Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Из цикла «Брызги на стекле» Проза |
Александр Смирнов
Из цикла «Брызги на стекле»

МОРОЗ


Звенел морозный ночной воздух. Искрился снег. Темнели безмолвные сосны. В тёмном безоблачном небе мерцали звёзды, и в их призрачном свете сосны отбрасывали таинственные длинные тени. Снег, сосны и звёзды создавали загадочную картину, они словно застыли в преддверии чего-то неведомого. Поддавшись атмосфере ожидания, всё живое затаилось в тёплых норах. Полярная звезда указывала направление запоздалому путнику…

ЛУЧ И ВРЕМЯ

Звезда сверкнула в последний раз и погасла. В последний миг от неё отделился луч и полетел в пространство.

Дни складывались в годы, метры – в километры, а луч всё летел. Он покорно стремился к неизвестной цели, выполняя последнюю волю умершей звезды. За долгие годы он научился думать и не раз задавался вопросом о своём предназначении, но не мог найти ответ.

Многие миллионы лет прошли со дня смерти звезды, луч начал стареть и тускнеть, но продолжал стремиться к неведомой цели. Однажды он достиг безжизненной планеты. Пройдя атмосферу, луч попал в накатывающую на берег волну, тем самым зародив крохи новой жизни. Перед тем, как прекратить своё существование, он понял, что выполнил своё предназначение.

ГОРОД

Из далёких земель пришли Основатели. Остановившись на привал, они были настолько поражены красотой местности, что остались там навсегда, дав начало городу…

…Город рос. Через него проходил богатейший торговый путь. Развивалась культура, горожане жили в достатке и счастье, и город находился в апогее своей славы…

…Городские стены и высокие башни, узорные колонны и арки, прекрасные дома и красивые улицы, великолепные сады и парки – всё разрушилось, почувствовав неумолимое смертоносное дыхание Времени. Никогда больше не содрогнёт эти стены ни весёлый смех, ни горький плач, никогда не сокрушится стена тишины, воздвигнутая долгими безмолвными годами, никогда больше усталый путник не найдёт долгожданный отдых близ прохладного фонтана…
Город обратился в руины…

В ТИШИ

Стремительно катит свои воды быстрая речушка, рябь на поверхности воды играет отблесками заходящего солнца, окрашивающего кажущиеся невероятной природной абстракцией заросли на противоположном берегу в желтовато-зелёный цвет, и природа успокаивает душу. В тиши заката то и дело выскочит из воды рыбка и снова с плеском погрузится. Постепенно темнеет, тени удлиняются и уже достигают противоположного берега, и умиротворённая тишиной природа погружается в глубокий сон – даже рябь на речке пропадает – и загорающиеся на небе звёзды как в зеркало глядятся в водную гладь.

ВЕТЕР

Ветер с воем проносился по улице. Он в одиночестве метался среди тупиков и не мог найти выхода. Скрипели статуи, дребезжали окна домов, содрогаясь от немилосердных ударов силящегося вырваться из клетки ветра. Ветер взметал пыль и листья и бросал их в дома, и обиженно выл…
…Но преграда не сокрушалась, и ветер был обречён на вечное скитание по мрачной улице и тупиковым переулкам…

ПОЖАР

…Уже догорала заря… Вдруг сквозь багрянец заката прорезалось пламя. Мёртвые кроваво-красные языки лизали стены, поднимаясь всё выше и выше, забирались на крышу, и казалось, что горит вода в соседнем пруду. Нельзя было подойти близко к дому – нестерпимый жар сразу отбрасывал человека назад, казалось, что Солнце спустилось с небес, такой ослепительно-яркий был огонь. Раздавались крики и стоны людей и животных. В воздухе царила атмосфера хаотического беспредельного ужаса и отчаяния, и ужас поселился в сердцах людей, оккупировал разум, заставляя людей поддаться безрассудному страху и бежать, бежать сломя голову от страшного места. Вскоре обрушилась крыша, унеся с собой последние предсмертные вопли…
…Луна осветила тлеющее пепелище. Всё было кончено. И только холодные, безучастные ко всему звёзды всю ночь были немыми свидетелями этой печальной картины…

