Новый взгляд на старую «Репку» с исправлениями и дополнениями

Новый взгляд на старую «Репку» с исправлениями и дополнениями

                                                     Исследования С. Зарвовского и К˚

 

Всеми любимой сказке про репку уже столько сотен лет, что имя автора для нас навсегда останется неизвестным, можно сказать только одно - каким только изменениям в угоду власть имущим и различным политическим течениям она не подвергалась! Как только не измывались над персонажами за многие годы ее существования! Данная работа является попыткой докопаться до ее истинных корней и проследить все изменения, которые с ней происходили при различных общественно-политических формациях. И вот перед вами знакомое классическое произведение, которое, после избавления его от наслоений, диктованных политической целесообразностью и очищенное от шелухи конъюнктуры, предстает в совершенно новом свете. Ну и конечно, обладая новой информацией, исследователи не смогли удержаться, чтобы не эстраполировать сюжет и героев сказки в светлое будущее.


Первобытнообщинный строй. Матриархат


Именно в это время впервые появляются действующие лица сказки: Баб-Каа, Внуч-Каа, Жуч-Каа, Кош-Каа, Мыш-Каа и забитый Дед-Каа, являющийся единственным производителем в этом женском клане. В то время приставка -Каа означала принадлежность к определенному роду и служила хорошей защитой от врагов, как внешних, так и внутренних. На их родовом тотеме был изображен удав, пожирающий льва. Одно упоминание, что ты из рода -Каа заставляло соседние племена склоняться даже перед таким слаборазвитым существом, как Мыш-Каа. Ну а если на горизонте появлялась Баб-каа, то все враги в страхе пытались спрятаться за мамонтов или даже саблезубовых тигров, предпочитая быть растоптанными или растерзанными, но не встречаться с этим жутким предводителем рода. Это повелось с давних времен, когда молодой и еще глупый Дед-Каа, подарил в качестве свадебного презента тоже молодой, но уже проявлявшей недюженные деспотические задатки Баб-Ке, своими руками выдолбленную из глыбы базальта каменную сковородку. Тогда он и не думал, что это кончится матриархатом…

- Ну и где этот старый бездельник? – сидя на крыльце пещеры и почесывая домашнюю чупакабру, вопила Баб-Каа. - Воткнул по весне в землю эту… , теперь  хрен знает, что с ней делать! –

При слове «хрен» Внуч-Каа перестала выдергивать перья из птеродактиля и мечтательно закатила глаза.

- Кстати, а почему он не посадил хрен? – задумчиво пробормотала она .

- Хрен редьки не толще – отрубила Баб-Каа и пнула чупакабру. Та с визгом улетела в лес, по дороге отхватив от домашнего мамонта, привязанного к кусту смородины, кусок ляжки.

- Зато длиннее… и с пупырышками…, -  глаза Внуч-Ки стали еще мечтательнее. – И вообще ты ничего в ботанике не смыслишь – заявила продвинутая представительница первобытной молодежи, - Это не редька, а репка.

- А по мне хоть ананас, - не унималась предводительница, - агроном  первобытный нашелся, вырастил хрен знает… - глаза Внуч-Ки мгновенно закатились под самые бигуди и Баб-Каа осеклась. – А ты о чем размечталась? Давай, скуби своего курозавра, а то без ужина останемся. Как мы эту репку тянуть будем, ты подумала? Опять же проблема - куда такой урожай на нашу голову? 

Дед-Каа заявился под утро подозрительно веселый, но с мастодонтом подмышкой, что его и спасло. Ему показалось, что едва он успел рухнуть на любимую шкуру бронтозавра, как раздался зычный голос матриархатши:

- А ну хватит валяться, пошли твою репку тянуть!

Почесывая оставшейся от ужина лапой птеродактиля волосатую спину, Дед-Каа вышел из пещеры. Огромная репка занимала все пространство между секвойей и кустом смородины, вокруг которой топтался охромевший мамонт. Рядом, задрав головы, рассматривали верхушку репки Баб-Каа, Внуч-Каа, Жуч-Каа, Кош-Каа и Мыш-Каа, которые не знали, как приступить к делу. Вначале они пытались ее тянуть, потом толкать, но толку было мало. Дед-Каа, посмеиваясь, закурил трубку из ствола столетнего бамбука, после третьей затяжки в голове его что-то щелкнуло, он отцепил мамонта от смородины, привязал к репке и поманил чупакабру. Мамонт, почуяв неладное, рванулся и овощ гигантской пробкой выскочил из земли, едва не помяв Баб-Ку и ее свиту.

Никто еще и не подозревал, что матриархат доживает не то, что последние дни, а последние часы…

 

Первобытнообщинный строй. Патриархат


Следующее утро началось с громогласного заявления Дед-Ки: - Доколе? Хватит!!! -

- Етит, етит, - согласилось из угла пещеры изумленное эхо и, с перепугу, что-то от себя добавило про руководительницу матриархата.

