Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Я родом из детства Поэзия |
Яков Баст
Я родом из детства


Я родом из детства, из тесных «хрущёвских» квартир,
Из старых трамваев с билетом за пару копеек,
Из полок пустых в магазине с названием «Мир»
И яблок душистых из бабьих кошёлок-вереек .

Я родом из дыма, который впитал от костров,
Печёной картошки в угля`х вперемешку с золою,
Из светлых, красивых, таких удивительных снов,
Что снятся мальчишкам нередко ночною порою.

Я родом из крепкой дворовой, бедовой шпаны,
Из хриплого голоса, струн семиструнной гитары,
Из тех юных дней, где мы молоды и влюблены,
И все были живы, отцы наши были не стары...

Я родом с каштановых улиц, кленовых аллей,
Цветущих садов, белой вьюгой играющих в мае,
Сирени душистой и снега седых тополей,
И памяти прошлой, которая нас не обманет.

Я родом из книжек, что в детстве любили читать,
Из той вековой нашу жизнь прожигающей грусти,
Которую в нас заложила с рождения мать,
Которая в сердце живёт и никак не отпустит…




Этим утром дождливым мне грустно вдвойне,
Понимаю, конечно, что это – не повод.
Закрываю глаза, словно в призрачном сне,
И приходит из памяти милый мой город.
Пронесусь лёгким ветром по скверам родным,
Площадям, переулкам и улицам детства,
И каштаны Крещатика мне позывным –
Пышной кроной – сигналят без тени кокетства.
Пролетают недели, проносятся дни,
И я с ними в потоке лечу торопливо.
На Владимирской горке я сяду в тени,
На Подоле попью оболонского пива.
Я неспешно пройдусь по мосту через Днепр,
Весь наполненный чувствами истинной грусти,
Вновь поем на Шулявке украинский хлеб
И куплю рушничок на Андреевском спуске.
Выпью кружку я кваса из бочки, одну,
И в бассейне «Динамо» тряхну стариною,
На Майдане девчонке чужой подмигну,
А Хмельницкий мне вслед погрозит булавою.
Полюбуюсь я буйным цветеньем садов,
Что на город нависли в пленительном мае,
Надышусь ароматом забытых дворов,
И вернусь я к себе на последнем трамвае.
Вот и всё. И закончен мой экскурс к корням.
Я вернулся к себе, вновь дышу настоящим.
Только сердце щемит по седым тополям,
Что навечно остались в далёком вчерашнем...



Память детства нагрянет нежданно, без спроса, без слов…
От неё никуда не уйти нам и некуда деться.
И нахлынет поток, нас наполнит обрывками снов,
Как, играя в войну, мы делились на «русских» и «немцев»…
Как гоняли в футбол в старых кедах, протёртых до дыр,
Утром гладили в школу забрызганный кляксами галстук
И бежали к уроку, вновь утренний чай не допив,
С маслом хлеб дожевав на ходу: весь нехитрый свой завтрак…
И герои прочитанных книг – Д’артаньян и Тимур –
Молчаливым укором приходят внезапно под вечер.
Их забыли. И в моде теперь вездесущий гламур,
И потёртые книги в чулане не ждут с нами встречи…
К нам «танкисты с собакой» на помощь уже не придут:
Разошлись вдаль дороги и страны в пространстве незримом.
«Генералы песчаных карьеров» неслышно бредут
В равнодушных песках, и забыли … про «неуловимых»…
И вся искренность детских мечтаний, весь светлый наив,
Всё осталось за призрачной рамкой сегодняшних буден.
Ведь реалии жизни сулят нам сплошной «позитив»,
И другие теперь горизонты у нынешних судеб…
Нам навязан один господин – скоростной Интернет,
Всюду «хакеры», «спамеры», «геймеры» лезут к вам в душу...
Но никто не поможет, не даст полноценный совет,
Рвут тебя на куски, каждый первым старается скушать.
Ах, как хочется в детство ворваться!.. Хотя бы на миг…
Пробежать по росистой траве, сбросив обувь от Гуччи.
Как найти мне ту клавишу, сделать единственный клик
И уйти в те года, чтобы совесть и память не мучить…



На далёких бульварах гуляет шальной листопад,
Кружит жёлтые листья с повадками томного мачо.
Я ловлю сквозь туман твой призывный волнующий взгляд...
И нельзя отвернуть... Не могу поступить я иначе.

Нас с тобой разделяют шеренги прошедших годов,
Между нами дорог километры и мили морские,
Но сияет сквозь все расстоянья и пыль городов
Твой немеркнущий образ, и снятся глаза колдовские.

Иногда, как сегодня, мне память заснуть не даёт,
Будит тёплой волною внезапных душевных порывов.
И мечта отправляется в свой бесконечный полёт,
И тревожно звучат громы дальних ракетных разрывов…



«Когда это было, когда это было,
Во сне? Наяву?
Во сне, наяву, по волне моей памяти
Я поплыву»
Николас Гильен


* * *
Я нередко пишу о поре листопада, о гроздьях рябины,
О жестоких морозах, о рвущих тоскою снегах.
Это всё – моя память, встающая в рост из глуби`ны,
Это то, что приходит во сне на попутных ветрах.

