Инвентаризация заветных желаний

Ирина Анастасиади. Инвентаризация заветных желаний

Автор: Ирина Анастасиади

600x720-ce3c6423b6efd83e7706e010bef4ad67_48509- С60! – послышался в эфире грозный голос. – Что там у вас опять творится? Это уже в который раз за последнюю неделю вы оставляете станцию без света!
С60 вздрогнул и выронил из рук зажжённый фонарик.
- Сейчас же исправлю, шеф!
- Ну, ну! Пошевеливайтесь, молодой человек! Вы, в конце концов, на службе! Хочу вам напомнить, что я хлопотал лично, чтобы вам дали эту прекрасную должность. Вы, Дмитрий Соечкин, просто счастливчик!
- Знаю! – уныло отозвался Соечкин, перезапуская главный пищеблок центрального компьютера. – И я вам, право, очень благодарен!
Пищеблок недовольно пискнул. На экране компьютера появилась строка «Перепроверка данных». Замелькали цифры.
- Ах, молодой человек, – проскрипел зануда в ответ, - к чему мне ваша благодарность? Важно, чтобы вы делали своё дело. А эти ваши ночные эксперименты компания ИнтерПространство оплачивать не обязана.
Молодой человек, к которому обращались, называя его не по имени, а по номеру станции, начальником которой он был, с трудом подавил в себе желание выругаться. Майор Разбуженный был его непосредственным начальником. И выругать его, значило тут же вылететь с этой престижной работы. И это в то время, когда не только в Москве, но и на всей Земле стало практически невозможно найти работу!
Дмитрию Соечкину определенно везло. Вчера ему исполнилось двадцать пять, а он уже успел достичь многого: ответственная должность на стации промышленных исследований Космоса, роскошная квартира на территории станции и хобби, практически заменяющее личную жизнь.
Работа приносила ему разумный доход. Квартира принадлежала компании, в которой он служил, и он платил за неё всего лишь половину своей заработанной платы, что по сегодняшним меркам было сущим пустякам. И, наконец, хобби занимало всё его свободное время. Что само по себе делало его отчаянное одиночество вполне сносным.
Одним словом - прекрасная жизнь, идеальные перспективы, светлое будущее! Тысячу раз прав проклятый зануда! Соечкин успел наглядеться на своего начальника ещё тогда, когда служил под его непосредственным начальством на Орионе 39, на перекрестке Галактик. Майор ловко командовал штатом учёных-новобранцев, брызгал ядом и горел ненавистью ко всему на свете. Вот и сейчас, он не упускал случая побрюзжать:
- Доиграешься ты, С60! Ещё одна подобная авария и я буду вынужден выгнать тебя вон! И почему только я тебя всё время покрываю!
-  Наверное, потому, что работаю я за четверых, - огрызнулся-таки Дмитрий, - а зарплату получаю за полчеловека.
- На сегодняшний день и такая зарплата – редкость! – заявил майор.
На это Соечкину нечего было ответить. Майор был прав. Найти работу было почти невозможно. И на Земле нашлось бы немало специалистов, которые с удовольствием заняли бы его, Дмитрия, место.
К его счастью, пищеблок, закончил свои расчёты и перерасчёты и свет на станции, наконец, включился. Экран центрального компьютера зажёгся. На нём сразу же появилась рассерженная физиономия Иоанна Разбуженного с бравыми усами и всклоченной шевелюрой.
- Ну, всё, иди спать! – добродушно посоветовал пподчинённому майор. -  И не забудь выключить везде свет! Экономия – прежде всего!
Экран погас. Соечкин вздохнул с облегчением. Наконец-то можно вернуться к прерванному занятию!
- Где-то, в нашей Галактике, - бормотал Дмитрий себе под нос, - я в этом уверен, существует жизнь, схожая с нашей.
Именно этой идее он и посвящал всё свободное время. Хобби – самая приятная сторона жизни любого мужчины. Повинуясь какому-то наитию, Соечкин принялся нагнетать на монидебаторе всё большее напряжение. И вот сначала на экране его компьютера забегали чёрные молнии, а затем что-то хлопнуло, лопнуло, воздух вдруг заплёлся в светящиеся косы, и из этих кос посередине его рабочей комнаты возникла девушка. Она спокойно стояла и глядела прямо в глаза Дмитрию.
- Ну, что вы таращите на меня глаза? – спросила она. – Сами же изменили кривизну пространства, спровоцировав моё здесь появление.
Дмитрий глядел на её голубые, будто размытые водой, глаза, на тонкую, феерическую фигурку. И слушал звенящий, как колокольчик голос девушки.