- Что!? – зарычал вошедший в раж Дед-Каа.

- То, то – успокоило его эхо, не привыкшее вступать в конфликт с силовыми структурами. Обитатели пещеры, включая даже затурканую всеми чупакабру, поняли, что наступает не только новая эпоха, но и грядет смена власти. Вначале кто-то пытался поднять восстание, но потом пришли к мнению, что поскольку при любом раскладе родовое имя остается, враги по-прежнему будут их бояться, то бунтовать может оказаться себе дороже. А поскольку пещерному электорату по большому счету все равно, кто будет им помыкать, решили поступить как эхо – во всем соглашаться.

Первым делом Дед-Каа грохнул об угол пещеры свадебный подарок -  базальтовая сковородка разлетелась вдребезги, осталась только ручка. Дед-Каа велел Внуч-Ке аккуратно сложить осколки и больше их не трогать.

– Вторичное сырье, - пояснил он. – Пойдет на переплавку во время очередного светопредставления. - 

Правда, один наиболее крупный осколок оставил на память в честь исторического события – смены эпох.  Заняв место Баб-Ки на крыльце пещеры и держа в левой руке оставшуюся от сковородки каменюку, а в правой ручку от нее же, он неожиданно заявил:

- Смотрите все! Отныне это будут символы власти – скипетр и держава! –

Поскольку Дед-Каа установил в своем племени весьма либеральный демократизм, то и сеяли теперь каждый что хотел. Баб-каа редьку, Внуч-Каа свой любимый хрен, Жуч-Каа, Кош-Каа и Мыш-Каа салат оливье. Только вождь остался верен старым привычкам – по-прежнему ежегодно выращивал репку. Со временем он изобрел колесо, самогон и вечный двигатель, схема которого, к сожалению, затерялась в веках. А когда с наступлением ледникового периода и, соответственно, холодов повадились лазить в огород простудившиеся сопливые мамонты, пришлось изобрести порох. Так они и вымерли. Вот тут-то все и почувствовали разницу. Ладно, мясо исчезло – перешли на вегетарианство. Но самое главное – репку-то выдергивать стало некому!  Пришлось заводить домашних животных - из тиранозавра, без толку галопирующего за зайцами, срочно вывели породистую лошадь. Ну а корова приблудилась сама, по всей вероятности, забрела из Индии. Там этих коров, что в здешних местах чупакабров, индусы уже не знали, куда девать. Вот они и приспособились сбывать буренок по сходной цене слаборазвитым племенам. Зато теперь с репкой стало проще, необходимость тянуть отпала – на зиму оставляли в огороде и лошадь с коровой хрумкали ее с двух сторон. Так предприимчивый Дед-Каа экономил на складских помещениях. А на тотеме теперь красовался удав-вегетарианец, пожирающий репку.  

Вот так, дети, чудо-овощ стал причиной упадка дикого матриархата и привел к владычеству человека разумного. Которое, кстати,  тянется и до сих пор.

  

Рабовладельческий строй


Шел третий год деспотического рабовладельческого строя.  Вокруг стояло жуткое иго. Правда до передовых рабовладельцев Бабки и Дедки уже дошла информация о том, что рабов надо кормить - тогда у них повышается производительность труда. И наоборот – если им не давать еду, они запросто могут оставить своих хозяев без рабочих рук. Вот такие они безответственные. У Бабки с Дедкой была Внучка, ее-то они и приставили следить за рабами, которых  звали Жучка, Кошка и Мышка. Внучка быстро овладела передовыми технологиями содержания рабов и те у нее как сыр в масле катались. Так что ига они даже не заметили.

Однажды в округе появился легионер, который вернулся из далекого северного города под варварским названием «Москау», где ему почему-то дали прозвище Спартак. Видимо так его дразнили в честь любимой футбольной команды, за которую он болел. Спартак принес известие, что в тех краях научились выращивать овощ под названием «репка» таких размеров, что им можно накормить за один раз целую толпу рабов.

- А людей с песьими головами ты там не видел? – не удержалась, чтобы не съехидничать Бабка. – А то наш друг Геродот еще и не такого в своих мемуарах нагородил…  Может вы там оба из одного кубка пили? –

И уж совсем она взбеленилась, когда Дедка на всю сэкономленную заначку купил у заезжей маркитантки какую-то чахлую семечку. Та, якобы обещала, что семечка способна разрастись примерно до слона среднего размера. За такую наивную доверчивость Бабка устроила Дедке Фермопилы на дому, и тот вынужден был переселиться в бочку, после чего соседи стали дразнить его Диогеном.

