Васильковое лето

Наталья Рябова
 Дымится в серебристой мгле

Дымится в серебристой мгле
Лучом пронизанное утро.
Рождая звуки на земле,
Висит, как шар из перламутра.
В рассветной сумрачной тиши
Безмолвны сосны вековые.
Смолиста свежесть, ни души.
Лишь ропщут травы молодые.
В прохладе сонного пруда
Роняет лес скупые слёзы,
Рябит прозрачная вода,
Искрятся бисерные росы.
Между покатых берегов
Я вижу неба отраженье,
Седые пряди облаков
И жизни тихое движенье.
Весёлый летний ветерок
Бежит по узенькой тропинке,
Присев на нежный лепесток,
Ласкает тонкие былинки.
Светлеет синий небосклон,
Стрекозы с радужным отливом,
Сгоняя тихий, лёгкий сон,
За труд берутся кропотливый.

 Васильковое счастье

На ладонях лета золотого
В небесах застыли облака.
Под шатром из шёлка голубого
Горяча воздушная река.
Свет с запястий солнечных струится
Васильковым дымом на поля,
Изумрудной нитью ткани ситца
Вышивает матушка Земля.
В синеве ажурные стрекозы -
Словно блеск рассветной чистоты.
Ароматны сладостные грёзы
В радужном сияньи красоты.
В сини утопая с упоеньем,
Я сгораю в ласковом огне.
Нежит ветерок прикосновеньем
В земляничном лёгком полусне.
Собирая утренние росы,
Опустилось небо с высоты.
Расцветают пышно в сердце розы
И пьянят туманные мечты.

 В садах пионовое буйство...

В садах пионовое буйство...
Венчалось небо в голубом
В расцвете сочного июньства
С ромашкой в платьице простом.
Повисло ласковое солнце,
И за сиреневой весной
В реке воды испить до донца
Приходит лета первый зной.
Лучами нежными согрета,
Сидит кукушка на суку.
Я буду слушать до рассвета
Ее прозрачное ку-ку.
Заря росою окропила
Пчелиный ноющий укус.
Все гуще в зелени крапива,
И на губах полыни вкус.
Моё нескошенное лето
В цвету пасется на лугах,
А песня та, что не пропета,
Журчит в серебряных ручьях.
Иду по свету одиноко,
Блуждая в солнечном раю,
Во след болтливая сорока
Трещит окрест про жизнь мою.

 Дождик босоногий

Дождик босоногий
Шлепает по лужам,
Льется на дороги,
Над лугами кружит.
Хлюпает ручьями
На макушке лета,
Сыплет жемчугами
И поет куплеты.
С солнышком играет
Тонкими струями,
Зелень омывает
Мокрыми руками.
Струйки очень вольно
Катятся по кронам,
Плачут недовольно
Серые вороны.
С тучей дождик дружен,
Пляшет все сильнее.
Ой, как ты нам нужен!
Будет сад сочнее.
Смой мои печали
Свеженькой водицей,
И помчусь я в дали
Звонкою синицей.

 Улыбается сочное лето


Улыбается сочное лето
Голубыми глазами небес,
Укрывает от яркого света
Изумрудный ветвистый навес.
Вдалеке облака вереницей
Проплывают в густой синеве,
Утомлённо светило садится,
Обжигая цветы в мураве.
Наблюдают древа с удивленьем,
Как сквозь кроны в лесные ручьи
Проникают совсем на мгновенье
Раскалённого солнца лучи.
И, пронзая глубокой усладой
В серебристой студёной воде,
Зной сменяет сырая прохлада
В бесконечной своей череде.
Над землёй золотая завеса,
Словно солнце сочится сквозь тюль.
Ароматный струится над лесом
Землянично-медовый июль.

