ФИЛОСОФСКИЕ СОНЕТЫ

Виталий Симоновский
ФИЛОСОФСКИЕ СОНЕТЫ



 ФИЛОСОФСКИЙ СОНЕТ


Ах, этот мир! Я посетил его.
И сколько жил, всё был в недоуменьи:
В чём правила игры и суть мгновенья?
Сокрыт остался замысел Его.

Был ноль. Стал быть. И снова ничего.
Что был за сон? Что было за движенье?
Во мне ли Духа вечного круженье?
Создатель не дал знать секрет его.

Вчитайся в философские талмуды
И пропаши томов мудрейших груды –
Ответа нет мятежному уму.

Где Истина? В чём замысел Творенья ?
Я только верю и молюсь Ему,
Гордыни укрощая напряженье.
2001

ХРИСТИАНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Чудесен мир, никем не объяснимый.
И человеку в нём обречено
В стремленьи быть к тому, что не дано.
Дано творить иль роком быть гонимым,

Но биться во тщете неистребимой
Постичь бытийной сущности зерно.
Так псу умнейшему не суждено
Уразуметь смысл единицы мнимой.

И сколько бы не утекло веков,
Загадкой вечной светится, суров,
Нам Абсолют в сияньи лучезарном.

Как ни вострить познанья остриё –
Есть пропасть меж Творцом и миром тварным.
Ясней становится лишь глубь её.
2001


ТЕОДИЦЕЯ

Злодейству в мире не было предела.
И среди новой крови и руин
К Творцу взывал в недоуменьи сын,
А сверху откровенье не летело.

И бились над вопросом до седин,
Что если зло так торжествует смело,
Тогда Господь (хорошенькое дело!)
Не всемогущ, не добр и не един?

Но вырви вдруг Создатель ген свободы –
Уйдут во прах творящие народы,
Исчезнет мир наш, грешен и суров.

И потечёт по Африкам – Европам
Добро безгрешным приторным сиропом,
Приидет сонм сонливых каплунов.
2002



ДИАЛЕКТИКА

Я отмечаю дни календаря,
С обычным нетерпеньем ожидая
Какого-то грядущего сверхрая.
Спешу вперёд. И совершенно зря.

Мир виртуален: пальмы и моря,
Как миражи нестойкие, играют.
Нет в мире дольнем якоря и края,
Нет тверди здесь, короче говоря.

Всё, как известно, сгинет непременно.
Смысл бытия в извечных переменах.
Любой статизм – небытия печать.

Жизнь – в переменах скуки и открытий
И состоит из череды событий.
Потом их всех легко пересчитать.
2002


НА КЛАДБИЩЕ

На кладбище июньский тёплый вечер,
Привычная надгробий тишина.
Тут всякая проблема – решена
И время никого уже не лечит.

Бессмысленны и неуместны речи
И никому здесь не должна страна.
Ведь каждый, чья судьба завершена,
По сути одинаково отмечен.

В небытии равны и бомж, и босс.
Кто как ни рос, а до нуля дорос.
Но в этом есть последняя отрада –

Мир стал смирён и абсолютно тих,
И ничего решительно не надо.
Листва в вечернем солнце – для других.
2001




IВАН ВИГОВСЬКИЙ

Бува таке, на що немає долі.
Хоч для свободи зрів приємний стан,
Все втрапило в безвихідний капкан,
Не впала ж бо на те народна воля.

Звитяга славна в Конотопськім полі,
Де вщент було розбито москвитян,
Трактату Гадяцького мудрий план –
Все ніби у пісок стекло поволі.

Фатально упустив свій шанс-момент
Єдиний на той час інтелігент.

Для мудрості закрились щільно двері,
Чужим здававсь трактат для темних душ.
„Найбільш освічений державний муж”
Був страчений за наклепом Тетері.
2002



ПЕТРО ДОРОШЕНКО

О, доля Дорошенка перевита!
Вже десять літ рубались козаки
На смерть. Та не судилося поки
Вкраїну від залежності відбити.