- Ишь, чего удумал, генетик доморощеный, да ни за что не поверю, чтобы из такой дребедени выросло что-то путнее… - бушевала Бабка, которая даже не подумала, что семейный бюджет не понес никакого урона, ведь «семечко  раздора» было куплено на Дедкину кровную заначку. Страсти накалялись. Дедке сочувствовали даже Жучка, Кошка и Мышка, не говоря уже о Внучке. Они тайком подкармливали сидящего в бочке страдальца остатками с рабского стола. Но, даже те не верили, что из плюгавого зернышка можно вырастить что-то похожее хотя бы на огурец, не говоря уже о слоне. Тем не менее, для успокоения Дедкиной совести воткнули семечко перед входом в бочку.

Примерно через неделю все проснулись от истошного вопля:

- Эврика! - орал Дедка, бегая по двору  голым  –  он не мог отступить от классики. Бабка со скалкой рванула к бочке разузнать, с кем это отшельник развлекается, но по дороге за что-то зацепилась и рухнула. Перед бочкой торчало нечто, похожее на слоновью задницу в натуральную величину, только вместо хвоста кучерявились гигантские листья. Репка взошла, скептики были повержены!

Естественно, после случившегося, Дедка из бочки переехал в лучшие домашние апартаменты, а соседи, почему-то, стали почтительно величать его «патрицием с ботаническим уклоном». Рабы целыми днями поливали зачатки обещанного маркитанткой слона. Видимо под землей и вправду скрывался пока еще невидимый хобот, который поглощал влагу со страшной скоростью. Будущий слон рос не по дням, а по часам и на циферблате клепсидры Дедка даже начал делать отметины, но рост репки обгонял ход стрелок.

В скорости репка предстала почти во всей красе. Теперь она уже напоминала не обратную сторону слона, а скорее огромную бочку, на размеры которой бегали подивиться рабовладельцы из всех соседних фазенд. В конце концов, дефицитный овощ поспел, по крайней мере, так уверял Дедка, которого не напрасно прозвали ботаником. Осталась одна проблема – собрать урожай. Но зря говорят, что производительность труда при рабовладельческом строе самая низкая. Это храмы во славу Юпитера строить, или там пирамиды  - тут у них никаких сил нет. А когда речь зашла о том, что надо дармовую еду из земли выдернуть, то рабов набежало видимо-невидимо. Хотя, на правах главного героя, первым припал к овощу Дедка, за ним пристроилась Бабка, пожелавшая погреться в чужих лучах славы. Следом выстроилась целая вереница - Внучка, Жучка Кошка, Мышка, прибежал даже Спартак, не говоря о соседских зеваках… По этому поводу приехал из дальних краев собиратель всяческих небылиц - старый друг семьи Геродот, прихвативший с собой Архимеда - того самого,  у которого Дедка перенял манеру бегать голым и издавать индейские вопли. Первый привез кипу папируса и личную стенографистку - зафиксировать историческое событие. Второй был, как всегда, со своим рычагом  и сразу начал ко всем приставать, чтобы ему дали точку опоры, и он выдернет репку в одиночку, но во всеобщей суматохе рычаг сломали, а Архимеда столкнули в бассейн. Оттуда он выскочил как всегда голый и с тем же неизменным криком: «Эврика!»  куда-то убежал. Больше его не видели. Короче говоря, репку дернули всем миром под слоган: «Эх, дубинушка, ухнем, эх зеленая сама пойдет!» - всем хотелось полюбопытствовать, что это за слоны такие, которые ведут кротовий образ жизни? Но, всеобщему разочарованию не было предела - никакого слона там не оказалось, просто выдернули огромную редиску, которая ни в один пифос не помещалась. Пришлось устроить пир на весь мир – не пропадать же добру… Спартак оказался прав – весь окрестный плебс трое суток икал от обжорства.

Теперь вы поняли, дети, почему пали древние греки? Халява и в Древней Греции была сладка… Она-то их и сгубила!

 

Феодализм


Примерно ко второй половине конца середины Ренессанса, ранее ничем не примечательные обыватели Дедка и Бабка стали феодалами. На все нажитые непосильным трудом сбережения они купили в коммунальном замке небольшой зал и две спальни и выписали из глухой провинции дальнюю родственницу Внучку. Правда, выписать то они ее выписали, а вот с пропиской неувязочка вышла – завхоз замка отказался узаконить ее пребывание на их площади.

- Понаедет тут лимита, - бурчал закоренелый бюрократ, почесывая забрало, измазанное чернилами, - детей нарожает, потом не будешь знать, куда их расселять. Замков на всех не настачишься. –

Таким суровым Гамлет (именно так звали главного хозяйственника замка) стал после того, как Офелия сбежала от него к какому-то Отелло. Но страдальцу никто не сочувствовал, все знали, что он перебил ее родню, накурившись какой-то дряни, которую из Америки ему лично поставлял наркодилер Колумб.

Потому-то бывший принц, объявленный в розыск королевским интерполом, воспользовался связями тени своего папы, и отправился на задворки периферии влачить жалкое существование завхоза коммунального замка. 

