Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Мы - не пыль на ветру... Проза |


АЛЕКСАНДР ШТЫКА. Мы – не пыль на ветру …Историческое повествование о Великой войне 1914 - 1918 г.г
"Нет выше той любви, ежели кто душу
Положит за други своя…


ГЛАВА 4.
Наступил день Покрова Пресвятой Богородицы. Все казаки станицы собрались на майдане перед станичной церковью Николая Чудотвоца. В которой с утра началась торжественная литургия. Проводил её станичный священник иерей отец Порфирий. Под мерное пение певчих и монотонный голос священника молились казаки за здравие монарха и его семейства, за здоровье и благополучие родных и близких. Помянули в молитве тех, кто пал смертью храбрых в боях с лютым врагом. Просили Господа даровать победу воюющим с супостатом за Веру, Царя и Отечество!
С высокой торжественностью благословил станичников на добрые дела и осенил
Святым крестом Порфирий.
После литургии на середину майдана вышел казак – сиделец Митрофан Калина и кружа над головой атаманским бунчуком, зазывал всех казаков, всю чесную станицу на раду
Чинно стали рядом с Митрофаном товарищи атамана и полковой трубач, а вокруг стали остальные казаки. В середину круга зашел атаман со священником,. который прочитал молитву во славу Божию и благословил круг.
Перво-наперво, по старой традиции, выбирали атамана. Все казаки единодушно просили урядника Никифора Петровича Лута ещё раз верой и правдой послужить Отечеству и престолу и кубанскому казачеству. Казаки выхватив из ножен шашки дружно закричали - Любо. атаману! Любо! Лю-ю-бо! И вот наступил самый волнующий для Алёшки момент, когда в центр круга под обе руки вывели его старые казаки и атаман зачитал кругу его прошение о приёме в общину и в казачество. Алёшка стоял впереди всех рядом с атаманом в новенькой казачьей форме. Атаман поднял над головой насеку, спросил, что думает славное казачество про прошение Сердюка Алексия Васильева, 1878 года 6 января 8-го дня рождения казака. Станичники знали уже о Алёшке почти всё и поэтому, предвкушая грандиозную выпивку, заорали во все горло, подняв вверх шашки –Любо!
Атаман подошёл к Алексею обнял его по отечески и сказал: «Теперь ты настоящий казак!». Все поочередно жали молодому казаку руку, поздравляли. А подбежавшая к нему Соломийка ткнула ему в руку букет цветов, чмокнула в щеку и убежала в толпу подружек. Так стал крепостной крестьянин Алексей Васильев Сердюк, потомок древнего
рода казаков Запорожской Сечи Батуринского куреня казаком Кубанского казачьего войска. И зачислен казаком 12 отдельного Кубанского казачьего кавалерийского дивизиона, дислоцируемого в Русской Польше в Варшаве.

Полюбился Алёшка старому рыбаку деду Максиму Козырю. Который тянул службу ещё в прошлую Русско-Турецкую войну и за храбрость и мужество в боях с турками на Шипке лично генералом Скобелевым был награждён шашкой, которая висела у него в курене у Божницы и напоминала о его бурной и лихой молодости. Детей у него не было, так как жена померла ещё молодой, а когда он вернулся с войны, то так и не женился. Всё время проводил на кавказской линии, пока и не вышел на полный пенсион. Свобода и безделие приучили его к чарке и к рыбалке. Так что он все время безвылазно торчал с удочками. Вот и приглашал с собою молодого Сердюка.
Когда пришло время и он почувствовал дыхание косой, то призвал к себе в курень Алексея и сказал ему: «Тебе как внуку дарю эту шашку. Не посрами этот боевой клинок, ибо он прошел со мною всю мою удалую жизнь. Береги его и никому не отдавай, только внуку своему, а коль грянет беда - лучше сломай. И помни! – Без нужды не вынай – без славы - не вкладывай! – Он протянул шашку Алексею, тот принял её и вынув из ножен наполовину, поцеловал холодный, отливающий голубизной клинок .- Не посрамлю никогда! Клянусь .деда! И перекинул через плечо портупею.
К концу 1909 года казак Алексей Сердюк, уже вполне подготовленный, мог идти на службу. Так что недолго пришлось писаревать Алексею в атаманском правлении. На Второй день Рождества Христова он и ещё несколько молодых станичников его призыва
уходили из родной станицы на действительную военную службу Царю батюшке и Отечеству.
Легко прощался казак со своими родными, любимой невестой и новыми друзьями. В морозном воздухе над майданом, где с раннего утра собрались станичники проводить на службу своих односельчан, звенела песня.
Над лесом солнце воссияло
Та- й черный ворон прокричал
Прошли часы мои .минуты
Когда с девчонкой я гулял.

Подайте мне коня гнедого
С черкесским вышитым седлом
В него я сяду и поеду
В чужие дальние края.

