Отдых писателя

Никита Николаенко  
 
  Закаленный в борьбе человек привык довольствоваться малым. А я как раз такой! Кто хоть раз совершал марш-бросок на пятьдесят километров в полной выкладке, тот поймет, о чем идет речь. Тогда в лагерях кусок черного хлеба с солью в противогазе казался таким лакомством! С каким аппетитом мы жевали его на привале! 
    Вот и сейчас мне многого не надо. Это я о летнем отдыхе. То есть может быть и надо, но как человек практичный довольствуюсь тем, что доступно. А доступны мне такие места недалеко от дома, куда докатится старая Волга на капле бензина. А это Коломенское, Борисовские пруды да набережная Москвы-реки в районе Метромоста. У каждого места свои плюсы и минусы. Надо признать, что не очень большой выбор.  
    На этот раз для отдыха я выбрал Коломенское. Привлекало оно тем, что напоминало небольшой оазис в городе, где можно на время расслабиться. И дело не только в высоком заборе, огораживающем территорию. Стоило зайти туда, как чувствовалось облегчение, словно все заботы оставались позади, за забором. С собой их туда я не брал. Правда они и не исчезали насовсем, поджидали моего возвращения, но на короткий период времени можно было забыть о них. Впрочем, забот накопилось так много, что забыться, полностью не удавалось. 
    Лихо, преодолев небольшое расстояние от дома до парка, я поставил машину на стоянку. Внимание привлек вертолет, наворачивающий круги над Коломенским. Прихватив с собой дыньку, воду, черновики да грамматические таблицы по венгерскому языку я зашел в парк и, сопровождаемый колокольным звоном спустился к реке. У воды на лавочке разделся, упаковался, повернул направо и отправился в путь по благоустроенной дорожке, посыпанной мелким щебнем.
     Изредка мимо проносились велосипедисты, а еще реже пробегали спортсмены. Вдоль набережной стояли лавочки, но людей на них сидело немного. Жарко, долго не высидеть. Дорога в один конец занимала чуть меньше часа. Это поначалу казалось неудобно идти босиком по мелкой щебенке, а потом – одно удовольствие! Справа возвышались холмы. Они мало напоминали горы, но тропинки по их склонам вели-таки вверх. Любил я ходить по горам, было дело….    
    Медленно бредя по набережной, я вспоминал былые прогулки босиком по гальке Черного моря. Разница конечно большая, но все же…. Телефонный звонок прервал приятные воспоминания. Звонила дочь. Папа, куда ты дел мои бумаги? – строго поинтересовалась она. – Ой, не помню, на полку положил, кажется! Забыл. Надо же! Отчитав папочку, дочурка прекратила разговор. Я продолжил движение. 
    На другом берегу натужно тарахтел плавучий кран, черпая со дна мокрый песок и выгружая его на сушу. С холмов доносился крик петуха, утки при приближении человека нехотя отплывали от берега, на мелководье резвилась мелкая рыбешка, чайки парили над водой, светило солнце. Идешь себе не спеша, идиллия! Было жарко, но изредка набегали и  тучки.  
    Внимание привлек фотограф на берегу по ходу движения. Уловив близкий полет чайки, он вскинул фотоаппарат и сделал несколько снимков. Угадывался профессионализм в его движениях и фотоаппарат внушал доверие. Сфотографироваться, что ли? Профессионал не откажет в паре снимков!  
    Меня не сфотографируете? – обратился я к нему с ненавязчивой просьбой. Мужчина бросил на меня оценивающий взгляд и, судя по тому, как перехватил фотоаппарат, стало понятно – сфотографирует, не откажет. - Пары снимков хватит. Давненько не любовался на себя со стороны! Вы, хоть сумку поставьте! – предложил фотограф. - Это можно. Куда лучше встать? – поинтересовался я, опуская сумку на камни. Но мужчина не ответил. Видимо уловив нужный ракурс, он сам стремительно переместился в сторону, шагнул назад и, вскинув фотоаппарат, едва прицелившись, сделал снимок. Творческая личность! –это не вызывало сомнения. Чаек-то он лихо на лету схватывал! Вы профессиональный фотограф? – поинтересовался я для приличия. Нет, любитель, - скромно ответил незнакомец. Быстро заменив объектив на фотоаппарате, он сделал еще один снимок, продемонстрировав четкость и последовательность действий и на этот раз. Любитель? Ну-ну! Оставив адрес электронной почты, я поблагодарил фотографа и, довольный продолжил свой путь. То, что фото вскоре будет выслано, было очевидно. 