Непреклонного Гамлета не убедило даже то обстоятельство, что Внучка (которая так была похожа на предавшую его возлюбленную…) была несовершеннолетняя, и обзаводиться потомством, ей было еще не по возрасту. Усугубило положение и то, что вместе с родственницей в замок прибыли ее наперсницы – Жучка, Кошка и Мышка. Они хоть и мелкие, но их тоже надо было где-то держать, а замковский завхоз не питал большой симпатии ко всякого рода живности.

Выручило то, что, не будучи любителем пищащей, лающей и мяукающей фауны, он гораздо лучше относился к представителям молчаливой флоры. У него даже был небольшой огородик за кооперативными сараями замка, где выращивались (естественно втайне от замкосъемщиков), некоторые экзотические растения. Например, хлебобулочное дерево, колбаснососисочное и, даже, совершенно диковинное для данной местности - котлетное. В общем, весь закусочный набор к тем напиткам, которые он предпочитал в любое время суток. Вот только с овощными закусками было напряженно, толи климат не подходил, толи уход за такими растениями требовался особый.  Даже неприхотливое дынно-арбузное дерево плодоносить категорически отказывалось и, кроме семечек, ничего не родило. Короче говоря, местные агрономы с ног сбились, а помочь экс-принцу ничем не могли. А ведь тот лелеял тайную надежду на склоне лет для поправки здоровья стать вегетарианцем…

Незадачливое семейство неожиданно выручила странная находка. Конкурент Колумба, давний приятель нашего семейства Магеллан, который тоже возил всякую травку, но из Вест-Индии, случайно обнаружил в мешке с маковой соломкой необычное семечко. Когда он поделился этой новостью с Бабкой, та сразу вспомнила неудачные агрономические опыты Гамлета и не пренебрегла возникшей возможностью к нему подкатиться.  Выпросив у Магеллана совершенно ненужное ему семечко, чуть не испортившее оптовую партию товара, тут же отправилась к завхозу. Если бы только она знала, чем обернется ее невинное желание за столь пустяшную мзду завоевать расположение строгого блюстителя нравственности!

Поначалу все шло хорошо.  Гамлет, уже отчаявшийся присоединиться к племени вегетарианцев, благосклонно принял подношение. Бережно сунув семечко в землю, он притоптал его ногой и обильно полил, как учили забугорные ботаники. Удивительно, но через некоторое время кропотливый уход за заморским овощем неожиданно дал результат – семечко проклюнулось и пустило ростки.  Счастью завхоза не было предела, и он не только оформил внучке прописку в замке, но и нашел возможность за счет королевства расширить жилплощадь воссоединившемуся семейству.

Тем временем, овощ на глазах поднимался из земли. Его гигантские размеры поражали воображение очевидцев, и молва о чуде разнеслась по всей округе. Вот это и сгубило нашего принца-крестьянина. На его беду о диковинке прознал тот самый давний недруг Отелло, работавший предводителем королевских инквизиторов. Это был завистливый душегуб, почерневший от дыма костров, на которых жег еретиков. Ему постоянно приходилось работать исключительно с сырыми дровами, поскольку королевский казначей считал большой честью для отступников быть сожженными на сухом топливе, которое стоило значительно дороже. Ну а с Гамлетом у него были особые счеты – Отелло не мог простить, что Офелия сбежала именно к нему, и теперь приходилось целыми днями слушать причитания о том, как ей сладко жилось в датском королевстве, пока этот чумазый ее не соблазнил.

Естественно, доброжелатели не преминули доложить Главному инквизитору о чуде, произраставшем в огороде Гамлета. Возможно, это было сделано и не по злому умыслу, а просто от восторга перед диковиной, но Отелло счел это вызовом природе, стало быть - ересью! Так уж ему было по штату положено – во всем искать богохульство и искоренять его всеми инквизиторскими способами. А такую оказию вообще упускать никак нельзя - ни у кого такое не растет, а тут на тебе! Что это, как не колдовство и черная магия?

Короче говоря, когда за Гамлетом явилась стража, он с перепугу попытался свалить все на Магеллана, но тот был в очередном набеге на Вест-Индию и привлечь его к ответственности не представлялось возможным. Поэтому сжечь решили хозяина подпольного огорода. Тем более, что развлечений в тот сезон было мало, надо же было короля и народ чем-то позабавить. Правда, нашелся один сердобольный путешественник, который пытался в защиту Гамлета на базарной площади вещать, что далеко на севере, где люди ходят в диковинных шкурах, они выращивают такие «чудеса» на каждой грядке, называется это репа и там это вовсе не дефицит. Но за крамольные враки его тут же схватили. Во-первых, какие шкуры, если вокруг глобальное потепление? А во-вторых, мало ли что понавыращивают необразованные дикари? А здесь не положено, как сказал сам Главный инквизитор! Короче говоря, после двух-трех пробных пыток этот умник сознался в ереси и на костре послужил для Гамлета - основного действующего лица развлекательной программы,  разогревающим – его сожгли первым.