Последний нонешний денёчек
Гуляю с вами я друзья
Мне царска служба предстояла
В далекий край уеду я…
Грустно и заунывно выводил мелодию гармонист, весело и пьяно подхватывали её казаки. На проводы племянника приехали из Армавира дядя Макар и тетя Мария с сестрой Дуней. Накануне весь вечер просидели дома, а утром 26 декабря 1909 года вышли на майдан. На станичном майдане перед храмом Николая Чудотворца собрались станичники. Станичный священник о.Порфирий вышел на паперть воздев к небу руку с крестом зычным голосом провозгласил: ‘’На молитву!’’ Казаки поснимали папахи, стали креститься, а о.Порфирий продолжал читать молитву во славу русского оружия и за Отечество: ‘’Спаси Господи люди Твоя и благослови достояние Твое победы славным христианам на супротивные, даруя и Твое сохраняя крестом Твоим жительство.’’
Завершив молебен, он поздравил казаков и привёл их к присяге на верность Престолу и Отечеству. Одноголосно повторяли казаки за священником слова Священной Присяги. ‘’Перед всемогущим Богом и перед святым Его евангелием и честным Крестом, чтобы помнить престол Иоанна Предтечи и христианскую православную веру, обещаюсь верой и правдой служить Государю Императору и Российскому престолу, не щадя крови и самой жизни. Быть верным и неизменно преданным Государю и его семье. Всеми силами способствовать Славе и процветанию Государства Российского…’’
Закончив слова присяги, казаки целовали крест и Евангелие и становились в строй, где старики вручали им погоны, кокарды и темляки на шашки. После размещения на форме этих знаков различия, казаки-новобранцы поконно прошли церемониальным маршем мимо атамана и правления и направились в Усть-Лабинскую. Казачья колонна двигалась медленно, намеренно давая возможность родным и близким попрощаться с убывающими на службу. Алёшку Соломийка догнала за поворотом .Он приостановил своего коня, нагнулся в седле и нежно поцеловал в губы, потом выпрямился в седле и весело сказал: «Жди меня Соломие тай на другу весну! – Буду, буду ждать тебя, соколик мой ясный». А по щекам девушки ручьем текли слезы разлуки.
Казаки уже вышли за околицу станицы, провожающие вертались домой допивать остатки. А впереди колонны казак с хутора Скороходова Митька Кочубей заиграл песню.
Не для меня придёт весна
Не для меня Дон разольётся
И сердце радостно забьётся
С восторгом чувств не для меня….
Казаки дружно подхватили мелодию песни и полилась она по бескрайней кубанской степи в рождественской морозной дымке склонившегося к закату солнца…
Служить начинали казаки в то время с 21- годичного возраста в первом разряде четвёртого года. Как правило, части первой очереди дислоцировались в постоянных местах и пополнялись казаками формируемых эти части станиц. Войско Кубанское было также построено как и войско Донское. Поэтому каждый казак первого разряда знал куда он едет служить. Части же и батареи второй очереди таких мест дислокации не имели и могли быть размещены по решению командования куда выделяются эти части. Такими были и части третьей очереди .
По прибытии в станицу Усть –Лабинскую уже почти стемнело. На привокзальной площади уже стояли в строю казаки из других станиц. Подесаул Крамченко, прибывший из Русской Польши за пополнением построил казаков в один ряд и приказал спешиться. Через некоторое время на площади появился окружной атаман и начал обходить строй новобранцев. Группа офицеров по его приказу проверяла людей и конский состав. Вместе с полковником Карпушенко – атаманом Усть –Лабинского отдела прибыл и священник отец Африкан. Полковой оркестр заиграл встречный марш и Карпушенко стал обходить строй за строем. Он здоровался с казаками и поздравлял с началом службы Государю императору и Отечеству. После торжественной церемонии проводов на службу и прохождения церемониальным маршем, всех новобранцев разместили в вагонах –теплушках. Для лошадей были выделены отдельные вагоны. Через несколько минут военный эшелон покатил казаков в неведомую страну Польшу. Весело ехали казаки на службу. До глубокой ночи в теплушке играла гармонь и звучали старинные казачьи песни.

ГЛАВА 5

Все новобранцы, прибывшие в казачьи части дислоцируемые в Русской Польше
были направлены в учебную команду. Учебная команда Кубанского кавалерийского Дивизиона, куда прибыл наш герой, находилась неподалеку от железнодорожной станции.
Командовал ею генерального штаба полковник Кузнецов Александр Михайлович. В команде обучали новобранцев премудростям охранной службы, так как они в основном составляли персональный конвой наместника Его Императорского Высочества престола в Польше. Ранее таковым был генерал Паскевич –Эриванский, который и учредил это подразделение. Часть казаков назначалась для оказания помощи пограничной страже в охране Российско-Германской границы и выявлении контрабанды таможенной службой. Специфика службы конвоя заключалась в охране и сопровождении наместника при
торжественных дипломатических встречах, выездах.и т.д. Этот отдельный лейб-гвардии
казачий кавалерийский дивизион был сформирован из казачьего полка пограничной стражи наместником императорского престола в Варшаве генералом Паскевичем-Эре-
ванским. После подавления Польского восстания в 1870 году вначале он был в составе
сводно-линейного полка, а позднее получил статус Отдельного. Лейб-гвардии, хотя этот
статус был чисто формальным. После приложения совместных усилий перед государем
Александром III титул этот как ба узаконили. Государь говорил походному атаману казачьих войск в Польше состоящих.генералу Фомину, что казаки дивизиона есть из лучших казачьих подразделений..Размещался он в казармах Высокого Замка и выполнял ещё задачи собственного конвоя Его высокопревосходительства Наместника Российского престола в царстве Польском. Труднее всего для пограничников было вылавливание контрабандистов, дезертиров и скрывающихся от суда преступников разных мастей.
