Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Уходят в ночь последние друзья Поэзия |
Павел Галашевский
Уходят в ночь последние друзья


Волчье солнышко
За неблизкий склон,
за ночной туман
Ускользает сон,
чтоб свести с ума.
Не хранит имен –
больно коротка,
На песке времен
памяти строка.
Ты взойди скорей,
волчье солнышко,
Да плесни-налей,
хоть на донышко,
Хоть дурман, хоть яд –
в чашу моих рук,
Чтобы понял я,
чтобы вспомнил вдруг…
Ах, не знаю сам,
что потеряно
По глухим лесам
что тетерями
Растоковано,
распорошено –
Бестолковыми,
нехорошими…
За неблизкий склон,
за ночной туман
Ускользает сон,
чтоб свести с ума,
Унесен рекой
по течению –
Вот и весь покой,
все лечение.
Ты взойди скорей,
волчье солнышко,
Да плесни-налей,
хоть на донышко,
Хоть дурман, хоть яд –
в чашу моих рук,
Чтобы понял я,
чтобы вспомнил вдруг…
Как любые мне
сны наворожить…
Только чтоб любимые
оставались жить.

ПОЛУНОЧНОЕ


Бдит луны пустоцвет…
Обнищавшая серая кошка…
Беспризорный фонарь,
Что повадился спать во дворе…
А просеянный свет
В кисее на знакомом окошке
Не струится, как встарь,
Хоть еще не совсем догорел.
Может, ласковый сон
Свой визит отложил ненарочно,
Не дочитан роман,
Или внутренний мир непогож…
А часов колесо
Запорошено пылью дорожной,
И уходит в туман
День, что был на другие похож…
Что мне это окно?..
Я сюда прибегал без опаски
И, наивный юнец,
Трепетал, увидав силуэт…
Только понял одно -
Ты дитя недописанной сказки
В чей счастливый конец
Отчего-то не верил поэт…


* * *

Свеча внимает музыке души
Так трепетно… Она сама – Начало,
И, если бы могла, то не молчала…
Не нужно, не жалей и не туши.

Ты угадай ее движеньем век,
Неверный свет – не много и не мало,
Она всегда нас лучше понимала
И нам дарила свой недолгий век.

Позволь коснуться твоего плеча,
А в качестве прощального подарка…
Не делай из свечи ее огарка.
Ты плачешь? Нет. Еще горит свеча…


Вечереет…

Вечереет… Ну, здравствуй, родная,
Посмотри, как печален закат.
Торопясь, журавлиная стая
К облакам наметала заплат.

Ты сегодня нарядней и строже,
И улыбка не трогает губ.
Я недужен тобою, но все же
Благодарен за этот недуг.

Посмотри, как вздымается осень
Заалевшими листьями ввысь...
Отчего ж ты не слушаешь вовсе?
Умоляю тебя, отзовись!

Посмотри, застучало по крышам
Одиночество ритмы разлук.
Только ты далеко и не слышишь.
Может завтра мы встретимся...
вдруг.


ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Ходит солнце сопредельной стороной,
Отражения смеются надо мной:
— В Зазеркалье прозябаешь, старина,
Зазеркалье — зачумленная страна.

В Зазеркалье полыхает по ночам
Кем-то раньше нарисованный очаг,
Промышляют искажением идей
В Зазеркалье отражения людей.

Я ли выхода отсюда не искал..?
Меж кривых и скособоченных зеркал
Отражения нелепы и странны
Наваждениями проклятой страны.

Дует ветер в сопредельной стороне,
Пахнет клевером и помнит обо мне.
Ветер утренний распахнутых степей,
Родниковый — хоть из пригоршни пей.

Вьется кромка сопредельной стороны,
Словно зыбкое виденье старины…
Здесь, за гранью, повстречаемся вдвоем
Я, да эхо зазеркальное мое.



* * *

Мне слышатся в молчании немом
Далекие, мерцающие звуки,
И долгую мелодию разлуки
Я по губам угадываю в нем.

Мне видится в кромешной темноте,
Как силуэты звездочка чеканит,
Но контуры знакомых очертаний,
Увы, слагают линии не те.

Мне помнится, неведомо когда
Меж облаков, как между строк сонетов,
Серебряные башни минаретов,
Как руки, воздевали города.

Мне чудится стеною вставший лес,
Исполненный лоскутных отголосков,
И алая закатная полоска,
Нечаянно сошедшая с небес.

Мне верится… А впрочем, больше нет.