После того, как болтун, чадя как сальная свеча, догорел, головешки разгребли и на это место вежливо пригласили пройти Гамлета. За уныло плетущимся завхозом Дедка, Бабка, Внучка, Жучка, Кошка и Мышка тащили плод раздора – огромную репу. Ее тоже было велено сжечь, дабы не вводить народ во искушение селекционными опытами. Водрузив еретика на выращенный им самому себе эшафот, его обложили хворостом и подожгли. Но, через несколько мгновений, собравшиеся зеваки стали поводить носами из стороны в сторону. Вслед за запахом паленой шерсти от волосатых ног Гамлета, откуда-то донесся восхитительный аромат. Первым догадался Главный инквизитор. Он понял, какую выгоду можно извлечь из сложившейся ситуации и велел разбросать костер. Хотя одна нога Гамлета уже догорела, тот, не помня себя от счастья, рванул домой на другой.

Через некоторое время, заказав деревянный протез, бывший завхоз, он же недогоревший еретик, поступил в пираты на должность одноногого Сильвера. Капитан корабля, скучая долгими абордажными вечерами, приглашал его в гости и просил рассказать, как тот докатился до такой жизни. Когда заканчивались дрова в каютском камине, хозяин, поигрывая ножиком, любезно предлагал устроиться поудобнее и протянуть ноги к огню, который после этого вспыхивал с новой силой.

Вы спросите, а что случилось с еретическим овощем? Да, хороший вопрос… Так знайте – с тех пор пареная репа стала главным деликатесом королевского стола!

Видите, дети, чего стоят простому народу королевские гурманистические прихоти! Хотя, с другой стороны непонятно – почему недожарили принца? Не поторопись Отелло с амнистией, могло бы появиться еще более изысканное блюдо – шаурма с гарниром.

 

Капитализм


В период дикого накопления капитала, когда любой богатей густо краснел, если его спрашивали, каким путем он нажил первый миллион, жила-была обычная капиталистическая семья. Хотя, справедливости ради надо отметить, что не такая уж и обычная - в отличие от других, Бабка с Дедкой свои миллионы заработали (как это ни странно звучит…) честно. А дело было так.

От своих феодальных предков Дедка унаследовал  грядку, на которой выращивалась репка, подаваемая к королевскому столу. Король щедро платил за деликатес и, опасаясь (как все тираны и сатрапы…) быть отравленным завистниками, сделал верных поставщиков монополистами. Но, «миллионщику»  славы поставщика двора его величества показалось мало. Нахватавшись вольтерьянских идей, носящихся в воздухе после французской революции, прогрессивный Дедка решил, подобно Прометею, нести репку в народ. Чтобы осуществить новый проект, прежде всего, понадобилось расширить плантации, для обработки  которых раньше всегда обходились семейным подрядом.  Дедка оставил за собой королевскую грядку, с остальными управлялись Бабка и Внучка. Поначалу простолюдины репку приняли как когда-то на Руси картошку – в штыки. Старшие из листьев репки плели веночки, а малышня, за неимением фирменного мяча, гоняла ею на пустыре в футбол. Но, время шло, после очередного «демократического преобразования»  в стране провианта, как водится, поубавилось и репка начала приобретать в народе все большую популярность. Спрос на нее резко повысился, и собственных рук стало не хватать. Пришлось прибегнуть к наемному труду, приняв на работу Жучку, Кошку и даже невзрачную Мышку. Профсоюзы были еще слабы и закрывали глаза на эксплуатацию труда братьев наших меньших. Деньги потекли рекой.

У Дедки образовалось свободное время и, сидя на завалинке родового поместья, он предавался философским раздумьям. С возрастом, как водится,  вольтерьянства поубавилось но, поскольку умище-то никуда не денешь, излюбленной темой размышлений стала экономика. Он все чаще начал задумываться над странным феноменом - почему вложив кое-какие деньжата в семена репки и удобрения, семья после продажи урожая получает кое-какие деньги. А, потратив эти деньги на выращивание еще большего количества репки, в результате выручает уже деньжищи…  Он не знал, что такое арифметическая прогрессия, поэтому формулу «Деньжата – репка – деньги, деньги – две репки – деньжищи» пришлось вывести самостоятельно…  Но, на этом пытливый Дедка не остановился – он вспомнил, что как-то на досуге Бабка связала ему семейные трусы и ей так понравилось это занятие, укрепляющее нервы после присмотра за наемными работниками, что она стала делать их на продажу. И, оказалось, что здесь  можно применить ту же формулу: деньжата – трусы – деньги, и так далее по вышеприведенному тексту.