Прибыв в дивизион .казаков разместили в казарме рядом с резиденцией наместника престола. Которая располагалась в Высоком Замке. Командиром дивизиона был войсковой старшина Косинов. Дивизион имел знамя "За отличную храбрость, оказанную в делах с мятежными венграми и за сражение под городом Дебречином в 1849 году.” Командир дивизиона был потомственным казаком Кубанского казачьего войска. По структуре дивизион входил в состав Киевского военного округа. Здесь же в отдельной казарме размещалась и учебная команда..Казарма была просторной и делилась на две половины: спальное помещение и коридор, где проходили построения, утренние осмотры и вечерние поверки. В коридоре размещался учебный класс, пирамида с оружием и боеприпасами, умывальник и каптёрки для хранения личных вещей казаков и их походные сундуки..В помещении каптерки располагалась и бытовая комната. В спальном помещении на торцевой стене красовался ростовой портрет Государя Императора Николая II с Цесаревичем Алексеем - атаманом всех казачьих войск России. Для размещения лошадей была построена конюшня для всего дивизиона -.для команды было выделено место. Там же размещалась сбруя, седла и другая конская аммуниция. За порядком в конюшне следил дневальный, который подчинялся дежурному унтер-офицеру, последний –дежурному офицеру дивизиона.. Напротив казармы находилась небольшая церковь - часовня Пресвятой Богородицы Казанской. В которой служил все службы требы и молебны. Во славу Божию священник отец Вениамин. В большие праздники, а иногда и по воскресным дням в город в огромный и красивый православный храм Преображения Господня.
На обучение в команде отводилось три месяца. в течение которых молодые казаки должны были научиться всем необходимым для военного дела наукам и.специфике службы. Быть способным в совершенстве выполнить любую поставленную ему командованием задачу. Обучались теории и практике по топографии, тактике, стрельбе фехтованию медицине, разведке и в отдельных случаях контрразведке изучали уставы. Практически отрабатывали все шермиции, строевые приёмы как в конном так и в пешем строю. Кроме того для конвойцев вменялось обучение этике,.эстетике, танцам. Все дисциплины преподавали офицеры команды и учителя приглашенные для этого из гимназии.
Учёба началась на третий день после прибытия .как обычно со строевого смотра. который проходил на плацу. Командиром взвода в котором служил Алексей был назначен подесаул Дмитрий Кершинцев; командирами отделений урядники сверхсрочной службы Лукъян Меженцев и Никита Борщ. Сотенным вахмистром был вахмистр Федченко .уроженец станицы Кореновской.
Строй команды стоял повзводно фронтом к выложенной из дикаря трибуне .для начальства. В талу строя к коновязям были привязаны кони казаков в полной экипировке. Есаул Дорохов помощник начальника команды подал команду становись! Направо слушай! На кара-ул! Под бравурные звуки встречного марша в сопровождении ассистентов и знаменного взвода на плац выплыло знамя дивизиона. Нёс его высоко и торжественно подняв над головой хорунжий Банников. Казаки застыв на месте сопровождали проплывающее вдоль строя белое полотнище с Андреевским крестом красного цвета и ликом Спаса Нерукотворного по центру в лавровом венке обвитом Георгиевской лентой. Все оно своим святым свечением вселяло в молодых людей гордость за принадлежность к славному казачеству. Знамя стало на правом фланге строя. и на плац вышли начальник команды, командир дивизиона, группа офицеров штаба и священник отец Вениамин. После доклада есаула Дорохова он поздоровался с казаками –Здорово, молодцы! На что казаки ответили громогласно: «-Здравия желаем ваше высоко благородие!».
Отец Вениамин прочитал молитву и благословил смотр. После тщательной проверки казаков и конского состава, довольный начальник команды доложил командиру дивизиона о готовности молодого пополнения к занятиям. Войсковой старшина Коси- нов вышел на середину строя и поздравил казаков с началом учебного периода. В славном Его Императорского высочества лейб-гвардии Отдельном казачьем кавале-рийском дивизионе, собственном конвое наместника Российского престола в царстве Польском! Казаки ответили на это приветствие трехкратным «Ура! Ура !Ура!». Гром военного оркестра, зычные возгласы молодых голосов так всколыхнули морозный воздух, что с росших вокруг плаца деревьев осыпался иней и взлетали сидевшие на ветках вороны. После смотра был торжественный обед, на котором присутствовали и офицеры. После обеда всех молодых казаков построили и вахмистр Федченко по приказу начальника команды повёл их в город для ознакомления. Центр города, площадь Трёх Крестов, огромные магазины и памятники архитектуры, театры и кабаки - всё было в этом городе, но казакам там появляться было запрещено ввиду напряжённой обстановки в городе и накалённых взаимоотношений с местным населением. Казаки бывали здесь только по службе и только командой. Бывать в городе могли только почтальон и адъютант командира дивизиона.
Конечно же, после разгрома казаками Польского восстания, хотя и прошло уже много лет, взаимоотношения с русскими солдатами и офицерами были неадекватны. Случались нападения, избиения, ограбления и даже убийства и пропажа солдат без вести. Поэтому и требование было такое – бдительность и ещё раз бдительность.
Утром следующего дня начались занятия, как обычно с Закона Божия. Все разместились в казарме на табуретках и гимнастических скамейках Отец Вениамин прочитал молитву «Во славу Божию» и «Отче наш», начал рассказ о Библии, о Старом и Новом Завете, о праведниках и грешниках. Монотонную речь священника было не под силу одолеть казакам и многие из них засыпали. Но о.Вениамин этого как бы не замечал и продолжал бубнить своё. Сигналист протрубил - конец урока. Следующим предметом обучения был Устав строевой службы казачьих войск. Преподавал его командир сотни подесаул Марченко. Он рассказал казакам о правах и обязанностях в ходе службы, о ответственности за нарушения устава. Он приводил очень много примеров самоотверженности казаков в бою, и многое другое. После обеда занимались вольтажировкой на специальном поле с засеками, рвами, заборами и канавами. Хотя казаки на своих резвых скакунах могли преодолевать препятствия с измальства, всё равно с ними тренировка проводиться должна - дабы навыки свои не потеряли. Так было ежедневно - с утра теория, а после обеда практика. Занятия по стрельбе, рубке лозы и.тактике, проходили на том же тактическом поле .за городком. Там же отрабатывались приёмы рукопашного боя.
Три месяца, отведенные для обучения, пролетели как один миг. Казаки призыва 1910 года военную науку освоили .Теперь дело стало за приобретением опыта, хитрости и смекалки, чтобы ты обманул врага быстрее, научился думать умом противника, а это пойдёт у каждого индивидуально в процессе службы. И так как казаки - люди рождённые для войны, то и учили их выживать на этой войне. На следующий день после окончания последнего занятия командир дивизиона вместе с начальником команды провели тактическое учение с конским пробегом в 12 вёрст, рубкой лозы с седла и стрельбы на скаку. Подвели командиры итоги и был издан приказ повведению молодых казаков в боевую службу. Сотня в которой служил Алексей Сердюк, направлялась в помощь начальнику пограничной стражи Варшавского пограничного округа.

