ПОД СЕНЬЮ ЮЖНОГО КРЕСТА (продолжение)

Анна Солодкая                                        

   Глава 3       

                                                     БЕНДИГО

     Древнему племени Джа-джа-урунг, населявшему холмистую равнину юго-востока Австралии, в страшных снах не снилось, что   из-за океана придут вооруженные люди и оттеснят их далеко в глубь материка. Но беда случилась. Вскоре белые чужеземцы нарушили первозданный быт, разбив повсюду свои лагеря. Это были первые старатели грянувшей в середине Х1Х века «золотой лихорадки». Кто только не мечтал обогатиться в этих, далеких от цивилизации, краях! Сюда плыли англичане, шотландцы, валлийцы, ирландцы, китайцы, американцы, немцы – представители всех уголков мира. Землю быстро поделили на участки и начали рыть... Старый вождь, не понимая что происходит, долго терпел беспокойных соседей, но осознав, что прежней жизни уже не будет, собрал своё племя, пригрозил копачам грядущими бедами и увел народ в пустыню, там до сих пор живут племена аборигенов, уступив своё золото и лучшие территории чужеземцам. А на пологих холмах земель Джа-джа-урунг, в 1851г, возник город Сендхёст, вскоре переименованный в Бендиго. В то время жил один очень популярный боксер – Уильям Бендиго Томпсон. За бойцовскую удаль эту кличку носил и здешний богатый фермер. Так, незаметно, полюбившееся имя перекочевало и к Сендхёсту.

     Разнообразие культур не могло не сказаться на облике города. В уважительном отношении к множеству конфессий, на сравнительно небольшой территории, действует 53 культовых объекта: всевозможные церквушки, ашрамы, молитвенные дома... Почти в каждом квартале есть храм. Бывает, на одной стороне улицы – католический костел, а напротив – протестантская кирха. В Бендиго работают четыре кафедральных собора. Прихожане ведут себя мирно и почтительно. Воистину хороший пример человечеству, как благоразумно сосуществовать в многонациональном, мультикультурном обществе.

     На одном из высоких холмов, возведённый в стиле неоготики, красотой и величием поражает Собор Святейшего Сердца Иисуса – второе по высоте храмовое здание Австралии. В темное время суток, подсвеченный снизу прожекторами, костел многогранным алмазом глядит в небо – «чтобы чаще Господь замечал».  И Господь, видимо, замечает, одаривая эту землю миром и благодатью.

     В одно из воскресений так призывно звучал его колокол, что я решилась пойти на литургию. Опустив голову, не оглядываясь по сторонам, стояла, как вкопаная, от волнения забыв, что у католиков во время службы принято сидеть. Так и торчала свечкой около скульптуры Девы Марии, слушая  молитвы на чужом языке. Лучи солнца, пробиваясь сквозь старинные витражи, разноцветными бликами покоились на молящихся. Звуки органа переполняли душу – торжественная впечатляющая месса!

     Не менее сильное впечатление производит и Коптская ортодоксальная православная церковь. Копты – потомки фараонов и коренного, неарабского населения древнего Египта. Их крест совмещен с анхом. Как и когда появились они в Австралии?! Это самая древняя христианская ветвь, мало распространенная по миру. В середине I века ее основал сам Святой Апостол Марк – автор одной из четырех канонических Евангелий. Из первых уст христианство стало проникать в сердца людей. Этому способствовало и четырехлетнее обитание на берегах Нила Девы Марии с маленьким Иисусом (во времена бегства от Ирода) и соседство со Святой Землей. Новая религия органично вписалась в быт, была понятна народу, поскольку тысячелетия он верил в воскресающего бога Осириса.

     От коптской церквушки, хранительницы истории и культуры, веет глубокой стариной. Сооруженная из красного кирпича, с продолговатыми арочными окнами, будто крохотный осколок забытых времен, притаилась она в маленькой живописной долинке. Внутри убранство очень скромное, нет никакой роскоши и излишеств: строгий алтарь, ориентированный на восток, зажженные лампады да оплывающие свечи. Несколько необычно выглядят изображения святых. Из-за несоблюдения пропорций, кажется, что фрески сделаны ребенком. Служба ведется на давно исчезнувшем коптском языке. Именно этот язык является сегодня единственным ключом к расшифрованию древних египетских папирусов.