    Дорога, дорога! Москва-река спокойно протекала рядом. Чайка, шлепнувшись о воду, ухватила добычу, но рыба оказалась слишком крупной для нее и, чуть взлетев, чайка выпустила трофей. Поодаль на берегу загорала пара и, мужчина так старательно гладил женщину, что я отвернулся. Вскоре благоустроенная дорожка закончилась и, через калитку в заборе я вступил в густые заросли. Теперь вперед вела лишь узкая извилистая тропинка. Вот-вот дойду до цели похода – небольшого клочка земли у воды, свободного от зарослей. Приближаясь, я посматривал вперед с опаской – не занят ли он? Пятачок оказался свободным. Ура! Не уберегшись, я ожегся о крапиву в человеческий рост, но это меня мало волновало, она, же надежно защищала пятачок от посторонних глаз. 
    Большое белое бревно обозначало границы участка, несколько камней были уложены друг на друга, образуя стол, на противне, рядом с жаровней с углями лежали печеные грибы – остатки пиршества. Что за грибы в разгаре июля? Лисички, похоже. 
    Солнце между тем припекало все сильнее, пора искупаться! Наскоро обустроив место, я скинул плавки и вошел в воду – хорошо!  Хорошо, что никого нет вокруг. В этот раз вода показалась спокойной и прозрачной, впрочем, сильное течение чувствовалось и у берега. Поплавав немного, охладился после перехода. Пока все шло, как надо, и сфотографироваться сподобился, и поработать видимо удастся плодотворно. Солнышко светило ярко, и не пряталось больше за тучками – хорошо-то как! 
    Обсохнув и достав черновики рукописи, я устроился на камне, на солнышке и принял сосредоточенный вид – вот поработаю на славу! Сейчас самый момент бы снова  сфотографироваться! Поработал немного, но что-то быстро надоело, и я решил побродить по своему участку. Устроившись на теплом белом бревне, я подставил лицо солнцу и ударился в глубокие размышления – такое времяпровождение считается творческой работой или не считается? 
    Тучи все-таки набежали и закрыли солнце, а вместе с ними вернулись и тревожные мысли. Что будет дальше? Поступит ли дочь в институт и сможет ли учиться? С первого захода вот не смогла. А я сам? Являюсь ли примером для подражания? Тут охватило легкое сомнение. Появятся ли вновь ученики? Последний ученик уехал в Венгрию, и вернется ли, неизвестно. Сдача комнаты в аренду позволяет сводить концы с концами, но не более того. Где спонсоры творчества? Где чеки с Амазона? Сорок книг, выставленных на продажу там – это много или мало? Книг вообще-то всего было пять, но с учетом перевода на другие языки набегало больше. Звучит солидно, да результата что-то в денежном выражении не видно! Долго ждать еще и, дождусь ли? Новый текст дается с трудом, работа идет ни шатко, ни валко, ну да ладно – не привыкать! Загораю, вот!  
    Вскоре солнышко выглянуло вновь и заботы сразу же отошли на второй план. На солнце ярче заиграли краски, и клочок земли у воды показался более привлекательным. Вдалеке послышался шум двигателей и показался прогулочный теплоход под гордым названием "Аврора”. Но волноваться не стоило, густое дерево у воды надежно закрывало от любопытных взглядов. Развернувшись на середине реки, "Аврора” ушла к пристани. Солнце снова скрылось за облаками. Да что такое! Поднялся сильный ветер, но пока он не доставлял беспокойства, напротив. Стоящая рядом береза закачалась, зашелестела ветками, и этот шелест врачевал душу старого солдата. 
