Тетрадь раскрыта в ожиданье

Алевтина Евсюкова
Тетрадь раскрыта в ожиданье

Тетрадь раскрыта в ожиданье
Стремительного бега авторучки.
А память будто бы клубком ползучим
Раскручивает нить былых страданий,
В чередовании с надеждой робкой
На исполнение мечты о счастье.
Ну, а судьба? Она, как ловкий мастер,
Играет с нами, как с монетой звонкой.
То вверх подкинув, ловит миг волненья,
С насмешкой иронической косится:
Мол, счастье-то в руках дрожит синицей…
Вот захочу – оно взлетит в мгновенье.
То бросит вдруг к ногам толпы коварной,
И жадной до причудливых фантазий,
Зачем-то растерзать готовой сразу…
Иль, оскорбив наречием вульгарным,
Решит помиловать нас, Бога ради.
Иль, осознав внезапно в покаянье,
Что искупленье добрыми делами
Когда-то же вернётся ей наградой?
Увы, но жизнь сложна для осознанья…
Блуждая в лабиринтах всех событий,
Мы ищем истину в цепи открытий
В порывистом стремленье к созиданью.

16.09.2013 г.


Это было восьмого мая

Это было восьмого мая:
Там – на подступах к Праге отец,
Чёрных воронов проклиная,
Верил – вот, наступит конец
Мракобесью фашисткой стаи
В этой, дикой, жестокой войне,
И, конечно же, день настанет,
Когда орды исчезнут во мгле.

Мой отец не домчался до Праги,
Хоть осталось вёрст пять пролететь,
И, казалось, застыла Влтава
В ожиданье, когда сгинет смерть.
К Праге русские танки мчались,
Поражая всю нечисть в пути;
И стонала земля от печали:
«Как сынов своих верных спасти?»

Мой отец не домчался до Праги –
С экипажем сгорел в пути,
Подорвавшись на мине вражьей –
Не успела земля спасти.
О, как долго она рыдала
Над телами погибших сынов,
И со жгучею скорбью Влтава
Принимала те слёзы без слов.

Ну, а те, кто в живых остался,
Разгромили фашизм навсегда,
И над Прагою, и над Рейхстагом
Полыхнула свободы звезда.
И сегодня над Влтавой прекрасной
Тянут крылья свободы мосты.
Знать, погибли бойцы не напрасно –
Воплотились о мире мечты.

  30.08.2013 г.
 

Судьба таинственна

 

Судьба таинственна. И, кажется, вначале

Цветущей радостью в нас светится любовь,

И каждый день напоминает вновь и вновь,

Что жизнь прекрасна – недосуг её до печали,

Когда лазоревое небо вдохновляет

Бездонной необъятностью. И в нас душа,

Как в опьянении, взволнованно кружась,

Воображение мечтами наполняет.

Но пролетают год за годом неизменно.

Всё ощутимей грусть в нас сердце полонит,

И о грядущем будущем душа болит,

И старость к телу подступает всё заметней.

А неба синева по-прежнему бездонна,

И звёзд мерцание всё так же манит  взгляд;

Вопросы те же, как и много лет назад:

«Так, где же, всё-таки, на самом деле, дом наш?»

07.09.2013 г.

  

*   *   *

По-прежнему, чарующие душу строки.

И мы,  в задумчивом блуждании рассудка,

Невольно   ищем взглядом свет звезды далёкой,

Столь притягательной, для нас в момент досуга.

 

Наверно, не случайно, но и не спонтанно,

А по виткам лептонной связи со Вселенной,
Вдруг осенение является нежданно
В тот миг Божественным для нас  благословеньем.

 

08.09.2013 г.



Мы – частица бездонного мира

Мы – частица огромного мира.
Ну, признайтесь, – как он удивителен!
И под этой Вселенской порфирой
Пьём из Чаши Грааля сок истины.

Но кликушество рода, змеиного,
Вряд ли нам уготовано Богом…
И разгул зла, вражды и насилия
Нас настиг перед самым порогом,

За которым мы, как перед бездною
Замираем от страха в душе, –
Как же долго мы были беспечными! –
И теперь оказались в туше*.

