ФАНТАСМАГОРИЧЕСКИЙ КОНЦЕРТ

СИМФОНИЯ
___________

ВИВАЛЬДИ



Великий итальянский композитор
Антонио Вивальди родился и большую
часть своей жизни провёл в Венеции.
Стал по настоянию матери священником
и многие годы преподавал музыку
в основанном францисканским монахом
приюте для девочек-сирот.
Создал около 90 опер, в постановке
которых сам участвовал. Автор много-
численных симфонических произведений.
За необычный для венецианцев цвет волос
был прозван жителями Венеции
"рыжим священником".





В предчувствии, должно быть, альты
И скрипки словно только ждут,
Когда от имени Вивальди
Им слуги ноты раздадут.

А наш маэстро,
рыжим гунном,
летит, весь - рук взметённых жест.
И дирижируют лагуной
две чайки
кружевных манжет.

И так он к этому причастен,
так вдохновеньем
дышит грудь,
Что, кажется,
ногам лишь ясен
к театру выверенный путь.

Здесь свой театр:
толпы густой,
каналов, фонарей,
мостов.

А маски лиц!
А лица в масках!
Шум тесных улиц. Крик менял.
Гондолы. Синь...
Копируй, мастер,
С готовой партитуры
дня.

Запомнить бы.
Ведь перепето,
прошепчено
сто раз подряд.
На пьяцца Марко,
с парапета,
взметнулись голуби
не зря.

А вы? Вы даже
не кивайте.
Он не увидит,
не услышит.
Посмотрит в небо,
будто свыше
Сам Бог позвал его:
"Вивальди!"



АМАДЕУС


В штормовую ночь (шёл дождь со снегом)
7 декабря 1791 г. тело Моцарта,
зашитое в мешок, было сброшено в общую
могилу и засыпано известью. На кладбище,
кроме возницы, не было никого.
Австрия забыла о Моцарте.


Здесь - яма известковая. А там -
Больная роща в кислоте тумана.
И никого. Возницы окрик пьяный
Под музыку то ливня, то кнута.
(Бог "Реквием" в ту ночь
читал с листа).

Дремала императорская Вена.
Гипноз дождя ль сморил её мгновенно,
Иль выдан был, по случаю, устав:
"Закрыть все двери, окна и уста"?

Дремала Вена и, держу пари,
Дремал Сальери, набок сбив парик.

Наш капельмейстер принял что-то впрок
И спал в ту ночь
спокойно, как сурок.

Не спали только
в слякоти колёса
Да катафалк, как сущий дьявол, нёсся.

И он пронёсся, чёрный фаэтон,
Сквозь дождь и снег,
Туда, к предместьям Вены.
Никто в тот день не перерезал вены
И не издал над страшной ямой стон.

И в грудь вошёл
обиды острый нож.

Хотя, казалось,
мёртвых не проймёшь,
душа ждала,
не отлетая прочь,
за тело зацепившись ниткой нерва,
пока, безумствуя, -
от горя выла
ночь
и всем в укор -
с ума сходило
небо.



ПАГАНИНИ

"...душа его оказалась
совершенно опустошённой,
в ней царили лишь
бесконечное одиночество
и великая усталость".

Мария Тибальди-Кьеза
"ПАГАНИНИ"



Был сон-полубред: влетали паяцы,
От скрипки ладошки с трудом отдирали.
Шептались, что эти тончайшие пальцы
в утробе
вытачивал сам Страдивари.

А ручки тянулись к игрушке певучей.
И знал только дьявол - бесспорный маэстро,
Какой ещё мукой дитя он навьючит
Сиесты, лемурно-изнеженной, вместо.

Исчезнуть бы ярким,
беспечным каприччо.
Но плоть раньше скрипки
судьбу отыграла.
Под занавес
всё, что ты прожил, как притча
о дерзкой мечте
под взглядом Дедала.
_

Вопреки совету Дедала не приближаться к солнцу,
Икар, словно завороженный лучезарным светилом,
взметнулся именно к нему.
Солнце растопило воск,
на котором держались его крылья,
и он рухнул вниз.

(Из древнегреческого мифа "Дедал и Икар")



БЕТХОВЕН

(экспромт, навеянный
стихотворением Людмилы Свирской)



«Я часто проклинал своё существование...
Ещё немного, и я покончил бы с собой.
Меня удержало только одно – моё искусство...»

Людвиг ван Бетховен


«Я вытяну всю музыку из пауз
И до последней ноты вам верну».