    Венгерским языком позаниматься, что ли? Я достал грамматические таблицы, устроился поудобнее и снова принял сосредоточенный вид. Нет, не шла работа сегодня! Облака виноваты, на солнце лучше работается! Неожиданно сзади раздался такой сильный удар по воде, что вскочив с камня, я побежал к воде смотреть – что же там происходит? Не чайка ли за крупной добычей так спикировала? Но нет, ни чаек, ни уток поблизости не было видно. Значит, рыба обозначила свои владения. Я с опаской посмотрел на то место, где купался. Сомы говорят, в Москве-реке водятся крупные! Ну не дадут нормально поработать, отвлекают все время! 
    Поскольку и с венгерским языком дело не шло, я решил прогуляться по участку. Ничего, что он маленький, зато, сколько интересного вокруг! Грязновато тут, конечно, банки, бутылки, стекла, плоскогубцы зачем-то! Рыбаки оставили, наверное. Не искупаться ли? Кстати, сколько время? Ого, да уже время обеда, вот заработался-то! Купание пока подождет. Достав дыньку и воду, я приступил к трапезе. Управился.    
    Вновь выглянуло солнце, теперь можно и искупаться. Уже на выходе из воды я оступился на скользких камнях и ушиб ногу. Ничего серьезного. Было не столько больно, сколько обидно, что упал на ровном месте. Ничего не поделать, издержки отдыха дикарем! Пожалуй, все на сегодня! Пора собираться в обратный путь. Недовольный ушибом, чуть припадая на левую ногу и жалея себя, я вышел на знакомую благоустроенную дорожку. По щебенке показалось идти намного легче. Но, что это? 
    Вдалеке, отклоняемый ветром в сторону столбом поднимался густой черный дым. Что-то горело, да здорово! Рядом остановился велосипедист. Вы не подскажете, как выехать на Каширское шоссе? – обратился он с вопросом. Туда поезжайте! – махнув рукой, показал направление. Не знаете, что горит? – поинтересовался в свою очередь я. Нет, не знаю, когда проезжал там, дыма не было, - ответил велосипедист, и поехал в указанном направлении. 
    Пройдя еще немного, я опустился на большой камень у воды – отдохнуть. Поодаль в траве что-то закопошилось – утка с утятами! Пока разглядывал свою ступню, она спустилась на воду и подплыла довольно близко. Три оперившихся утенка прятались за ней. Внимательно мы так с ней посмотрели друг на друга. Она плавала боком и смотрела одним глазом. Я пожалел, что не захватил с собой краюху хлеба, угостить их было нечем! Подождав немного, утка с утятами уплыла в заросли камыша. На смену ей к прибрежным камням подплыли две красные рыбки. 
    Никогда бы не подумал, что в Москве-реке водятся рыбки красного цвета как в декоративных прудах. Небольшие такие, размером с ладонь рыбки порезвились немного и уплыли. Я тронулся в обратный путь. Вдалеке дым по-прежнему валил густыми черными клубами. Что же горит? Хорошо идти, когда никто не мешает! 
    На этот раз внимание привлекла груда мелких камней. Размяться, что ли? Набережная была пустая, лишь одинокий велосипедист пронесся мимо. Поставив сумку, я поднял два камня. Интересно, далеко ли заброшу? Давненько камнями не кидался! Поочередно, правой и левой рукой с силой я швырнул камни, намереваясь добросить их до середины реки. Да где там! Камни, как-то медленно пролетев по воздуху, упали в двадцати шагах от меня. Обманчиво расстояние! Зимой потренироваться придется! – критически оценил свои возможности. Каши есть больше надо!  
    Ого, ну и размер рыбы! Большая рыба длиной чуть ли не с метр стремительно подплыла к берегу, и также стремительно отплыла в сторону. С полчаса еще я месил щебень на дороге. Впереди на лавочке увидел пару. Сидели они поодаль друг от друга, значит, познакомились недавно. Она что-то рассказывала мужчине, оживленно жестикулируя и встряхивая подолом длинного белого платья. Подойдя ближе, услышал, о чем идет речь. В Царицино я была! – говорила женщина, делая акцент на слове "была”. Я прошел мимо, но долго еще вслед доносились ее слова. - В Абрамцево была! В Кусково была! В Поленово была! Похоже, она везде уже побывала.  