* В борьбе: прикосновение лопатками с землёй как в момент поражения.

16.06.2013 г.


 И в этой, дикой, «пляске смерти»…


Какая тень стоит преградой
В мир справедливости, добра,
Чтоб человечеству наградой
Настала прочности пора:
Без войн и вечного раздора,
В порывах ярости, глухой?
Зачем же в «ящике Пандоры»
Мир прячет «склад пороховой»,
Готовый всякий раз взорваться
Войной, в безумье роковом,
И снова в адовом пространстве
Увидеть бесов торжество?
И в этой, дикой, «пляске смерти»
Бурлит от гнева океан,
И, вздыбив над землёю смерчи,
Грозит погибелью всем нам.
О, в этом мрачном одеянье
Земля рыдает день и ночь.
Она уже не умоляет –
Она не в силах нам помочь.
Ей – очевидно, что невежды
Не осознают никогда,
Что, убивая дух надежды,
Исчезнуть могут навсегда.

16.06.2013 г.


Мы помним встречи, расставанья…

Мы помним встречи, расставанья,
Когда рассвет или закат
Пленяли душу в час свиданья,
И трепет нежности стократ
Вдруг пробуждал в нас искры страсти.
Мы попадали в дивный плен:
Где Эрос царствует пространством –
Не избежать Амура стрел.

Но горек час, когда расстаться
В миг, роковой, вдруг суждено,
И на одной из дальних станций
Остаться в немоте дано…
И колокольный звон, печальный,
Внезапно тишину пронзит, –
То ль – похоронный, то ль – венчальный? –
Он всё же вечности транзит.

16. 06. 2013 г.


О чём мечтаем в час заката?

О чём мечтаем в час заката,
Иль на рассвете, в неге, томной?
О том, возможно, что когда-то
Так рассуждали, увлечённо:
О событийных претвореньях,
О фантастических мирах,
О нашем странном тяготенье
К мерцанью звёзд на небесах?
Казалось, на иных планетах
Мы жили некогда беспечно,
И, предаваясь мыслям этим,
Нам жизнь казалась бесконечной.
И шелест листьев на деревьях,
И хруст сломавшихся ветвей
Казались сказочным явленьем,
Где пел и щёлкал соловей.
Перед подругой, он, стараясь,
Ей трели страстные слагал, –
Наш мир загадочным казался
И в сферу грёз нас увлекал.
И, растворяясь в неге томной,
Не покидая царства грёз,
Мы ощущали мир, бездонный,
Не ведая о мире слёз.

16.06.2013 г.


Мне сон приснился…

Мне сон приснился. В нём так странно
Переплетались мир и мысли.
Нашёптывал мне ветер странствий
Стихи, исполненные истин.

Да и причудливых фантазий
Не счесть в них было. Но, а я
Воспринимала за реальность
Мгновенья в недрах бытия.

И в звуках сфер небесной саги
Звучал младенца нежный лепет,
И таинством святого мага
Врывался в окна птичий щебет.

И в этих сказочных явленьях
Я слышала слова любви.
Их, будто, Божьим провиденьем,
Шептал незримый визави.

16.06.2013 г.


Гроза

Внезапной чернотой налились облака,
Зловеще нарастая рать за ратью.
Загромыхала вдруг издалека гроза –
Как будто Громовержец с громом скачет.
И, лихо, вмиг, затормозив на всём скаку,
Вспорол небес тугое одеянье,
И хлынул дождь, под неумолчный грозный гул, –
Как будто бы, грехи со всех смывая.
Хлестая яростно по крышам, по земле,
Потоками безудержно помчался.
Но солнца луч пробороздил свой след во мгле,
И радостно с небес заулыбался.
Поднялся ветер, и, срывая клочья туч,
Стремительно их в небе разгоняя,
Собою любовался – Как он всемогущ! –
Но, как котёнок, с ними весело играл он.
А солнце, щурясь, улыбалось свысока,
С иронией внимая простодушью,
Багрянцем нежным опаляя облака,
Нарядом награждало мир радушно.