     Церковь до сих пор имеет своих прихожан. На утренней зорьке мелодично звучит колокол, и народ все так же спешит на молебен. Вечером, проходя мимо, замечаешь, как оконца проливают на поляны теплый свет лампад.

     У меня в Австралии появилась верная подруга Шанель, грейхаунд, снятый с бегов из-за травмы ноги. Результат этой бегуньи впечатлял – 65км/час! Перспективная была собака, как молния рассекала воздух! И окрас удивительный. Словом, красавица! Как знать, может она и превзошла бы рекорд знаменитого пса Стар Тайтла – 67, 32 км/час, установленный в 1994 году?

     Много дорог мы прошли с ней по здешним местам. Иногда я доверялась ей полностью, полагаясь на собачье чутьё. Правда, не всегда наши желания совпадали. Бывало, остановимся на каком-нибудь перекрестке и я говорю: «Хватит гулять, милая, пойдем домой!» Но она не согласна. Ей бы ещё похромать по городу, порычать на встречных болонок, борясь с искушением какую-нибудь из них  цапнуть за зад. (Они сами виноваты – на муляж зайца похожи.) А тут – на тебе! Домой! Стоит, обиженная, прижав уши, артачится, поводок натягивает... И я стою. Сцена длится несколько минут. Надо видеть ее глаза, когда, уступая мне, она, все же, поворачивает в нужном направлении!

     Так однажды мы с ней и набрели на греческую православную церковь. Поскольку на следующий день была Троица, я подумала: не пойти ли мне туда на литургию? Хоть и служба – на английском, и испытываю трудности в общении, всё равно – праздник есть праздник. Наутро собралась и пошла. В этой церкви, к счастью, всё было привычно и знакомо, будто в нашем храме. Те же иконостас и алтарь, такая же церковная утварь, обычаи, да и с виду очень похожа. Вот если бы ещё и служба была на понятном мне  языке! Тоска по Родине гложет. Лишь баритонистая проповедь батюшки да стройные голоса певчих несколько успокаивали душу. Мелодично позванивая кадилом, молящихся трижды обошел диакон, наполняя церковь приятным запахом ладана. К аналою на исповедь медленно стекался покаянный ручеёк верующих. Каплей в нём была и я. Зная общность человеческих проступков, теплилась надежда, что священник поймет и иностранку. «Грешна», – тихо, с некой опаской, произнесла я, подойдя... («Монастырь»-то чужой!) Но батюшка, накрыв мне голову краем епитрахили, спокойно и доверительно, вдруг говорит по-русски: «Се, чадо. Христос невидимо стоит между нами, приемля исповедание твоё». Это прозвучало как гром средь ясного неба! За тысячи верст от дома, на краю земли, услышать родную речь! Да еще в церкви! Слезы сами покатились из глаз. После службы он подошел и спросил, не нуждаюсь ли я в чем-нибудь, не помочь ли мне?

     Так жизнь свела меня с протоиереем, настоятелем Свято-Троицкого прихода Московского Патриархата Мельбурна, отцом Игорем. Мне объяснили, что эту церковь он арендует для своих прихожан. Их, оказывается, немало среди англосаксов. Раз в месяц, по святой обязанности, он правит службу в одном из православных храмов других городов, вверенного ему, штата Виктория. На Троицу выпал Бендиго. Домой я шла в потрясении. Истинно не знает человек, куда приведут его стопы.

