ОСКОЛКИ В ПАМЯТИ

Владимир Михайлов
ОСКОЛКИ В ПАМЯТИ
 новелла


В основу положены реальные факты жизни моего отца – Георгия Васильевича Михайлова – прожившего без малого 92 года.

Шёл второй год изнурительной и смертоносной работы, которая пахла потом и кровью, пылью и гарью. Вот и сегодня предстоит малым числом живой силы и техники удерживать натиск огнедышащего металла. До прихода подкрепления остаётся чуть более четырёх часов. А пока приходится ждать и бороться с непривычной звенящей тишиной, которая не только режет барабанные перепонки, но и сдавливает виски. В остальном всё окружающее напоминает довоенное лето. Поют птицы. Поблёскивает трава, сгибаясь от росы и, меняя окраску капель с первыми лучами солнца.
Георгий смотрел на траву и восхищался силой маленького муравья, борющегося с раненым жуком.
- Вот бы и людям такую силу,- подумал лейтенант и тяжело вздохнул. Размышления прервала артиллерийская канонада. Звенящая тишина сменилась визгом снарядов, которые пролетали над головами красноармейцев и разрывались далеко позади оборонительной линии.
Стонала и дрожала земля. Прижимаясь к ней, люди казались маленькими и беззащитными. Но только казались, потому что уже не раз проявляли свою несгибаемость и силу духа. Вот и сейчас, презирая смерть, они были готовы отдать свои жизни, чтобы их дети никогда не знали рабства на родной земле.
Закончилась артподготовка. Вдали показались танки, и шум приобрёл новое качество.
- Не стрелять! – раздался голос комбата, - этих приказано пропустить. И 28 металлических монстров без боя прошли передовую линию, углубившись в тыл фронта. После небольшой паузы, пробегая дрожью по окопам, усилился гул. На красноармейцев двигалась стальная, длинноствольная смерть. Клубы дыма и пыли устрашающе поднимались над землёй. Красивое утро так и не сменилось красивым днём. Наступал мрак. Только изредка, пробиваясь сквозь дым, выглядывало солнце, желая быть свидетелем происходящего.
- Началось,- совсем необычным, а точнее, подавленным голосом, сказал старшина, - чувствую, Георгий, что это мой последний... Не договорив, он умолк и с грустью посмотрел на друга. Друзьями они стали после одного боя, когда лейтенант спас жизнь боевому товарищу. Тогда агрессивная машина накрыла собой лежащего в окопе старшину, развернулась на месте на 360 градусов, превратив оборонительную точку в могилу. Лейтенант в считанные минуты откопал старшину, не дав ему умереть.
- Ты что же это,- вспоминая ужасный эпизод, сказал Георгий , - умирать торопишься, дружище? Он пожурил старшину, а потом, подбадривая, добавил:
- Мы ещё дождёмся мирной жизни.
Две сотни танков продолжали смертоносный марш. Нервы бойцов достигали предела. Лейтенант снова вспомнил о муравье. Захотелось стать таким же маленьким и глубоко зарыться в землю, чтобы избавиться от этого ужаса.
- А каково молодым? – подумал он о новобранцах. Им ведь впервые предстоит окунуться в этот ад.
Ползущие монстры с лязгом и рёвом выныривали из огня и дыма, создавая видимость неуязвимости.
- Вот бы силу муравья, - неожиданно в голову пришло единоборство насекомых.
А между тем гусеницы танка смяли бруствер и беспрепятственно прошли над окопом.
- Сволочи! – закричал старшина и бросил противотанковую гранату вслед уходящему монстру. Машина надрывно взревела и остановилась. Горящих их было уже около десятка.
Пылала, содрогаясь, земля. Словно живые факелы метались танкисты противника, попадая под свинцовый дождь автоматчиков. Каждый подбитый танк наращивал уверенность и придавал силы молодым бойцам. Кипела злость, и уже никто не испытывал страха. Слышалась русская и немецкая брань.
Старшина менял магазин ППШ, а из башни подбитого танка летела граната.
Не долетев до окопа, она разорвалась. Один осколок попал в магазин, разнёс его вдребезги, и, словно лезвием клинка, Николаю снесло голову. Опешив от увиденного, лейтенант инстинктивно бросился к старшине. Вторая граната превратила в клочья сапоги Георгия, и осколками оторвала обе пятки.
…Он застонал. Приподняв голову над подушкой, открыл глаза. Его лихорадило. По бледному лицу катились крупные капли пота.
- Егорушка, у тебя что-то болит? – испуганно, по-матерински спросила жена.
- Нет, Леночка, опять этот сон…
- Проклятая война! – сказала Елена Игоревна, - когда же ты оставишь в покое солдата?