13.06.2013 г.


Мужчинам ко дню рожденья.

Какие же лелеял ты надежды?
Стать авиаконструктором, пилотом, космонавтом?
Быть может, альпинистом, скалолазом, астронавтом?
Стать ими не мечтали лишь невежды.

Ночных костров мерцание манило –
Там струнный звон гитары будоражил в сердце чувства.
Заманчивым казался для тебя и мир искусства;
И улыбалось лунное светило,

Скользя по небу, словно приглашая,
В загадочную высь, где несказанный мир, бездонный,
Казался неожиданно знакомым и влекомым,
И где-то в нём был уголочек рая.

И ты стремился верить в созиданье,
В котором воплощался бы весь спектр твоих мечтаний,
И, не боясь в душе всех предстоящих испытаний,
Готов был стать частицей мирозданья.

А что потом? Что в мире изменилось?
Но нет! Не изменились в нём законы мирозданья.
Лишь человечество лишилось вовсе осознанья, –
Не хочет уповать на Божью милость!

И что же пожелать в твой день рожденья?
Быть может, Божьей милости, и вспышки осознанья,
Что все, мы, лишь частицы в твореньях мирозданья?
Но всё же, поздравляю с днём рожденья!
Ведь, всё-таки, ты – Божее Творение.

14.06.2013 г.


Афоризм

А, всё-таки, любовь над миром властна,
И каждый простирает руки с болью в сердце,
К её волнам прекрасных чувств, и страстно,
Склонив колени, ловит в сердце звуки скерцо.

06.09.2013 г.
 
 

Если наши души говорят

Если наши души говорят –
Надо ль говорить друг другу что-то?
В мире нет дороже всех наград,
Чем в ночной тиши бессвязный шёпот.

Отголоски в нём любви святой,
И благословенной высшей воли –
Путь проложен солнечным мостом,
 Чтобы раствориться в сладких волнах.

 

  Ванессе Мэй

 Стремительно, со скрипкою на сцену,
 Вошла Ванесса. Вздёрнув подбородок,
 И, замерев на миг, смычок нацелив,
 Взмахнула им и разорвала полог
 Холодного пространства тропосферы
 Каскадом нот пронзительным напором –
 Никто ещё не знал такой манеры
 Теснить волну аккорда за аккордом.
 Как будто ввысь небес ворвался ветер,
 Насвистывая песенку задорно.
 Или, во весь опор, промчавшись, сеттер
 Преследовал лису в степи упорно.
 И вот, внезапно грянул где-то выстрел.
 О, нет, – то треск раздался синих молний!
 И, кажется, раскатом гром вдруг вызрел.
 Но неожиданно все звуки вмиг умолкли.
 И в тишине, пронзительной до боли,
 Запели звуки нежного пиано,
 И, нарастая медленно и знойно,
 Вдруг вздыбились волненьем океана.
 И, в страсти всемогущества над миром,
 Врываясь в душу, поглощая волю,
 Торжественно звенела и стонала скрипка,
 И сердце замирало сладкой болью.

 Мне сон приснился

Мне сон приснился. В нём так странно
Переплетались мир и мысли.
Нашёптывал мне ветер странствий
Стихи, исполненные истин.

Да и причудливых фантазий
Не счесть в них было. Ну, а я
Воспринимала за реальность
Мгновенья в недрах бытия.

И в звуках сфер небесной саги
Звучал младенца нежный лепет,
И таинством святого мага
Врывался в окна птичий щебет.

И в этих сказочных явленьях
Я слышала слова любви.
Их, будто, Божьим провиденьем,
Шептал незримый визави.
  

О чём мечтали в час заката?