А кругом города, раскалённые зноем пустыни,
Море синее, пальмы и белый-пребелый песок…
Не хочу я о них… ни от вредности, ни от гордыни,
Просто эти пейзажи не будят рождения строк.

Я хочу в холода, в стылый ветер и снег под ногами,
Где в сугроб с головою и в прорубь по горло с парком.
Где таёжные синие сосны лениво качают ветвями,
Там, где де`вицы красны и парни, как кровь с молоком.

Там остались друзья, моя юность и лучшие годы,
Все, кого я так сильно любил, и все те, кто любили меня.
С кем гулял до зари, с кем встречал золотые восходы
И кого провожал я до дома с рассветом встающего дня…

Волны памяти топят тоску в океане солёной печали.
Утверждают, что нет ностальгии... Не верьте: враньё.
Моя тихая грусть, уходя за моря, в заповедные дали,
Отражаясь в пространстве, сквозь сердце проходит моё.



"меня не то удивляет, что трамваи не ходют, - меня то удивляет, что трамваи ходют"
Михаил Булгаков

Вновь с востока взошёл над землёй золотой каравай,
Город сбросил покров темноты, птица-ночь на исходе...
По проснувшимся рельсам спешит к людям первый трамвай,
Устремляется в утро, презрев все капризы погоды.

Дребезжит старый корпус, с боков время стёрло эмаль,
Стёкла мелко дрожат, словно лист папиросной бумаги.
Вот уже сорок лет он несётся без устали в даль,
Как в тот памятный день, выходя из ворот Златой Праги...

Среди новых кварталов и блеска шикарных авто
Он достойно плывёт по маршруту, везя пассажиров.
Наши будни сегодня похожи на цирк «Шапито»,
Но пока ходит старый трамвай – значит, мы с вами живы...

Так лети по путям наших судеб, усталый вагон,
Городскую рутину пронзая заливистым звоном.
Ты – осколок прошедшей эпохи, посланец времён,
Тёплый маленький остров в течении дней невесомом...




Мы когда-то с тобой тоже были наивны и молоды,
Мы несли юный вздор, всё вокруг принимая за истину.
В синем небе кружились в полёте дворовые голуби
И хотелось в грядущее верить…Святое и чистое…
Всех нас в школе учили делить на "плохое-хорошее",
В мыслях жизнь размечали на полосы: "чёрное-белое",
А врагов всех мастей ощущали затылком и кожею,
И гордились страной и своей нерушимою верою…
Не казалась мелодия чувств нам красивой гиперболой,
Ведь любили мы искренне, не напоказ, без патетики.
И все знали, что секса в Союзе, конечно же, не было,
А была лишь любовь, нам дарящая в счастье билетики…
Мы росли и мужали, а век подходил к завершению,
Плавно судьбы и жизнь перелились в другое столетие.
Наши мысли ушли в пустоту, души – стали мишенями
И от "чуши прекрасной" остались одни междометия…
Огрубели сердца и потухло в глазах что-то важное,
И куда-то пропала открытость и канула искренность,
Пожиманье руки превратилось в касанье массажное,
Честность и прямота - не в чести, просто жалкая видимость.
Но, бывает, под вечер окутает грустью непрошеной,
Мы себя ощутим позабытыми, жалкими, голыми…
И вернуться захочется в детство с пломбирным мороженым,
Где так было тепло…Где летали дворовые голуби…




Много старых вещей
накопилось с течением лет:
масса всяких ненужных предметов и разных подарков.
Мы храним их зачем-то,
как-будто негласный обет...
И мозолят глаза внешним видом, ...а выбросить – жалко...
Здесь затёртые книги,
что в детстве любили читать,
пыльный плюшевый мишка, тетрадки в косую линейку,
синий свитер в оленях,
который связала вам мать,
и в бутылку набитые бывшие «наши» копейки...
А на полках тускнеют
фарфоры немецких «Мадонн»
и хрустальные рюмки – из них вы не пили ни разу...
Атрибуты мещанства...,
«тащили» в хозяйство, всё в дом,
«Чтобы всё, как у всех» (помним эту «бессмертную» фразу)...
Мы стареем с вещами
и держимся крепко за плот
нашей внутренней памяти, той, что всегда будет с нами...
Всё проходит...
И время незримо песком занесёт
то, что было так дорого, то, что копилось годами...
Упадём в неизбежность
в судьбою назначенный срок
(нерушимый закон, словно рок, мирозданьем завещан)...
И исчезнем в пространстве
неведомых тёмных дорог,
как ненужные больше, отжившие старые вещи...


http://www.stihi.ru/2013/08/19/1465
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • ЖУРАВЛИ
  • Мы из счастливого детства
  • Медведицей белой зима по древней бредёт Балаклаве
  • Немного грусти в Новый год
  • Всему свой срок


  • #1 написал: Валентина Голубицкая (8 октября 2013 15:21)
    Отозвалось настолько сильно, как будто это я сама свою жизнь переложила на стихи! Спасибо Вам, Яков! Рада видеть знакомое имя...
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    17 октября 2018
    Стихи

    Новости Союза:

    Сегодня, 07:10
    С ДНЕМ ЛИЦЕИСТА!
         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.