Когда рождаются стихи

Тихонова Людмила
Свердловская область, г. Нижний Тагил.

Когда рождаются стихи


Когда рождаются стихи,
Душа наполнена тревогой.
Слова доступны и легки,
Но нужных слов совсем немного.

Как будто я в вечерний сад
Пришла с свечою незажженной
Творить таинственный обряд.
И сад притих завороженно.

Едва забрезжит свет строки,
Откуда музыка – не знаю.
Слова летят, как мотыльки,
Летят и падают, сгорая.

И то, и это невпопад…
И на ладонь ложится снова,
Как лист осенний в листопад,
Строкой обугленное слово.

Когда рождаются стихи
В свободном пламени творенья,
Все духи трепетных стихий
Мне жгут лампады озаренья.

И затихает листопад.
Листвы серебряные тени
Узором слов ласкают взгляд
И мне ложатся на колени.

Прикосновение миров

Прикосновение миров,
Чуть разделенных строчки кожей.
Так узнаваемо похожих
Вибраций сотканный покров.
И не понятно, где стихов
Лежит высокое начало.
Рожденье света из печали
Нам уготовил вечный зов.

Уединенье ли в себе,
Блужданье по высоким склонам,
Иль преклоненье пред законом,
Который выписан в судьбе,
Очарованье ль бытия,
Соблазном вторгшееся в душу
Строкой неверной не нарушу.
Весь мир – поэзия и я!

Божественны природы проявленья
Божественны природы проявленья.
И в серый день приходят озаренья.
И в день дождливый все полно стремленья.
И в каждой капле жажда бытия.

Мир – это мы. Он в наших ощущеньях.
Он - ниточка мечты и воплощенья.
Он - наше наказанье и прощенье.
Он – то, чем мы наполнили себя.


Цветок небес в земной родился чаше


Цветок небес в земной родился чаше,
Зеленым шелком потянулся ввысь.
Его ладошки были меньше наших.
Его глаза – бутоны, как сюрприз.

Лишь лепестки открылись понемногу,
Цветок глазами вдруг заговорил,
Как он нашел от звезд сюда дорогу,
Но для людей тот путь не повторим.

Лучистых струн коснулись пальцы – листья.
Небесный свет мелодией звучал.
Струились краски радугою чистой,
Но светлых волн никто не замечал.

И лишь цветок купался в их потоках,
А нам с тобой их видеть не дано.
Не потому ль природа к нам жестока,
Что мы лишь куклы в игровом кино.

Цветок небес в земной родился чаше,
Чтоб нам с тобой помочь подняться ввысь.
Соединил небесное и наше.
Мы – капли звезд, что в бездну сорвались.

90-е г.



Стекает по долинам зелень лета

Стекает по долинам зелень лета.
На косогорах нежатся цветы.
Земля поет, в июльский зной одета,
От разнотравья и до высоты,

От шепота лесов до чистой ноты,
Что унеслась в бескрайние луга.
Ее услышав, забываешь, кто ты –
Душа природы иль ее слуга.

Но опустившись в кружевные травы,
Касаясь взглядом синевы небес,
Прощаешь всех: и правых, и неправых.
Душа природы, ты во мне, ты здесь!



Как хрупко все, что дышит лишь любовью


Как хрупко все, что дышит лишь любовью.
Как нежно все, что тайным светом льется.
Но ангел, что склонился к изголовью,
В минуты боли Демоном зовется.

Наш путь закончен в этом мире тленном,
Чтоб завтра две столкнувшихся планеты
Начало дали маленькой Вселенной,
Где мы с тобой – лишь капли в мире света.


На влажных ладонях бесцветного неба


На влажных ладонях бесцветного неба
Земные поля потеряли окраску.
Кто в том междустрочье заплаканном не был,
Не знает, как поле нуждается в ласке.

И гладим мы землю сухими руками,
Срывая с поверхности сорные травы.
И в теплую пыль рассыпаются камни.
И стебли упругие тянутся браво.

Натянуто струнами длинное поле.
И в каждой травинке – высокая нота.
Мелодия жизни – мелодия боли,
Но в наших руках сокровенное что-то.

Все медленней танец, все тише круженье,
Все дальше дорога, что близится к краю.
Зеленое поле – мое отраженье.
К высокому небу душой прорастаю.

90-е г.


Когда, переступив через гордыню


Когда, переступив через гордыню,
Ты даришь мне глоток живой воды,
Сердечной смуты тополиный иней
Рисует на земле твои следы.

Они до темноты июньской ночи
Не тают, будто светлая печаль,
Плывут прозрачным пухом многоточий.
Зима и лето. Здравствуй и прощай.

Твои следы… А сердцу больно-больно
От снежной тополиной полумглы.
С судьбой мы поиграли и довольно!
Земные чувства так смешно малы.


Я капли голоса ловлю в ладони слуха

Я капли голоса ловлю в ладони слуха
И ниткой разума пронизываю звуки.
Но телефон так инороден в мире Духа
И искажает всё по правилам науки.

Те звуки замерли. Угасло их мерцанье,
Оставив смысла разноцветное значенье.
Вопрос, ответ и возраженье с восклицаньем,
Но нежный лебедь покоряется теченью.

Я так боюсь его неправедного гнева.
Вдруг он сорвётся и исчезнет с водной глади.
Пустое зеркало, рисующее небо,
И град осколочный… Мне этого не надо.

90-е г.


Я угасаю в мире окаянном


Я угасаю в мире окаянном.
Немеют пальцы, в сердце боль родится.
И пустота зрачков моих стеклянных
Не отражает здравствующих лица.

Слепит луна покровом золотистым,
Меня дарит частицей одеянья.
Я в лунном лике- зеркале лучистом
Ищу покоя или покаянья.

Мне тесен мир и хочется свободы.
Меня зовёт и манит лунный омут.
Бросаюсь в ширь ночного небосвода.
Я долечу! Я завтра буду дома!

90-е г.


Как горестно, как искренне печально

Источник вдохновения
http://stihi.ru/2009/03/18/5336
Валерия Заката.

Как горестно, как искренне печально
Звучат слова, когда любовь ушла.
И верится, что это лишь случайность,
Сезонное отсутствие тепла.

Ненужная пустому дому нежность.
Очаг, потухший в сумерках любви.
Слова снимают светлые одежды
И в дальний путь. Ты их благослови.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.