 

О чём мечтали в час заката,
Иль на рассвете, в неге, томной?
О том, возможно, что когда-то
Так рассуждали, увлечённо:
О событийных претвореньях,
О фантастических мирах,
О нашем странном тяготенье
К мерцанью звёзд на небесах?
Казалось, на иных планетах
Мы жили некогда беспечно,
И, предаваясь мыслям этим,
Нам жизнь казалась бесконечной.
И шелест листьев на деревьях,
И хруст сломавшихся ветвей
Казались сказочным явленьем,
Где пел и щёлкал соловей,
Перед подругою стараясь,
Он трели страстные слагал.
Наш мир загадочным казался,
И в сферу грёз так увлекал...
И, растворяясь в неге томной,
Не покидая царства грёз,
Мы ощущали мир, бездонный,
 Не ведая о мире слёз.

  

Любовь не терпит ни узды, и ни кнута

Любовь не терпит ни узды, и ни кнута.
Её нельзя в себе зажать до боли в пальцах.
Она – как путь, как бесконечная верста.
Она – как воздух, ну, а в воздухе нет станций.

Её не спрятать, не умчаться от неё.
Она в растерянности взгляда замирает,
То вспыхнет вдруг всепожирающим огнём,
Границ, которого, она сама не знает.

Попробуй ты её из сердца вырвать вон,
За маской безразличия прочти ей стансы,
Но исподволь она, взобравшись на амвон,
Зажжёт свой свет в глазах, и на щеках румянец.

Попробуй, брось её. Она – как бумеранг –
В распахнутое сердце вновь и вновь ворвётся.
Любовь – награда, самый величайший ранг,
 Её стремление в полёте – к солнцу, к звёздам.

   

К читателю

Я искренне люблю тебя, читатель,
Ведь знаю я, что в поисках созвучий
С тем морем чувств, глубоких – самых лучших,
Ты сам такой же, как и я, мечтатель.
И в этом откровении  всё те же:
И взлёты памяти о прошлом, и мятежность,
И жизнь прошедшая, как в фокусе, манежном.
В ней  –  и мечты, и светлые надежды,
И первый трепет чувств любви, дразнящей,
Быть может, безнадёжно безответной,
И робость, и сомнений рой, саднящих,
И страсти пыл, и смерч, и  яд измены.
Мы словно странники  – в миру, с клюкою –
Бываем,  одиноки, бесприютны,
Как будто, примостившись с краю юта,
Плывём, лишившись мира, как изгои.

Всё это нам с тобою так знакомо,
И вряд ли меньше  нами  пережито,
И нитью Ариадны перевиты
Пути-дороги от родного дома,
 Через моря, леса, холмы и долы.

  

Пруд 

 
Пруда зеркальная стихия
Неповторима... Как во сне,
Пишу по памяти стихи я,
Пытаясь разглядеть на дне
Мелькание гольянов, юрких,
Среди камней и зыби дна.
Под сенью крон, там, эхом, гулким,
Звон колокольный дополнял
Зеркальной магии картину,
Где отразились облака,
И опрокинулись вершины
Деревьев крон по берегам.
И волшебством пруда дышали
Деревья, травы и кусты,
От звона рябью трепетали
Теченья, плавные, воды.
Любуясь царственным пейзажем,
Так хочется запечатлеть
Природы чудные пассажи,
 И в наслажденьи сердцем млеть...

  

 Гроза 

 

Внезапной чернотой налились облака,
Зловеще нарастая рать за ратью.
Загромыхала вдруг издалека гроза –
Как  будто Громовержец с громом скачет.
И, лихо, вмиг, затормозив на всём скаку,
Вспорол небес тугое одеянье,
И хлынул дождь, под неумолчный грозный гул, –
Как будто бы, грехи со всех смывая.
Хлестая яростно по крышам, по земле,
Потоками безудержно помчался.
Но солнца луч пробороздил свой след во мгле,
И радостно с небес заулыбался.
Поднялся ветер, и, срывая клочья туч,
Стремительно их в небе разгоняя,
Собою любовался – Как он всемогущ! –
Но, как котёнок, с ними весело играл он.
А солнце, щурясь, улыбалось свысока,
С иронией внимая простодушью,
Багрянцем нежным опаляя облака,
 Нарядом награждало мир радушно

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.