У природы увяданья есть особенная прелесть


Заметает дороги и тропы

Заметает дороги и тропы
В заповедных лесах под Москвой
И лежат как медведи сугробы
Белоснежною пышут красой.

Хрупкий иней на ветках искрится -
Наряжает деревья мороз -
Сарафаны хрустального ситца
Ледяною иголочкой шьет.

Вот от елки вспорхнула сорока
На горящие ветви рябин.
Затрещит на весь лес белобока -
Сладок утром холодный рубин.

Словно в медленном вальсе снежинки
Покружатся и падают вниз
И макушки у елок и шишки
Закачаются в такт: раз-два-три.

Снег сверкая играет на солнце -
Бирюза, сердолик и алмаз.
Серп луны с высоты улыбнется
Завершая морозный пейзаж.

Старый егерь в тулупе овчинном
На широких полозьях скользит.
«Дон Кихот» среднерусской равнины
Заповедную тайну хранит.




Бубенцов летящих, звон...
Ой, березоньки сестрицы,
Ой, вы братцы тополя,
Ладно ль во поле, вам спится?
Долго ль вьюженька мела?

По дороженьке, по темной
Мчится тройка с бубенцом.
Топот, топот слышен томный,
Подгоняемый хлыстом

Месяц факелом холодным
Путь-дорожку осветит,
Зажигая в небе звезды,
По сугробам заскользит.

А дорога верстовая -
Вдаль бежит, средь белых волн -
Ледяная мостовая,
Бубенцов летящих звон.

Вновь метель затеет пляску,
В даль снежинки позовут...
Запрягу коней я в сказку,
Засвистит «хрустальный кнут»...



По тропиночке пуховой…

Коромысло, два ведра
Щечки алые с утра,
По тропиночке пуховой,
Белым лебедем плыла.

Среди снежных, среди волн,
Что искрятся как огонь
На тропиночке пуховой,
Смех девичий слышит Дон.

А морозец-то колюч,
Под ногами снег срипуч,
По тропиночке пуховой
Отыщу уснувший ключ.

И водица забурлит -
Изумруд да малахит,
Над тропиночкой пуховой
Солнце красное горит.

Коромысло, два ведра
Ох, студеная вода.
На тропиночке пуховой
Я миленочка ждала...


Мчится, мчится колесница

Что-то в воздухе искрится
В золотом багрянце дня -
Мчится, мчится колесница
Облаками грохоча.

Кони сизые копытом,
Бьют по облаку цок-цок.
И воздушные ланиты
Надувают ветерок.

Видно, эта колесница,
Что несется вихрем с гор,
Только вестная зарница -
Грозной армии дозор.

Вот уже трещат знамена,
Вниз опущены мечи,
И Зевес сойдя со трона
Посылает нам огни.

Слышу я раскаты грома,
Потемнело все окрест,
И летит от крыш солома
Под «воскресный благовест».

Лес притих, притихла речка,
Птиц умолк веселый гам,
Лишь заблудшая овечка
Блеет эхом тем громам.


Куст рябины за окном

Куст рябины за окном
Наливается закатом,
Безмятежным летним сном
Тишина лугов объята.

Незабудки, васильки,
Маки белые и кашки,
Закрывают лепестки
Полусонные ромашки.

Спит усталая трава,
Тень ракиты у дороги.
Спать ложится синева,
Серебром, укрыв отроги.

Остывает жаркий день,
Пыль скучает на тропинке.
Покосившийся плетень
Засыпает вместе с крынкой.

Тишина до звездной выси -
Мы одни во всей Вселенной!
Замирают наши мысли
Под божественной Селеной .


У извилистой речушки,

У извилистой речушки,
Где березы моют косы,
В бирюзовые веснушки
Превращает утро росы.

Тихо шепчутся осины
По секрету меж собою,
И спускается в низины
Сумрак дымкой голубою.

Шелестят спросонья травы
Расправляя стебли-плечи,
И рябинушки кудрявы
Тянутся, заре навстречу.

Солнце раннее ласкает
Гладь воды, листву ветвей
Кто влюблен, конечно, знает,
Как поет здесь соловей.

Лето, утро, солнце – счастье!
Что еще в судьбе желать?
Мне как будто бы пятнадцать -
Снова хочется летать.



Звонче пой, моя коса

Уродились нынче травы -
Стебель к стебельку.
Раньше солнышка я встану,
Наточу косу.

На плечо ее прилажу
Вместе с узелком,
Всю тропинку вниз, к овражку,
Пробегу бочком.

От ручья еще чуть в горку -
К спелому лужку,
И присвистну я вдогонку -
Зайчику – дружку.

Звонче пой, моя коса -
Голос не жалей,
Подпоет тебе роса,
Ветерок полей.

И ложатся, сочны травы
Ровной полосой -
Той тропинкой до дубравы
Я пройду босой.