Людмила Свирская
«Бетховен»
http://www.stihi.ru/2012/03/23/7586



Удел иных полегче и получше.
Но плещет в стёкла
неба лунный плёс.
И звук – распят, под пальцами расплющен,
А всё силён и ветром бьёт взахлёст.

Пускай же в дверь дубовую стучится
Сама судьба могучим кулаком,
Душа готова. Всё в ней вымыл чисто,
Волною завершающей, аккорд.

Земную жизнь я так наполнил плотно,
Так переделал музыку её,
Что время мне уйти – походкой Лота.
Кто не мудрец,
отмаявшись с моё?


ПИАНИСТ


навеяно игрой
пианиста Гленна Гульда


Он был, казалось, частью фортепьяно,
Когда касались клавиш эти руки
и чистый звук,
с огранкой, без изъяна,
самозабвенно гибнул
в общем звуке.

Всей мощью
необузданных вибраций
он втянут был
в игру другого сорта.
Не в ту,
в которой можно отыграться,
А в ту,
где кровью
полнится аорта.

Везувий звуков.
Зал всё ближе к лаве.
Два-три аккорда
до финальной бури.
И вот, по роще
чёрно-белых клавиш
несутся пальцы
в бешеном аллюре.

Крещендо нарастающих созвучий...
Миг тишины.
И терпкий мёд итогов:
Встать у рояля,
шумом слух измучив,
И маяться -
заложником восторгов.



ФАНТАСМАГОРИЧЕСКИЙ
КОНЦЕРТ




Играет Моцарт.
Радостно. Легко.
Чуть слышен скрип дверей
и шепоток придворных.
Но входит Гендель.
Властный жест рукой -
и звукам скрипок вторят вслед валторны.

Всё явственней, всё громче
клавесин.
И пусть звучит
жеманно и манерно -
Так император лично попросил,
поскольку скрипки
слишком бьют по нервам.

Не знал Его Величество,
не знал,
Что музыка - не паж
в его семействе.
И что Вивальди
подал тайный знак,
который ждал, как видно,
капельмейстер



МЕЖДУРЕЧЬЕ


Маме

Реки жизни и смерти текли параллельно
Там, где синее небо касалось земли...

Из старого стихотворения


Ещё благословенна эта связь
Между землёй и кобальтовым небом,
Куда упорно смотрит крепкий вяз,
Грустя о том, что там ещё он не был.

В цветках зрачков две золотых пчелы,
А мысли кружат, всё над той же бездной.
Так облакам над кручей плыть и плыть,
Пока их ветер не сотрёт, как пемзой.

Рожденье, смерть – два урожая дня.
Но здесь иная область – Междуречье.
Ещё никто не дал и не отнял,
И не схлестнулись жизнь и смерть
при встрече.

Судьба ведёт ли, чей-то тайный зов,
Но ты идёшь, не думая об этом.
В картине мира – крохотный мазок,
Где то, что зримо,
только тень ответов.



DIIS IGNOTIS
(НЕВЕДОМЫМ БОГАМ
)

И вы будете, как БОГИ,
знающие добро и зло...
И сказал Господь Бог:
Вот Адам стал
КАК ОДИН ИЗ НАС,
зная добро и зло.

Библия. Ветхий Завет.
Бытие. 3. 13-14.


И если впрямь душа, как скрипка,
То в чьих неведомых руках?

Из старого стихотворения
________________________________________________________________


АРБА ВЕКОВ


Волхвы. Волжба. Усталый вол
арбу веков по небу тащит
в мечтах о сне,
но - не обрящет.
Его с мечтою
Бог развёл.

И сколько же пройдёт веков,
пока смежит он веки тоже
и сладко упадёт
на ложе
твоих, галактика,
лугов?

Он упадёт,
едва живой.
Забудется
во сне воловьем.
С арбой пустою в изголовье.
Вне времени,
и вне
всего...
________


НЕВЕДОМЫЙ БОГ

Он не бог. Но покажется богом.
Вся квартира им сразу заполнится.
А растает когда за порогом -
Только этим приходом
запомнится.

Он не скажет в тот день ни слова,
Но так много в молчании будет,
Что не зря оно вспомнится снова
И, как взрывом, ещё разбудит.

Он должно быть с другой планеты
И никто с него, видно, не взыщет
За привычку швырять нам монеты
И следить за веселием нищих.

________


РАСТЕРЯННЫЕ БОГИ
(экспромт на стихотворение
Оксаны Благодатовой
"СУМЕРКИ БОГОВ")


"А во сне дворец-палаццо
Видит сумерки богов..."