s2img_18457562_6377_0
- А я за вами уже давно наблюдаю, - заявила она, оглядывая комнату. – Занятно вы тут живете! Допотопная техника. Несовершенное оборудование. Просто удивляюсь, каким образом вам удалось скрутить кривую времени!
- Я и сам удивляюсь, - пробормотал Соечкин, покрываясь красными пятнами.
В груди его что-то дрогнуло, сердце забилось, как раненая птичка. И сознание затопило неведомой сладостью. Он вдруг почувствовал, что не жить ему отныне без этого светлого взгляда!
- Отчего же вы всё молчите и молчите? – удивилась девушка. – Или вам нечего мне сказать?
- Мне кажется, я вас люблю! – вдруг вырвалось у него из груди.
- Да разве любовь существует? – растерялась девушка. – А ведь нас учили, что любовь существовала когда-то, но со временем исчезла.
- Не могла она исчезнуть, - решительно заявил юноша. – Такая сладкая боль, - и он приложил руку к месту, где действительно, притаилась боль, - не может быть ничем другим, как любовью.
- Ты что это, стихи читаешь? – прозвучал вдруг голос майора. – Поздновато, молодой человек!
Дмитрий шарахнулся влево, пытаясь заслонить девушку.
- Читаю вот! – вызывающе заявил он. – Разве это запрещено уставом?
- Уставом? – удивился майор. – Погоди, взгляну!
И он защёлкал клавишами. Пока начальник изучал устав, С60 обернулся. Но девушки за его спиной уже не было. Она исчезла. Сердце перевернулось в его груди.
С тех пор вся его жизнь превратилась в сплошное ожидание. Каждую ночь он садился у компьютера, собранного когда-то им собственноручно, и повторял закреплённую в памяти операцию. И каждый раз девушка появлялась в его комнате. Выяснилось, что девушку зовут Лу. И никакая она не инопланетянка, а простая русская девушка из будущего.
С тех самых пор побежали, помчались лихорадочные дни ожидания, и ночи, полные щемящей тоской. А при встрече - разговоры без конца и края. Но однажды, всё изменилось. Ожидание стало жестокой болью. А встречи стали отравлены мыслью о расставании.
- Пойми же, Лу, я больше не могу так жить! – горячо жаловался он подруге. - Надо внести ясность в наши отношения!
- Что ты конкретно предлагаешь? – спросило мудрое дитя своего времени.
- Нам следует пожениться! – решительно заявил Дмитрий.
- Но ведь это может вызвать необратимые изменения в настоящем!
- Лу, я уважаю твои убеждения. Но пойми, жить так невозможно!
- Но если я останусь,  у тебя там, в Москве 2050 года, то возврата мне назад не будет.
И она заплакала. От отчаяния. От безвыходности.
- Послушай, но ведь мы оба - учёные. Что-нибудь обязательно придумаем.
- Я подумаю, - пообещала она. – Даю тебе слово, что подумаю.
Сказала и исчезла. Дмитрий уныло взглянул на место, где она только что сидела. Начертил на поверхности компьютера виток во времени.
- А если древние греки были правы, - спросил он себя, - и кривая эта и есть Рея-движение, а всё это пространство вокруг – это Кронос-время, то Зевс, рожденный от них, должен обладать способностью проникать в любую точку прошлого и настоящего. Ну-ка, ну-ка!
И он дал задание компьютеру найти подходящую формулу.
- А это значит, что если я нахожусь вот тут, - и он отметил точку на кривой Реи, - то во времени Кронос, я могу быть и тут, и тут, и даже вот тут. И ничего при этом не изменится.
На следующий день он говорил девушке:
- Мне кажется, Лу, я нашел способ перенести тебя сюда уже не на несколько минут, как сейчас, а навсегда. Посмотри-ка сюда, - и ткнул в выведённую вчерашней ночью формулу. – Если вот это сместить сюда, притом, что Р-силу увеличить до 0, 35 рю, а К-силу сместить на столько же оборотов, то я всё-таки смогу сделать твоё присутствие перманентным.
- Подожди, проверю! - и она, действительно, принялась проверять. - Слушай, а ты – гений!
- Думаешь? – скромно зарделся Дмитрий.
