Вершины

Александр Товберг

Вершины

 Памяти М.А.Врубеля


Нечто общее есть между безумием Ницше и безумием Врубеля, в этом пребывании тела здесь на земле в то время, как гениальный дух уже покинул его, в этой страшной полусмерти, которая отмечает избранных. Точно дух переступил запретную грань и уже не мог вернуться в темницу тела.
 М.Волошин


1
Остывший чай в широкой чашке
Был терпок и непригублён.
Слоистый запах стлался тяжко
И сети обморока плёл.

Вскипало, лиловело пламя,
И вместе, врозь ли – гроздья грёз
Кивали влажными кистями,
Сплетая рой метаморфоз.

И был художник – здесь ли? где он? –
Он жил в себе и над собой –
Свободный Дух, Печальный Демон –
Возвысившийся над толпой.

Казалось – прикоснись – затянет
В витую раковину слух,
И музыка горящих граней,
Казалось – присмотрись – и грянет –
И опрокинешься в испуг.

Потустороннее пространство,
Засасываюшее в холст,
Пинает в спину силой странствий –
И предопределён исход.

И человек был бестревожен,
Он на вершинах мира жил,
Но мир дописан, принят, прожит –
Оглядывается художник –
И видит только миражи,

Где чай забыт в широкой чашке,
И с листьев сизая вода
На холст, раскрытый нараспашку,
Неслышно капает всегда.

2
Перед этими драгоценными холстами, извлеченными из сора мастерской, несколько раз приходилось слышать смех, гоготание и негодование на то, что "такую гадость принимают на выставку”. Смеялись и негодовали каждый раз элегантно одетые господа и светские дамы. Неужели же невежество петербургской публики простирается до того, что она ничего не знает о безумии и слепоте Врубеля, о трагедии, постигшей русское искусство? разве не подобает перед этими полотнами такое же молчание; как в той комнате, гдe умер Пушкин?
 М.Волошин


Изобразить пожар сирени?
Лиловый сумеречный бред?
Он гений? Неужели гений?
Возможно – да. Возможно – нет.

Был кристаллически отрывист
И беспокоящ шепоток
Лоснящихся здоровьем рылец,
Волнующихся животов.

Что за мазня, скажите, право –
Сплошная сказочная блажь…
Его ждёт мировая слава…
За полотно и рупь не дашь…

Был мозаично дроблен, колок
И непонятен разговор –
Из беспокойств и из размолвок
Ревнителей изящных форм.

Вдруг стихла суета, и звуки
Слились в тугую тишину,..
И крыльев сломанные руки
Безумный Демон развернул.

И звёздами глаза сверкнули,
И холод души опалил…
И человек в пещеры улиц,
Ночному зову повинуясь,
Слепые окна отворил.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.