Обнимает лето очень нежно

Обнимает лето очень нежно,
Расстилая шелковые травы.
Захмелею в них я безмятежно,
Укрываясь тенью от дубравы.
Солнце светит ясно и паляще,
По ветвям блуждают ярко блики.
Благовонья нет на свете слаще
Ароматов спелой земляники.
А июль пестрит в своей рубашке,
Васильками травы устилает.
Счастьем пахнут белые ромашки,
Незабудки синью отливают.
Я плыву в волнах цветного моря
В дивную страну земного счастья.
Пусть июль стоит в своем дозоре
И хранит покой мой от ненастья.
Под ромашковым простеньким ситцем

Под ромашковым простеньким ситцем
Соловьиная светлая Русь.
Край берёзовый ночью мне снится,
Томит душу незримая грусть.
Серебристая речка у дома
Манит летом своим холодком,
А тропинка, что с детства знакома,
Пробежаться зовёт босиком.
За селом золотистая нива,
Васильки расцветают во ржи.
Лёгкий ветер спросонья лениво
Треплет колос вдоль старой межи.
Разноцветья чудесно раздолье,
Земляничный ковёр у дубрав,
Тишина, луговое приволье,
Запах мяты и скошенных трав.
Хворостиной огромной мальчонка
Гонит с речки весёлых гусей,
Верно служит ему собачонка,
Громким лаем встречая гостей.
С гармонистом гуляем в берёзах,
Льются песни до самой зари,
А по травам в серебряных росах
На работу идут косари.
К Богу снова зовёт колокольня,
Тают звуки в прозрачной дали,
Свежий воздух, душистый и вольный
Веет запахом тёплой земли.

Зной спускается с ясного свода 

Зной спускается с ясного свода
Раскалённых от солнца небес,
Запах трав и душистого мёда
Наполняет развесистый лес.
Утомлённо древа- исполины
Исподлобья глядят свысока,
И качаются молча вершины,
В голубые стремясь облака.
Лес в объятиях сладостной лени,
Лишь тропа убегает в овраг,
Где листвы тёмно-синие тени
Образуют густой полумрак.
Здесь водицы холодной под кручей
Мне испить из ключа довелось,
Летний день пышет жаром могучим,
Лес пронзая лучами насквозь.
Млеют листья и шепчутся страстно,
Издают в тишине лёгкий звук,
С поля ветер спешит не напрасно,
Избавляя от огненных мук.

 Золотыми нитями рассвет


Золотыми нитями рассвет
Вышивает тонкую накидку.
Как найти мне в лабиринте лет
В юность приоткрытую калитку?
Там на струнах звонких ручейков
Исполняет ветер серенады,
В кружевах кудлатых облаков
Белый дым черёмух в палисадах.
Васильковой нежности слова
Утопают в поднебесной сини,
И дурманит свежая трава
Горечью нескошенной полыни.
Разливает буйство пьяных дней
Месяц с бриллиантовых ладоней,
И под храп гривастых лошадей
Льются звуки стонущей гармони.
Ароматом ласковых цветов
Расцветает призрачное счастье.
В лепестках лиловых легких снов
Засыпают серые напасти.
Ах, тревожит сердце мне печаль,
Голубой прохладой виснет лунность.
Отзвенела розовость. Как жаль!
Жаль мою утраченную юность.

Тишина на погосте, ни звука

Тишина на погосте, ни звука
Средь гранитных и мраморных плит.
Веет в воздухе болью, разлукой,
Мир почивших печалью облит.
С фотографий размытые лица
Смотрят с горьким укором в глаза,
И невольно дрожит на ресницах
В тихой скорби скупая слеза.
В царстве мёртвых нет места надежде,
Здесь утрачены жизни следы.
Разрывают мне сердце как прежде
На могилах немые цветы.
А в гробах, упокоясь навечно,
Спят несчастные в чёрной земле.
В вышине, в небесах бесконечных,
Бродят души в таинственной мгле.
Они живы и молча взирают
На мирские грехи с высоты.
Там, в оковах желанного рая,
Угасают земные мечты.
Я стою с головою повинной,
Сражена неизбежной судьбой,
И когда-то в тиши соловьиной
Обрету под берёзкой покой

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.