    Свят-свят! До этого еле различимые удары колокола стали звучать громче. Тучи затянули солнце, и вода приняла стальной оттенок. Поднялся сильный ветер. Было, похоже, что с пожаром справились, дым теперь клочьями плыл по небу, через Москву-реку на другой берег. Удары колокола стали слышны отчетливо. Бил монотонно один большой колокол – бум, бум! Из-за пожара, наверное. Традиция на Руси такая. Вдалеке пролетел вертолет с ведром на тросе. Серьезно горело, значит.   
    Свернув с дорожки, я пошел по лугу вдоль берега. Приятная свежесть от травы успокаивала душу. У берега черпал силу от шелеста веток березы, на лугу от сока травы. Сила родной природы! Моя сила! 
    Ближе к выходу стали чаще  встречаться люди и, остановившись, я накинул рубашку и надел ботинки, которые до этого нес в сумке. Сразу почувствовал дискомфорт, сильно ушиб ногу все-таки! Под яблонями фотографы с принадлежностями фотографировали своих моделей, одетых в пышные платья. Запасные комплекты платьев лежали рядом на траве. А меня-то уже сфотографировали! То-то полюбуюсь на себя, любимого! Старая Волга стояла на прежнем месте. Несмотря на облака, нагрелась она здорово, и садиться пришлось в раскаленную машину. Ехать было недолго. Фотографии уже поджидали меня, а горел завод ЗИЛ, как стало известно из интернета.   
    Тем же вечером я отправился на неспешную вечернюю прогулку. Тоже должна пойти на пользу! Обычно маршрут проходил мимо большого оврага и его крутые уходящие вниз склоны тоже немного напоминали горы. Когда-то я любил гулять вечером по набережной. Белые брюки, рубашка с короткими рукавами…. На мне была, кстати, такая же одежда. Я еще подтянут и бодр. Почти никакой разницы. Душа устала, только.  
    Тихий выдался вечер. От сильного ветра, который беспокоил у реки, не осталось и следа. Неспешно гуляли пары. На удивление, велосипедистов только было мало. Разъехались люди, наверное, кто на дачу, а кто и в Турцию. Нагулявшись, ближе к девяти часам я возвращался домой. Интересно, какая завтра будет погода? Желтый диск уходящего солнца ярко светил над Нахимовским проспектом, слепил глаза даже. Хорошая будет погода, значит! Позагораю еще! 
    Подходил к концу очередной день моего отдыха. Почему отдыха? Летом прерывались  регулярные тренировки, ученики разъезжались, кто куда, снижалась творческая активность. Да и вообще. Летом все отдыхают!  
    Увы! Я ослаб в борьбе за существование и не отказался бы от полноценного отдыха у моря. Но пока об этом остается только мечтать. Довольствоваться приходится тем, что доступно и надо сказать, что не сильно проигрываю оппонентам. Мне есть, с чем сравнивать. Не буду лукавить. Конечно, хотелось бы пройтись с дочерью по набережным Лондона, о них сохранились теплые воспоминания! А, Венгрия! Тут и говорить нечего! Тут дорваться бы только! Вот уж, где бы оттянулся! Страна хорошо знакома, язык не забыт еще, руки руль удержат, наверное. А, Лазаревское! А, Новый Афон! Вот где горы, так горы! Но нет. Не буду бередить душу воспоминаниями понапрасну. Вот, если вдруг удача улыбнется широкой улыбкой, тогда составлю полноценные планы на будущее, а пока…. 
    Пока же я снова погружаюсь в бытовые заботы, которые оставил, было у Коломенского. Они никуда не делись. Но передышку все, же я получил, и с новыми силами намерен двигаться дальше к заветной цели после непритязательного отдыха в Москве, в двух шагах от дома.        

                                                                                                                12 июля 2015 года                                                                            
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.