…И жизнь текла,
Подобно речке бурной.
И жизнь прошла,
Понять как это трудно…

…Порвалась тонкая струна…

ЗИМА

За ночь окно покрылось инеем. Лучи утреннего солнца, попадая на стекло, преломлялись, и на обындевевшем окне играли жёлтые, красные, синие и зелёные яркие искорки, перемещавшиеся и менявшие цвет с движением глаз.
За порогом расстилалась широкая заснеженная равнина, настолько белая, что при взгляде на неё резало глаза. Эту белизну слегка лишь оттенял темнеющий в отдалении лес. Небо было безоблачно и сине, и в нём ярко сверкало зимнее солнце. Поскрипывание снега под ногами звонко разносилось в морозном утреннем воздухе.
Русская зима представала во всём своём великолепии.

В ЗАПАДНЕ

Можно метаться, можно кричать – всё тщетно: отсюда не выбраться. Толстые стены не пропустят звуки и станут преградой на пути к свободе. А когда все попытки бесполезны, остаётся одно – сесть на холодный пол и ждать, когда закончится воздух, ждать смерти. Что может быть мучительней и тоскливей этого ожидания?


СНЕГ

Ночь. Безветрие. С неба сыплются пушистые хлопья снега. Они кружат в темноте и опускаются на ветви деревьев и землю, покрывая их ровным слоем, как одеялом. Лес засыпает, умиротворённый плавным кружением снежинок. Воцаряется атмосфера спокойствия. А снегопад продолжается, утихомиривая всё вокруг своей неторопливостью и размеренностью, воплощая собой вечность.

ЛЕС

Ночь. Тёмный лес, бывший таким светлым и приветливым днём, сейчас навевает страх. Неведомыми хищниками скалятся сплетения ветвей, громко раздаётся треск сухого вереска при ходьбе. Гулко ухает сова, и, угрожающе свистя, ветер качает верхушки деревьев.
Страх. Страх поселяется в душу, вытесняя разум, и гонит, гонит прочь из этого ужасного леса.

СУМЕРЕЧНЫЙ ДЕНЬ

То, что пробивалось сквозь густо-серую плотную пелену облаков, своей непроницаемостью подобной воде в глубине колодца, вряд ли можно было назвать солнечным светом. Дневной свет был настолько тускл, насколько мелки были брызги измороси, окутавшей город, и казалось, что для того, чтобы просочиться сквозь мелкое сито облачности, каждому крохотному лучику света приходилось толкать перед собой дождевую пылинку. Утро не наступило, и до самой ночи день утопал в сумерках, как утопал он в измороси, наполнявшей воздух, но никак не желавшей осесть на землю. От дождя невозможно было укрыться – казалось, что даже сквозь окна влага проникает в комнату… День был мрачен, тускл и сер.

КАМНИ

Течёт прохладный горный ручей, переливаясь через маленькие пороги и весело журча. Вода его прозрачна, и видны камни, лежащие на дне.
На протяжении веков обтачивал ручей эти камни, и они стали гладкими. Вода уносит с собой мельчайшие их частички, и камни с каждым днём уменьшаются.
Пройдут годы, камни сточатся в песок, на их место попадут другие, а вода всё так же будет течь, обтачивая камни и отдавая природе желанную прохладу.

СЛАВЯНСКИЙ ЗАКАТ

Солнце начало медленно скатываться за кромку леса, расцвечивая облака на небе своими лучами, рисуя завораживающие картины – невероятные абстракции, в которых каждому чудится что-то своё, выливало последние за день потоки света на деревья, которые тянулись к этим лучам всеми своими листочками, стараясь вобрать в себя как можно больше последнего тепла жаркого летнего дня; эти лучи уже не палящие – они обволакивают деревья ласковым теплом; воздух посвежел, и дышится свободно; все звуки утихают, они теряют даже малейшую резкость и входят в абсолютную гармонию с природой и самими собой – вся природа умиротворяется и готовится ко сну.