К чему бы привела Дедку его доморощенная философия, начни он развивать ее самостоятельно, мы уже никогда не узнаем. Зато нам  известно, что у Внучки завелся хахаль, которого дразнили все вороны и попугаи в округе, поскольку звали его Карлуша. Парень не бог весть какого ума, зато с момента выхода из отроческого возраста отличался повышенной волосатостью что, как известно, выдает в ее носителе натуру целеустремленную, самолюбивую и беспринципную. Он с детства мечтал стать корифеем хоть какой-нибудь науки, но во все известные направления уже, как водится, пролезли всякие Бойли-Мариотты, Лобачевские и прочие Лейбницы, поэтому он выдумал свою. Название ей придумал красивое – «Политическая экономия капитализма», а вот что с ней делать – понятия не имел. И тут ему подвернулся Дедка, который в полемическом задоре поведал о своем открытии.

Вот как это произошло. Поскольку мечтами о своей науке сильно сыт не будешь, Карлуша повадился столоваться у будущих родственников. Не отличаясь особой политкорректностью, он всякий раз за семейным  обедом  снисходительно обзывал Дедку с Бабкой акулами капитализма и другими, непонятным им словами. Вот тут-то Дедка,  в отместку, желая проявить собственную эрудицию, и дал маху – вместо того, чтобы самостоятельно продвинуть свою теорию и стать знаменитым, он после бутылочки «Мадам Клико» изложил ее Карлуше. Будучи парнем не промах,  тот, с трудом делая равнодушное лицо, выслушал и тут же, сославшись на занятость, убежал даже не доев откушенную котлету, чего за ним никогда не наблюдалось. «Волосатик» быстренько подвел философскую базу и уже через пару дней обобщил Дедкину формулу (даже не взяв того в соавторы!),  которая стала теперь звучать так: «деньги – товар – деньги». Более того, в своей новой науке он для примера без зазрения совести разделал своего благодетеля под орех, публично обозвав эксплуататором бедных Жучки, Кошки и Мышки…  Единственное, что он хорошего сделал для Дедки, это избавил старичка от философско-экономических мучений, объяснив, откуда берется прибавочная стоимость…

Нетрудно догадаться, дети, что перед вами наглядный пример пагубного влияния алкоголя. Не подвернись Дедке лишняя бутылка, вся история человечества могла бы пойти по пути капитализма «с человеческим лицом»,  а не с рожей бритоголового пролетария…

 

Социализм

 

Колхозный сторож по прозвищу Дедка был на редкость сварливым стариком. Дня не проходило, чтобы он не терроризировал свою Бабку, вспоминая, как он на ней женился, вместо того, чтобы отправиться в город получать образование агронома. Он постоянно обвинят жену в том, что именно из-за нее загубил несостоявшуюся карьеру …

Хотя на самом деле все выглядело несколько иначе. И виновником всех бед, обрушившихся на Дедкину голову, стал не кто иной, как Иван Владимирович Мичурин, изобретавший  в местном колхозе принципиально новый сорт репки, которой можно было бы накормить всех строителей социализма.  После известной истории, когда ученый упал с клубники и, ударившись головой о горошину, получил сотрясение смекалки, он решил заодно приобщить к исконно русскому овощу народы крайнего севера, истомившиеся без витаминов. Но мало кто был в курсе, что это падение было инсценировано, поскольку Мичурин, прознав о долгих днях, проведенных под яблоней  Ньютоном,  не захотел тратить время на ожидание, пока что-то упадет на голову и высечет из нее новую идею. Были свидетели тому, что он, с отчаянным воплем: «Мы не должны ждать милость от природы…» бросился на горошину самостоятельно. А поскольку горошина  была размером с тыкву, решение пришло мгновенно. Знаменитый селекционер тут же применил недавно открытый генно-модифицированный организм (который впоследствии стали называть ругательным словом «ГМО») и с его помощью скрестил репку с моржом. Теперь ее можно было выращивать далеко за полярным кругом, и нашего перспективного Дедку, как лучшего ученика Мичурина, послали поднимать целину на Чукотку. Почему именно его? Да потому, что Ивану Владимировичу приглянулась  Дедкина Бабка и он решил отправить ученика как можно дальше. Более того, сообразив, какую пользу можно извлечь из ГМО, старичок тут же привил себе ген кролика и быстренько соблазнил оставшуюся в одиночестве молодую Бабку.

Тем временем Дедка, ничего не подозревая, в поте лица трудился в условиях вечной мерзлоты. Пот замерзал на небритых щеках, но энтузиазм, с которым тот пытался спасти чукчей от авитаминоза, не иссякал. Неутомимый Дедка создал из местного населения колхоз, обещая невиданные дивиденды от продажи редкого в здешних местах овоща в Америку.  Но коллективное предприятие в первый  год забыли снабдить техникой, полагающейся по разнарядке, а на второй вместо трактора прислали поливальную машину, которая предназначалась узбекским хлопководам. Тогда агроном-засланец, обобществив частную чукотскую собственность, впряг в нарты, переоборудованные в плуг, собак. К лету тундра вся была перепахана и засеяна. Через пару месяцев пригрело арктическое солнышко, и появились первые всходы. Вначале Дедка решил, что на добросовестно возделанной тундре взошел новый сорт ягеля, но оказался неправ. Это и взаправду оказалась желанная репка.