новела Володимир Михайлов
ДЕНЬ НАРОДЖЕННЯ

Несподівано налетів вітер, час від часу жбурляючи дощем у вікна. Узявшись за свою роботу, вітер не відчував втоми, і важко було зрозуміти, чи він бешкетує, чи хоче нагадати дощу про якісь давні образи.
Дід Тихон дрімав у ліжку і прислухався до невгамовного. Бабця Василина клопотала на кухні. Завтрашній день зобов’язував її бути готовою до прийому гостей. Обов’язково з міста приїдуть діти, онуки і, навіть, правнуки. Завітають і сусіди. У селі давно звикли до того, що в їхній хаті завжди для кожного відчинені двері.
Наблизилась ніч. Занурилось у темряву село. З почуттям виконаного обов’язку, закінчив свою роботу дощ. Розігнавши хмари і, усвідомлюючи свою перевагу над дощем, заспокоївся вітер. Тиша по-своєму святкувала перемогу над обома. Заколисаний негодою дід, непомітно заснув.
Спозаранку, ще до перших променів сонця, вийшла на подвір’я бабця Василина. Вона з дитинства звикла милуватися і насолоджуватися ранковою красою, яку щодня дарує природа. Але цей початок нового дня був для неї особливим.
Чудовий день звернулася вона до сонця, наче до живої істоти, чудовий, спокійний і лагідний, як мій Тихон.
Ти мені ніколи такого не казала, промовив здивований дід, наближаючись до дружини.
Бабця повернулась до Тихона, посміхнулася очима, поклала руки йому на плечі і сказала:
-З днем народження, Тихоне!
-Дякую, Василино! – стримано, але з глибоким почуттям відповів чоловік. Він узяв дружину під лікті своїми вузлуватими руками, і в його голові почали народжуватись поетичні рядки, шикуючись у рими.
Подаленіли кращіі літа.
Зима прийшла, до скроні доторкнувшись.
Я вже не той, і ти уже не та,
Та все-таки зв’язок наш непорушний.
Ти наче квітка в ранішній росі
У сни мої приходиш молодою
У всій своїй привабливій красі –
Тебе я пам’ятатиму такою.
Рядки кружляли в його голові, але він не наважився вимовити жодного слова. Дивлячись в очі єдиної, зрозумів, що поєднавшись з ранком, Василина повернулася і заглибилась в інший ранок їх життя. Він зрозумів, що не треба в ці хвилини руйнувати цей зв’язок, повертати її до сьогоденної реальности. Нерідко він і сам, доживши до свого вечора, згадує чарівний ранок молодости, робить порівняння, висновки.
А ще йому пригадується один з днів народження Василини. Отак, як і сьогодні, тоді на думку прийшли рядки, що присвятив дружині.
Виглядаєш, наче вишня,
Під віконцем навесні.
Та чи втримати прийдешнє
Кучерявій голові?
Час на срібло вже міняє
Золоту твою косу,
Все одно тебе кохаю –
Нерозтрачену красу!
Пригадав як карав себе за те, що не втримався, прочитав ці вірші, дозволив жіночій сльозі з’явитися на обличчі. Цей випадок довгий час не давав спокою. Та чи винен він, що констатував гірку дійсність, природну закономірність? На своє питання він і досі не може дати відповідь. Проте добре зрозумів, і засвоїв, що таке біль втраченої молодости.
Стрімко летів час. Двір, наче чаша, наповнювався ріднею. Гомоніли за столом гості. Як зграйка гомінких безтурботних горобців, щебетала малеча. Вони бігали і раділи святові більш ніж дорослі.
Раптом коло двору зупинився трактор. З нього вийшов юнак. Наближаючись до кола веселих людей, він запитав:
-З якої нагоди?..
Сідай і бери чарку, дружно гукнули його до столу, сьогодні у діда день народження.
Це добре, - наче своїм іменинам зрадів хлопець. Підвівся, глянув дідові в очі і виголосив:
- бажаю вам, діду Тихоне, прожити сто років!
Старий похнюпився, повільно поставив чарку, вийшов із-за столу і попрямував до хати.
Очі присутніх супроводжували його до тих пір, поки він не зник за дверима. Загадкова тиша викликала у юнака несподівані питання:
-А що я сказав?.. Чим міг його образити?
-Моєму чоловікові сьогодні дев’яносто дев’ять, - мовила дружина господаря, - чи ти розумієш, юначе, дев’яносто дев’ять...