В следующую их кратковременную встречу, он радостно сообщил:
- Завтра я навсегда перенесу тебя сюда, ко мне, в Москву 2050 года.
Она ласково улыбнулась ему. Но вдруг сникла.
- Завтра?! – расстроилась она. - А я через неделю должна сдать работу. Ведь межпространственная связь – для тебя хобби, а для меня – работа. И если у меня отнять мою работу, я, наверняка, умру с горя! Слушай, а что, если тебе перенестись ко мне, в ту же Москву 3050? Я тебе тут оставлю ориентиры.
И она быстро принялась строчить неизвестные ему формулы.
- Лу! – с отчаяньем вскричал он. – Что я стану делать в будущем? Ведь я буду чувствовать себя обездоленным в вашем мире высокой технологии! Да ты и сама начнешь стыдиться меня. Мужчина, который не способен достойно трудиться, не может заслужить любви такой девушки, как ты!
- Глупости! – горячо вскричала она. – Ты способный, ты всему научишься! Ведь именно ты придумал, как искривить пространство, чтобы перескакивать из одного временного пространства в другое. Я верю в тебя!
С этими словами она исчезла. А Дмитрий всё смотрел и смотрел слепыми глазами в её формулы.
- Что делать? Как быть? – шептал он. – Она счастлива там, в своём времени, а я – в своём.
Он вскочил и заметался по каюте.
- Ну, что ты мечешься? – вдруг раздался голос.
Соечкин обернулся. На экране майор ласково улыбался ему.
- Что мечешься? Действовать надо, а не вздыхать!
- А вы… откуда? … Хотя… впрочем... ну, понятно… Понимаете, майор, нас разделяет целая тысяча лет. Она счастлива там…
- … а ты – тут, - сказал майор. – Это я уже слышал. Время, пространство, годы!  Всё это глупости! Ты же слышал: они утеряли любовь. Разве можно у человека, которому ты подарил свою любовь, отнять её. Вот так, вдруг?
- Вы думаете, шеф, потеря такого невзрачного типа, как я, сделает её несчастной?
- Я уверен!
- А я думал, вы – строгий!
- Дурашка! – сказал майор. – Докажи, что ты и в самом деле достоин её любви!
И отключился.
Слова шефа ненадолго пролили бальзам на растревоженную душу Дмитрия. Всю ночь его трепала лихорадка. Он, то возносился на крыльях мечты, то горел в костре страшных сомнений. Наконец, решение пришло.
Тот, кто никогда не испытывал мук любовной лихорадки, вероятно, не сможет понять его. Потому, что истинная любовь, видно, прошла мимо, оставив его обделённым.
Синяя ночь удивлённо глядело в единственное окно станции.
В малюсенькой, холостяцкой квартирке сегодня было непривычно тихо. Но вот, что-то хлопнуло, лопнуло. Сверкнули косы света. Из этих кос возникла Лу. Взволнованно огляделась вокруг. Но милого друга нигде не было видно.
Она очень удивилась и бросилась искать его. Везде было темно и тихо. Лу обошла всю станцию. Дмитрия нигде не было. В воздухе стоял запах затхлости.
Смятение погнало Лу обратно в кабинет Дмитрия. Компьютер был выключен. На столе валялись какие-то расчёты. Она включила компьютер и принялась рассматривать расчёты.
- Что вы здесь делаете? – вдруг раздался голос с экрана.
- Я, как вам объяснить… жду Дмитрия… Мы хотели пожениться…
- Да знаю я о вас всё! – отмахнулся майор. – Я спрашиваю, что вы делаете здесь, ведь он отправился в ваше время. Не хотел, чтобы вы из-за него потеряли любимое дело.
-  Я решила, что любовь все-таки важнее работы, – пробормотала она. И только тогда до неё дошло значение слов майора. – Как это отправился ко мне?! Когда?
- Да уж где-то с месяц. Сейчас, посмотрю в расчёты. Да, так и есть, - и глаза майора налились кровью. - Нечто потерялся в пространстве? Но ведь рассчитывали, вроде бы правильно... Вот кривая времени. Вот точка отсчета. Перепутали-таки, идиоты!
- Это, что ли ваши расчеты? – спросила Лу и схватила со стола бумажки.
Он кивнул.
- Ничего. Разберусь, - решительно заявила она. - Найду. Никто еще не уходил от любви!

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.