Три безумных недели до конца света (глава 27)

 Ирина Анастасиади. Три безумных недели до конца света (глава 27) 

by Ирина Анастасиади

 

1 surealism_fileantrop-08

Звонок в дверь отвлек фон Граната от работы. А он как раз писал докладные своему шефу в Курвиль. Маркиз выключил экран электронной записной книжки. И вовремя: в комнату уже входил Подземлицкий.

Двадцатишестилетний дипломат, ясноокий блондин, с мощной шеей, бычьей шеей и раздвоенным подбородком, выглядел растерянным.

- Маркиз, вы читали сегодняшний выпуск газеты «Движение Хватляндии», которую вы купили благодаря мне?

- Да вы садитесь, господин Подземлицкий! - И фон Гранат придвинул гостю стул.

- Некогда! - Отозвался тот и, противореча своим собственным словам, бухнулся в кресло. - Как же так?! Можете вы мне объяснить, на каком основании написана статья «Дефолт»?

- Я не понимаю вас, - проговорил маркиз с вежливой улыбкой.

Дипломат достал из кармана жёваный листок сканокопии сегодняшней газеты, развернул и принялся читать:

- «Кредитные знаки Временного правительства Севера были напечатаны на Вравельском монетном дворе на общую сумму один миллиард шестьсот миллионов хвателинов. По точно проверенным сведениям, эта сумма была гарантирована к размену на золото вравельским государственным банком». Можете вы объяснить это?

- Деньги печатались по заказу генерала Дуба-Подневольного, - пояснил фон Гранат, небрежно играя кисточками от пояса.

- Что-то вы меня путаете, - недоверчиво отозвался дипломат.

И достал из кармана ещё одну скомканную сканокопию.

- Вот послушайте, что пишет «Свобода Стервляндии»: «Верховный правитель генерал Дуб-Подневольный приказал оказать содействие Северу, для чего переводит Временному правительству фон Кривчука пятьсот миллионов хвателинов. Указанная сумма будет выплачена вравельским банком в Стервляндской валюте, гарантируемая золотым фондом Вравеля».

Пока он читал, фон Гранат кивал головой в такт слов, соглашаясь со всем сказанным.

- Что же необычного во всём в этом? - спросил он с улыбкой.

- Ну, знаете ли, между одним миллиардом шестьсот миллионов и пятьюстами миллионами существует некая разница. Вы хотите, чтобы я поверил в блеф с миллиардами?

- Блеф? Отчего же блеф? Разве генерал не перевёл денег? - невинным тоном спросил маркиз.

- Я знаю из достоверных источников, что фон Дуб-Подневольный перевел во вравельский банк всего лишь пятьсот миллионов золотых хвателинов. Единственное, чего я не понимаю: отчего столица Стервляндии не опровергает этой ужасной лжи? Выплачивать то, чего никогда не поступало к ним в банк?! Ведь если они признают ложность этого заявления, то генеральские деньги превратятся в макулатуру.

- Я могу вам гарантировать, что этого никогда не случиться.

- Но тогда, - задумался дипломат. - Тогда это - гениальный ход… Господин маркиз, это государственная хитрость Хватляндии, или это ваши спекуляции?

- Что за слова вы употребляете, господин… забыл ваше имя…

И маркиз высокомерно взглянул на стервляндца. Подлевицкий задумался.

- Но если это ваши спекуляции, - внезапно прозрев, заявил он, - то значит, что я напрасно купил акции, гарантирующие экспедицию фон Кривчука. Похоже, что я продешевил. Мне надо было требовать с вас втрое большей суммы.

- Вот и требовали бы, - улыбаясь своей неподражаемо обаятельной улыбкой, заявил фон Гранат. - Отчего же не требовали… в своё время?

- Это что же получается? Хватляндское правительство сталкивает лбами все государства вокруг. Теперь я понимаю, да, понимаю: ваша игра построена на противоречиях… Север и Юг уже не один век добиваются независимости. Но никакой независимости они, понятно, не получат. Недаром ведь там стоят генералы фон Кривчук и фон Дуб-Подневольный.

Маркиз в ответ улыбнулся, взял с подноса рюмочку репейного ликера. Отпил глоточек. Гостю, однако, не предложил.

- Даже ребенку понятно, что Вравелю следовало бы выступить против независимости Севера, ибо нестабильное государство у границы ему не надобно, - продолжал гость. - И хотя его не устраивают ваши игры, он вынужден играть на руку Курвилю, чтобы сохранить свои собственные колонии на Востоке.

Фон Гранат сухо кивнул, соглашаясь.

- Стервляндия так же против независимости Севера. Им нужна неделимая Хватляндия - угроза Мокрандии. Мокрандия, как всем известно, за раздел Хватляндии и за независимость Севера, но боится Стервляндского влияния на Севере.

- Всё именно так, - промурлыкал очень довольный маркиз.

- Но тогда получается, что я подставил своё правительство…

- Что ж, дорогой Подлевицкий, - промурлыкал фон Гранат. - Кажется, вы всё точно разложили по полочкам. Только поздновато! Поздновато! Ведь в политике важно всё предвидеть вовремя.

- Вот болван! - воскликнул фон Лис, выходя из-за расписной шторы между гостиной комнатой и спальней. - Нешто наш друг Подземлицкий думал, что мы станем предупреждать его о своих махинациях?

- Вы что подслушивали? – гневно воскликнул фон Гранат и скривился от отвращения. - Впрочем, к чему спрашивать? Вы просто несносны!