За труды придет награда
Хладным кротким днем -
Будет зимушкой отрада -
Свежим молочком.

А когда июньский жар
Вяжет веки сном,
В сени ближнего дубка
Вместе отдохнем.

Я тебя протру соломкой,
Остужу щекой,
И соловушка негромко
Усладит покой.


Дожди

Откуда вдруг тучи на небе взялись?
И мраком тумана промозгла вся высь.
И в серой докуке нет солнца уже.
Весь мир утопает в вселенском дожде.

Вот синие нити повисли с небес,
То власы Нептуна окутали лес.
И я пробираюсь средь мокрых прядей,
Которые, он разбросал меж ветвей.

И нету спасенья от влажных оков,
В мольбе обреченной бессилие слов.
Под игом воды утопает земля
И в этом плену остывает душа.

Которая, выжжена горестью дней,
Прошедших в разлуке с любовью моей.
И я засыпаю под звуки дождя.
Глас сладкий сирен увлекает меня.

Веревки ослабли, луны хладный свет.
Душа погибает. Надежды уж нет.
Но вдруг, как огонь полыхнула заря.
Две новых скалы потеснили моря

В поту просыпаюсь небесной воды
На небе, как звезды, лесные цветы.
Их радужный мост пересек небосвод
И образ любимый, барашком плывет.

В янтарном луче расцветут жемчуга,
Что в каждой слезинке березы листка,
Что в каждой росинке высокой травы
И воздух звенит как струна тетивы.

И я замираю, лежу чуть дыша,
Пусть ветер колышет, листву не спеша,
Пусть солнце ласкает траву и цветы.
Пусть солнечный дождь побуждает мечты,

В нем каждая капля любовью живет.
И чашу мою он до края нальет.
Быть может, на небе и рая то нет?
Я там не бывал. Но знаю ответ!


У природы увяданья

У природы увяданья
Есть особенная прелесть,
Поспешим же на свиданье
В лес в предутреннею свежесть.

Где дрожит листок осенний
Над извилистой речушкой,
И доносится последний
Птичий клич, нас вдаль зовущий.

Где туманы холодеют,
Где тропинки золотые,
И последней «орхидеей»
Вспрянут травы луговые.

Но лишь солнце над пригорком
Озарит верхушки елей,
Запоют призывно громко
Хоры стаек свиристелей.

Чуден лес поры прощанья,
Все волнительно и робко.
Поспешим же на свиданье,
По шуршащей грустью тропке.



Заметает дороги и тропы

Заметает дороги и тропы
В заповедных лесах под Москвой
И лежат как медведи сугробы
Белоснежною пышут красой.

Хрупкий иней на ветках искрится -
Наряжает деревья мороз -
Сарафаны хрустального ситца
Ледяною иголочкой шьет.

Вот от елки вспорхнула сорока
На горящие ветви рябин.
Затрещит на весь лес белобока -
Сладок утром холодный рубин.

Словно в медленном вальсе снежинки
Покружатся и падают вниз
И макушки у елок и шишки
Закачаются в такт: раз-два-три.

Снег сверкая играет на солнце -
Бирюза, сердолик и алмаз.
Серп луны с высоты улыбнется
Завершая морозный пейзаж.

Старый егерь в тулупе овчинном
На широких полозьях скользит.
«Дон Кихот» среднерусской равнины
Заповедную тайну хранит.




Бубенцов летящих, звон...
Ой, березоньки сестрицы,
Ой, вы братцы тополя,
Ладно ль во поле, вам спится?
Долго ль вьюженька мела?

По дороженьке, по темной
Мчится тройка с бубенцом.
Топот, топот слышен томный,
Подгоняемый хлыстом

Месяц факелом холодным
Путь-дорожку осветит,
Зажигая в небе звезды,
По сугробам заскользит.

А дорога верстовая -
Вдаль бежит, средь белых волн -
Ледяная мостовая,
Бубенцов летящих звон.

Вновь метель затеет пляску,
В даль снежинки позовут...
Запрягу коней я в сказку,
Засвистит «хрустальный кнут»...



По тропиночке пуховой…

Коромысло, два ведра
Щечки алые с утра,
По тропиночке пуховой,
Белым лебедем плыла.

Среди снежных, среди волн,
Что искрятся как огонь
На тропиночке пуховой,
Смех девичий слышит Дон.

А морозец-то колюч,
Под ногами снег срипуч,
По тропиночке пуховой
Отыщу уснувший ключ.

И водица забурлит -
Изумруд да малахит,
Над тропиночкой пуховой
Солнце красное горит.

Коромысло, два ведра
Ох, студеная вода.
На тропиночке пуховой
Я миленочка ждала...


Мчится, мчится колесница

Что-то в воздухе искрится
В золотом багрянце дня -
Мчится, мчится колесница
Облаками грохоча.