* * *

Уходят в ночь последние друзья
Из сумраком очерченного круга…
Шагнул, и все. И возвратить нельзя
С тобой не попрощавшегося друга.

Уходят в ночь, плечом раздвинув тьму,
Недолгим эхом звук шагов растает.
О, Господи, как скоро я пойму,
Что этого плеча мне не хватает!

Уходят в ночь, и все теснее круг
И мы скользим по самому по краю.
Друзья мои, да разве я вам друг,
Что друга в одиночку отпускаю?!

Уходят прочь! Они уходят прочь!
За всех ушедших я один в ответе.
Последние друзья уходят в ночь,
Чтоб встретиться со мною на рассвете…


ОСЕНЬ

Помню, осень кочевала Расеями,
В длиннополом зипуне ноября,
И трепало на столбе свет рассеянный
Одинокого, как перст, фонаря.

Запуржило, замело, загнусавило…
Снег на вдохе выхолаживал рот,
И упрямо переписывал набело
Этот месяц, этот день, этот год.

Обособились, как родичи дальние,
Версты заживо отпетых дорог.
И плели мотивы суицидальные
На два голоса сума да острог

Выводили издалека, по-разному –
То наплачется, то вновь заорет –
Толи волки, то ли братья по разуму,
Кто их нынче на Руси разберет.

Были озими камнями засеяны,
Был фонарь и были версты за мной…
Помню, осень кочевала Расеями
И всю ночь скрипела осью земной.



* * *

Дайте срок. Я смогу перервать, перегрызть,
Перебить хоть звено из оков.
И сорвется в галоп полудохлая рысь
Полустертых моих каблуков.

Мне бы руль — я б до судорог выдавил газ.
И, асфальт собирая в плиссе,
Я бы так удирал в тот единственный раз,
Чтоб шарахалось с визгом шоссе…

Мне б штурвал — я рванул бы его, я б успел —
Пусть хребтину корёжит форсаж!
И, гашетки круша, я б завыл, я б запел,
Словно в омут ныряя в вираж.

Пусть движки на износ и стволы на расплав —
Словно лезвия крылья остры!
Я смогу, я прорвусь, облака распластав…
Пусть внизу догорают костры…

ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ


От заката до рассвета бедняки
Собирали звёзд упавших медяки.
Собирали и позванивали в тон,
А несбывшихся желаний полон дом,
А несбыточных желаний — пруд-пруди…
— Ты расстраиваться, братец, погоди.
Не отчаивайся, братец, не греши,
Всё ж для нас большие деньги — те гроши,
Все же будет, все же будет, дайте срок,
Чем платить назавтра барину оброк…
От заката до рассвета бедняки
Собирали звезд упавших медяки.
Собирали, сокрушаясь лишь о том,
Что несбывшихся желаний полон дом,
Что несбыточных желаний — пруд-пруди,
И чужие звездопады впереди.


ЗРЕЛИЩА И ХЛЕБ

Ужели кто незримо метит,
Кому чертог, кому острог?
А мы — опилочные дети
За частоколом слов и строк.

Не верь, что кнут бывает нежен —
Спроси у тех, кто много лет
Лишь после зрелищ, на манеже,
Съедает свой соленый хлеб.

Глаза закрою… Нет, не верю!
Мне не прорваться между строк —
За нарисованною дверью
Не новый день, а новый срок,

И кровь, и пот. Не смыть духами…
О сонный зритель, ты прости —
Я так хотел спасти стихами
Все, что иначе не спасти.


* * *

Если душу запрут на амбарный замок,
Пусть ей тело не кажется хлевом.
В одиночку ее! Я давно одинок…
Мы с душою поделимся хлебом.

Пусть на пайку мою проживет не греша,
Пусть согреется шкурой моею…
Если нет у меня за душей ни гроша —
С дорогою душой околею.

И молитва ее мне не будет слышна,
Искушение правдой — безмолвно.
Но в миру и в хлеву непорочность грешна…
Обвиняю, душа! Ты — виновна.


* * *

Я лица любимого овал
Даже вспоминать не мыслю всуе,
Мне тебя закат нарисовал,
Как никто уже не нарисует.

В капище поклонников огня
Нас на миг незримо стало двое…
Научи, сверкая и маня,
Как любить земному неземное.

А когда затеплится заря,
Смеркнут свечи, вытают огни —
Не меня найдут у алтаря,
Не с тобой окажемся одни.