ГЛАВА 6

Граница всегда привлекала людей не только наблюдающих, шпионящих, контрабандой, но и тех которые скрывались от судебного наказания за совершённые преступления.. Такие люди, как правило, селились вблизи границы или у самой границы ради преступной наживы. Случались и кровавые схватки и перестрелки, погони и отлавливание в лесах бродяг, беспаспортных и дезертиров. Преследовать нарушителей границы стражники могли вглубь своей территории только три версты, далее отловом занималась местная полиция. В азарте погони стражники или объездчики вклинивались на несколько верст на территорию сопредельного государства. Со стороны немцев такое тоже случалось, и не единожды. Такие нарушения с обеих сторон вообще не считались нарушениями границы и разрешались обоюдно.
Много хлопот пограничной страже доставляли”фактории”, занимавшиеся торговлей
живым товаром. Через их руки проходили за рубеж женщины лёгкого поведения для домов терпимости. На этот товар был особый спрос и в Европе и в Азии, а эти несчастные Фроськи да Маньки не соображали, куда и зачем их готовят. Нанимаемые "факториями" под видом сезонных работников, якобы, для безобидной работы на поле, фермах пастухами и работниками. по прополке свеклы, турнепса, сбора гороха или яблок.
В отличие от армейских офицеров пограничные офицеры были крезами. Захватив контрабанду весь наряд пограничной стражи получал(все от нижних чинов и выше) 60% от стоимости изьятого товара. В связи с тем, что товары были разные и стоимость контрабанды тоже была разная - это было и женское бельё из Голландии, Бельгийские кружева, табаки из Латинской Америки, чай и кофе из Африканских стран и далёкой Индии и так далее, их стоимость всегда перекрывала месячное жалование пограничного стражника .или смотрителя таможни в 40 рублей. Даже рядовые объездчики, не видавшие у себя дома таких денег и «лаптем щи хлебавшие", в трактирах расплачивались "катеринками», а господа офицеры купались в шампанском. Деньги на Германской границе назывались «пенензы».
Отдельный корпус пограничной стражи имел подчинение министерству финансов и охрану границы производили наёмники и охотные люди. Поэтому сложилась на границе такая обстановка, которая не отвечала требованиям власти Российской империи, потому и прибегнули к помощи войск, в конкретном случае - казаков. Штаб корпуса находился в Граево, частично входивший в гарнизон вместе с казачьим дивизионом и 2 ,4, 6,9,10, и15 Донскими казачьими полками и размещался в Потёмкинских казармах.
Граево - провинциальный городишко Ломжинской губернии Варшавского воеводства. Это – важный железнодорожный узел, соединявший Белосток с Германским Кенигсбергом и Восточной Пруссией и где издревле короновались Гогенцолерны и постоянно находились мощные военные гарнизоны. Городок раскинулся на берегу реки Манч в лощине. Поэтому над ним всегда стоял смрад дыма от фабричных труб, копоть местных ДЭПО и множества паровозов. Уличные рейнштоки или попросту – канавы, переполненные нечистотами, копеечный дух грязных лавок, где ту же граевскую тесьму продают в три раза дороже, чем в Париже. Всё это, и даже красота архитектуры Польских костёлов – вызывало отвращение. Мостовые до такой степени были тряскими, что возможно было заполучить сотрясение головного мозга.
Новобранцев, прибывших из учебной команды дивизиона и выделенных для охраны границы, построили в одну шеренгу на плацу усыпанному мелко битым красным кирпичом. Командир отряда, подъесаул Стебленко спрыгнул с коня и пошёл к идущему ему навстречу генерал-майору Каплинскому – командиру граевского гарнизона. Представился ему и по всем правилам военного этикета доложил о прибытии. Генерал небрежно козырнул подъесаулу и похлопав его по плечу, хмуро сказал: «С прибытием, подъесаул, как добралиcь?- Офицеры пожали друг другу руки и подошли к строю.
–Здорово, молодцы! - приветствовал казаков генерал – Приветствую рыцарей славной Кубани на Русско-Германской границе. — Ура-а-а! - хором ответили казаки на приветствие, а военной музыки оркестр заиграл ”Боже Царя храни!”- старинный гимн Российской Империи .
Генерал, улыбаясь, взял подъесаула за рукав черкески сказал: «Молодцы казаки! Вашу казарму покажет вам мой помощник. Дайте команду на размещение.- Стебленко подозвал к себе сотенного вахмистра и отдав ему распоряжение, пошёл с генералом в штаб.
- Вы знаете подъесаул, куда вы попали и какая тут обстановка на границе? – снова спросил его генерал.
- Только в общих чертах, Ваше Превосходительство ! - ответил ему Стебленко.
Они вошли в штаб, где находились офицеры и пожилой полковник – начальник штаба Соколовский доводил создавшуюся обстановку на линии границы до всего командного состава гарнизона.
- Время сейчас тревожное, - говорил он - всякая нечисть ползёт через границу. Охранять её некому, господа. Министр финансов до сих пор не упорядочил вопрос охраны границы с жандармским управлением и военным ведомством. Мы здесь, хотя и стремимся что-то сделать, но это незаконно.. Мы не вправе что-либо предпринять в случае конфликта, но…
- В это время в штаб влетел запыхавшийся вестовой казак. Все находившиеся здесь офицеры умолкли.
