Когда свет и воздух были едины

Мария Мороз

 Когда свет и воздух были едины


Когда свет и воздух были едины,
Вода голубее, законы проще...
Послушай, когда Ты лепил нас из глины,
Какими Ты чувствовал нас на ощупь?

И что Ты решал, улыбаясь мыслям,
За нами следя чуть не каждый вечер,
Когда мы метались по разным жизням,
Не веря в возможность случайной встречи?

И кем Ты нас видишь теперь, среди пыли,
Недобро уставясь на мир исподлобья,
Когда мы Тебя, наконец, сотворили,
Отринув и образы и подобья...



Потрогай неизвестное рукой
И резкий свет ударит по ресницам,
И мирозданье в панике слепой
Сожмётся до размеров половицы -
Ковчега заготовки, где вдвоём
Нам еле-еле поместиться стоя...
Доску качает... То ли мы плывём,
А может быть - шатаются устои.

И весь багаж, накопленный за жизнь
Окажется шкатулкою Пандоры.
Держи меня! И за меня держись -
Иной уже не сыщется опоры
В местах, где нам доверено двоим
Ощупать звуки или слово взвесить...
И - то ли равновесие храним,
А может - мы хранимы равновесьем.

Что далее - неясно до поры:
Мы - вышивка у времени на пяльцах,
А нить, что нанизала все миры
Проходит где-то между наших пальцев.
Какой узор под кожею горит?
Задай вопрос и не спеши ответить.
Качает... То ли в Вечности штормит,
А может - это волны гасят ветер...



Для чего такое множество хранится их -
Мелочей, невесть зачем застрявших в памяти?
Как засохшие былинки меж страницами -
И в картинку даже толком не составленных.

Так, всплывает: амфитеатр аудитории,
Третья пара. До конца - ещё пол-вечности.
И летает по безумной траектории
Самолётик из бумаги и беспечности.

Кто б напомнил - и о чём была та лекция?
И какую мы прохлопали теорию?
Мы теперь - как экспонаты из коллекции:
Приноровлены, притёрты и пристроены.

Нет, с годами не ослабли узы прочные -
С кем чудили и кому в жилетку каялись.
Так же ценятся беседы заполночные.
Всё в порядке! Мы нисколько не состарились.

Да, в порядке... Только время бледной гущею
Загоняет нас в зеркальные проекции:
Самолётик тот, с галёрки ловко пущенный,
Всё летит. И нам не смыться с этой лекции.

Нам не скрыться, не сбежать, не перепрятаться,
Не отпрыгнуть. И уже неудивительно,
Что отрезки от субботы и до пятницы
С каждым годом и короче, и стремительней.

И привычно ощущать себя распятыми,
Распростёртыми на собственных сомнениях
Между прошлым и непрожитым. Меж датами.
Теми, крайними - рожденья и безвременья.

Ты хоть номер набери, запомни пальцами,
Оказавшись ли в обойме, в переплёте ли...
Или, может, плюнь на всё! Погнали "зайцами"!
Без билета, на бумажном самолётике...



Интересно, откуда берётся стремление
Унести даже то, что не потрогать руками?
Толпы жаждущих остановить мгновение
Целятся по времени из своих фотокамер.
Время вздрагивает и несётся быстрее
С каждым щелчком. И пугается вспышки.
Я боюсь, что однажды не останется времени –
Оно просто исчезнет, затребовав передышки.
Память не вложишь ни в фото, ни в съёмку кино.
Я не у дел. Не охочусь. Ценнее всех благ мне
То, что твой профиль уже давно
Татуирован где-то слева на моей диафрагме…
Только больно дышать: захребетные ангелы – оба
Вооружённые оптикой мне навалились на плечи.
Пока только целятся. А представить попробуй,
Если они попадут, кто в безвременье раны залечит?
Я не слышу – я придумываю звук,
Я угадываю музыку на ощупь.
Все мелодики разбросаны вокруг,
Ими город переполнен и пророщен.
Это – румба сквозь троллейбусный маршрут,
Это – блюз звенящей ложечки в стакане,
Это - джига ускользающих минут,
Что просыпались сквозь дырочку в кармане.
Во дворе, который чудом уцелел
В перестройках, спорах, перепланировках,
Юный рыцарь трёхколёсных каравелл
Сушит ноты на расхристанных верёвках
В их порядке «Рио-Риту» узнают,
И «Семь – Сорок» в распустившейся герани,
И студенческий уютный неуют
Рок-н-ролла на продавленном диване.
Звуки города затянуты в петлю,
Где адажио сменяет тарантелла.
Он звучит. И только вечное «Люблю»
Почему-то произносит а-капелла…




А происходит вот что: осень в зените –
Паутинки пристают к волосам намертво.
Цепочки слов распадаются – не соединить.
А из молчания вьются крепчайшие нити…
Час, когда утро ещё не заря – марево.
И что выдумывать вздор про хореи и ямбы:
Для рождения строк – как и жизни – нужны двое.
В воздухе – аромат перезревших яблок
И мотыльки, налетевшие за ночь, падают с лампы…
И очень хочется знать, что не будет покоя.



Коротким полусбывшимся дождём
Июльский зной, увы, не уничтожен
Но каждый миллиметр шершавой кожи
Камней – как будто заново рождён,
И сами скалы кажутся моложе

Песок пружинит под ногой слегка
И степь не задыхается от пыли,
Мелодия кузнечиков звонка
И нотный стан на небе облака
«Кошачьими хвостами» начертили




По циферблату памяти скользя,
Струится джаз полуночной порою.
Весь кофе выпит. Разошлись друзья.
И на границе «Можно» и «Нельзя»
Остались мы и Время – только трое…

Смотри, секунды падают в стакан,
Мешая воедино дни и лица.
Коктейлем этим не напьёшься пьян,
Но, уничтожив мысленный бурьян,
Наутро не забудь опохмелиться.

Неделя приравняется к нулю,
Мгновенье будет помниться годами…
И, осознав всё то, что было с нами,
Добавим слово «осень» к февралю
И в ярко-рыжий цвет раскрасим знамя.

Билет на поезд бросим на весы
И - к чёрту всё, что названо приличным,
Когда в цвета контрольной полосы
Окрасятся песочные часы
И время снова станет пограничным!

Комментарии 2

philipkk69
philipkk69 от 27 сентября 2012 23:45
ОТличная поэзия! Спасибо
evotsrate
evotsrate от 2 октября 2012 14:41
Марийка Мороз - замечательный поэт
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.