     Но вернемся к делам мирским. Не сбылось злое пророчество вождя племени Джа-джа-урунг. Бендиго развивался стремительно. Через три года число старателей перевалило за 30 тысяч, город имел уже свою типографию, газету и небольшой журнал. Помимо разработки золотых месторождений, набирала темп промышленность. Красный цвет глины приятно радовал глаз и предприимчивые бизнесмены стали возводить здесь гончарную фабрику, уникальные изделия которой раскупались мгновенно. В настоящее время это древнее предприятие превратилось в большой керамический завод, известный далеко за пределами Австралии. Успешное скотоводство само по себе диктовало заняться кожевенным ремеслом. Стали возникать артели по изготовлению одежды, обуви, сёдел, поясов и прочей сопутствующей амуниции. Изобилие шерсти привело к строительству ряда текстильных и трикотажных фабрик, переродившихся впоследствии в крупные комбинаты. В Бендиго есть и завод по изготовлению военной продукции, но основным и главным достоинством являются всё же золотоносные шахты, приносящие львиную долю дохода. Более ста лет этот город держал первенство по золотодобыче и только недавно уступил его Баларату. Мне довелось побывать на экскурсии в герцогском дворце первого управляющего здешним промыслом. Замок под охраной мерии. Все там дышит стариной: замысловатые витражи, настенная роспись, хрустальные люстры в золотой оправе, канделябры, резная мебель, винтовые лестницы... Но самое удивительное и неожиданное – это подвальная часть помещения с кладовыми для хранения золота и длинным подземным ходом, служившим для тайного его вывоза. Скажу вам, жутковато находиться в этой душной норе: незримо чувствуется присутствие давно ушедших старателей.

     Есть в Бендиго и картинная галерея-музей, где представленно много уникальных экспонатов. Не Третьяковка, конечно, но надо отдать ей должное. Описывать всё увиденное, наверное, не стоит. Известные полотна художников запада, так или иначе, когда-то попадались вам на глаза. Поведаю лучше о более удивительных вещах.

     В одном из отсеков, на мраморной подставке стоит большая изысканная ваза из саксонского фарфора, ручной работы, настолько изящная и красивая, что глаз не оторвать! Украшенная нежнейшими розами, позолотой, она, я бы сказала, является самым интересным объектом зала. Каким долгим и опасным был путь этой многострадальной «путешественницы»! Сколько народа пыталось завладеть ею! Но самое удивительное – кому принадлежало это редчайшее произведение искусства! Невозможно представить – российскому императору Александру II, который получил ее в дар от государственных сановников Пруссии. Дружественный военно-политический союз России, Германии и Австро-Венгрии в то время обеспечивал Восточной Европе длительный спокойный период на добрых полвека! Русского царя уважали, пытаясь сделатьприятное. Государь радел о мире. Но какова была дальнейшая судьба драгоценного презента и как он оказался в Австралии? Остается предполагать, что за несметные деньжищи ваза была приобретена на одном из богатых аукционов Содби или Крисби.

     Грустно думать о «доблестных» послереволюционных вождях, разбазаривших бесценные раритеты и художественные перлы по всему свету... безнаказанно. Теперь достоянием России восхищаются чужеземцы.

     Еще в этом зале привлекает внимание страшный для психики экспонат: скульптурное изваяние женщины-свиньи или свиньи-женщины с такими же свинодетёнышами, сосущими грудь. Находится этот кошмар посреди зала на небольшом ложе, которое можно обойти со всех сторон. Автор – Patricia Piccinini.

     В этой ее работе – крик души и напоминание человечеству о безумии противоестественных совокуплений, однополых браков и других подобных язв. И, как следствие, – деградация личности.

 

                                   ***

     Следующий зал посвящен творчеству аборигенов. Культура этого народа считается самой древней в мире. Наскальные рисунки, распространенные по всему континенту, говорят сами о себе: им более 40 тысяч лет!

     Многие панно, вышивки, скульптурки и амулеты, выставленные здесь, довольно простые на вид, однако являются большим соблазном для ценителей искусства и стоят очень дорого.

     Иные богатые туристы настолько одержимы, что едут к мастерам в селения, чтобы купить ту или иную вещь. Ходят слухи, будто бы приобретенный у аборигенов оберег действительно спасает от бед.

