Главная > Поэзия > Я хочу остаться песнею…

Я хочу остаться песнею…


11 июня 2019. Разместил: Редактор

 

Виктор

МОСТОВОЙ

 

 

* * *

 

Примут в царство ли небесное
Или в ад откроют двери,
Я хочу остаться песнею
В тех сердцах, которым верил.

 

 

* * *

 

                    Памяти Николая Рубцова

 

В тех полях, где запах донника
И ромашковый наряд,
Вижу путника-бездомника
И его тревожный взгляд.

 

Он идёт, душа волнуется,
Беспокойно дышит грудь.
То гроза вовсю беснуется,
То заря согреет путь.

 

Он, любивший жизнь просторную
Вдалеке от шумных трасс,
Так Москву первопрестольную
Своей лирою потряс!

 

И – ушёл… Куда – неведомо.
Птицы вслед ему летят,
И цветы, цветы так преданно
В его сторону глядят.

 

 

* * *

 

Влажный ветер в дом влетел внезапно.
Шелестел за форточкою дождь.
Словно бы черемуха,
                                         озябнув,
Волосы твои струили дрожь.

 

Свет забрезжил. Ночь была в распаде.
Ты спала в объятиях моих.
И твои я пряди брал и гладил,
Целовал и окунался в них.

 

 

* * *

 

Ты – солнечный свет! Я – ослеп...
Родная, цари на престоле.
Не зря убегаю я в степь
От счастья рыдать на просторе;

 

Цветами дышать, как тобой;
Чудачить, обняв разноцветье.
О жаворонок, запой –
Пусть песню подарит ей ветер!

 

 

* * *

 

Я люблю.
Давно со мною не было
Этого безумия.
Люблю!

А снежинок суета нелепая
Бередила душу декабрю.

 

Я люблю.
А жгучий ветер с рвением
Взвихрил хлопья, как волос копну.
Странно, что в людском столпотворении
Вижу только женщину одну.

 

 

* * *

 

Улыбкою заворожи,
Ты дар, который дан мне свыше.
Пустяк какой-нибудь скажи,
А я высокое услышу.

 

Я чувствую тебя. Понять
Смогу теперь любой намек твой,
Я думал: мне любви не знать,
Душа для чувства будет мертвой.

 

Я думал: все уже в былом.
И проглядел, ошибка вышла, -
Опять повеяло теплом,
И зацвела под осень вишня.

 

 

* * *

 

Свою судьбу напрасно не кляни.
Все в прошлом – откипело, отстоялось.
Сирень такая пышная – взгляни,
И лепестками вишня засмеялась.

 

Все в прошлом, но откуда этот взрыв
Тоски и боли? Чувств нежнейших завязь?
И я метнул диск солнца, раскрутив,
И полетел он, в синеве расплавясь.

 

Какой у вишни был веселый нрав!
Но погрустнела – вновь ошибка вышла
И осыпает цвет на юность трав
Теперь уж несмеющаяся вишня.

 

 

* * *

 

Ночь в окне в сиянье лунном тонет.
Мы одни. Мы слышим листопад.
Я возьму лицо твое в ладони,
Буду целовать сто раз подряд.

 

Твои плечи, руки буду гладить –
Перед божеством не устою!
Знаю, что с рассудком мне не сладить,
Ощущая красоту твою.

 

 

* * *

 

Ветром схвачены шторы и смяты.
Ливнем в окна хлестнула листва.
Мне с тобою, – ведь знаешь сама ты, –
Верх блаженства и верх торжества!

 

В блеске молнии – профиль распятья,
Скорбный облик меж туч грозовых.
В эту ночь я, наверное, спятил,
Поцелуев напившись твоих.

 

 

* * *

 

Сад мой в лунном переливе
И капель, как заводная,
День и ночь стучит. Счастливей
Нас с тобою нет, родная.

 

В мокрый сад пройдем аллеей,
Вздрогнут губы, вспыхнет взгляд.
Нам становится милее
Пробуждающийся сад.

 

Сад в мерцанье. Мы в обнимку,
– Любо ль сердцу твоему?
На щеке твоей дождинку
Поцелуем я сниму...

 

 

* * *

 

Любимая, нужно ли спорить?
Пусть тени бегут по углам!
Ах, нам поскорей бы зашторить
Огни фонарей и реклам.

 

Я тихой печали пластинку
Поставлю. Затеплится взгляд.
На стула высокую спинку
Одежды твои полетят.

 

Неистов порыв.
                           Без оглядки
Утопим в объятьях тела...
Родная, зачем в жаркой схватке
Мне в губы слезинка стекла?

 

 

* * *

 

Ах, луна! Не колдовство ли? 
От нее ль любви исток? 
Поле, стриженое поле 
Так и манит в душный стог. 

 

И волной – волос сиянье. 
Так и льется отсвет лунный. 
Мы с тобой не в одеянье. 
Первозданны. Юны-юны. 

 

Поцелуи ли, сверчки ли 
Душу всю перевернули. 
Мы с тобой в луну нырнули 
И поплыли, и поплыли... 

 

Лунный отсвет будоражит 
Кровь. Слились и ночь, и поле, 
Кто-то скажет: бог накажет. 
Ну и пусть. Нам до него ли?! 

 

 

* * *

 

Помнишь, нас кружили карусели,
В россыпи волос лучи вплелись,
В круговерти буйного веселья
Мы с тобою уносились ввысь.

 

И стрижи навстречу нам, и ветер,
Листьями пропахший, и летим
В синеву и солнце, и на свете
Больше ничего мы не хотим.

 

 

* * *

 

То Москва, то Греция, то Турция.
На крутых ветрах ты, на крутых…
А у нас сейчас цветут настурции.
Возвращайся ради всех святых!

 

Брось ты удивляться заграницами -
По тебе грустит шахтерский край,
Астрами пестрит и чернобривцами
Палисадник наш. Ты приезжай!

 

Кто-то поманит шуршащим долларом,
Солнечной экзотикою мест,
А у нас цветут ромашки здорово,
И смотреть на них не надоест.

 

 

* * *

 

Знаешь, печалиться брось ты,
А окунись с головой
В сырости запах острый,
В нежность фиалки лесной.

 

Там, в гущине непролазной,
Яблони дикой цвет
Мягко, светло и прекрасно
Твой засыпает след.

 

А в луговом цветенье
Ветер играет легко,
Радужный шлейф сирени
Тянется далеко.

 

Радостно, пряно и дико.
Ляжешь в цветы и траву –
Бьётся сердечко тихо
У родника во рву.

 

 

* * *

 

Вот и старость, вот и о Христе мы
Чаще стали думать, друг мой милый.
Отцветают наши хризантемы,
И с высот свергаются кумиры.

 

И, как будто стужей засквозило,
Заморозком чувства прихватило,
Но откуда-то берутся силы,
Чтоб душа взлетала и парила.

 

__________________

© Виктор Мостовой

 

 


Вернуться назад