- Ваше Превосходительство, от командующего корпусом генерала Самсонова пакет! - и вынув из обшлага рукава вручил генералу запечатанный пакет. Генерал вскрыл пакет, и даже не посмотрев в сторону посыльного отпустил его. Казак вышел. В полученном от командующего корпусом пакете находилась выписка из приказа по войскам Киевского военного округа, .в частности, касаемая 12 казачьего дивизиона - о выделении из его состава сотни казаков в распоряжение финансового управления Российской империи для несения ими службу на Австро-Германской линии границы…. Что эта сотня откомандировывается для выполнения задач охраны границы России в распоряжение пограничного коменданта Граевского участка российско-германской границы. Выработка прав и обязанностей лиц погранстражи для казаков, назначенных для службы на границе. Генерал вслух зачитал документ и передал его начальнику штаба.
- А Вы,. Георгий Ермолаевич, сегодня же сделайте этот план с соответствующими рекомендациями. На подъесаула Стебленко он обратил серьезное внимание всех офицеров присутствующих здесь.
- Вам подъесаул, вместе с вашими казаками, предстоит служба по охране нашего участка и от вас будет зависеть порядок на границе. Всё необходимое для этого получите у начальника штаба. Для. изучения и приёма под охрану линии границы даю сутки. Время сейчас тревожное - .повторил генерал и усевшись в большое кожаное кресло продолжил
- Ну-с, полковник продолжайте. Полковник вновь подошёл карте и тыкая в неё указкой, стал показывать точки, где произошли стычки с нарушителями границы.
– Вот, буквально несколько дней назад из угольного тендера паровоза стражники вытащили неизвестного человека, намеревавшегося удрать в Пруссию. По данным жандармского управления нам стало известно, что этот господин служил юрисконсультом в неком обществе "KROKUS” и похитив из его кассы более ста тысяч рублей, «матанул» через границу, а жена его везла через кордон целую корзину селёдки. Когда же наши таможенники вспороли этой селёдке брюха, то из них посыпались бриллианты. Кроме того, были случаи попыток с оружием пройти через кордон контрабандистам. Так что, вам хватит работы. Даю вам в помощь опытного сверхсрочника вахмистра - для быстрого включения в работу . На всё - про всё - неделя.
После этого буду снимать стружку за всё. Он подозвал к себе вахмистра Бабича, служившего на границе уже лет пятнадцать.
– Вот, Егорыч подъесаул он будет нести службу на линии. Покажи ему всё, что знаешь. Сроку тебе на это неделя.
– Слушаюсь Ваше Превосходительство! - козырнул вахмистр и вместе с подъесаулом пошли к казакам расположившимся в казарме. Тут они и порешили, как и когда начнут изучать свой участок. Решили не откладывать на завтра, а сегодня вместе нынешним начальником заставы поехать по линии и посмотреть - познакомиться. А уж потом и более серьёзно подойти к обьектам. Долго сидели у карты пограничного участка Стебленко, Сердюк, Деркач. и Бабич. Изучая её по листу. А через час его вызвал генерал и уже сам лично долго –долго наставлял и инструктировал его: «Ваш участок границы занят сейчас ротой стражников. Вы её смените, изучив местность завтра утром. Это недалеко отсюда. Именно там вам придется менять всю тактику охраны границы. Потому, что всё там уже имеется, - давно изучено нарушителями, это пункт село Богушово, до него 19 вёрст. С вами поедет вахмистр Бабич и будет, пока не привыкните к границе. Опыт у него есть немалый и он как раз подготовит себе достойную замену.
–Надеюсь у вас есть достойная кандидатура? - спросил он Стебленка.
- Разумеется Ваше Превосходительство.- ответил подъесаул.
– Ну вот и дерзайте, а сейчас отдых и рано утром в путь!
Тем временем распахнулись ворота городка и на территорию влетели на взмыленных конях четверо всадников. Это хорунжий Деркач и с ним трое казаков привезли задержанного, который лежал поперёк седла на коне казака. Деркач, не слезая с коня, остановился подле генерала и доложил, что на кордоне объездчики споймали с той стороны пришедшего человека, который на нашем участке скрытно контрольку перешёл .
- Снимите его - сказал генерал. Казаки молча развязали нарушителю руки, освободили ноги. И теперь он мог стоять на ногах. И генерал спросил его - Кто такой? Откуда, куда и зачем? Но задержанный молчал и тогда казаки встряхнули его и он стал что-то «буровить».
- Отвечай генералу, гад - ткнул его вдруг один из казаков кулаком под рёбра. Пленный закашлялся и стал падать, но его поддержали казаки.
-Отведите его в штаб.
-Сказал генерал и конвой потащил пленного в здание штаба: «Вот видите, какие тут у нас страсти, и так каждый день, Этого тоже оттуда привели.
Деркач сдал пленного начальнику контрразведки и спустился к казакам.
– Здорово живёте, земляки? Засиделись поди, пора й кости размять.
- Все загомонили. К ним подошёл сотенный командир и дал приказ отдыхать до вечера .
- Ну шо, командир, делать будем?.Я вот проскочил туда и назад и уже словил одного, а было четверо.
- Вот казаки отпочинут и к вечеру тронемся. А утром сменим охрану. Всё сдвинем назад на пол суток. Тогда и поглядим, откуда и что растёт.
- Да, командир! Тут у них всё куплено на кордоне. Всё к черту менять надо..
- Вот и прошерсти наши дозоры, что бы не попали в смену такие, что сговорятся.
- Да что ты командир, таких не будет.
- Ну дай Бог, чтоб было так.
- Значит так, иди отдыхай, а Сердюку передай, чтоб сотню готовил в поход на 17 часов. Сразу же после обеда. Поужинаем на заставе. Туда зараз отправь повара Чумаченка и двух дневальных, штоб ужин готовили.
- Так, а старого дежурства повар?
- Нет, только наши. Так вернее будет…