Оксана Благодатова
"Сумерки богов"


"Шатнулися основы мировые -
И рухнули и небо и земля,
И воцарилась тьма предвечной ночи"

Генрих Гейне
"Сумерки Богов"


Боги были в жутком настроении.
Мудрено ли? - Столько бед и дел!
Поезд не пришёл... и от Карениной
Крупный иск предъявлен был в суде.

Не сходилось многое, и в сумерках
Жизнь ждала, столетья напролёт.
Но молчали боги, словно мумии,
Холодны, как олимпийский лёд.

Замерли на улицах прохожие.
Осень придержала листопад.
И хаос смятенья только множили
Под замком, до срока,
Рай и Ад.

_______


БОГ ПОЭЗИИ


Фонетический огнь
высекал он из слова-огнива.
И молился неистово - Образам,
Как образАм.
И на строках распят
воспарил...

Среди млечного нимба,
терний звёздных
Его ли
мерцают так мудро глаза?

Он проник до ядра,
в кокон звуков сокрытого слова.
И до Вед уже ведал
о том, что не ведали мы.
Что слова, погодя,
умирают лишь плотью,
чтоб снова
проступали их души,
как тайные знаки из тьмы.

Он ушёл, Бого-сын.
Но не он ли диктует порою,
делит трапезу слов
И ломает свой хлеб на двоих?
И не ты ли, собрат мой,
всё-то ищешь
стихов его Трою
И в словарь-океан
всё ныряешь
за жемчугом их?

_______


ПОСЛЕ
ПОТОПА
(не библейская версия)


навеянно
прозаической миниатюрой Артюра Рембо
«После потопа».

Как только угомонился потоп...
на грязной улице появились прилавки...
кровь полилась...
Мадам N установила фортепьяно
в Альпах

Артюр Рембо.
«После потопа»


Когда сошла вода и обнажились горы
И даже грязных улиц перспектива,
Мир загудел... Но первые глаголы
Предназначались только Богу льстиво.

Открылись лавки. Дети быстрый обруч
Гоняли по замурзанным кварталам.
Бедняга-заяц, обнаружив кобру,
Свой кросс по лесу выдыхал устало.

На скотобойнях кровь стекала в лужи.
Дрожали скопом: овцы, козы, серны.
Им лечь на стол в после-потопный ужин
Под ником обезличенным - «консервы».

Убит был Ной (по слухам, в пьяной драке).
А на застрявшем в Альпах фортепьяно,
В заснеженном, беззвёздном полумраке,
Играла дева марши, как ни странно.

______


От рая
до Гулага



Нам помнить вечно это яблоко,
Вкушённое так опрометчиво.
Не зря с тех пор - рукою дьявола
Что бы ни сделали помечено.

Не знать нам райских декораций
Наказанным жестоко, скопом.
Кострами явно заиграться
И насидеться по окопам.

Молить богов. Смиренно, истово:
Библейских, греческих, шумерских,
Чуть согреваясь истин искрами
Всегда в соседстве
с чем-то мерзким.

Как будто провели пунктирами
Бог или Боги
нам "во благо":
От Рая бывшего - до Ирода,
От Бухенвальда -
до Гулага.

_______


РОПОТ


Удивленья достойны поступки творца!
Переполнены горечью наши сердца:
Мы уходим из этого мира, не зная
Ни начала, ни смысла его, ни конца...
Омар Хайям


Вертухай - охранник.
В лагере для заключенных нередко
дежурит на вышке, откуда видна
и простреливается территория лагеря.




Ты думаешь - скелет,
орудует умело
он рычагами рук
с набором гибких мышц.
Но череп - дом ума
уже помечен мелом
и говорить "потом"
теряет всякий смысл.

Лото доиграно.
Осталась участь Лота.
С затылком ко всему
(как видно в этом соль)
Слепцом отпущен был
(Вот благо!) - за ворота,
где клич один: "Иди!"
понятен и весом.

Вам - россыпь звёзд,
мне - сыпь больного неба.
Луна - бельмом
и триллион слепых.
И ночь в душе
уже чернее хлеба,
и под стопой
все каверзы
тропы.

А Бог кричит,
как вертухай на крыше:
"Шаг в сторону -
Считаю за побег!"
и чешет пулемётом,
и не слышен
в пустыне вопиющий
Человек.

Новость отредактировал: Редактор - 20 сентября 2020

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.