ДЕТСТВО

КОСТЕНКО ГЕННАДИЙ (ЮРИЙ ОШ)
г. Сумы

ДЕТСТВО


Мне пахнуло дыханием осени
и в природе, и в жизни моей,
но по-прежнему красное с просинью
детство манит, как клин журавлей.

Голубые пути звёздно-млечные
нам дарили тогда вечера…
Пионерские дни быстротечные…
Словно было всё это вчера.

Пламенеют цветы запоздалые,
греют ночь от зари до зари,
в них как будто далёкое алое
красным галстуком детство горит.
1977г.

КРАСНЫЙ ГАЛСТУК

Расплескалась золотая осень
красотою чистой, как слеза…
Возле школы в голубую просинь
просятся ребячьи голоса.

Ах, какие радостные лица,
словно улыбается заря!
На груди у каждого струится
красная косынка Октября.

Искренность улыбок, без обмана,
душу растревожила мою…
Я в счастливой стайке мальчуганов
своего мальчишку узнаю.

Красный галстук – красная косынка…
будто по веленью тайных сил,
моего единственного сына
алой кровью кто-то оросил.

Чьи же это алые росинки,
из какой неведомой земли…
может, от ребят со всей России,
что в ГУЛАГе прахом полегли?..
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Расплескалась золотая осень
красотою чистой, как слеза…
Возле школы в голубую просинь
просятся ребячьи голоса.
1989г.

ПЕЧАЛЬ

Печально смотрят сверху вниз
за окнами больные дети,
как опадает жёлтый лист
и жизнь течёт на белом свете.

А у больницы матерям
приблизить хочется их лица…
По чёрным траурным ветвям
как будто чёрный свет струится.
1983г

ПЕРВАЯ БОЛЬ

Слышу плач дитя грудного,
маленького и родного,
плач беспомощный, звенящий,
словно крик в таёжной чаще.

Вместе с ним в душе заплачу…
Эти дни я обозначу,
дни на жизненной дороге,
яркой краскою тревоги.

Ноет сердце первой болью…
Над подушкой голубою
вижу ручку с погремушкой,
но тревожусь, потому что…

слышу плач дитя грудного,
маленького и родного.
1984г.

* * *
Анатолию Романенко

Узнал от Мостового… Ты седой,
плохие критикуешь рифмы…
И оказался на передовой
я памяти, где жизни рифы…
Конечно, ты не знаешь Юру Ош,
забыл уж шалопая Генку,
хотя… твой стих по-прежнему хорош
и не прошёл ещё уценку.
Десятки лет стихи твои храню
на битых временем страницах –
в них наяву твой поэтичный нюх
и жизнь, как есть, в тогдашних лицах.
Хранятся в памяти и те друзья,
бойцы на поле поэтбрани,
чья критика – не выстрел из ружья:
стреляет метко, но не ранит.
Благодарю друзей, простых ребят,
за верно сказанное слово:
оно – всему основа, говорят,
а остальное всё – полова.
Мы, как могли, прожили жизнь свою,
пузыримся лишь понемногу,
не в силах каждый день бывать в строю,
притом шагать со всеми в ногу.
Но мы идём, мы всё ещё идём,
не упиваясь эхом гулким,
ну, поскользнёмся, может, под дождём,
но… не свернули в переулки.
2013г.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.