ПЛАМЯ

Трещит костёр, освещая лесную поляну и грея усталых путников. Кто эти путешественники, идущие через лес, где на километры вокруг нет ни одной живой души?
Играют языки пламени. Они лижут сухой хворост и взметаются вверх в безмолвном танце. Они - таинственный бездонный колодец света посреди мрака. Кому дано постичь пламя, его чувства и предназначение, достичь дна колодца?
И можно бесконечно наблюдать за загадочностью танцующих огней.

БЕЗНАДЁЖНОСТЬ

Метались огни пламени, пожирая стены и крыши домов, разрушая их и предавая забвению. Варвары вошли в город, и не было ни малейшей надежды спастись. Всё живое уничтожалось бессердечными убийцами, и над городом носились стоны. Они пронизали воздух и проникали в лёгкие, внушая ужас. Когда первые лучи солнца осветят тлеющее пепелище, варвары будут уже далеко отсюда, и за ними потянется нестираемый временем кровавый след.
И через несколько лет лишь одиноко белеющий в лесу череп будет напоминать о некогда великолепном городе.

ВОЛГА

Широко разлилась по равнине великая река. Какая картина открывается с высокого берега! Уходит вдаль равнина, покрытая зеленью, и домики на ней кажутся игрушечными. Дремлют величественные леса и тенистые рощи, деревья слегка покачиваются на ветру. В свете солнечных лучей блестит и переливается Волга, плещутся о берег маленькие волны, спокойно несёт свои воды река. Утро передаёт власть жаркому летнему дню.

СНЕЖНАЯ ЗАВЕСА

Снежная завеса, необычная для конца апреля, по мере приближения к ней машины казалась всё более внушительной. За стеклом появились первые снежинки, и вскоре автомобиль был поглощён снежной пеленой. Все внешние звуки словно стали тише, лишь льющаяся из колонок музыка осталась на прежнем уровне. Очертания предметов за стеклом скрадывались летящим снегом. Он возникал из серой мглы впереди, и было в этой картине что-то ирреальное. Всё это: снег, мгла, тихая музыка, рокот двигателя сложилось в некую загадочную и таинственную атмосферу, навевающую какие-то странные, неопределённые образы…

ОДИНОКАЯ ВОДА

Из земель настолько далёких, что их название за давностию лет было забыто, текла одинокая вода, чьё одиночество исчислялось многими годами. Путь её проходил между востоком и западом, и она подвергалась засухам как с той, так и другой стороны. Многие почвы и многие виды живых организмов повидала вода на своём пути. Она не была рекой, поскольку её начало и конец перемещались вместе с её основной массой. Не имела она и определённого названия – в разные годы она называлась по-разному. Вода была одинока, так как воды, тёкшие на запад или на восток и имевшие определённые названия, не могли понять её западно-восточное направление, безымянность и самобытность. Но вода не обращала внимания на их мнения и продолжала стремиться к своей цели. Она не знала, долго ли ей ещё предстоит течь, но была уверена, что, придя к этой цели, она найдёт свой идеал и сможет остановить там свой бег.
МЕТЕЛЬ

За окном завыла и заметалась метель. Снежные хлопья на огромной скорости проносились сквозь круг света, исходившего от фонаря. Потоки снега закручивались в воронки. Северный вихрь ужасной силы принёс эту снежную реку в город. Он бился в окна и обиженно ревел, когда не мог сокрушить дребезжащее под его напором стекло. Метель завладела пустынными улицами и переулками огромного ночного города. Люди испуганно поёживались в тепле квартир. Зима вошла в город.
<!-- /295aeac51cf1bd7cd18cf00ba8330129 --> <!-- /9d848bf65728994bfea23f5d6f20155b --> <!-- /a7205e611f22499731f449138c6097e5 --> <!-- /b2de2b456052de1a3e5fc146d815ca8f -->
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Стою с восторгом у пруда
  • Сквозь безразличие мира
  • Из цикла «Брызги на стекле»
  • Пейзажная лирика
  • Миниатюры


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Январь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:08
    ФОЛЬКЛОР
    15 января 2020
    Поэзия

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.