Луната

 

Ника Черкашина. Луната

by Ирина Анастасиади 


Гай Джонсон. Офис

Престарелая дама с крашеной  модной ракушкой категорически отказалась регистрировать такое «несусветное» имя.

- Его нет ни в одном «Справочнике имен»! – мотивировала она свой отказ. – Без разрешения заведующей я  такое, хоть убейте меня, записывать не буду.

Роман Грищук потребовал заведующую ЗАГСом, но той на месте не оказалось.

- Подумайте еще и завтра приходите, - посоветовала «ракушка».

У Романа на завтра были другие планы, и он набрал номер телефона общественной приемной райкома партии.

Было в советское время такое  вспомогательное звено при любом райкоме, горкоме и даже обкоме. Там днем и ночью дежурили на телефоне  ответственные чиновники в отставке или бывшие  полковники, оказавшиеся  в родной Армии не у дел. Любой гражданин с любым вопросом мог обратиться за помощью. Реакция на такие звонки была мгновенной.  У вас не работает в многоэтажном доме  лифт или прорвало ночью трубу? Один звонок в райком – и лифтер или сантехник через полчаса будет у вас, чтобы устранить поломку или аварию. Хорошая была система, но, что касалось идеологии, бюрократические сбои  там работали по полной программе.

Романа выслушал бывший офицер, ныне общественник и попросил передать трубку регистраторше.

Та попыталась и ему доказать, что такого имени нет нигде на свете, но тот велел  во избежание неприятностей заведующей ЗАГСом  хоть из-под земли ее разыскать и подать к телефону.

Заведующая тут же нашлась, она дорожила своей работой и поспешно явилась на место конфликта, но поддержала правоту своей подчиненной, муж которой был не последним человеком в городе.  И мог при необходимости защитить правоту и честь их ЗАГСа.

- Знаете, гражданин Грищук, - сказала после некоторой перепалки заведующая,  голова которой была увенчана  не менее затейливой ракушкой, - чтобы у меня не было неприятностей, напишите на имя  заведующего отделом агитации и пропаганды райкома партии заявление с просьбой разрешить вам именно так назвать свою дочь. Если там утвердят, ради бога, мы с дорогой душой зарегистрируем  ее хоть горшком…

Грищук опять набрал номер телефона дежурного общественной приемной.  Тот дал номер телефона  заведующего отделом агитации и пропаганды. Но тот отказался дать указание ЗАГСУ без согласования с третьим секретарем райкома и дал телефон секретаря по идеологии.

Секретарь выслушал  возмущение Романа, не перебивая, и, дождавшись паузы, спросил, как бы между прочим:

- Скажите, товарищ Грищук, а вы – член партии или беспартийный?

- Я, как боевой офицер в отставке, конечно же – член КПСС, - недоуменно ответил Роман. – Иначе как бы мне доверили оружие и  воспитание молодежи?

- В какой партийной организации вы состоите на учете сейчас? – опять задал секретарь вопрос, не имеющий прямого отношения к делу.

- В городском совете ветеранов.

- Ясно. Вы можете  в течение часа подъехать ко мне для разговора?

- Нет, извините, не могу. Мы с женой тут уже третий час,  нам вымотали все нервы, ребенку пора менять пеленки и давно кормить  пора... Вы же, я надеюсь, образованный человек и Вам-то хоть не надо объяснять право каждого гражданина называть собственного ребенка по своему желанию. Вы можете объяснить мне как коммунист коммунисту, почему здесь развели такой бюрократизм? И можете ли Вы своей властью прекратить это безобразие? В Конституции…

- Конституция, извините, и нам известна не хуже, чем Вам, но есть еще партийная дисциплина и партийная этика, и вы, как  член партии, должны это понимать.

- Так что же я нарушил, что мне не  разрешают назвать своего ребенка тем именем, которым я хочу?

- Через час я жду Вас в своем кабинете как раз по этому поводу.

Отправив жену с ребенком домой, Грищук явился в кабинет секретаря по идеологии. Там уже сидел председатель совета ветеранов генерал-лейтенант в отставке Шляпник.

- Ты что ж это, сукин сын, - набросился на него сходу генерал, - идешь полным ходом на поводу у запада и обрекаешь собственного ребенка с первого дня жизни становиться антисоветским элементом?!

- Простите, товарищ, генерал-лейтенант, не понял, при чем тут  новорожденный ребенок к западу и антисоветским элементам? Народная республика Болгария – социалистическая страна, и там это имя встречается сплошь и рядом.

- Где Болгария эта, а где ты – советский коммунист? Зачет тебе сдалась эта Болгария?

- Так моя жена - болгарка, товарищ генерал-лейтенант!

- И где ты ее на свою голову откопал? Ты, что, служил в Болгарии?

- Нет, товарищ, генерал-лейтенант, жена родом из Бердянска, там много болгар живет.

Все помолчали. Неловкую паузу прервал секретарь по идеологии:

- Да вы садитесь, товарищ Ящук, в ногах правды нет.

- Грищук, с вашего позволения, - поправил Роман.

- Да, садись, - разрешил и генерал. – Что с тобой делать, ума не приложу. В связи с открывшимися обстоятельствами, придется, товарищ секретарь, разрешить ему.

- Да, видно, придется разрешить, - согласился  секретарь. – Но заявление на мое имя на всякий случай, товарищ Грицюк, все-таки оставьте.

- Грищук, с вашего позволения, - опять поправил секретаря Роман.

- Прошу прощения, товарищ…

- Грищук! – подсказал тот.

- Товарищ Грищук… извините. Целый день, как белка в колесе, заработался…  Не помню уже, как и меня зовут.

…Да,  бывали такие казусы в нашей идеологии. Не всегда они заканчивались благополучно, иногда  пустячный конфликт разрастался до того, что человека, доказывавшего свою правоту, определяли на постоянное место жительства в «психушку» или лишали советского гражданства, брали за счет государства билет в один конец, садили в самолет и отправляли «искать правду» за рубеж. Но в данном  случае все окончилось благополучно.

На следующий день новорожденная Луната Романовна Грищук наконец-то  стала полноправной гражданкой советской Украины.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.