Ограбление однорукого бандита

Юрий Полисский

 

                    Ограбление однорукого бандита

 

Уютно устроившись за миниатюрным столиком, мы с физиком Петей медленно цедим кизиловый ликер, наслаждаясь этим божественным напитком. И имеем на то полное право, так как заслужили его… хотелось завершить стандартной фразой «честным трудом», но …

Итак, мы сидим за столиком одного из баров круизного теплохода «Советская Абхазия».  Мы богаты: в карманах модных джинсов позванивают монетки-жетончики, а за палубой проплывают семидесятые годы двадцатого века.

С Петей мы сдружились быстро. Он оканчивает аспирантуру МИФИ, где каждый второй выпускник становится кандидатом, а каждый третий -  доктором наук. Я несколько лет назад защитил в МИРЭА диссертацию и при этом был еще молод, так что общих интересов у нас с Петей достаточно. А главное: мы оба обожаем кизиловый ликер. Это выяснилось сразу же после того, как я задал ему вопрос в виде переделанной фразы В.Г.Белинского «Любите ли вы театр так, как я люблю его», где слово «театр»  заменил на «кизиловый ликер».

Вообще, отдых на круизном лайнере по маршруту «Одесса – Батуми – Одесса»  - это двадцать один день жизни в раю.  И этот рай мы с Петей дополняем еще одним раем – кизиловым. Но, если первый рай уже оплачен, то за второй надо платить сразу же по мере потребления. И очень скоро мы замечаем, что звук жетончиков в карманах наших джинсов становится все слабее.

- Петя, - престиж МИФИ и МИРЭА под угрозой, - пора нам включать мозги.

И мы включили. Краткий анализ «злачных» мест показал, что все они – реципиенты. И, значит, нам не подходят. Остается лишь единственный донор – зал игровых автоматов.  Но обыграть однорукого бандита – просто фантастика. Да и разового выигрыша хватает на один день кизилового рая.

- Петя, как у вас – теоретиков называется первый этап исследовательской работы?

- Обследование объекта.

- У нас – технарей так же. Поэтому -  вперед!

Зал игровых автоматов почти пуст, и только два или три безнадежных оптимиста раз за разом дергают единственную руку официального грабителя. 

После почти часового наблюдения мы выходим на верхнюю палубу и под звуки накатывающихся на борт теплохода черноморских волн приступаем к разбору первого исследовательского дня.

- Вроде и зацепиться не за что, - подводит итог своему мысленному анализу погрустневший Петя.

- Подожди, Петя. Эта штуковина электромеханическая, есть вращающиеся массы – барабаны. Значит, обязательно должны быть люфты и инерционность. Давай завтра внимательно понаблюдаем за этим. 

И снова на верхней палубе идет анализ наших наблюдений. Но уже появляются кое-какие зацепки. Мы обнаружили, что после выдергивания «на себя» руки механического бандита барабаны с некоторым, но очень маленьким запаздыванием, медленно в силу инерционности начинают свое вращение. Если тут же отключается источник вращения, то, едва провернувшись на очень малый угол, барабаны возвращаются в исходное состояние. То есть, поворот как бы есть, но по сути барабаны остаются на месте. 

Итак, делаем выводы. Во-первых, операцию ограбления разделяем на два этапа. Итогом первого этапа должно стать появление на одной линии всех трех барабанов одинаковых рисунков. Здесь мы ни на что не можем повлиять, остается надежда на благосклонность к нам высших сил. А, вот, исход второго этапа полностью зависит от нас: надо дернуть «на себя» руку бандита, и тут же резко установить ее в исходное состояние.  

Утро нового дня выдалось на редкость малооблачным, так что при желании даже совсем не наблюдательный пассажир лайнера мог бы заметить как торжественно странно идут два двуруких бандита грабить одного однорукого.

Я усаживаюсь за дальний автомат, Петя занимает позицию, закрывающую от посторонних взглядов наши манипуляции с рукой бандита. И хотя в те годы мы оба были убежденными атеистами, каждый попросил своего бога об удаче. По-видимому, в списках грешников нас не обнаружили. Поэтому после десятой или одиннадцатой попытки выпадает выигрыш: три вишенки оказываются на одной линии барабанов,  а из выходного лотка высыпается горсточка жетончиков.

И все идет, как по маслу. Мы по очереди резко дергаем руку автомата в крайние положения и подгребаем очередную порцию жетончиков. Через час автомат иссякает, и два двуруких научных бандита без малейшего угрызения совести направляются к своему кизиловому раю. А утром следующего дня вход в зал игровых автоматов украшает табличка «Ремонт».

Уютно устроившись за миниатюрным столиком, мы с Петей медленно цедим кизиловый ликер, наслаждаясь этим божественным напитком.

- Петя, у тебя скоро защита?

И слышу в ответ от будущего ученого-физика:

- Может, есть смысл поменять профессию?

С той поры промелькнула бездна лет. Но каждый раз, когда я  расписываюсь в ведомости о получении пенсии, у меня возникает одна и та же мысль: может, надо было своевременно поменять профессию?

 

 

2016 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.