Ніхто понад Дніпром не сіє жито –
Руїна чорна й білії кістки.
А на Сулі новії паростки
Дає життя. Людей не перебито.

Тепер – один.Товаришів нема.
Даремне все. Відчай. Безодня. Тьма.
Поклав клейноди перед військом вражим

Останній з хмельниченків сих вояк.
Де правда-істина? І Бог не скаже.
У кожного вона бува своя.
2001



ФРИДРИХ НИЦШЕ

Я думаю порой, что смысла было б мало
Во всей истории людей, в их бытии,
Когда бы на своём таинственном пути
Судьба мыслителями мир не озаряла.

В безмолвьи синих Альп, весенним утром алым
Рек Заратустра странный свой речитатив.
Но мысль дороги не смогла к сердцам найти –
Не приняла певца всемирная чандала.

Тщедушная фигурка средь притихших гор
Библейским истинам вещала приговор.

За десять лет до смерти помутился разум.
Ужель был нужен гнев и праведный триумф,
Дабы такой пронзительный могучий ум
Был так свирепо и безжалостно наказан?
2002



БЛЕЗ ПАСКАЛЬ

Играет Разум в разных ипостасях.
Плодятся максимы за томом том.
Находит временный нестойкий дом
Премудрость Космоса в нетленном плясе.

Мир постигая, вечен и прекрасен,
Простое -- в сложном, сложное – в простом,
Он видел ложь и Истины фантом –
Паскаль, чей ум был с малолетства ясен.

Что нам принёс, то в небыль не воротит
Никто. И мысль ведёт в иную высь…
В недолгом сочетании сплелись
Дух творчества и ткань гнилая плоти.

На миг случайный к вечности приник,
Клонясь под ветром, мыслящий тростник.
2003



2.ОСЕННИЕ КРАСКИ



* * *
И что за осень за такая
необъяснимая страна?
Расписана в тона токая
и вдаль до капельки видна.

Мир замер, радостно спокоен,
блистая золотом лесов…
Давно забытое былое
легендой возникает вновь.

Сквозь шорох высохшей осоки
доносит отзвук прежних чувств,
в лесу есенинские строки
всё так же шепчет красный куст.

Но прошлое – уже как небыль,
Далёкий отзвеневший звон.
Свет облаков в прозрачном небе
На путь грядущий устремлён.
1986



* * *
Миражом стоят просторы
под осенней синевой.
Тишина. Никто не спорит.
Нет окрест души живой.

Время царское настало!
Золота достанет всем.
Лес грядою жёлто-алой
обрамляет чернозём.

Вот оно, моё богатство,
всё взаправду, на виду.
Время подойдёт прощаться –
в осень навсегда уйду.
1988


* * *
Вновь как несбывшееся счастье
осенний тихий светит день.
Лесов светлеющие чащи
бросают призрачную тень.

Я вновь от осени пьянею,
мне говорит стихи листва
и трепет розовой космеи
сулит заветные слова.
1991




СУДЬБА КОРОТКАЯ ПОЭТА

Тех дней, наверное, милее нет,
Когда рябина густо покраснеет
И воздух, сбросив жар полей, яснеет.
Так к нам покой грядёт на склоне лет.

Такой поры не знал у нас поэт.
Пока свобода от страстей приспеет,
Певца давно уже скосить успеет
Дуэльный иль расстрельный пистолет.

Судьба ль злодейка вечно виновата,
На гибель бардов странно торовата?
Недолог путь, безбрежен сад стихов –

Застывшая страстей весенних драма.
Навечно юны странник Гумилёв
И жуткая нездешность Мандельштама.
2001


ОСЕНЬ

О, осень! Увертюра новых дней.
Пейзажи очищаются от пыли.
А на скале, где «Галя с Герой были»,
Сидит мартын. На пляже нет людей.