Владимир Михайлов
 новелла

ШЕЛЬМА
Отшумела дневная суета. Сумерки бесцеремонно улеглись на дома и деревья. Становясь полноправными хозяевами, они торили путь темноте, придавая ей загадочную таинственность. Замирали безлюдные улицы, а мелкий дождь бесшумно зависал в воздухе.
Не считаясь с усталостью дорог, изредка пробегали автомобили, нарушая природный покой – они будто пытались разбудить уснувшую суету. Потом снова умолкали улицы, и осенний вечер напоминал собой обычную тихую ночь.
Аристарх сидел за рулём новенького "BMW”, наслаждаясь комфортом и скоростью. Машина мчалась с лёгким шуршанием, подчиняясь счастливому наезднику. И в эти минуты, казалось, ничто не может стать помехой мыслям, роившимся в горячей голове бизнесмена.
Я мечтал и достиг,- с видом триумфатора рассуждал он,- у меня своё дело, хороший дом, сын и классный «бумер»…
Расслабляясь, он погружался в сказку, и был уверен, что успешно превращает её в реальность.
Это не предел моих возможностей, я смогу…
Внезапно глухой удар остановил поток сладких мыслей. Промчавшись по дороге ещё два десятка метров, «мастер быстрой езды» ударил по тормозам.
Моя машина! – защемило сердце парня.
Небольшая вмятина на крыле омрачила настроение. Аристарх злобно посмотрел на дорогу, едва разглядев в темноте тело пострадавшего. Подойти к нему не решился, вернее, побоялся.
На какое-то мгновение чужая боль представилась непреодолимой помехой, сделавшей уязвимой его собственность. Происходящее не сразу дошло до глубины сознания незадачливого «гонщика». Сначала раненый раздражал его, потом вызвал страх.
- Где же ты взялся на мою голову? – процедил он сквозь зубы.
- Нужно делать ноги.
Оставив на дороге беспомощную жертву, он торопился раствориться в темноте, напряжённо, сочиняя легенду о своей невиновности; в голове теснились различные версии, ускользала уверенность. Он на всех парах мчался с места преступления к мастерской знакомого автомеханика.
- Может быть не стоило сбегать? – терзал он себя. Может вернуться и отвезти этого беднягу в больницу?.. Нет? Салон загадит.
Снова мысленно вернулся к автомеханику, которого в кругу автолюбителей с уважением называют Хирургом, за особое умение искорёженным авто возвращать красоту.
С Хирургом проблем не было; как всегда, нуждаясь в деньгах, механик быстро согласился пожертвовать сном и сразу же принялся за работу.
С восходом солнца обновлённый "BMW” стоял в гараже. Дома Аристарха никто не ждал; жена с сыном уже две недели отдыхали на модном курорте за границей. Сложившиеся обстоятельства, как нельзя лучше, благоприятствовали ему.
- Моё отсутствие не вызовет никаких подозрений, - успокаивал он себя, - а сейчас только спать. Но события ушедшего дня не покидали голову бизнесмена.
Ни воскресный день, ни располагающая к отдыху тишина не снимали душевного расстройства и напряжения.
- Да успокойся же, - твердил он себе, - ты ведь нигде не наследил, всё обойдётся.
В который раз Аристарх закрывал глаза, пытаясь сделать усилие над собой, но ничего не получалось. То ли страх, то ли остатки совести, а может, и то и другое спрессовывали внушительную массу тела, делая его маленьким и беззащитным. Он достал из бара бутылку дорого виски и из горлышка отхлебнул внушительную дозу, даже не почувствовав крепость спиртного.
- Нервы ни к чёрту! – сумбурно бормотал обессиленный Аристарх.
В конце концов, алкоголь и усталость взяли верх. Сон расслаблял мышцы, но продолжал терзать бессвязными навязчивыми кошмарами мозг.
- Я не виноват!.. Я не виноват!.. – уже бессознательно во сне повторяли губы.
Набатно зазвонил телефон. Аристарх резко оторвался от подушки. Потом сел, пытаясь осмыслить происходящее с ним. Телефон продолжал звонить, приводя его в чувство. Рука инстинктивно потянулась и взяла трубку, из неё глухо доносился дрожащий голос матери: «Сынок! Сынок! Горе-то какое! Звонили из больницы, утром наш отец умер… Папы больше нет!.. Вчера вечером какой-то негодяй сбил его на дороге и…и… скрылся...