- Какого чёрта, маркиз?! - огрызнулся фон Лис. И не спрашивая разрешения, уселся в огромное кресло напротив фон Граната. - Мы с вами не были бы шпионами, если бы умели подслушивать.

- Мне надоели ваши выходки, господин шпион. Можете подслушивать где угодно, только не у меня в апартаментах.

- Честно говоря, я пришёл к вам по личному дельцу. - Хочу вас попросить об одной вещице.

- Попробую догадаться. Верно, опять попросите деньги в долг.

- Вы угадали.

- Что ж, пойдемте, я ссужу вас деньгами. Снова.

И фон Гранат, стройный, подтянутый, элегантный, подошел к письменному столу, открыл потайной ящичек и достал толстую пачку денег.

- Слушайте, - глядя фон Лису в глаза, вдруг спросил он, - куда вы их деваете каждый раз? Ведь вам прилично платят. И я подбрасываю вам время от времени крупные суммы.

- У всех есть свои маленькие слабости, - не отрывая глаз от толстой пачки денег, виновато проговорил фон Лис. - Другому я бы не ответил, но вам откроюсь. Очень уж я люблю женщин и азартные игры. Женщины съедали половину моих доходов. Ну а карты… карты иногда приносят крупные выигрыши. Но чаще всего я остаюсь должен. Хотя, какого чёрта!

Последнюю фразу фон Лис произнес уже другим тоном. Как будто ему вдруг надоела роль мальчика, которого каждый раз журит благородный дядюшка. Протянув через стол длинную руку, фон Лис схватил маркиза за жёсткий, накрахмаленный рукав.

- Вы всегда платите мне щедро. Это правда. Но разве не благодаря мне вы провернули несколько крутых операций? Кто, к примеру, вам сообщил, что Тима фон Тёмненького уберут с пути и посоветовал взять у него взаймы крупную сумму, которую вам никогда отдавать не придется?

Фон Гранат дёрнулся, пытаясь освободиться, но фон Лис держал его крепко.

- Было дело, - скороговоркой проговорил маркиз. Лоск несколько слетел с него.

- А кто посоветовал вам перекупить у фон Саботажа только что построенный посёлок в Веласарах за бесценок? Продав дома по отдельности, вы должны были получить тройную прибыль. Ну, признайтесь, кто вам всё это посоветовал? А?

- Ну, вы! Вы! Признаю ваши заслуги. Иногда вам и вправду удается дать мне дельный совет. Но не в этот раз! Увы!

- Увы?!

- К сожалению, дорогуша, - извернувшись, наконец, маркиз вырвал руку из цепких пальцев фон Лиса, - выгоды, которые я извлёк благодаря вашим советам, далеко не всегда покрывали выдаваемые вам суммы.

- Неужели?! - удивился фон Лис.

- Дорогой Арнольд, - называя фон Лиса по имени, что он делал крайне редко, маркиз словно умалял последнего, как личность, - к сожалению, это правда.

Фон Гранат лгал. Он мог лгать совершенно безнаказанно, ибо проверить его слова не представлялось никакой возможности.

Только зачем фон Лису надо было об этом задумываться? Ведь «беря в долг» у фон Граната, он никогда и не думал отдавать долг назад.

- Кстати, вы, наверное, рады, что фон Саботаж опять у власти и не забыл вашей услуги с покупкой поселка в Веласарах, - не сдавался Арнольд.

Даже если он и сомневался в собственных заслугах, нельзя же было всё-таки отступать перед маркизом. Тем более, что ему, Арнольду удалось побить славного героя разведки на всех фронтах. А маркиз об этом даже и не догадывался.

- Ведь этот чёртов поселок вполне мог стоить ему головы. Он вполне мог кончить, совсем как его неразлучный дружок Тим фон Тёмненький, он же Сашок Стыбринский.

- Как?! Вам и это известно?! - удивился маркиз.

- Обижаете, господин маркиз. Разве я назывался бы шпионом, если не знал столь простых вещей?

- Кстати, о посёлке. Боюсь, что снова вас расстрою. Но дело в том, что вы соизволили считать доходы, которые я получил, тогда как я их не получал…

- Как же так?

- Да попросту, не успел продать. Меж тем, правительство вдруг издало указ, по которому всю недвижимость в стране обложили страшнейшими налогами. Таким образом, я не только не получил прибыли, а оказался должен государству около 500 тысяч хвателинов.

- Не платите, вот вам мой совет. Оплату долга будут долго откладывать, пока не спишут. Так всегда бывает.

- Да кроме меня и платить в Хватляндском государстве некому. Все обнищали. У всех, кто не платит налогов, отобрали дома, а их семьи выкинули на улицу. Что ж! Надо признаться: мы не были готовы к такому повороту дел. Хотя, я послушаюсь вашего совета и не стану платить. Может, на этот раз, ваш совет чего-нибудь и будет стоить.

В одном маркиз был прав: никто и вправду не был готов к такому повороту дел! Ведь те, кто продают свое государство по частям, почему-то воображают, что они - единственно умные в этом мире. На самом же деле, подобных умников во все времена имеется слишком много. И каждый из них рьяно рубит сук, на котором сидит рядышком со своим народом. А когда сук, падает вниз, ломая жизни и калеча тела, рубящий всякий раз почему-то удивляется. Почему?! Почему сук вдруг падает? И почему калечит?

Жизнь ставит перед нами множество вопросов. И вовсе не всем позволяет найти на эти вопросы ответ.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.