Ершится зыбь морская, и над ней
Луна дневная в полнолунной силе.
И сухогруз, отпенивая мили,
Идёт на юг. Там море посиней.

Но скоро вся изменится картина –
Перевернёт страницу холодина,
Откроет вид в иные времена.

Не удержать, как говорят, мгновенья.
Куёт в глуби таинственно страна
Другие правила и убежденья.
2001



* * *
Уже рябина покраснела,
за август катятся дела.
В листве деревьев есть несмелый
намёк на осень.Унесла
река времён весну былую.
Ничто опять не воскресить.
И сколько лет ещё носить
седую гриву удалую?
1989




3.ЗАБЫТОЕ ВОЛНЕНЬЕ


* * *
С тобой пришло забытое волненье.
Тебя, наверное, я ожидал давно.
Ты как награда за долготерпенье,
так март вдруг озарит замерзшее окно.

А нет тебя – жизнь катится пустая
дорожной скукою мелькающих столбов.
Я дни разлуки просто пропускаю,
как в детстве пропускал страницы про любовь.
1975/83



КЛУБ СВЕКЛОЛИЦЫХ

-- Клуб свеклолицых, моё вам почтенье!
-- Кружечку пива? – С большим уваженьем.
-- А по рюмашке?
-- И по рюмашке!
Явно теплеет у всех настроенье.

Жарко пылают бордовые лица,
здесь отдыхает клуб свеклолицых.
Эх, по рюмашке
да по рюмашке –
надо в субботу забыться-залиться.


Утром, шатаясь, спешу приложиться
в кухне к холодной из крана водице.
Глянул в круженьи
в своё отраженье –
Боже, я тоже стал свеклолицым!
1982/1983



* * *
Хочу уехать к морю,
за синие леса,
хочу увидеть скоро
вишнёвые глаза.

Пусть поезд вёрсты крутит
на море-океан,
где среди гор взаправду
таится Зурбаган.

Где шелестят платаны,
спокойствие храня,
где под высоким солнцем
кипит цветенье дня,

кузнечики стрекочут
среди седых твердынь
и пахнет давним детством
нагретая полынь.

Вокруг тугой дугою
навис небес простор.
Вдали рокочет море –
ведёт с ним разговор.



И будет так, как снится
и как совсем нельзя:
у моря голубого
вишнёвые глаза.
1987

* * *
Любовь моя осенняя,
печаль моя – грустиночка,
как в никуда затерянная
заветная тропиночка.

Теперь уже далёкая –
как сказка чужедальняя.
Но сердцу, знаю только я,
уж не было желаннее.
1976


* * *
Как февраль отлетел,
солнце лёд подтопило,
старый конь захотел
молодую кобылу.

Там, где степь широка,
там призывное ржанье.
Но не ждёт старика
до рассвета свиданье.

Пахнет близкой весной,
ветер память ворошит.
Плачь, старик удалой,
твои лошади в прошлом!
1981




* * *
Я Вас любил, мадам, когда-то,
когда Вы были не мадам.
Ну, а теперь все в прошлом даты,
дань отзвеневшим вдаль годам.
1980


* * *
Испарились миги счастья,
след простыл минувшей страсти.
И твой внешний общий вид
меня больше не манит.
1984


* * *
Что за время настало,
эх, живи – не горюй!
То ли май запоздалый,
то ли юный июнь.

Жизнь прошла, пробежала…
Оглядеться хотя б:
то ли май запоздалый,
то ли юный октябрь.
1987



* * *
Какая в автобусе давка в июне
вечерней порой тёмносиней.
И девушка грудью упругою юной
насквозь прожигает мне спину.
1989




ПОЭТАМ-ЭСТЕТАМ

Верлибром я б разлиться тоже мог,
о здравом смысле будто- бы не зная.
«О, как он непонятен, как глубок,» -
шептали б, ничего не понимая.

