"Махновский диван"

«Махновский диван»

«Стоит он, старый-престарый, но ещё довольно крепкий. под ветвистой яблоней на сельском подворье Анны Ивановны Шульги, которая любит отдыхать на нём летней жаркой порой. …
- Он и сейчас там находится, - рассказывает Анна Ивановна.
- Только на зиму я укрыла его целлофановой плёнкой да кусками рубероида. - Почему не сдадите в музей историческую реликвию?
- Где он, этот музей? – сокрушается хозяйка.
– Я бы и рада, да некуда сдавать. Подарить детям и внукам? Так все они живут в городе за тридевять земель от меня. Вот и доживём с ним вдвоём свой век. Не станет меня, не станет и дивана. Кому он будет нужен, если сейчас более востребована современная, модная мебель.
- Анна Ивановна, поведайте, пожалуйста, историю дивана. Хозяйка охотно соглашается. Мне уже за восьмой десяток перевалило, а ему – и того больше. О нём мне рассказывала ещё бабушка Устинья Ивановна. Бывало, спрашиваю: «Бабушка, что это за диван у нас такой чудной?» А она: «О внученька, я ещё молодой была, когда мы с дедом твоим Антоном Артёмовичем купили его. А было это до революции 1917 года. Многое на своём веку он видел, многое вместе с нами пережил».
Самое интересное в воспоминаньях покойной Устиньи Ивановны было то, что на старинном деревянном диване почивал сам командир анархистов Нестор Махно.\
- В 1919 году его войска проходили через наше село, - повторяет мне бабушкины рассказы Анна Ивановна. Штаб Махно остановился на ночлег. Рядовые бойцы расположились в сельских хатах, а Махно со своей свитой остановился в нашем доме.
- Почему такая честь?
- Всё очень просто, - продолжает Анна Ивановна. – В то время наш дом среди соломенных хатёнок выглядел дворцом. Дело в том, что у моей бабушки5 родной брат Алексей работал на железной дороге, был довольно зажиточным и помогал сестре. С его помощью построен дом. Он и сейчас стоит, хотя сильно состарился. Если в хатах соседей была простая земляная доливка, то в нашем доме уже тогда красовался деревянный пол. Диван стоял в светлице. Конечно, был он в ту пору на загляденье – хорош: резные ножки, узорная спинка, красивые подлокотники. Диван поблескивал свежей краской.
Махновцы только зашли в дом, сразу начали попойку. Особенно наклюкался Нестор Иванович. Бабушка рассказывала с большой долей иронии о том, как самый главный анархист до того опьянел, что свалился за столом, его подняли и уложили на диване. С тех пор в роду Шульги диван стали называть «махновским». Бывало, захочет кто-нибудь вздремнуть, скажет домочадцам: «Пойду прилягу на «махновский» диван
. - Я на нём и в куклы играла, - рассказывает Анна Ивановна.
– Братья же занимались своими делами. Например, Пётр, так тот, сидя на диване, любил рисовать, а потом стихи сочинял. Анна Ивановна помолчала и грустно продолжила:
- На этом диване лежала вся родня: бабушка, дедушка, затем отец, мать. С этого дивана их уносили на кладбище. Один брат, Василий, покоится в чужой земле. Мужа, Дмитрия Шульгу, я тоже отсюда проводила в последний путь. Дмитрий Иванович Шульга в неполных семнадцать лет ушёл на войну. Служил во фронтовой разведке. Имел высокие боевые награды, за которые в наши дни вдове – почёт и уважение. После войны Дмитрий Шульга 37 лет трудился на ровеньковскоой шахте имени Фрунзе.
- Спасибо шахте: помогла углём, - радостно сообщает хозяйка.
– Теперь на всю зиму хватит топить печку. Раньше, когда овдовела, с топливом было трудно. Не раз посматривала на старый диван: мол, не пустить ли его на дрова. Слава Богу, обошлось. А он, словно слыша наш разговор, тихо поскрипывая подпиленными резными ножками, будто говорил: «Люди, мне без малого сто лет, но я ещё послужу вам, не покушайтесь на мою жизнь. Настанет весна, зацветет яблоня, под которой уже который год стою, вы присядете или приляжете на меня и помечтаете о лучшей жизни».
Летом Анне Ивановне хорошо. Приезжают в гости дочери с мужьями, детьми, внуками, которые день-деньской толкутся на старом, видавшем виды диване, а бабушка Аня рассказывает им о делах давно минувших дней.6 Раньше, бывало, на Новый год, Рождество соберётся вся родня, веселье и пир горой. А сегодня ей немножко грустно и одиноко. Правда, как в старину, приготовила кутью, закипятила и настояла на сушёных яблоках и грушах узвар. Попробовала – и самой понравилось. В доме у неё всегда есть что покушать. Не бедствует. Пенсии теперь вполне хватает.
Рассказывает Анна Ивановна, а сама всё посматривает в окна: не появятся ли гости с кутьёй-вечерей. Обычай есть обычай. О, кажется, стукнула калитка, кто-то идёт по двору. Старческой ковыляющей походкой хозяйка заспешила к двери, впервые пожалев о том, что её «махновский» диван сейчас стоит во дворе, а не в светлице. Усадила бы на него гостей и потчевала, чем Бог послал.
с.Ребриково, 6 января 2005 года
Из книги: «НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ»… Документальные рассказы Владимира Малявского Луганск, «Книжковий світ», 2006. Серия «Проза нашего времени". Для сайта "Свой вариант" материал подготовил Ю.Кукурекин
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.