ГЛАВА 7

Конная колонна вышла из-за леса и через луг направилась к расположенному на левом берегу речки Охни населенного пункта Богуше. Село это выглядело большим из-за крупной железнодорожной станции, моста через р.Охню. а также огромного здания таможни. Вечерело, всё казалось таким пустынным, но как только казаки затянули песню, откуда не возьмись появились толпы людей встречающих пограничников. Жители, высыпав на улицу, радушно встречали казаков, девушки бросали под ноги коней цветы. Но были и такие, которые злобно сверкая глазами, что-то злое, мерзкое бормотали в адрес казаков. Казаки с песнями вошли во двор заставы и спешились с коней. До заката оставалось около получаса. Стебленко дал команду ужинать и отдыхать а сам вместе с Деркачем, Сердюком, Бабычем и старым нач.заставы штаб-ротмистром Погодиным, решил проехать и посмотреть границу. Он подозвал к себе вахмистра Опанасенка, прослужившего на заставе больше 15 лет и слывшего докою на границе, попросил его, в случае красной ракеты, отправить на рубеж подмогу из 5-7 казаков – на случай тревоги. Опанасенко раньше так шуровал на кордоне что его даже вороны боялись. Теперь же после тяжелого ранения в схватке с бандой контрабандистов на кордон не ходил, а занимался каптёрками. Пока там о.Макарий будет заниматься с казаками, пока то да сё, он и вернётся с участка. Но не тут-то стало. Не такое уж лёгкое занятие – осмотреть участок, всё ж надо осмотреть, ощупать, сделать как нужно, - по необходимости. Время осмотра участка затягивалось и Стебленко начал уже волноваться, что не оставил с казаками Деркача или Сердюка. Но он ошибся, всем необходимым с казаками занялся Опанасенко. После обеда он построил сотню. Назначил дежурный взвод. Пригласил попа для беседы. Поп отец Макарий рассказал казакам о том, что эта застава существует здесь, в Богуше очень давно. Об этом говорит памятник – обелиск, поставленный неподалеку, ещё в 1545 году. На кордоне времен Сигизмунда I и Албрехта магистра ордена крестоносцев. Этот памятник древних рубежей отделяет страну Поляков от захватчиков всех мастей, превратился в обычный пограничный пост. Территория заставы была обжита и обустроена уже после войны 1812-1814- годов после очередного раздела Польши. Обустроили её казаки выделенных для её охраны донских и кубанских казачьих полков.
Вокруг выстланного кирпичной крошкой небольшого плаца, где обычно проходили церемонии развода караулов на охрану границы, разместились хозяйственные постройки, каменные казармы, дом для офицеров и унтер-офицеров, кто имел семью, холостые унтера жили в казарме. Склад для вооружения и боеприпасов, продовольствия и фуража.
В самом углу двора добротная кирпичная конюшня, а за нею сенник и дровник и отхожие места. Застава была огорожена высоким каменным забором по верху которого стояла металлическая ажурная решетка с пиками на верху. Дорожки между зданиями сплошь усыпаны желтым песком. и чисто подметены. Все утопало в буйной зелени кустов, цветов и деревьев. У самых ворот кованных из железа и обитых дубовыми досками высочилась наблюдательная вышка на которой денно и нощно стоял часовой и наблюдал, всё, что делается вокруг, видно было даже то, что творит ся на станции и на околице селения. Вся
территория участка от реки Охни и далее на запад, - территория Германии/ и на восток до
самого горизонта сплошные смешанные леса и только на севере сосна и ель.
Казаки свободные от службы на границе выбежали встречать молодое пополнение. После этого все те, кто отслужил свои четыре года уйдут на льготу во второй разряд и будут привлекаться на сборы раз в год или по мобилизации на войну. Поэтому этого прибытия ждали особо. Все, кто служил на этой заставе или в полках, служили всем хутором и только в редком случае в других подразделениях. Все были связаны родственными узами и за многие годы переплелись они между собой. Было ощущение великого праздника вроде храмового дня .в станице. Повеяло родной Кубанью, плавнями и хотя еще проскакивали морозы и в лесах лежал снег, весна вступала в свои права. Разбрелись казаки по всему двору кучками и стали вспоминать родную станицу, хутора, левады плавни и курени. Старые казаки помогали молодым убирать лошадей .готовиться на службу на кордон, а стряпчие тем временем готовили сытный ужин. Надо сказать, что обеспечение армии всем необходимым было поставлено высоко. Что солдаты, что офицеры обеспечивались полностью.
Не зря помчался на участок границы Стебленко именно сейчас . Он уже сегодня будет знать степень её охраны. С каждым шагом он видел и убеждался, что охраны, по сути, - нет есть только обозначение и всё. Он на ходу придумывал тактику распределения секретов, дозоров, эффективного использования системы оповещения и сигнализации, поднятия престижа пограничной службы, привлечения на свою сторону местных жителей. Границу охраняли, в основном, нанятые стражники из местного населения и частично солдаты пограничной стражи..которыми командовал штабс-капитан Стрижевский. и жили они здесь же, в казармах. Уже заметно начало смеркаться, а Стеебленко не проехал и половины расстояния. Спешить не будем, сколько бы времени эта проверка ни заняла, думал он.
Урядник Алексей Сердюк служил на этом участке всего несколько дней, а узнал очень
много интересного, и всё запоминал. Понимая, что без этого не обойтись, он практически не отходил. от Бабыча ни на шаг и всё, что тот рассказывал и показывал, старался запомнить сразу.
…Подъехали к мосту. У постовой будки, завернувшись в тулуп, маячил часовой, еле заметный при тусклом свете лампочки. Зато часовому не было видно ничего даже метров на десять хотя бы. Часовой услышал топот копыт и крикнул :-Cтой! Кто идет? – Cызрань –ответил словами пароля Стрижевский. Солдат опустив винтовку к ноге доложил о несении службы на этом посту.
- Всё спокойно ? - спросил Стебленко.
- Так точно Ваше Благородие.
- Ну, ну. – сказал Стебленко – надо бы прожектор «выбить», а то часовому ни хрена не видно. Все поехали дальше через мост, где находился шлагбаум, закрывающий границу. Долго всматривались в темноту, но так ничего и не увидели. Было темно. Там за мостом, была Германия. Вдали светились огоньки немецкого селения Клодау. В, основном, там жили поляки. Деревня была большой, вёрст восемь длиной, ну, а шириной чуть меньше. Ночью даже в бинокль было не разглядеть ничего, поэтому пришлось слушать рассказ Бабыча.
- Деревня, говорил он, - начинается почти у самого моста от тех вон кустов, что виднеются вдали и заканчивается у опушки леса. Расположена на правом берегу реки Охни. Все постройки камень-дикарь, изредка кирпич. Есть магазин, почта, аптека, костёл, несколько пивных и кабак, который содержит жид из Варшавы.
- Хороша деревня наша, только слава в ней худа, – сказал Сердюк словами известной песни. Там, в Прусском гмине начальником майор Кунце., эдакий холёный самодовольный пруссак. Неизвестно, за что получил Железный крест от Кайзера, наверное, обманул и его, и нас. За ним такое ведётся. К ночи граница высветилась жиденькой цепочкой электрических огней. От пограничного столба под № 17 пограничники пошли дозорной тропой. Стебленко был уверен, что Бабыч, имеющий богатейший опыт службы покажет ему, а особенно Сердюку все возможные закоулки и тайники, за которыми стража следила в оба. Сердюк казак хваткий и сможет заметить на
границе даже то, чего не заметил даже Бабыч, прибывший из запасного полка с кавказской линии и хотя и имел хороший опыт и знания, но этого было мало. С такими знаниями границу охранять нельзя. Всю ночь шли по лесу и хотя в ложбинах ещё лежал снег, но уже пахло весной. Небо было в тучах несшихся под порывами ветра, касаясь верхушек деревьев. Ветер холодный с Балтики пронизывал до костей и если бы не казачьи бурки…
Сердюк немного опередил всадников сам отыскивал секреты и дозоры, а вскоре уже сам мог выполнять необходимые задачи. Он теперь сам находил секрет или дозор замечал .и пограничники удивлялись, каким образом урядник так быстро стал вычислять места их засад?
Все было вроде и спокойно, но всё равно, что-то да и подсказывало быть бдительным.
Ехали по лесной тропе, тихо переговаривались. Полуобернувшись в седле, подъесаул спросил у Стрижинского: «А почему расстояние между секретами такое огромное?”, штабс-капитан ответил – Не позволяет расчет личного состава, казаков присылали только в экстренных случаях. А у немчуры вообще один – два на версту.