Я лица любимого овал
Старым скрягою и то лелеять буду.
Знай же — я тебя не предавал…
Не зови, распятого, Иудой.



МОЯ СТРАНА

Страна, в которой время вспять
И больше нечего хранить —
Чужих богов легко распять,
Чужую кровь легко пролить.

Мне здесь, в стране чужих идей,
Недостает своих оков —
Мне не любить чужих друзей
И не предать своих врагов.

Мне здесь не хватит и виска
Чужой свинец остановить…
Мне здесь себя не отыскать.
Ты где, невидимая нить?..

Убавьте звук, гасите свет.
Из тьмы зови меня, струна,
Туда, где столько долгих лет
Все ждет меня моя страна…



* * *

За туманною дымкой
Уходящих в забвение лет
Сновидением зыбким
Полуузнанный твой силуэт.

Нерезки очертанья,
И сокрытая суть не ясна,
В бесконечность прощанья
Уводящая ниточка сна.

Будто все по-другому,
Но холодный встречая рассвет,
По далекому дому
Одинокий скользит силуэт…

Может мы повторимся,
На рассвете, сменив имена,
И в принцессе и принце
Угадаем тебя и меня.

И не помня былого,
Но подкожно предчувствуя суть,
Буду снова и снова
Опасаться уснуть…



* * *

Если тебе одиноко под крышей,
Если не тянет к постели остывшей,
А за окном, подбоченясь, нависла
Лунная баба, усевшись на листья
Так, что у клена ломаются ветки —
Стоит ли жалости старый и ветхий
Не для тебя сотворенный уют?
Вслушайся, что это? Трубы поют!
Бьется о брег бесшабашный прибой,
Ялик, ныряя, идет за тобой.
Там, где глубины вспорола коса,
Бриг поднимает свои паруса.
Кто-то зовет и не слышит ответа…
Только вперед задыхаясь от ветра,
Чтобы волна, закипая, несла,
Но, уступая натуге весла,
Ялик без счета, одну за одной,
Сбрасывал их в ненасытный прибой.
Ветер охрип, мои руки устали,
Разве не этого мы с ним искали?!
Только вперед, не роняя весла…
Мы не вернемся из этого сна.


* * *

Ни людей, ни огня,
Море шепчется с ветром
И вопросы мои
Ловит галькой из рук
Из вчерашнего дня
В неродившийся этот…
И ответы таит
Еле слышимый звук.
Неурочной порой,
Одинокий и странный,
Он заполнит собой
И поведает в срок
Неразгаданных снов
Изначальные тайны
И отчаянье слов
Ненаписанных строк.
И забьется прибой
Все сильнее и глуше,
Запоздало хлестнет
Хриплый чаячий зов,
Уводя за собой
Обретенную душу,
Окрыляя ее
Самым ярким из снов.
И полуночный шлях
Раскачает зарница
Море вспенит волну…
И, быть может, во сне
Встрепенется в ветвях
Удивленная птица,
По-иному взглянув
На далекий рассвет…



ЗАМОК, ГДЕ ЖИЛА СКАЗКА


Ночь смотрела извысока
И задумчиво мерцала,
Ночь заглядывала в окна,
Словно в темные зерцала.

Отыскав свое начало,
Замирала без движенья,
Зачарованно молчала
Вся во власти отраженья.

Блекли старые полотна,
Не взрастало в поле семя,
Распускалось на волокна
Истлевающее время.

В коридорах, полных эха,
Отрешенно гасли свечи,
И у рыцарских доспехов
На глазах сникали плечи.

Никому не воротиться,
Никогда не скрипнут двери,
И Ассоль полюбит принца
Там, где в это будут верить…

Постаревшая до срока,
На рассвете осень мокла,
На ветру хрипела что-то
В заколоченные окна.


НАЕДИНЕ С ДОЖДЕМ

Вновь обронила свой призрачный звон
Вдаль монастырская звонница,
Ночь напролет, охраняя твой сон,
Бродит по лужам бессонница.

На небе месяц неясен и тощ…
Помня былые пророчества,
Плачешь о ком, заполуночный дождь,
Или грустишь в одиночестве?

В дальнем окне не затеплится свет,
Звездочка вниз не проколется…
Странною парой, встречая рассвет,
Будем бродить за околицей.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Я лица любимого овал...
  • И только не завыть бы волком!
  • ВОСКРЕСШАЯ…
  • Я ни с кем душой так не был близок…
  • Моё Бытиё


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 14:30
    Два кольори
    24 мая 2020
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.