Я б рифмами и ритмом пренебрёг
и странные бы делал переноски.
«О, гений, как додумался, как смог?
Не то, что этот примитив Твардовский!»

И в небывалых сверххитросплетениях верлибра,
где нету запятых и разделения на части,
я б выразил себя и всеми фибра-
ми осознал, что гениален я отчасти.
2000


* * *
Неведомо откуда
приходим мы сюда,
чтобы потом исчезнуть
неведомо куда.

Идёшь, сперва кудрявый,
потом уходишь, лыс.
И никому неведом
хождений этих смысл.
2002


* * *
Север. Собаки. Сияние.
Старый джеклондонский том.
Блеск островов Океании
и в Калифорнии дом.

Книжные образы юности!
Мир этот ясен и мил.
В вихрях житейской абсурдности
он лишь взаправдашним был.

Синих морей Океании
может, и вовсе уж нет.
Истинен свет юных лет:
север, собаки, сияние.
2002




4.ДЕКАБРЬ НАХМУРИЛСЯ


ДЕКАБРЬСКИЕ РУБАИ

Декабрь нахмурился и осень позади.
Воспоминания о прошлом – позади.
Что в прошлое ушло, тому уж не бывать,
что впереди грядёт, того не миновать.

Тускнеет солнце и короче дни.
Надежды и любви не обещают дни.
Для каждого приходит этот час,
когда лишь юмор держат про запас.

Конец мелодии. Маэстро, скрипку брось.
Ты проиграл, как все, и карты брось.
Ведь даже осень - в прошлом, как во сне.
Зима весну сулит другим, не мне.
1998



КОГДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ ЮБИЛЕЕВ

В.А.Марцинковскому

Проходит осень. Горизонт белеет.
За ним, быть может, солнце и дожди…
Не стоит думать, что там впереди,
Когда приходит время юбилеев.

«Чувств половодье» больше не довлеет
И серебро висков – не молодит.
Лишь юмор и бесстрашье не вредит
Тем, кто всегда держать удар умеет.

Пусть позади кипение борьбы,
Предвидеть не дано витки судьбы.
Судьба скрывает сроки закругленья.

Жизнь бесконечна: не было того,
Кто бы познал конец её теченья.
Есть жизнь как факт – и больше ничего.
2001


MEMENTO MORI

Сегодня – звёздный час!
Мир красочен и чуден.
А завтра – нету нас
и никогда не будет.

Так создан этот мир –
игра живых мгновений.
Сегодня – жизни пир,
а завтра – мёртвых тени.

Что есть – обречено.
И в этом мире нашем
милее мне одно –
спокойное бесстрашье.
2000


НА ПУТИ К СОВЕРШЕНСТВУ

Промчались дни страстей свирепства,
иллюзий множества лишив.
Я стал стремиться к совершенству
и равновесию души.

Я осознал – пришло мгновенье
отсечь привычки грешных лет
и на вино и на куренье
навечно наложить запрет.

Всё это удалось на славу!
Забыт похмелья тяжкий гнёт
и никотинная отрава
мне больше лёгкие не жмёт.

Себя запретами обставя,
казалось, стал совсем не плох …
Но вот проклятый червь тщеславья,
видать, не полностью подох.

А иногда с коварством мыши,
не взятый крепко на учёт,
в сознаньи подло затаившись,
скребётся зависти жучок!

Порой душа, ища отмщенья,
забьётся в злобы тенетах
или в минуты угнетенья
мозг охмурит ползучий страх…


Все эти мелкие пороки
давлю нещадно, как клопов.
И шаг за шагом, срок за сроком
освобождаюсь от оков

никчемных и пустых желаний.
Уже затушен и прибит
угар ненужных притязаний,
ничтожных целей и обид.

И в срок, судьбой определённый,
довольный пройденным путём,
очистившийся, просветлённый –
я отойду в небытиё!
1985

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.