Кони сизые копытом,
Бьют по облаку цок-цок.
И воздушные ланиты
Надувают ветерок.

Видно, эта колесница,
Что несется вихрем с гор,
Только вестная зарница -
Грозной армии дозор.

Вот уже трещат знамена,
Вниз опущены мечи,
И Зевес сойдя со трона
Посылает нам огни.

Слышу я раскаты грома,
Потемнело все окрест,
И летит от крыш солома
Под «воскресный благовест».

Лес притих, притихла речка,
Птиц умолк веселый гам,
Лишь заблудшая овечка
Блеет эхом тем громам.


Куст рябины за окном

Куст рябины за окном
Наливается закатом,
Безмятежным летним сном
Тишина лугов объята.

Незабудки, васильки,
Маки белые и кашки,
Закрывают лепестки
Полусонные ромашки.

Спит усталая трава,
Тень ракиты у дороги.
Спать ложится синева,
Серебром, укрыв отроги.

Остывает жаркий день,
Пыль скучает на тропинке.
Покосившийся плетень
Засыпает вместе с крынкой.

Тишина до звездной выси -
Мы одни во всей Вселенной!
Замирают наши мысли
Под божественной Селеной .


У извилистой речушки,

У извилистой речушки,
Где березы моют косы,
В бирюзовые веснушки
Превращает утро росы.

Тихо шепчутся осины
По секрету меж собою,
И спускается в низины
Сумрак дымкой голубою.

Шелестят спросонья травы
Расправляя стебли-плечи,
И рябинушки кудрявы
Тянутся, заре навстречу.

Солнце раннее ласкает
Гладь воды, листву ветвей
Кто влюблен, конечно, знает,
Как поет здесь соловей.

Лето, утро, солнце – счастье!
Что еще в судьбе желать?
Мне как будто бы пятнадцать -
Снова хочется летать.



Звонче пой, моя коса

Уродились нынче травы -
Стебель к стебельку.
Раньше солнышка я встану,
Наточу косу.

На плечо ее прилажу
Вместе с узелком,
Всю тропинку вниз, к овражку,
Пробегу бочком.

От ручья еще чуть в горку -
К спелому лужку,
И присвистну я вдогонку -
Зайчику – дружку.

Звонче пой, моя коса -
Голос не жалей,
Подпоет тебе роса,
Ветерок полей.

И ложатся, сочны травы
Ровной полосой -
Той тропинкой до дубравы
Я пройду босой.

За труды придет награда
Хладным кротким днем -
Будет зимушкой отрада -
Свежим молочком.

А когда июньский жар
Вяжет веки сном,
В сени ближнего дубка
Вместе отдохнем.

Я тебя протру соломкой,
Остужу щекой,
И соловушка негромко
Усладит покой.


Дожди

Откуда вдруг тучи на небе взялись?
И мраком тумана промозгла вся высь.
И в серой докуке нет солнца уже.
Весь мир утопает в вселенском дожде.

Вот синие нити повисли с небес,
То власы Нептуна окутали лес.
И я пробираюсь средь мокрых прядей,
Которые, он разбросал меж ветвей.

И нету спасенья от влажных оков,
В мольбе обреченной бессилие слов.
Под игом воды утопает земля
И в этом плену остывает душа.

Которая, выжжена горестью дней,
Прошедших в разлуке с любовью моей.
И я засыпаю под звуки дождя.
Глас сладкий сирен увлекает меня.

Веревки ослабли, луны хладный свет.
Душа погибает. Надежды уж нет.
Но вдруг, как огонь полыхнула заря.
Две новых скалы потеснили моря

В поту просыпаюсь небесной воды
На небе, как звезды, лесные цветы.
Их радужный мост пересек небосвод
И образ любимый, барашком плывет.

В янтарном луче расцветут жемчуга,
Что в каждой слезинке березы листка,
Что в каждой росинке высокой травы
И воздух звенит как струна тетивы.

И я замираю, лежу чуть дыша,
Пусть ветер колышет, листву не спеша,
Пусть солнце ласкает траву и цветы.
Пусть солнечный дождь побуждает мечты,

В нем каждая капля любовью живет.
И чашу мою он до края нальет.
Быть может, на небе и рая то нет?
Я там не бывал. Но знаю ответ!


У природы увяданья

У природы увяданья
Есть особенная прелесть,
Поспешим же на свиданье
В лес в предутреннею свежесть.

Где дрожит листок осенний
Над извилистой речушкой,
И доносится последний
Птичий клич, нас вдаль зовущий.

Где туманы холодеют,
Где тропинки золотые,
И последней «орхидеей»
Вспрянут травы луговые.

Но лишь солнце над пригорком
Озарит верхушки елей,
Запоют призывно громко
Хоры стаек свиристелей.

Чуден лес поры прощанья,
Все волнительно и робко.
Поспешим же на свиданье,
По шуршащей грустью тропке.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.