- Тогда зачем же охранять?
- Как зачем? - для проформы. Вроде есть, и вроде нет.
- Не понимаю!
- Да им «до лампочки» их граница. Им лучше проходной двор.
Но это было далеко не так. Немцы выставляли чёткую охрану и то, что видели одни – не
видели другие, так, что формализм был только с нашей стороны. Всё это Сердюк заметил сразу же, как вышли на линию. Он остановил коня и когда командир сотни поравнялся с ним тихонько рассказал ему об этом. Видимо, здесь уже зажрались от безделия господа стражники. Всё тут куплено, раз такой подход к охране. Немцы зачастую нарушителя не берут, если видят, что от него никакого толку. Они его стреляют или напоят до полусмерти и отправят назад. Нет, чтобы отличиться, или подвиг совершить - это возможно, только нужно проявлять строгость и принципиальность. Да и быть примером во всём своим казакам - делай как я и всё будет. Стебленко и Сердюк выехали несколько вперед переговариваясь.
- Трудно здесь нам будет, Ваше Благородие, рутина.
- Почему ж рутина?
- А всё, что не делаешь, тебя не видят, застыло всё, как старое дерьмо. Но проблеск есть.!
- Какой же? Подвиг совершить?
- Да нет же. Просто перекрыть границу намертво и всё!
- И как надолго сие действо?”
- Обстановка покажет. Только расслабляться нельзя. У нас для этого все есть и офицеры и унтера и казаки. Только не дать раскиснуть себе и другим. А там, глядишь и повышение - Академия Генерального штаба и всё такое. Я ведь тоже об этом думаю.
- Да!? - Какой солдат не мечтает быть генералом?
- Видит Бог, что всё тут нужно менять и чем быстрей, тем лучше. Я тебя понял Алексей
Василич.
- Премного благодарен Ваше Благородие. Я вот по себе скажу. Я тут на кордоне совсем недавно, как и все. Но уже многому научился, Опанасенко меня научил и Бабыч тоже учил. Мудрые,я вам скажу, люди. Как такого человека подвесть возможно? Никак.
- Да конечно! - согласился Стебленко – Я и сам вижу, что под моё командование попали славные казаки, поэтому, не мудрствуя лукаво, завтра и начнём!
- Вот чего Панасыч тут сидит, каптёрками кирует? Да просто нет у него ни кола, ни
двора. Жинка померла, а сын на Кавказе служит. Тут его и дом, и семья.
- Да совершенно верно.
Их догнали Бабыч со Стржевским .- Вот скажи Петро Максимыч? Откуда у тебя такая сноровка выработалась?
- От постоянной муштры. – Засмеялся старик, и от понимания того чего от тебя хотят, командиры. Ну и от собственной гордости, что я казак-русский человек. И страну свою я защищать должен умеючи и храбро. Чётко понимая, если не я – то кто тогда ?
- Вот,вот – У меня тоже интерес появился ,когда в первые сам поймал нарушителя, а потом когда послали помогать таможне, понял, с какими хитрыми и изворотливыми врагами придётся работать. Чтоб победить, нужно быть во много раз хитрее и умнее того же контрабандиста или шпиона. И везде, где бы ты ни был –держи хвост пистолетом. В учёбке учат, но то всё мелочи, настоящее познаётся на практике. Каждая операция, каждый поиск и задержание тщательно просчитывается. Изучаются все возможности и отлова, и ухода .Здесь шпионов нет, но зато контра - целые шайки еще и вооружённые.
- Бабыч ехал и улыбался в усы, он вспомнил как его впервые поощрили за сообразительность. За сообразительность был вскоре награжден и Алексей Сердюк.
"…Однажды в Осовец прибыло около пятисот новобранцев. Алексей как раз по поручению командира прибыл за получением почты. И увидел как почтовый смотритель прячет бланк телеграммы. Он отобрал у него бланк в котором было написано : ”Прибыло стадо овец 500 голов, но для выделки не готовы, нужно откармливать! Алексей покрутил в руках бланк и его осенила догадка, что 500 баранов это ж молодые солдаты, а не готовые к разделке - значит не обучены!”. Алексей понял, что это шпионское донесение и забрал у связиста бланк. Потом схватил его за шиворот и давай спрашивать : «Ну говори, каналья, откель бумага эта?». - Cвязист молчал. Тогда он ткнул ему в лицо наган – Ну ,гад, если ты мне не скажешь, куда хотел отправить эту депешу, то враз прикончу. Связист с перепугу и выложил, что бланк принёс ксендз для передачи в Клодау. Его тут же арестовали, а за ксендзом послали казаков. Он попытался удрать, но был схвачен и доставлен в штаб. Так немчура передавала агентурные сведения, но были изобличены, а Алексей получил отпуск и чин урядника.
- Я рад господа, что служба меня свела именно с вами, сказал Стебленко своим попутчикам. Они ехали шагом вдоль границы и разговаривая изучали всё, что видели. Постоянных нарушителей границы, преступивших закон, не только в России но и в Германии передавали на русскую сторону сами немцы, только всегда вдрызг пьяных.
Они почему то считали, что необходимость напоить преступника до потери сознания, - это важно.
Всех пойманных контрабандистов вместе с грузом отправляли на 21-ю версту от линии, пойманного по второму разу – на 51-ю версту, а по третьему на 101 версту, Ежели же преступник не угомонится и продолжает свои деяния, тогда его отправляли в Арестантскую роту, коих в России было предостаточно. Были и такие мастера, которых разоблачить было практически невозможно и тогда их просто отпускали. Беспрепятственно через границу пропускались анилиновые красители, цейсовская оптика.
- Выслушав рассказ вахмистра, Стебленко уяснил ещё и то, что хвалёная германская разведка тоже может давать сбои….Недавно на территории Германии вблизи Русской границы расположилась рота воздухоплавателей, при которой базировался дирижабль "Беркут”. Так на этом дирижабле была попытка передачи информации о крепости Осовец, прикрывающей Брест –Литовское направление. Шпион занимавшийся передачей информации, был пойман с поличным и арестован. О чём был приказ по Варшавскому пограничному округу. И хотя на их участке таких казусов не было, граница всё равно преподносила сюрпризы. В начале апреля дозор во главе с урядником Сердюком. заметил движение на своей стороне. Группа одетых в лохмотья цыган подошла к контрольной полосе и перебросила через неё трап, по которому хотели проскочить границу, но дозор преградил им путь, завязалась перестрелка. Двое нарушителей побежали вдоль КСП, двое прыгнули в кустарник, а один остался на месте, - похоже, подстрелили. Дозор разделился и начал преследование. Урядник был последним и видел, как подхватился лежавший и рванулся от него. Сердюк выхватил наган и выстрелил в убегавшего, тот упал, видимо пулей задета кость..Второй нарушитель прыгнул на него сзади, но не рассчитал и зацепившись за ногу казака, рухнул рядом. Главное сделано, а спеленать пернатых –дело техники. Остальные дозорные ещё привели двоих, оказавшихся детьми. Тем временем уже примчалась с заставы резервная группа. Она и привела нарушителей на заставу. В эту же ночь казаки выловили из реки огромный тюк парфюмерии.
Потом встреча стражи или объездчиков с нарушителями границы стало делом обычным - такое случалось постоянно. Так пролетали будни службы казачьей далеко от дома, от родных и близких людей. Раз в месяц на заставу приезжало большое начальство с проверкой. Уже уехал к дочке в Староминскую вышедший на льготу с полным пенсионом
Вахмистр Бабыч и вместо него уж который год подряд служит следопытом урядник Сердюк, который успел за это время получить Георгиевский крест 4 степени за спасение
утопающей в реке дочери наместника, а за поимку матёрого убийцы и рецидивиста Гордея Лаптева – георгиевскую медаль. Такая перспектива расстилала перед ним широкую дорогу. Прошло уже почти четыре года службы, но. Алексей ею не тяготился, а напротив, даже подумывал остаться на сверхсрочную. Бывало сидел он вечерами в своей каморке и глядя на желтый огонёк лампады, вспоминал родных и Соломийку.
Дни шли за днями - .год за годом пролетал. Ещё в январе 1913 года закончилась его действительная служба, а уже к осени он собирался домой в законный отпуск, чтобы обручиться с Соломией Лут. С февраля 1913 года Алексей был зачислен в ККД на сверхсрочную службу на должность разведчика-следопыта с присвоением ему чина старшего урядника. В трудах и заботах прошло лето и старший урядник Сердюк получает отпуск на родину. Вот так и появился вновь в Батуринской станице бравый казак - унтер- офицер Сердюк Алёшка, которого дожидалась согласно уговору его невеста Соломия, дочка станичного атамана.