     В этом зале-музее своя таинственная атмосфера: даже не знаешь, в каком веке находишься. По суждениям несведущего человека, взгляду предстаёт нечто нереалистичное: бесформенные предметы; полотна, с нанесёнными на них разноцветными черточками, точками, бороздками, перьями... Фигуры людей – весьма схематичны! Глядишь в полном недоумении. Но главное в таком необычном творчестве – скрытое символическое значение. Гид-абориген знает смысл каждого изображаемого объекта, в том числе и религиозно-магическую его цель. «Вот это, – скажет он вам, – священный обряд, ритуальный танец корробори; то – стычка с белыми европейцами, ну, а на этом полотне – изображения ящерицы и кенгуру...» А сам лукаво улыбается: «Неужели не понятно?» В культуре аборигенов существует универсальный символизм, присущий всем племенам, язык общения, обмен информацией и мыслями. Уникальная живопись, резьба по дереву и камню, пение, рассказы, сказки и, особенно, церемониальные представления, неразрывно связаны с тотемизмом и ясны только этому народу. Рисунки на лице и теле – своеобразная защита от злых сил, а также статус в обществе. Пантомима свидетельствует о тесном общении с духами. Связь с невидимым миром очень сильна и никогда не утрачивала своего значения. Во времена «нашествия белых», массовое вымирание племён, не имеющих иммунитета к завезенным из Европы болезням, только углубило ее. Духи – спасители народа. Общаясь с ними с помощью ритуальных танцев, криков, барабанных звуков, аборигены как бы сливаются воедино, доверяя высшим силам сокровенные мечты, прося о здоровье, урожае и благосклонности.

          В этом необычном зале веет едким дымком забытых времен... Не покидает мысль, что рядом с нами, с такими ультрасовременными и продвинутыми, живут абсолютно непритязательные к комфорту люди, довольствующиеся малым, занятые собственным бытом, никого не копирующие и никому не подражающие, сознательно игнорирующие стремление государства приобщить их к благам цивилизации. А государство, надо сказать, прилагает для этого много сил. Как бы извиняясь за вторжение на их континент, правительство Австралии предусматривает ряд серьёзных льгот для аборигенов, предоставляя бесплатное жилье, автомобиль, обучение в престижных университетах и прочие привилегии. Но они плохо приживаются в городах, бросают дарёные дома и возвращаются в свои прерии. О других городах не скажу, но на улицах Бендиго можно встретить кого угодно: негров, китайцев, индусов... А вот аборигены очень редки.

              Чего не бывает на белом свете! На одной из центральных площадей города, рядом с картинной галереей, стоит огромная скульптура Мерилин Монро. Помните известный видеорепортаж, где ей ветром подняло юбку? Так вот, этот момент как раз и запечатлен!

Вдалеке памятник королеве Виктории

Мужчины, будто бы невзначай, мимоходом, пытаются заглянуть: а какие у неё трусики? А то и сфотографироваться между стройных ног прелестницы. Куда там памятнику королеве Виктории, к которому голливудская звезда расположилась задом! В самой же галерее полным ходом идет выставка ее личных вещей. Наряды, в которых она снималась в кино, шляпки, пальто, украшения... Не знаю, из каких соображений был выбран именно Бендиго, но выставку проводили только в этом городе. И повалил народ со всех штатов Австралии посмотреть на одёжки знаменитой красавицы. Каждый стремился запечатлеться рядом со своим кумиром. Известное фото с воздушным поцелуйчиком расклеяно по всему городу! На бикбордах, в кафе, в супермаркетах, на автостоянках и на дверцах автомобилей... Словом, бум восторга! Признаюсь честно, я весьма сдержанно отношусь к этой актрисе и не пошла бы на выставку. Но, надо же поведать вам и об этом.

     В залах, отведенных любимому секссимволу Америки, демонстрировались фильмы с ее участием, были представленны документы, биография, сценарии с личными пометками, детские фото... А в конце просмотра для посетителей был организован небольшой ланч. Скромненько, но со вкусом.

Да, друзья, чуть не забыла! Надо было ещё видеть, как эту скульптурную девушку работники музея мыли со шланга! Смех и грех. Статуя беленькая, но попугаям (как и нашим голубям) всё равно!

Неделю назад, сколотив на безумных фанатах приличные деньги, учредители выставки размонтировали «сооружение» и укатили к себе в Штаты.  

     А теперь, под занавес, еще об одном веселом заведении – совсем кратенько. В городе абсолютно легально (с зарплатой и пенсионом для «служащих») работает публичный дом. Как ни странно, но и сюда есть экскурсии. (Не мастер-класс, конечно...) Это, может, и не плохо: нет денег на сам процесс, ну, хоть на апартаменты посмотришь... 

Продолжение следует.

 

 

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.