странно, действительно, его расчёты полностью совпадают с расчётами оперативной системы астронаведения. Я проверял, они работали независимо друг от друга. Не понимаю, как это у него получается? Неужели остаточные явления интоксикации «дерева смерти»? Да, вот ещё что. Но к этому уже Карлос не имеет никакого отношения. Как вы объясните внезапное исцеление всех больных детей от нарушений иммунной системы? Доктор Зозулица собирается завтра их выписывать, всех. Но до конца объяснить механизм выздоровления не может. Прямо мистика и только.
- Мотя, я хоть и командир корабля, но ничего сказать по этому поводу не могу. Могу только подтвердить, у Карлоса верные расчёты. Такое впечатление, словно он списывал у какой-то супер разумной машины. Или машина списывала у него.
- Верно, Мотя, а вот внезапное выздоровление больных детей, в том числе и моего сына Пашки, кроме как мистикой, объяснить не могу. Это я тебе, как академик говорю.
- Да, не всё мы ещё познать можем, господа учёные. Если с девушками не можем разобраться…. Но это я так, немного отвлёкся. А сейчас - прошу вас выполнить мою просьбу, подготовьте, пожалуйста, от имени администрации астролёта, приветственно-отчётную телеграмму объединённому правительству Земли. Потом, когда будем ближе к Земле, устроим нормальное общение, в режиме конференции. А мне сейчас этим уже нет времени заниматься. Я очень опаздываю на тренировку, ведь заставлять девушку ждать, это плохой тон. Друзья мои, заранее спасибо.
И Мотя поспешно отключил связь.
- Ты это видел, ты это слышал? – деланно возмутился Димка, – Всё возложил на друзей, а сам помчался свою личную жизнь устраивать, вот жук!
- Да, - поддакнул Вано Бровкадзе, - как говорят у нас в Армении, пора из глубоких подвалов доставать самые лучшие вина.
- Зачем это, - Димка не понял иносказательного смысла армянской поговорки.
- Вах! – воскликнул командир астролёта, – Какой ты недогадливый, а ещё академик. Дело, похоже, к свадьбе идёт….
- А-а-а, а к какой такой свадьбе? – тупо спросил Димка.
- Вай-вай!!! – рассердился Бровкадзе, - Димка, ты совсем дурной, да? Да нашего друга Моти и его девушки, Виктории. Теперь понял?
- Ой, да! Прости, Вано, с этой работой в последнее время…. Да-да-да, как говорится, пусть будут счастливы! Ну что, Вано, давай составлять текст телеграммы, для объединённого правительства? Негоже отступать от многолетних традиций….
Капитан корабля, и академик Прохоров склонились над электронными трафаретами, чтобы выбрать из целой кипы поздравлений подходящие тексты, только слегка их откорректировав.
Прошло ровно тридцать минут и искусственный интеллект астролёта «Арго-1», в точно назначенное время, наносекунда в наносекунду, включил запрограммированное торможение. Никто из экипажа начало торможения не заметил, настолько оно было плавным и постепенным. Только на главном штурманском мониторе сплошные звёздные полосы стали более прерывистыми, и пунктирные линии звёзд стали повторяться всё чаще и чаще.
На шестые сутки, от начала торможения, на мониторе появилось привычное звёздное небо. Это означало, что астролёт достиг около световой скорости, и продолжал постепенно замедлять своё стремительное движение к родной планете. Автоматика так рассчитала траекторию, что уже на орбите Земли скорость корабля равнялась третьей космической. Плавно открылись защитные створки иллюминаторов, открывая необозримый простор космоса всем желающим.
Активно заработала двухсторонняя радиосвязь: астролёт - Земля. После обмена традиционными поздравлениями и пожеланиями, начались деловые переговоры. Ведущие бизнесмены Земли уже активно лоббировали в правительстве вопрос о колонизации новых, открытых «Арго-1» планет. Некоторые, особо нетерпеливые, не дожидаясь решения сената, стали активно заполнять списки желающих переселиться на Шибурру или Кибур.
Но сенат планеты Земля не спешил с принятием решения. Уже на Земле, выслушав поочерёдно доклады-отчёты генерального директора космической миссии Мотье де’ Пигаль, а потом и всех ведущих специалистов, и академиков «союза пяти», сенат пришёл к выводу, что Земля ещё не готова к такой масштабной колонизации чужой планеты. Разумнее всего будет временно отложить подобное мероприятие. Лет на пятнадцать-двадцать. Для подобных перемещений в космосе понадобится астролёт принципиально другого класса. Более скоростной, с мощным и безопасным совершенным двигателем, и с самой совершенной защитой экипажа и пассажиров от проникающей радиации, особенно от жёстких гамма лучей и рентгеновского излучения. И вот здесь, как посчитали в сенате, лучше всего подойдёт разработка академика Карлоса Хосе-Муренос, как наиболее прагматичная и менее трудоёмкая.
Общество, несмотря ни на какие трудности, планомерно работало над процветанием планетарной экономики и продолжало готовиться к очередному покорению галактических просторов. Время продолжало свой необратимый и безустанный бег. После окончания космической миссии «Арго-1» прошло более десяти лет. На планете Земля было объявлено начало очередной космической эры. Эры межзвёздного туризма, путешествий и межзвёздных политических отношений. На очередной сессии межправительственного сената был окончательно утверждён очень внушительный список землян, желающих принять участие в освоении новых планет.
07.02.2017г.
Валерий Сковородкин.
Евпатория



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.