ГЛАВА 8

Свадьбу назначили на праздник Покрова, чтоб выполнить завет предков :”Покров,
Покров! Покрой землю снежком ,а невесту женишком ! Как правило весь обряд начинался со смотрин невесты. Для женитьбы сына в станицу приехали родители Алексея, Макар
и тётка Мария с Дуняшей. Алёшка со своими дружками Егором Подоляком, Сёмкой Макитрой, да со сродным братом Гришкой, пошли глядеть невесту до дядька Никифора. Когда зашли в подворье Никифор с напыщенной строгостью начал вопрошать хлопцев, чегой-то казаки пожаловали? Григорий вышел вперёд всех и сказал :”-Вот батька атаман, чего кота за хвоста тянуть? У тебя есть голубка, а у нас сокол, кажи батька невесту!
Атаман весело сказал: -Гайда в хату, казаки. Эй, Соломия! Давай поднеси –ка казакам по чарке горилки! Все трое сняли папахи и пошли в горницу. Перекрестившись на икону в переднем углу горницы, встали у стены подле длинной скамейки. Соломия вышла навстречу им с подносом в руке, на котором красовались графин с горилкой, чарками уже наполненными и незамысловатой закуской. Гришка как первый шафер первым взял чарку и залпом выпил. -Ну и хороша зараза, - крякнул он - не горька, а сладка, как зазноба.
Чтоб тебе всегда было весело и счастливо, Тебе как, сокол- то наш? Люб, чи не люб ?
- Та любый, любый! – воскликнула покрасневшая Соломия и поклонилась хлопцам в пояс. Тётка Секлета накрывала на стол, вокруг которого то и дело сновали помощницы. Когда все было готово, она пригласила гостей к столу. - Давайте закусим, чем Бог послав! - добавил Никифор.
Казаки уселись на лавку, а родители напротив них. Началось веселье. Горницу заполнили родственники Алёшки и Соломиины друзья. Родители жениха и невесты поднялись и поприветствовали друг друга, желали молодым ладной жизни и любви. Лихо отплясывали казачка старый Василь и сват Никифор. Молодёжь была вообще какая-то воодушевленная раскованная. Чувствовалась широта казачьей души. Решили свадьбу сыграть на Покрову! На следующее воскресение к атаману пожаловали сваты - Леонид Коробок, Харитон Байдюк и знаменитая в станице Макариха. Коробок достал из-за пазухи свёрток с ломтями хлеба, густо посыпанного солью и положил перед родителями молодых и попросил принять хлеб-соль. Дай Бог в добрый час! Родители невесты поцеловали хлеб со словами – Дай Бог! В добрый час! – Дядько Никифор завернув руку рукавом черкески, кричал – В добрый час! А тётка Секлета кланяясь молодым тоже твердила - Слава!
В добрый час! Это действо называется ”взять в руку ". В этот вечер казаки проводили рукобитие. Жених с родителями приходят к невесте и её близким родственникам, где спрашивают Люба–ли невеста жениху?
Люба ли невеста жениху? Люба! Дюже люба ! - отвечал жених Тогда молодым руки перевязывали рушником и отец невесты говорил – Вот тебе дочка жених, а тебе мой сыну – невеста. Да благословит господь союз ваш ! - и все молятся за здравие всех.
Теперь же проводили и рукобитие. Первой руку на стол клала мать невесты, на её руку отец невесты, на его – мать жениха и отец со словами: «Быть деве за казаком, если кто откажется, то платит штраф за бесчестье 20 мужчинам и 10 женщинам». После сговора и рукобития родственницы и подружки невесты готовили приданное, которое потом забирали родственники жениха за выкуп и угощение. Люди, которые несли приданое, назывались бояре, их встречала мать жениха и угощала выпивкой, свахи уносили приданое в дом жениха и стелили постель и убирали её празднично На следующий день уже была свадьба и венчание в церкви.
С раннего утра Гришка с дружками поехал к отцу Макарию, чтобы привезти его к жениху, а затем все шли к невесте. Впереди с крестом шел о.Макарий и мальчик с иконой, а за ними жених с дружкой и свахой. С песнями и прибаутками вошли во двор невесты. Все казаки были одеты в парадную форму при шашках и кинжалах Алексей был одет в белую черкеску и красный бешмет и башлык. На голове красовалась белая барашковая кубанка, наборный серебряный пояс украшал его талию. Он стоял в сенях вместе со всеми и ждал, когда же дружка выкупит невесту, которую в соседней комнате одевали подружки. Он уже стал нервничать, теребя эфес кавказского кинжала, - уж больно долго не шла невеста. Дружка давал девкам деньги, чтоб они быстрей одевали невесту, когда убирали пели:
…Летили там гуси. Тай звали невесту.
Тута девка слёзно плаче
И гутарит родной матушке в слезах…
После одевания посадили невесту под образа, где с нагайкой в руке сидел Соломийкин
племянник Гошка. Дружко ругал его, чтобы он освободил чужое место. Но тот бил его нагайкой и кричал: ”Дай куницу, дай лисицу, дай золоту гривну! " - Начался торг и Гоша старался подороже продать место рядом с невестой. Гришка не выдержал его наглости и
сунул ему 25 –рублевую ассигнацию.- На, жлобина, угомонись! – Гоша радый, освободил место жениху. После благословения все пошли в церковь на венчание.
После венчания все устремились на улицу, казаки на паперти образовали живой коридор и с обнаженными шашками, поднятыми вверх, пропустили через него молодых,. а потом уже поехали кататься на тройках по всей станице и хуторам. – Пусть все знают, что замуж выходит дочка станичного атамана.
На следующий день свадьба продолжалась по старинной традиции. Остаток отпуска молодые провели на одном из островков на реке Кубани. Чем там занималась молодая пара, только природа знает.
Медовый месяц - неделя пролетел как один миг. Накануне отъезда Алексей и Соломия сидели обнявшись на берегу реки. Тоска и горечь скорой разлуки с любимой заполнили сердце казака. Соломийка всё время обнимала и целовала мужа, опасаясь, что разлука навсегда заберёт любимого. Алешка обещал жене по прибытию похлопотать о разрешении на её переезд на место службы мужа. В то время проживание членов семьи совместно разрешалось только офицерам и по решению командования - унтер-офицерам. Алексей был на хорошем счету в части и поэтому был уверен в положительном разрешении этого вопроса. До самой темноты сидели молодые на берегу и когда уже совсем стемнело, заложив в торока свои пожитки, верхами поскакали к станице…
Тяжкое расставание было у молодых. Но, что поделать? - Служба есть служба. Вечером следующего дня Гришка отвёз Алексея в Лабинскую на станцию, а далее поездом до самой Варшавы ехал молодой казак, оставив любимую и всех родных и друзей средь широкой Кубанской степи, и скоро ли они встретятся, - сам Господь ведает?


 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Мы - не пыль на ветру...
  • Я не развязывал, грабительские войны
  • СТИХИ КАЗАЧЬЕГО АТАМАНА
  • ЗА НАРОД, ЗА РОДИНУ, ЗА ВЕРУ- МЫ ГРЯНЕМ ГРОМКОЕ "УРА"!
  • ЗАПОРОЖСКАЯ СЕЧЬ. ВИХРЬ СУДЬБЫ.


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:16
    Із давніх збірок
    Вчера, 00:07
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.