 Владимир Михайлов новелла

ДЕНЬ УДАЧИ

Шла весна, настойчиво вытесняя зиму. Шла, но не приносила радости в дом Даниловых. Тамара Сергеевна с осени лежала в постели без существенных намёков на поправку, но Адам Гаврилович изо всех сил старался внушить жене надежду на выздоровление.
Завтра восьмое марта,- его внезапно пронизала искромётная мысль,- завтра у Тамары день рождения. Смогу ли я?..
В его голове тёплыми воспоминаниями прошли годы, прожитые совместно в радости и благополучии с любимой женой.
- Неужели знаки внимания,- говорил он себе,- завтра будут похожими на повседневные? Неужели лекарства и праздничный стол навсегда останутся мечтами за стеной недосягаемости?
От навязчивых мыслей становилось грустно, они, подобно снегу за окном, продолжали кружить, пьяня его седую голову, а душевный настрой судорожно сковывал мышцы, делая старика слабым и беспомощным. Погружаясь в такое состояние, что нередко повторялось с ним последнее время, он долго не мог уснуть, терзаясь сомнениями, но потом, всё-таки, находил силы, концентрируя их в своём сознании.
Восьмое утро весны взбодрило Адама Гавриловича праздничным оптимизмом. Словно позабыв о своём полиартрите, он рано с бодростью поднялся с постели и быстро оделся. Стремительная походка никак не вязалась с внешним видом пенсионера. Не доверяя карману старенького пальто, рука крепко сжимала в нём пять полтинников, как надежду на удачу.
Даже катаракта не препятствовала видению яркой панорамы. Пёстрая палитра живых красок с притягательной силой манила старика к себе ближе и ближе. Жаль, что только пылкое желание купить цветы остужалось градом неумолимых цен. Живые и красивые – заставляли стыдливо потеть даже полтинники, умаляя их покупательную способность. Адам Гаврилович всё же продолжал прохаживаться между рядами, но цены не падали, оставаясь устойчивее, чем его ноги.
Остановившись, вспомнил о жене.
-Возможно, Тамара нуждается в моей помощи,- нервничал он,- а я…
Посмотрел на часы.
- Неужели удача отвернётся от меня?- бормотали губы, а рука продолжала сжимать горячие монеты.
Неожиданно около пенсионера остановился серебристый «Мерседес». Из него вышел молодой человек. Шикарный наряд казался чужим на плечах обладателя. Небрежная походка выдавала внутренний мир нувориша, которому явно не хватало знаний этикета. Раскачиваясь в движении, он задел локтем Адама Гавриловича и вплотную подошёл к корзине, полной больших красных роз. Ни о чём не спрашивая, взял её, а на освободившееся место небрежно швырнул стодолларовую бумажку. И вновь, раскачиваясь, но уже быстрее, направился к автомобилю. Ошеломлённая происходящим, хозяйка цветов растерянно провожала взглядом щедрого покупателя.
Вдруг из корзины на асфальт упала одна роза.
- Вы… Вы уронили,- взволнованно обратился к молодому человеку пенсионер.
Парень остановился, посмотрел в глаза обескураженного старика и сказал:
-Да ладно! Возьми себе, батя!..
Адам Гаврилович нежно поднял цветок и трепетно прижал к груди.
- Как будет рада Тамара!- в замешательстве повторяли его дрожащие губы.

 

Комментарии 3

Редактор от 30 апреля 2011 13:37
"Но события ушедшего дня не покидали голову бизнесмена."
Но мысли о событиях ушедшего дня не выходили из головы.
Извините меня, пожалуйста, уважаемый Владимир Михайлов, но, на мой взгляд, было бы грамматически правильнее построить предложение по предложенному мною варианту. Буду признательна, если оцените должным образом, согласившись с подсказкой.

А вообще, язык в рассказах замечательный. Читала с удовольствием. Особенно понравился первый рассказ. Желаю Вам вдохновения на создание новых произведений.

Простите за странный, на перевый взгляд, вопрос: "Вы по гороскопу в стихии земли? Более - Вы по зодиаку - дева? Извините ещё раз. Спросила потому, что чувство меры и логики здорово проявляется в тексте. И стремление к лирике особенно украшает их. С уважением, Алевтина Евсюкова
lado1946 от 20 апреля 2015 14:26
Уважаемая Алевтина, по гороскопу в стихии земли, но не дева - козерог.
Владимир Михайлов
lado1946 от 22 июня 2015 17:52
Уважаемая Алевтина, я согласился с Вами. Спасибо!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.