 Но тут возникли непредвиденные трудности – на огород нагрянули стада  белых медведей, которые повадились лопать проклюнувшиеся ростки, аппетитно вонявшие  моржовым жиром.  Как Дедка не пытался, размахивая арканом, гонять непутевую скотину, те только шарахались из одного конца огорода в другой, еще больше нанося урон, вытаптывая засеянную площадь. Наш герой даже пугало по старинному русскому обычаю соорудил, но медведи после зимней голодухи сожрали и его. Пришлось отправить сообщение о том, что без создания специальных лагерей, куда следует поместить медведей-вредителей, опыт не закончить не удастся.

Через некоторое время пришла депеша, в которой врагом народа был объявлен сам Дедка. Но, поскольку ссылать его дальше просто было некуда (ну не в Америку же, это было бы, скорее, поощрением…), то в приговоре значилось, что в качестве наказания к Дедке отправляются Бабка, невесть откуда взявшаяся внучка и все их нажитое добро -  Жучка, кошка и мышка. Поговаривают, что Мичурин такому обороту даже обрадовался, потому что из-за  малого срока жизни кроликов ген действовать перестал, а здоровье было дороже. Ну а Дедка поселил прибывших в ярангу, а сам устроился сторожем  в собственный колхоз, переориентированный на разведение кукурузы в береговой зоне Ледовитого океана. Так они до сих пор тянут-потянут свой срок, никак вытянуть не могут… А Дедка, между дежурствами по охране социалистической собственности, пилит Бабку за то, что из-за нее он не стал дипломированным агрономом.

Вы заметили, дети, что главным двигателем научной мысли и, соответственно, прогресса является голова, а в ней мысль, простимулированная соответствующим образом? И, конечно же, неиссякаемый при любой температуре, трудовой энтузиазм!


Далекое будущее


Старый робот марки ДеДКа устало смахнул со лба каплю машинного масла.

- Да, нелегко сейчас моделям с кончившейся гарантией  – шепелявил он одним транзистором, торчащим из челюсти, позаимствованной во время последнего ремонта у экскаватора. - Чипы барахлят, суставы на ржавых болтах держатся, вместо качественного масла отработкой заправляют. В общем вид такой, что молодые думают, что меня еще Архимед сконструировал. То ли дело было в старину!  Светодиодом подмигнешь, транзистором присвистнешь и она твоя… -

При этих словах ДеДКа с опаской оглянулся – не слышала ли его старческое ворчание почти такой же модели БаБКа. Но у той еще с прошлой профилактики звукоприемники  были демонтированы, и она принимала только визуальную информацию, да и то с искажениями – пиксели уже не те...  Опасался ее ДеДКа больше по привычке – приобретенный рефлекс, однако. Однажды в молодости за упомянутые подмигивания БаБКа огрела его подвернувшимся под руку коленвалом от бульдозера и электронный Казанова еще долго дергался всеми реле и контактами, особенно во время подзарядки. Со стороны можно было подумать, что его вилку подсоединили не к стандартным 220-ти вольтам, а воткнули в шаровую молнию.  

Скрипя шарнирами и подсвистывая звуковой картой ДеДКа на всякий случай подошел к БаБКе, зная, что если та разбушуется, то успокоить ее можно только воспоминаниями о том, как в молодости, долгими зимними вечерами они делали детей, собирая их из старых холодильников и швейных машинок, вручную паяя транзисторы и светодиоды. Кстати, не так давно старые навыки пригодились – прозябая на тылах технической цивилизации, они из списанного синхрофазатрона, найденного на свалке коллайдера и еще кое-какой мелочевки, решили на старости лет соорудить себе внучку, а на забаву ей Жучку и Кошку. Ну, чтобы дите лучше развивалось, постигая окружающую фауну. И оказалось, что сделали они это очень вовремя.

Но долго предаваться воспоминаниям ДеДКе было недосуг. Еще с утра в его голове, после последней модернизации похожей на антикварную микроволновку, поставленную «на попа», голодным дятлом стучала мысль. Только сейчас он понял истинный смысл выражения про котелок, который варит. Его новая голова была переполнена хоть и одной, но весьма увесистой идеей о том, как осчастливить все прогрессивное человечество! Ну, не совсем, человечество, не в буквальном смысле, а только его роботизированную часть, и то далеко не всю, а именно таких как он, постоянно требующих починки. Но намерения-то были каковы! Получить качественное масло, которое будет недорогим и эффективным, позволит избавиться от второсортной отработки и вдохнет новую жизнь во все скрипящие, хрустящие и лязгающие суставы…

Собственно, масло было известным, но пенсионерам не по карману, поэтому надо было всего лишь найти достаточно дешевый способ его производства. Экспериментальным  путем ДеДКа выяснил, что наилучшим методом избавления роботов от «ревматических» симптомов является применение репейного масла. Вот и решил наш алхимик все свободные в округе земли засадить репой, из которой потом можно будет получать чудодейственный элексир. Все наличные силы в лице БаБКи, а также очень вовремя смонтированной внучки и ее зверинца, были брошены на освоение агротехники. 

ДеДКа стоял на остатках крыши атомного реактора с садистской  ухмылкой колхозного бригадира, наблюдающего за потугами городских  ИТР выполнить норму посадки картошки. Он смотрел как БаБКа, крепко сжимая мозолистыми манипуляторами лопату, за пятнадцать минут вскопала два гектара опытной делянки. «Есть еще порох, однако…» - удовлетворенно отметил спаситель племени роботов и двинулся инспектировать действия внучки, которая со своими питомцами получила задание перебрать репные семена. Увиденное повергло его в шок.

Надо сказать, что внучка была собрана из чего не попадя и из-за этого не только ее модель, но даже пол определить было невозможно. Запчасти механизмов разных времен и народов, из которых она была сделана, не поддавались идентификации, тем не менее, ребенок вырос продвинутым. Ведь не зря говорят, что от смешения различных рас получается уникальное потомство… Обладая определенными знаниями и отсутствием БаБКиного трудового энтузиазма, который той привили еще в социалистическом детстве, внучка решила не пачкать руки и порученный ей трудовой процесс слегка механизировать. С помощью Жучки и кошки, был сооружен некий агрегат – нечто среднее между ногой от шагающего экскаватора и бетономешалкой. Уж откуда они запчастей натаскали – одному Биллу Гейтсу известно… Ведь по случаю разразившегося недавно кризиса беспризорными роботами были подчищены все окрестные свалки, а вскорости и сами искатели металлолома отправились на демонтаж. В общем, не обладающая особым эстетическим вкусом и дизайнерскими способностями внучка соорудила монстра, размером с карьерный самосвал и, почему-то, назвала это чудище «Мышкой»! Остается только думать, что генетическая память ей подсказала -  в семействе явно не хватает одного члена…

Вначале ДеДКа ужаснулся. С правой стороны так называемой «Мышки»  выглядывал  радиатор от антикварного КАМАза, с левой – дуло противотанковой пушки. Тылы же прикрывала дверь от банковского сейфа с кодовым замком, из которой кокетливым поросячьим хвостиком  торчал  змеевик гигантского самогонного аппарата!  Старомодные эстетические взгляды ДеДКи не выдерживали зрелища этакого авангарда. Но, увидев с какой скоростью эта механизма лущила семечки, выплевывая их из жерла пушки, он слегка подобрел. Да и внушительные размеры, а также предусмотрительно навешенный спереди бульдозерный ковш, заставил его призадуматься. Не исключено, что этот выкидыш технического прогресса еще пригодится, особенно при сборе урожая.

Так и получилось. Не возделываемая много лет целина, на которой ничего не сеяли, кроме болтов и гаек, благодарно отозвалась на хороший уход и репа довольно быстро пошла в рост. К осени с помощью «Мышки» урожай был собран, и вся компания отправилась сдавать его на масло. Но каково же было изумление несчастного ДеДКи, когда робот-приемщик сырья открыл ему глаза на тот факт, что репейное масло делают совсем не из репы…  Агроном-неудачник чуть не развалился на запчасти от такого известия - попытка осчастливить скрипучую часть его собратьев с треском провалилась!

Итак, БаБКа за ДеДКу, внучка за БаБКу и далее по ранжиру они погрузили страдальца на «Мышку» и повезли домой. А там долго отпаивали его дефицитным трансформаторным маслом…

Вы поняли, дети, к чему приводит компьютерная неграмотность? Ведь ДеДКе надо было всего лишь нажать несколько кнопок, сложить манипуляторы на груди, поклониться монитору и произнести волшебные слова: - О, премногообразованнейший ГУГЛ! – как ему тут же открылись бы тайны производства репейного масла, которое, на самом деле, делают из лопуха… А так вышеупомянутым лопухом оказался сам роботолюбивый филантроп…

 

P.S. На этой оптимистической ноте заканчивается наше исследование, посвященное любимейшей в народе старинной сказки. Считаю, что оно было проведено достаточно тщательно и позволило любопытствующему читателю окунуться в атмосферу тех эпох, сквозь дебри цензуры которых все-таки пробилась к нам эта поучительная история. Благодаря этому теперь-то мы уже знаем, с какими трудностями пришлось столкнуться ее героям, пережившим не только века, но и не один конец света…

 

P.P.S. Коллектив, трудившийся над вышеприведенным исследованием, все свои оставшиеся силы бросит на то, чтобы утвердить во всех образовательных инстанциях свое творение как образцовое учебное пособие. Предполагается, что его необходимо преподавать не только в школах, в виде примера эволюции народного творчества, но также изучать в ВУЗах, как образец непредвзятого и объективного исследования исторических хроник. Полагаю, что понятливые читатели меня поддержат.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.